Автор рисунка: Devinian
ГЛАВА 13 "Мнимая тишина" Финал "Часть II"

ГЛАВА 14 «Финал часть I»

ГЛАВА 14 «Финал часть I»

 — Откуда ты меня знаешь? — прорычал дракон.

Джон, Кайл и Рина даже пошевелиться боялись.

 — Это я, Твайлайт! Твайлайт Спаркл! — произнесла единорожка.

 — Твайли? Это правда ты? Такая маленькая? — удивился Спайк.

 — А ты такой большой, — радостно произнесла аликорн и пошатнувшись, упала на бок.

Спайк подошёл поближе.

 — Что с тобой? Тебя ранили? Это они сделали? — разозлился дракон и выпустил поток огня в спутников принцессы, те едва успели спрятаться за колоннами.

 — Они друзья, не надо, Спайк! Я умираю, мне не хватает магии. Я так рада видеть тебя, но жаль не нашла Элементы гармонии, — опечалилась принцесса.

 — Ты их нашла, — улыбнулся дракон.

Спайк сорвал с шеи сундук и поставил рядом с принцессой. Та с трудом поднялась на ноги и, открыв его, увидела недостающие волшебные элементы.

 — Принцесса Селестия приказала сторожить их до твоего возвращения, и я это сделал. Благодаря им я смог выжить в мире без магии, но теперь забирай их. Они твои, — говорил дракон.

 — Но как же ты? Ты же погибнешь! — ужаснулась Твайлайт.

 — Я прожил достаточно долго. Прежде чем запереть меня здесь, принцесса Селестия дала мне великий дар — позволила мысленно путешествовать по всей планете — цена за мою помощь, за нахождение взаперти. Но я бы и просто так помог, ради тебя, Твайли, — говорил Спайк.

 — Ох, Спайк, — принцесса обняла палец дракона, который был размер с неё саму.

Спайк же наклонился пониже.

 — Я исполню свой долг и верну магию в эти земли! — невзирая на слабость, уверенно сказала принцесса.

 — Твайли, не всё так просто, — вздохнул дракон.

 — Ты о чём? И что вообще тут произошло? — расспрашивала Твайлайт.

 — Неужели ты не знаешь? Ладно, я поведаю тебе. Давным-давно принцесса Селестия по моей воле заточила меня в этой стене, но сквозь небольшую трещинку я мог наблюдать происходящее в тронном зале, а в нём много чего случилось, поверь. Эти странные пентаграммы, сиреневая магия аликорнов, всё напоминало какой-то шабаш ведьм, но я не сразу понял в чём дело. Насколько я знаю, что-то случилось с мировой гармонией. Некий барьер древней магии, который был возведён миллионы лет назад покровительницей аликорнов, пал по неизвестным причинам. Принцессы взывали к ней… но «она» не отвечала. Помнишь, тебе Селестия рассказывала сказку про древнего демона? — спросил Спайк.

 — Ну да, — задумалась принцесса.

 — Так вот, это была не сказка. Воплощение самого зла — Иерихон пробудился после долгого сна. Барьер, как я понял, рухнул не полностью, и сил пробиться через него у демона не хватало, тогда он отправил к нам своего рыцаря, порождение тьмы, порождение себя. Он должен был найти покровительницу, которая, как я понял, ослабла, и намеревался убить её, тем самым окончательно сломав барьер. Рыцарь бы уничтожил всё живое в этом мире, и принцессы об этом знали. Они решили пресечь зло в самом его начале и воспользовались древней магией. Чёрной магией. Они заманили рыцаря сюда, в ловушку и, пока он не успел выбраться, решили уничтожить его. Но убить бессмертного можно было только одним способом — уничтожить его суть, а он состоял полностью из магии, хоть и чёрной. Я видел, с каким трудом принцессы решились пойти на самопожертвование… я видел всё… В один миг они убрали магию, заблокировали в недрах природы. Мгновенная смерть для всех волшебных существ, в том числе и для рыцаря. Они были героями, Твайли. Но допустили много ошибок, и я не осуждаю их. Им не хватило времени всё хорошо обдумать. Они не виноваты, — рассказывал Спайк.

 — Каких ошибок? — с интересом спросила аликорн.

