S03E05

Безграничная Международная Гвардия Брони

– Надеюсь, вы довольны обедом, Ваше Высочество.

Селестия пролеветировала к себе салфетку и деликатно смахнула с губ несколько крошек.

– Конечно, Айрон Чиф. Вы вновь превзошли себя.

Она улыбкой ответила на поклон шеф-повара. Айрон Чиф лично следил за приготовлением еды для неё, а теперь и для её сестры. Селестия говорила, что это вовсе ни к чему, но он отвечал, что лучше потеряет ногу, чем эту привилегию. Его реакция была малость чересчур драматичной, но Селестия сомневалась, что он сказал это всерьёз. По крайней мере, она надеялась, что он шутит.

Принцесса поднялась, расправляя крылья и наслаждаясь мгновениями спокойствия. Это утро выдалось одним из самых интересных за последнее десятилетие… Кстати, вспомнила она, прошло уже около двух часов. Этого должно быть более чем достаточно на обдумывание ими своих поступков. Она тихонько хихикнула и телепортировалась.

Селестия появилась посреди большой группы хандрящих существ. Большая их часть просто лежала, некоторые тихо переговаривались между собой, собравшись в небольшие группы, а некоторые и вовсе спали, не обращая внимания на твёрдую землю. Лидер вскочил, едва заметив её телепортацию, и сразу выкрикнул череду приказов. За впечатляюще короткий срок назвавшиеся «людьми» оказались в строю, ожидая её решения.

«Даже после «наказания» они сохраняют верность. Это обнадёживает».

Селестия улыбнулась, но ничего не сказала. Секунду люди за ней наблюдали, а потом главный из них – Джефф, она правильно вспомнила его имя – с решительным выражением лица шагнул вперёд.

– Разрешите говорить свободно? – спросил человек.

Селестия кивнула.

– Благодарю. Я понимаю, почему меня отправили на Луну, но считаю несправедливым, что остальная дивизия была отправлена следом. Вне зависимости от моей судьбы, они заслуживают того, чтобы вернуться в Эквестрию.

«И он готов защищать своих друзей». Селестия боролась с собой, чтобы не улыбнуться.

– Очень хорошо. Но ответьте мне на один вопрос, – Джефф кивнул. – Если я отправила вас на Луну, то как вы до сих пор дышите?

На лице каждого человека промелькнуло замешательство, но потом их глаза начали расширяться. Прежде чем они успели что-то сказать, Селестия развеяла иллюзию и сняла звуконепроницаемый купол вокруг них.

Люди так шокировано уставились на тронный зал, который они и не покидали, что Селестия позволила себе широко улыбнуться.

– Это будет вам уроком. Не давайте пони прозвищ или они могут их подтвердить.

Некоторое время стояла тишина, но в какой-то момент Джефф начал хихикать и в считанные секунды весь зал наполнился смехом как людей, так и пони…

Три месяца спустя.

Лира проснулась, сладко зевая, рядом сонно заворочалась Бон-Бон. Лира мягко улыбнулась от этого зрелища и быстро чмокнула её в щёку, перед тем как встать и пойти готовить завтрак.

Обычно в это время они ели обычные сухие завтраки или маффины, но сегодня чувствовалось что-то особенное. И поэтому Лира начала готовить свежие блинчики с шоколадной крошкой.

Бон-Бон, конечно, готовит гораздо лучше, чем когда-нибудь сможет мятно-зелёная единорожка, но, по крайней мере, теперь она не оставляет кухню всю в огне. Во время работы Лира задумалась – почему же ей кажется, что сегодня произойдёт что-то важное? Она знала, что сегодня ни у одной из них не день рождения, а быстрый взгляд на календарь избавил от панической мысли, что она забыла их годовщину. Ещё сегодня надо было забрать часы из магазина, но ей не слишком нравился этот Тайм Тёрнер. Она даже не запланировала очередного разговора с ещё одним из людей в городе. Не то чтобы их разговоры всегда были продуктивными. Люди были потрясающим, идеальным сочетанием безумия и изобретательности, но о своей «Земле» всегда говорили по возможности меньше.