 — Они поручили тебе вернуть магию, но если ты это сделаешь, то вся Эквестрия пострадает, — говорил Спайк.

 — Но каким образом? Как? — удивилась принцесса.

 — Экономика страны быстро рухнет. Те, кому судьбою предначертано быть пегасами и единорогами, мгновенно обретут крылья и рога. Будет хаос. Особенно стоит опасаться неумелых волшебников, которые точно наворотят бед, — пояснил дракон.

 — Что ты предлагаешь? Оставить всё как есть? — спросила Твайлайт.

 — Оставлять мир без магии тоже нельзя. Я не знаю, оправилась ли покровительница аликорнов или нет, но доступа к этому миру у неё нет. А вдруг Иерихон пошлёт ещё одного демона? Кто тогда защитит пони? Это будет гибель не только Эквестрии, но и целой цивилизации.

 — Так мне вернуть магию? — озадачилась кобылка.

 — И да, и нет, — неоднозначно ответил дракон.

 — Да, года на тебя странно повлияли Спайк, — сказала Твайлайт, на что дракон улыбнулся.

 — Будучи взаперти, у меня было время всё обдумать, а благодаря мысленным полётам по миру я много чего повидал, прочитал. Есть способ всё загладить, направить в нужное русло. Но он очень опасный, потребует реакции и решительности. Но если ты справишься, то снова сможешь увидеть не только подруг, но и родных, даже принцесс! — поднялся дракон.

 — Скажи мне что нужно делать и я сделаю! — топнула принцесса и снова потеряв равновесие, чуть не упала на пол, но Спайк её вовремя подхватил.

 — Покровительница бы это не одобрила… Но я искренне желаю тебе помочь, Твайлайт. Отправляйся к Истоку забвения. Когда я мысленно летал, то нашёл его спрятанным в лесу Дурамбор. Это мощнейший магический артефакт, он поможет тебе, — говорил Спайк.

 — Как он может существовать, если в мире нет магии? Да и как мне попасть туда? Как его найти? Как воспользоваться? Как… — принцесса засыпала дракона вопросами.

 — А как существуют Элементы гармонии? Многих ответов даже я не знаю, но факты налицо. Тебе нужно вернуться в прошлое через Источник Забвения и предотвратить страшную катастрофу, и я скажу тебе, как это сделать. Как сохранить магию и жизни аликорнов, — говорил Спайк.

Рина подошла поближе.

 — Простите, а что станет с нами? — спросила серенькая.

 — А вот дальше начнутся трудности. Твайлайт, если ты ошибёшься, то прошлое в любом случае изменишь, но текущего будущего не станет. Все просто исчезнут, их судьбы перепишутся, многие не родятся. Ты уничтожишь целый мир, — сказал дракон.

 — Но как мне не допустить этого? — ужаснулась принцесса, видя, что перед глазами начало всё плыть, а усталость становилась невыносимой.

 — Нужно разделить эти два мира. Прошлое и настоящее. Но и это ещё не всё. Дабы настоящее не осталось без магии, тебе всё-таки придётся её вернуть и чтобы не начался хаос, нужно её постепенное внедрение. Вернув магию, ты станешь её мощным проводником. Процесс возвращения обратить невозможно, но можно будет замедлить, и тогда магия вернётся постепенно. Следующие поколения начнут рождаться с крыльями и рогами, текущие останутся без изменений… почти без изменений, но хаоса не будет. Миру хватит времени на подготовку к новой эре, и ты предупредишь его. Они не должны бояться. Они уже боятся, ибо многие догадались, — говорил дракон.

 — Спайк, ты мне скажешь что нужно делать или нет, а то я сейчас копыта отброшу! — невнятно сказала аликорн.

 — В тебе есть жизненная сила, и пока её достаточно для наших бесед, я не допущу твоей гибели, поверь. Чтобы разделить миры именно так, как то требуется, тебе придётся… умереть, — сказал Спайк.

 — Что!? — удивился Джон.

 — Что!? — так же повторила Твайлайт.

 — Не пугайся, Твайли. Если всё сделаешь правильно, то сможешь вернуться в прошлое, а не умереть, — улыбнулся дракон.

 — Вот сейчас я совсем запуталась. Ты вообще о чём? — озадачилась аликорн.