Лира вздохнула. Ни одна пони, которой присягнули люди, не проявила интереса к тому, откуда же они пришли. Даже Твайлайт была больше увлечена изучением уникальных инструментов людей, чем их происхождением. После множества разговоров Лире наконец, удалось убедить Твайлайт, что знания о Земле могут быть важным для её учёбы, но тут её дивизия отвлекла волшебницу новым устройством под названием «радио». Твайлайт была просто в восторге и забыла то, о чём хотела узнать в самом начале. Так Лира вновь оказалась в тупике.

Они специально увиливали от ответов – она точно знала! – но почему?..

Стук в дверь прервал её размышления и спас блины от обугливания. Лира быстро сняла сковороду с огня и поспешила к двери. За порогом стоял человек, одетый в светло-серую рубашку и шляпу с вышитым стилизованным маффином.

– Доброе утро, Лира. Ваша почта, – сказал он, копаясь в большой сумке на боку.

Теперь, когда у Дерпи было её собственное подразделение, готовое прийти на помощь, почта стала приходить каждый день, почти не теряясь по пути. Серая пегаска по-прежнему работала, но теперь она обслуживала в основном облачные дома, до которых не могли добраться люди.

– Спасибо, Баррет, – Лира пролевитировала протянутый конверт. – Как поживает босс?

Лира сделала себе заметку встретиться с каждым человеком в Понивиле и поговорить с ними. Она не могла с уверенностью сказать, что помнит всех поимённо, но Баррет всегда ходил этим маршрутом.

– Довольно хорошо. Теперь у неё больше времени, чтобы проводить его с Динки. Мы расширили маршруты, чтобы включить некоторых пони, живущих далеко за городом, и она почти расплатилась за разрушение ратуши.

Его улыбка превратилась в слегка нахмуренное выражение лица, когда она положила почту на столик позади себя.

– Но хочу кое-что сказать. Я знаю, что тебе нравятся человеческие имена, Лира, но не могла бы ты звать меня Бэр, как остальные пони?

– Твоё настоящее имя прекрасно звучит, – нахмурилась Лира в ответ. – Почему ты предпочитаешь прозвище?

Он выгнул бровь и улыбнулся.

– Хорошо, если ты так настаиваешь… ХартСтрингс.

– Туше! – рассмеялась Лира.

Это выражение она подхватила у людей, и должна была признать, что это многозначный – хотя и однословный – ответ.

Баррет с усмешкой повернулся, собираясь уйти, но замер, будто вспомнив о чём-то.

– О да, ещё одно. Я этого не говорил, но вскоре ты – возможно – получишь кое-какой сюрприз.

– Тогда от кого я это слышала? – моргнула Лира.

Человек хотел что-то сказать, но заметил, что у неё на лице затаилась улыбка.

– Увидимся завтра, – сказал он, чуть грустно улыбнувшись, и ушёл.

– Пока, Бэр, – ответила Лира, закрыв дверь и оставив человека наедине со своим маршрутом.

Напевая песенку, она пошла на кухню: осталось ещё много блинов, только и ждущих, чтобы их испекли. Было нелегко сконцентрироваться на задаче, но так или иначе Лире это удалось. Собраться помогло то, что они нужны были для примирения с Бон-Бон. Более чем вероятно, что её вторая половинка будет против сюрприза, что готовили люди. В кратчайшие сроки Лира соорудила восхитительную стопку. Итак, наживка готова…

Бон-Бон всё ещё спала, но Лира знала, как это исправить. Она осторожно прокралась по лестнице к спальне и заглянула внутрь. Похоже, Бон-Бон не подозревала о её присутствии. Лира глубоко вздохнула и, распахнув дверь, закричала громким, до ужаса слащавым голосом:

– Пора вставать, моя смупи-дупи свити-вити пони-пирожок!

Бон-Бон подлетела минимум на фут, прежде чем сила тяжести напомнила о себе, вернув пони в кровать. Встревоженная земная пони моргнула в замешательстве, прежде чем поняла, что происходит. Она застонала и повернулась на другой бок, намереваясь игнорировать Лиру.

– Да ладно, давай вставай, кудряшка-завитушка, – улыбнулась Лира.

Бон-Бон натянула на голову подушку.

– Лира, если ты не прекратишь, я начну тебя бить этой самой подушкой и не уверена, что, начав, смогу остановиться, – голос прозвучал приглушённо, но определённо не удивлённо.

Лира с трудом сдерживала хихиканье. Ещё чуть-чуть…

– Но у меня есть особый сюрприз для тебя, сладкая зайка…

Подушка оборвала её сюсюкающий лепет, но это только к лучшему – Лира уже не могла придумать ничего хуже.

Бон-Бон, нахмурившись, держала вторую подушку наготове и Лира не смогла сохранить серьёзное выражение лица, с хохотом рухнув на кровать. Бон-Бон только сильнее нахмурилась.

– Назови хоть одну причину, почему я не должна сдержать своё обещание, – она угрожающе занесла подушку.

– Ты слишком красивая и вдобавок любящая избивать других пони, – невинно улыбнулась Лира. Бон-Бон подняла подушку. – И ещё потому, что на кухне ждут блины с шоколадной стружкой.

Глаза Бон-Бон заблестели и Лира усмехнулась про себя: её понидруга была ненасытной сладкоежкой…

Но это ещё не значило, что она сорвалась с крючка.

– Меня так легко не подкупишь! – Бон-Бон тщетно пыталась вернуть прежний грозный взгляд.

– Да, но я точно знаю, что ты их съешь в любом случае, – улыбнулась Лира. – Особенно после того, как я скажу «извини».

– Ну ладно, ты победила, – фыркнула Бон-Бон.

– Я знаю, – ответила Лира и наклонилась вперёд, прижимаясь к Бон-Бон.

Земная пони обняла её в ответ, быстро успокаиваясь, так что Лира больше не переживала на счёт оправданного понибийства.

– Так с чего ты так веселишься? – спросила Бон-Бон. – Встала рано, блинов напекла, ведёшь себя безумнее, чем обычно…

– Не знаю, – Лира пожала плечами, – просто чувствую, что сегодня будет особенный день.

***

Массивный кристалл, зависший над лежащим человеком, выглядел бы куда уместнее в лаборатории безумного учёного, но, к сожалению, человек, лежащий на столе, был под пристальным взором существа куда более опасного…

Расстроенной Твайлайт.

– В этом просто нет никакого смысла! – снова выкрикнула недовольная единорожка.

Испытуемый не был уверен, сколько раз она это повторила – он бросил считать где-то на втором десятке. Твайлайт уставилась на показания приборов, будто могла заставить их выдать те результаты, которые она хотела.

– Как вы можете быть настолько магически инертными? Это должно быть невозможно.

Человек должен был довольно неудобно извернуться, чтобы оставаться к ней лицом, когда говорил, но она уже обнаружила, что люди гораздо гибче большинства копытных.

– Полагаю, «должно быть» является ключевой фразой в этом утверждении. Кроме того, мы вам уже говорили, что люди не могут использовать магию. Почему это так сложно понять?

– Не использовать магию и быть магически инертным – две большие разницы, Кэл, – фыркнула Твайлайт. – Каждый имеет в себе магию и потому может оказывать магическое воздействие. Вы, с другой стороны, не то резонируете в противофазе, не то имеете какую-то энергию, которая сопротивляется магии. Реакция между этим чем-то и моей магией… это как масло и вода, – единорожка вздохнула и озабочено потёрла лоб. – Как я могла так долго это упускать?

Кэл пожал плечами и спрыгнул с лабораторного стола.

– Как часто вы используете магию на своих друзьях? Если бы не вчерашняя попытка наколдовать хождение по облакам, мы бы до сих пор этого не знали, – он вздохнул. – И я вправду хотел увидеть КлаудсДэйл.

Но Твайлайт его не слышала. Она была занята, просчитывая мощность, взвешивая риски и преимущества у возможности найти способ извлечения части этой таинственной энергии. Отнюдь не разочаровывающая перспектива, это может стать открытием века! Нет, тысячелетия!..

Она едва сдержалась от взрыва безумного смеха, тут же приказав:

– Снимай одежду и ложись обратно на стол. Я хочу получить более точные показания этой энергии.

Всю одежду? – со страхом в глазах спросил Кэл. – Не знаю, помните ли вы, но среди людей нагота – это довольно большое табу.

Твайлайт уставилась на него, решимость была запечатлена в каждой чёрточке её лица.

– Забудь о своей морали. Это во имя науки!

– Но… – запротестовал было он.