 — Не думал что когда-нибудь скажу такое, что так озадачит мою любимую хозяйку, — усмехнулся Спайк.

 — Не думала что когда-нибудь увижу тебя размером с три дома, — подхватила принцесса.

 — Понимаешь. Ты, твои подруги — все ещё живы, хоть они и в каменном обличии. Мы принадлежим к прошлому поколению и при разделении миров можем вернуться и только благодаря тебе. А вот что будет с остальными принцессами после изменений прошлого, я точно не знаю. Скорее всего они тоже останутся живы, потому что они не перешли в настоящее и исчезли в ту роковую секунду, — задумался дракон.

 — И как ты смог вместить в себя столько знаний? — у кобылки задёргался глаз.

 — А ты поживи тысячу лет. Теперь я понял, откуда такая мудрость у Селестии. Вообще, я много чего понял… не суть важно.

 — Иными словами будет два мира: один — тот старый, наш. Другой будет этим, только без тебя и меня? — Твайлайт пыталась разобраться.

Глаза кобылки уже не видели, голоса казались отдалёнными, но она верила Спайку и не поддавалась панике.

 — Ты готова? — спросил дракон.

Кобылка утвердительно кивнула.

***

Спайк подробно объяснил ей что и как нужно делать. На это ушёл почти час. Спутники принцессы сильно волновались, видя как аликорн начинала бледнеть, но дракон их успокаивал.

 — А теперь пришло время прощаться, — сказал Спайк.

 — Ненадолго, — прошептала кобылка.

 — Я не смогу вернуться, — опечалился дракон.

 — Почему? — крылатка открыла глаза.

 — Я жив только благодаря магии. Отдав Элементы гармонии тебе, я лишусь всех сил. Но это оправданная жертва и я рад что моя жизнь была посвящена служению тебе. Я горжусь этим, Твайли, — говорил дракон.

 — Ох, Спайк, нет! Мы что-нибудь придумаем! — принцесса хотела заплакать, но даже на это у неё не было сил.

 — Бери, они снова твои, — дракон пододвинул к волшебнице сундук с элементами.

Едва различая их, кобылка немного отстранилась в сторону.

 — Просто дотронься и ты будешь спасена, — громко прошептал дракон.

 — Нет… — отказывалась аликорн.

 — Твайли, ты не понимаешь. Теперь твоё время действительно на исходе! Что вы стоите? Вы ей друзья или кто? Помогите же! — крикнул дракон, от чего задрожали стены.

Джон, Рина и Кайл неуверенно подошли к принцессе. Джон взял вялую переднюю фиолетовую ногу и копытом потянул к ближайшему элементу.

 — Не смей! В камень превращу! — угрожала Твайлайт.

Джон застыл.

 — Не бойся, у неё не хватит сил, — улыбнулся дракон.

Джон продолжил и несмотря на словесное сопротивление принцессы, которая покрыла его трёхэтажным отборным Дискордом, положил её копыто на одну из диадем. Элементы засветились, впрочем как и глаза принцессы. Твайлайт ощутила в себе стремительный подъём сил и главное — то, чего ей так не хватало — магию. Быстро поднявшись на ноги, она посмотрела на Джона, который едва не сделал лужу от её злобного взгляда, затем она перевела его на Спайка, но смотрела уже не со злобой, а с сочувствием.

 — Ну что ещё можно желать под конец жизни, как не бодрую Твайли? Я рад, что ты поправилась, а теперь мне пора. Выполни свой долг перед Эквестрией и вернись домой, — Спайк медленно растворился в воздухе.

 — Спайк, нет! Спайк! — заметалась принцесса.

 — Его больше нет, — сказал Джон.

Если бы не Кайл, который оттащил парня в сторону, то волшебница его бы точно прибила.

 — Спайк… — кобылка села и опустив голову, горько заревела.

К ней подошла Рина и осторожно обняла.

 — Ты же слышала, ты ещё увидишь его. Не грусти, — шептала серенькая.

 — Увижу, но не его, — хныкала аликорн.

 — Зато будешь знать каким он станет. Каким замечательным драконом будет! Ты его ведь хорошо знала? — говорила Рина.

 — Он жил со мной, — Твайлайт начала успокаиваться.