– Во имя науки! – закричала она торжествующе, обводя копытом попискивающие приборы вокруг.

Он поколебался секунду, но всё же попал под натиск её энтузиазма.

– Хорошо, – бодро сказал он, – я сделаю это. Для науки!

Кэл снял рубашку и потянулся к штанам, когда вошёл Спайк, ошарашено захлопав глазами от увиденного.

– Даже не знаю, хочу ли я знать, что здесь происходит…

Твайлайт и Кэл переглянулись, а затем широко улыбнулись и закричали, повернувшись к Спайку:

– Наука!

– Ну да, это всё объясняет, – закатил глаза Спайк. – В любом случае у меня послание от принцессы.

– Хорошо! – вскинулась Твайлайт. – Я ждала её ответа на мой доклад о «джук-ящике».

– Вообще-то, в этот раз это для МГБ, – покачал головой Спайк.

– В самом деле?– спросил Кэл дрожащим от волнения голосом.

Он взял у Спайка свиток и развернул его, быстро просматривая содержимое. Улыбка, появившаяся на его лице, становилась всё больше по мере чтения. Он сунул пергамент в карман и стал торопливо натягивать рубашку.

– Извини, Твайлайт, мне надо найти босса. Он должен увидеть это немедленно.

– Почему? Что там написано?

В улыбке Кэла приобрела озорной оттенок.

– Принцессы одобрили прошение МГБ. Вспомогательные дивизии сегодня же начнут готовиться к отправке.

***

День всё никак не соответствовал таинственному предчувствию Лиры. Завтрак был хорош, а проведённое с Бон-Бон время – особенным, но ничего из ряда вон не происходило.

Она съела завтрак, помогла с домашними делами, некоторое время поработала над парочкой мелодий, съела обед… Может, чтобы найти источник этого странного чувства, надо выйти на улицу? Лира набросила седельные сумки и направилась к городскому магазину часов. Тайм Тёрнер открыл магазин в Понивиле всего пару лет назад, но уже стал одним из столпов общества.

Лира поручила ему одну из своих уникальных задумок – часы на небольшой резинке, удерживающей их на передней ноге. Она видела пару людей, носящих такие, и тут же решила сделать пони-вариант. Хотя теперь, когда она задумалась над этим, было довольно странно, что он так быстро сделал свою версию, лишь раз увидев оригинал. Почти так же быстро, как обычные часы, которые он делал в течении многих лет.

Эти размышления, весьма интересные на её взгляд, были прерваны, поскольку она повернула за угол и оказалась у часового магазина. Тайм Тёрнер, каштановый земной пони, стоял перед входом и говорил, нет – кричал на людей, стоявших на коленях и одетых в коричневые рубашки.

– Прекратите нести этот бред! Я часовщик, а не доктор и единственный «встречный шторм», о котором я знаю – это душ, запланированный на вторник!

Остальные понивильцы казалось, не замечают происходящего. Люди, какими бы странными они не были, стали обычным явлением в этом маленьком городке, и даже появление нового подразделения уже не привлекло много внимания. Конечно, в таком сумасшедшем городке как этот, трудно надолго произвести впечатление на жителей. Лира подошла ближе, с любопытством наблюдая за реакцией людей. Она раньше не видела, чтобы они ошибались. Они становились очень замкнуты, когда дело касалось источника их информации, но до сих пор всегда были правы. Пугающе всегда.

Люди плавно встали и один из них вышел вперёд. Она была довольно низкой для человека, но всё равно возвышалась над Тёрнером. Как ни странно, она казалась ничуть не разочарованной встречей с неправильным пони.

– Если вы не Доктор, – с ударением произнесла она, – значит, ваше имя Тайм Тёрнер?

Лира озадачено нахмурилась, понивильский часовщик медленно кивнул.

Человеческий лидер продолжила:

– Вы совсем недавно приехали в Понивиль, несколько лет назад, не так ли? И стали официальным хрономейстером Понивиля, ответственным за всякие временны́е штучки-дрючки? – некоторые люди усмехнулись, но их лидер продолжила. – И ничего не помните до вашей жизни в Понивиле, верно?

– Да, но как вы всё это узнали? – с кислым видом ответил Тёрнер. – Расспрашивали других пони?

– Не совсем, – девушка была в нерешительности, – но вы именно тот пони, что нам нужен. Примете ли вы нашу службу?

– Я польщён, если честно, но я просто старый скучный часовщик. И для меня не будет особой пользы от пришельцев-телохранителей. Кроме того, есть более важные пони, которым вы могли бы надоедать… Я имею в виду служить.

Он повернулся, чтобы уйти, но человеческий лидер положила руку ему на плечо.

– Подождите секунду. Вы можете отказаться от нас, если пожелаете, но может, по крайней мере выслушаете, что именно отклоняете? – она улыбнулась. – Сможете выдержать незнание? Хотите узнать, что именно я могу предложить? Эта неизвестная переменная, просто жаждущая своего открытия, совсем не искушает вас?

Тёрнер замер. Он всё ещё хмурился, но Лира могла сказать, что соблазнился. Может, это было и не её дело, но она не смогла справиться с искушением высказать своё мнение.

– Ну же, Тёрнер. Тебе что, больно их слышать? Эй, теперь и мне стало любопытно.

Земной пони слегка подпрыгнул, только теперь увидев её.

– Лира? Не слышал, как вы подкрались. Вы за наножными часами?

– Да, – она кивнула, – но это может подождать, – её внимание было сфокусировано на людях. – Я хочу услышать, что ваши люди должны вам сказать.

– Вы слишком увлечены этими пони-помешанными, Лира, – Тёрнер закатил глаза. – Не знал бы вас лучше – мог решить, что вы заодно!

Пара людей захихикала, но суровый взгляд товарищей быстро заставил их замолчать. Тёрнер скептически приподнял бровь. Лира беззвучно умоляла его, состроив свою самую лучшую просящую мордочку. Он попытался сопротивляться, но в часовщике было слишком много от джентелькольта, чтобы долго ей отказывать.

– Хорошо…

Он со стоном повернулся к ожидавшим людям.

– Поразите меня, – сказал он с угрюмым выражением лица, давая им небольшой шанс.

Лидер была невозмутима.

– Мы не помешаем и будем являться, только когда потребуемся. Мы могли бы прибирать магазин, разбирать поставки и присматривать за прилавком пока вы работаете. А пятеро из нас – подмастерья в часовых делах.

Пять человек, каждый из которых держал небольшой чемоданчик, шагнули вперёд, но Тёрнер не был впечатлён.

– И, – продолжила девушка, понизив голос, – они принесли свои собственные инструменты.

Пятеро открыли свои чемоданчики и поведение Тёрнера разительно поменялось.

– О, вы только взгляните! Восхитительно! Они сделаны из титана? Ну, даже у полностью индустриального общества есть свои преимущества, верно? Намагниченные отвёртки? Зачем… конечно! Так будет держаться вывернутый винтик. Умно! Но для меня всё это бесполезно, копыта и рот не такие ловкие как руки. А звуковой отвёртки нет? Жаль, они мне так нравятся. А эта линза! Я не видел такую прекрасную стеклянную основу с тех пор как прибыл в этот… этот…

Его речь постепенно затихла, а глаза потеряли безумный блеск. Лира шокировано смотрела на друга. Она знала, что перебрав сидра, он становится немного шальным, но сейчас с ним происходило что-то иное. На мгновение он перестал быть Тайм Тёрнером, часовщиком из Понивиля, превратившись в совсем другого пони – безумного и восхитительного, интригующего и пугающего…

А потом это пропало и он потряс головой, вытряхивая остатки того, что им овладело. Девушка улыбалась с надеждой, остальные люди замерли в ожидании, напряжённые сильнее, чем струны на лире. Наконец Тёрнер взглянул на них и со вздохом сказал:

– Я, наверное, безумец, но ладно. Кто-то должен приглядеть за вами.

– Ещё бы, мистер Тёрнер. Можете звать меня Хана, – она протянула руку, стукнув о его копыто. Тёрнер повернулся, возвращаясь в магазин, и его дивизия двинулась следом. Лира успела расслышать слова Ханы, когда та заходила в здание.

– Значит, если я лидер группы, это делает меня «главным компаньоном»? Или, может лучше «ведущим спутником»?

Лира пришла в себя достаточно быстро, чтобы успеть привлечь внимание одного из последних людей.