 — Он твой… вы вместе… — Рина пыталась подобрать слова.

 — Ох, что ты! Он же совсем ребёнок! — воскликнула принцесса.

Рина посмеялась и Твайлайт улыбнулась вместе с ней. Пока принцесса приходила в себя после недавних событий, Рина подошла к Кайлу и ничего не говоря, нежно его поцеловала. Глядя на эту пару, Джон ощутил чувство ревности.

 — Нам пора идти, — сказал он.

 — Да, согласна, — подошла Твайлайт.

Путники пошли к выходу. Твайлайт больше не смущали кучки необычного пепла на полу, она знала что скоро всё будет хорошо. Джон неосторожно столкнулся с Риной.

 — Ты что-то хотел сказать там, перед мостом? — напомнила серенькая.

 — Уже неважно, — улыбнулся жеребец, пропуская Кайла и Рину вперёд.

Группа вышла на главную площадь Кантерлота, что находилась перед замком. Выглядела она весьма и весьма плачевно: обилие мусора, обломков от разрушения не придавали красоты пейзажу.

 — Прежде чем отправиться в Дурамбор, нужно выйти на связь с вашими властями. Кто нам в этом может помочь? — спросила Твайлайт.

 — Моя мама, — сразу ответил Джон.

 — Сакура? — удивилась принцесса.

 — Она секретарь мэра, а мэр большая знатная шишка. Это можно использовать для привлечения внимания парламента, — сказал Джон.

 — Я в политике ни бум-бум, но не проще ли самолично навестить этот сенат? — спросила Рина.

Тишина. Серенькая пони основательно заставила всех задуматься.

 — И правда, а почему бы и нет? — улыбнулась принцесса.

 — Завтра будет публичное выступление парламента по закону о законах на законы и всё пройдёт в столичном городе. Можно этим воспользоваться двояко: и с ними поговорить, и на публику выступить, — предложил Кайл.

 — А пока предлагаю вернуться в наш город и набраться сил. Не знаю как у вас, а у меня еже ноги болят, — сказал Джон.

 — Он прав, нам нужен отдых, — согласилась принцесса.

 — Но как мы вернёмся? — спросила Рина.

 — Проще простого. Вы все, подойдите ближе, — попросила принцесса.

Спутники покорно подошли к кобылке. Неожиданно её рог ярко засветился фиолетовым светом, и через пару секунд обстановка разительно изменилась. Герои стояли на окраине города, за каким-то старым сараем.

 — Это была магия? — спросила Рина.

 — Ага, — довольно кивнула принцесса.

 — Невообразимо! — восторженно сказал Кайл.

На улице хоть и темнело, но пони бродило довольно много.

 — Принцесса, рог! — Рина указала на голову волшебницы.

 — Ох, я потеряла шляпку! — расстроилась чародейка.

 — Возьми кепку, — Кайл достал из поклажи белую кепку, Твайлайт же магически подхватила её и надела на голову… точнее на рог. Кепка довольно неуклюже смотрелась на кобылке, но другого решения никто не видел.

Косые взгляды на героев прохожие всё бросали, но особого интереса не высказывали. Кайл и Рина отправились в дом… Кайла, решили провести ночь отдельно. Джон и Твайлайт тихо забрались в дом Сакуры.

 — А почему мы крадёмся в твой же дом? — прошептала принцесса.

 — Не знаю, — озадачился парень.

 — Сынок, ты жив! — из комнаты выбежала Сакура и обняла сына.

 — А как же иначе, — обрадовался он.

Но парня не покидало дурное предчувствие.

 — А где Диана? — спросил он.

Мама отошла в сторону.

 — Её забрали, — из той же комнаты вышел усатый директор.

 — Как это забрали? — удивился Джон.

 — Некто влиятельный из парламента прочухал о возвращении принцессы и дабы не потерять власть, решил не допустить вознесения Твайлайт Спаркл на престол. Возможно действовал весь совет, точно не могу сказать, — пояснил Гендальф.

 — Но мне не нужна власть, я пришла помочь пони и скоро вовсе уйду, — объяснила аликорн.