– Какого сена это было? – потребовала она ответа.

Человек улыбнулся и в этой улыбке отразилась маниакальная энергия Тайм Тёрнера.

Это был Доктор.

***

– За Лунную Республику!

– Никто не смеет пренебрегать Солнечной Империей!

Две шеренги врезались друг в друга. Шлемы со звоном ударились, мышцы бойцов, теснящих противника, напряглись. Напряжение усиливалось, но никто не отступал. Ни одна из сторон не могла проявить милосердие – не сейчас, когда честь их принцессы зависела от победы! Над головами промелькнула чья-то фигура, и несколько секунд спустя громкий крик прервал потасовку.

– Передача завершена! Первый даун за Солнечной Империей.

Толпа на трибунах радостно взревела, но две принцессы продолжали со спокойствием наблюдать за действом из королевской ложи.

– Этот «футбол»… – Луна покачала головой. – Люди играют в такой жестокий спорт.

Селестия улыбнулась. Слегка самодовольно, на взгляд Луны.

– Ты говоришь это всю неделю, но похоже, что их защита предотвращает любую серьёзную травму. Кроме того, наши пони по настоящему наслаждаются этим зрелищем. Прислушайся к их ликованию.

– Это только из-за новизны, – нахмурилась Луна, – такая варварская игра не мо… – внезапное движение на поле привлекло её внимание. – Потеря мяча? ВЗЯТЬ ЕГО! НЕ УСТУПАЙТЕ НИ КОПЫТА! ВАША ПРИНЦЕССА ТРЕБУЕТ ПОБЕДЫ!

***

Лира направилась к рынку в настроении куда хуже утреннего. После пяти минут болтовни Тёрнер сунул ей наножные часы и сказал, что она может заплатить позже. На самом-то деле он наговорил много всякого, но Лира решила, что важна только эта часть.

«Я имею в виду, что за последнюю неделю уже нипони ничем не интересуется?»

Несмотря на кучу вопросов, заданных Тёрнеру, она так и не получила ответов – всё-таки он не был близким другом, обязанным отвечать. Ну да у неё была ещё целая группа людей.

Лира прикидывала, какие вопросы могла бы задать – не только о родине людей, но и о Тёрнере: она намеревалась добраться до сути этого «доктора». Размышляя обо всём этом, единорожка и не заметила, что уже вошла на рынок, и тем более не обратила внимания на большую фигуру перед собой. Однако столкновение всё же смогло привлечь её внимание.

– Ой! – вскрикнула она, осторожно потирая рог.

Человек, в которого она врезалась, ничего не сказал, хотя по его лицу было видно, что удар оказался весьма болезненным. Лира бы не удивилась, если бы что-то случилось с голосом человека.

Наконец он выпрямился и осторожно произнёс:

– Смотреть бы стоило куда ступаешь, а то мне все колени поломаешь.

Лира с любопытством его изучала. Этого человека она пока не встречала, а ведь он ещё и говорит в рифму, как та зебра – как же её зовут-то? – живущая за городом.

– Извини, впредь я буду осторожнее.

Тут она заметила, что он не один – с ним было ещё четверо, каждый одет в пепельно-серую рубашку с чёрными полосами. Один из них с улыбкой шагнул вперёд.

– Да не грузитесь – всё путём. Он лишь ударом огорчён.

Кое-кто из группы усмехнулся и человек, с которым она столкнулась, покраснел. С минуту он молчал, явно пытаясь сочинить рифмованный ответ.

– Вряд ли ты будешь меня грубей, коль пони с разгону врежет тебе.

Интересно. Люди, как правило, старались подражать той пони, что они восхищались, но эти зашли слишком далеко. Аж страшновато становится.

Лира попыталась отбросить поспешные выводы. Она лучше других пони знала, что люди имеют разнообразную культуру и основу для того или иного поведения. Хотя она надеялась, что зебра сможет их принять и у неё окажется хорошее чувство юмора.

– Я могу вам чем-нибудь помочь? Кажется, вы заблудились.

Один из группы с нетерпением кивнул.

– Мы яблочную фермершу не можем найти. Её шерсть как апельсин. Нам надо… Проклятье! – выругался он, осознав свою ошибку.

Человек рядом с ним серьёзно покачал головой и произнёс следующую рифму с лёгкостью, говорящей о большой практике:

– Рифму прежде чем начать, подумай как её кончать.

Лира на секунду уставилась на них, прежде чем засмеяться.

– Это безумие. Вы действительно рифмуете всё, что говорите?

– Не всё, – бранящийся человек покачал головой. – Это просто игра. Вызов, так сказать. Последний человек, сказавший в рифму, получает неделю отдыха, сбившийся берёт его смены.

Лира обдумала это. Ну да, определённый смысл в этом был, но кое-что было неправильным.

– Но вы сейчас не рифмовали! – она обвинительно наставила копытце на человека и его товарищи вновь рассмеялись.

– Я уже проиграл, – он пожал плечами. – Дополнительные смены это отстой, но сейчас я могу по крайней мере нормально говорить. Не понимаю, как эти фрики, что позади меня, могут так долго не сбиваться.

Другой человек – тот, что успокоил Лиру – фыркнул и обратился к другу с самодовольным видом.

– Не злись, ошибся коль чрез час. Но в рифмах я силён сейчас.

Проигравший закатил глаза и Лиру начал душить смех.

– Неважно. Приятно встретиться с вами, Лира. Я Дэн, – он протянул руку и Лира стукнулась с ней копытом.

Ещё пару месяцев назад шокированная тем, что, казалось, каждый человек знает её имя, ныне Лира – как бы странно это не звучало – воспринимала это как должное.

– Приятно познакомиться, Дэн. Есть шанс, что ты поведаешь мне, откуда вы на самом деле узнали моё имя?

– Что? – пискнула одна из людей, худенькая девушка, которая ещё ничего не говорила. Остальные тут же уставились на неё, отчего та покраснела. Дэн только улыбнулся.

– Идёшь напролом, верно? Боюсь, что эта информация может быть засекреченой.

Лира нахмурилась, но маленькую победу она всё же одержала. Она не выведала их секрет, но теперь появилось конкретное доказательство, что люди что-то скрывали.

Их прикрытие с услышанными об Эквестрии сказками не имело смысла. Конечно, они могли бы узнать по описаниям из них Элементы Гармонии или принцесс. Какой-то пони мог даже написать историю о Дерпи и её инвалидности… Но кто мог бы рассказать о Лире? Она, возможно, и выбивалась из обычных пони, но у неё не было сверхинтересной – по меркам пони – жизни. В её жизни не было ни драмы, конфликта, ни хотя бы комедии – ничего для хорошей истории. Так откуда же они знают?..

Даже если их объяснение было правдой, это означало бы, что они живут в землях совсем недалеко от Эквестрии. Пони не исследовали весь Мир, но они бы заметили такое большое и развитое общество как то, откуда появились люди. Они слишком хорошо говорят по эквестрийски для пришельцев с другой планеты… впрочем, бредовость теории пришельцев под вопросом. Даже когда они были одни, эквестрийский оставался единственным языком, на котором они говорили. И знали его достаточно хорошо, чтобы шутить и рифмовать на нём. И в то же время они не ведают о самых простых фактах истории или окружающей природы! Информация, которую они наверняка знали бы, будь они пришельцами из недалёкого будущего Эквестрии…

От этой мысли её передёрнуло. Мир, в котором люди произошли от пони?

Лира осталась с нерешённой головоломкой. Парадокс, который люди отказались разрешить. Откуда они так хорошо знают Эквестрию, будучи явными пришельцами?

– В любом случае, вы не видели нигде поблизости ЭпплДжек? – Дэн, казалось, не заметил её быстрого самоанализа. – Её лотка не было, когда мы сюда добрались, и никто из её дивизии не знает, куда она пошла после того, как покинула ферму.

– Сожалею, но я её нигде не видела, – Лира пожала плечами. – Поищите в библиотеке. Если её там нет, то Твайлайт наверняка сможет вам помочь в поисках.

– Спасибо, – сказал Дэн. – Ещё увидимся, Лира.

Каждый человек махнул ей или кивнул, когда проходил мимо. Все, кроме одной девушки. Она была высокой, гибкой, её глаза со странным холодом скользнули по отряду. Она одарила Лиру загадочной улыбкой и произнесла чистым сильным голосом.В поисках своих ты осторожна будь,

Секреты, что храним мы, лишь отчаянье несут.