 — Твайлайт Спаркл, в соответствии с нашими законами, вы имеете право претендовать на власть над Эквестрией. По древним документам, причём общепринятым, ваше имя фигурирует в списке пожизненных правителей страны. Разумеется, будут те, кто не допустят вас к престолу, — говорил директор.

 — Ещё раз говорю, мне не нужна власть, — повышенным тоном повторила принцесса.

 — Но почему же? Вы же аликорн, вы откроете нам многие секреты, поднимете нас на новый уровень бытия со своей магией! Я уверен, у вас будет много сторонников, и когда мы сделаем государственный переворот… — не договорил усатый.

 — Гражданская война? Я знаю что парламент по доброй воле, даже невзирая на закон, не отдаст мне власть. Я не стану проливать кровь! — разозлилась принцесса.

 — А по другому никак. Я читал древние тексты, знаю на что вы способны. Вы нужны нам, — упирался директор.

 — Я успела ознакомиться с вашим правлением и несмотря на злоумышленника, который похитил Диану, парламент вполне успешно справляется со своей задачей. Ещё раз говорю, я пришла помочь! Я подготовлю вас к неизбежным переменам, но не более. Ваш совет выдержит эту ношу, я позабочусь об этом, — рассуждала принцесса.

 — Но вы не понимаете одну вещь… вас не станут слушать! Вы одним лишь словом можете развязать войну между сторонниками совета и вашими будущими приспешниками. Хотите вы этого или нет, парламент заставит вас оступиться, совершить ошибку и тогда начнётся кровопролитие, — говорил усатый.

 — Вы меня плохо знаете, Гендальф, — аликорн резко подошла к директору.

Тот от неожиданности, да и от трепета перед принцессой весь сжался.

 — Не знаю как вы, а я пошёл спасать сестру, — Джон направился к выходу.

 — Давай, иди! Им будет проще потом шантажировать принцессу! — крикнул директор.

Только парень подошёл к выходу, как Твайлайт магически притянула его к себе.

 — Гендальф прав. Они уже заполучили Диану, а если попадёшься и ты… мне придётся сделать всё, что они потребуют, — вздохнула принцесса.

 — Но вы же вернули себе магию! Вы одной лишь мыслью их всех… — не договорил Джон.

 — Магия ещё слаба и неустойчива, я не могу дать гарантий, что смогу противостоять целому совету, — пояснила Твайлайт.

 — Нужно напасть на них! Мы придумаем план! — метался парень.

 — Уже придумала. — сказала принцесса.

 — И? — заинтересовался Джон.

 — Завтра утром мы явимся на их публичное собрание. Я поговорю с ними при народе, этого будет вполне достаточно, — сказала аликорн.

 — Ох, принцесса… вы вообще меня не слушаете, — разочаровался директор.

 — Я не буду ждать! — пыхтел Джон.

 — Подождёшь, — сказала волшебница и сверкнув рогом, отправила его в мир сновидений.

***

Джона разбудил шум многочисленных копыт. Встав с кровати, он удивился как так вырубился в самом разгаре спора, но вспомнив про магическую силу принцессы, сразу перестал удивляться. Выйдя из комнаты, он увидел принцессу, расчёсывающую гриву перед зеркалом, и маму, зашедшую на кухню.

 — Проснулся? — спросила Твайлайт.

Джон заметил её отражение в зеркале, которое улыбалось и смотрело прямо на него.

 — Диана в беде! — сказал он.

Улыбка принцессы пропала.

 — Совет ничего не сделает ей. Они боятся меня. Навредить ей — подписать себе смертный приговор, и они это знают. Нужно действовать предусмотрительно. Верь мне, — принцесса положила гребешок на тумбочку и, не дожидаясь ответа, ушла на кухню.

Джон не знал, как можно верить Твайлайт, если она решила вести самые обычные переговоры. Он был сторонник силы, даже Гендальфа начал поддерживать. Парень хотел как можно скорее вернуть свою сестру, желал, чтобы Твайлайт применила свою магию для использования силы.

 — Иди завтракать, Джон, — раздался голос с кухни.

 — Я не голоден, — буркнул жеребец.

 — Тебе нужно поесть, сегодня будет трудный день. Ты же хочешь увидеть сестру? — выглянула мордашка принцессы.

 — Вы даже не представляете, как, — Джон вернулся в свою комнату.