Не стоит эту тайну обычным пони знать

И именно поэтому её будем скрывать.

Тебя не удержать мне, коль скоро ты рискнёшь,

Но стоит ли оно того – лишь сердцем ты поймёшь.

Наш дом горд, но не честен – должна предупредить.

И именно поэтому так трудно нам там жить.

Слова эхом звучали в голове Лиры, пока постепенно не затихли. Когда дошло, её челюсть чуть не упала до земли. Остальные люди также были удивлены. Девушка ушла, напевая какую-то мелодию, в то время как Лира отчаянно пыталась привести мысли в порядок.

– Этой девушке чертовски нравится хвастаться, – засмеялся Дэн. – Должно быть, она весь разговор это придумывала.

– Как вы можете смеяться над этим? – Лира смотрела на него с недоверием. – Разве вы не слышали, что она сказала?

– Слышал, – Дэн пожал плечами, – но она просто забавляется с вами. Вы не должны воспринимать это слишком серьёзно, – он взглянул на что-то позади неё. – Кроме того, я бы не искал дополнительных сложностей на вашем месте. У вас и так будут полные копыта. Увидимся, – он в последний раз сверкнул белозубой улыбкой, контрастирующей с его смуглой кожей, и повернулся, уходя.

«Что он подразумевал под «дополнительными сложностями?..» – подумала Лира, оборачиваясь, чтобы своими глазами увидеть то, что он имел в виду…

И сразу же пожалела об этом. От открывшегося зрелища стыла кровь в жилах, а сердце сжималось. Так было не только с ней – все пони на рынке смотрели на это с выражениями шока и ужаса разной степени.

И конец света слышался в пронзительном трио жеребячьих голосов.

– МЕТКОИСКАТЕЛИ – ЛИДЕРЫ ЛЮДЕЙ, ЙЕЙ!

***

Трикси с удовлетворением наблюдала, как её люди возводят огромный шатёр. После трёх долгих месяцев подготовки, репетиций и притирки, до дебютного выступления цирка Великой и Могущественной Трикси оставались часы.

Шоу-кобылка нырнула обратно в свой новый вагончик, который её люди были просто счастливы везти, и продолжила прихорашиваться. Действительно, люди оказались настоящим благословением. Целая группа поклонников – хотя и не из тех, кого могла бы вспомнить Трикси – практически умоляли, чтобы она позволила им профинансировать её возвращение в шоу-бизнес. Там ещё была странная церемония, какая-то ерунда о вечной верности или что-то наподобие, но это неважно. Главное, что Трикси наконец-то сможет с гордостью вернуться на сцену!..

Раздался стук в дверь и Трикси вздохнула:

«Неужели звезда не может получить немного личного времени? Полагаю, это цена таланта».

– Войдите, – вслух произнесла она.

Обычный человек, отличимый от прочих только небольшой бородкой, склонился, чтобы войти в вагончик.

– Вот, я закончил расписание и подумал, что вы захотите его увидеть.

Это был её новый менеджер, Стив… или Джон, или как его там. Каждый преданный поклонник внёс лепту в её цирк своим талантом, а их лидер оказался блестящим организатором. Да, другие разогревают публику акробатическими номерами, жонглированием, пением или прочими незначительными талантами, но без его работы у Трикси не появилось бы такого шанса.

Трикси всё это прекрасно понимала, но старалась не задумываться. Когда она думала об этом, то начинала испытывать странное чувство, что не могла назвать. Она уже давно не чувствовала этой эмоции – Трикси чувствовала благодарность, и её возвращение приносило… дискомфорт.

– Великая и Могущественная Трикси в финале, верно? И наши пони-скауты уже установили оборудование Трикси?

– Агась, – кивнул человек, – лучшее мы приберегли напоследок, и они только что закончили двойную проверку. Я отправил их покупать дополнительные фейерверки, на всякий случай, – он сделал паузу, на его лице промелькнула борьба с собой. Каковы бы не были его мысли, он принял решение и вновь заговорил. – Но я хотел поговорить с вами о исключении части вашего представления. Той, где вы вызываете свою публику на состязание.

Трикси выгнула бровь; хотя её лицо оставалось бесстрастным, но внутри она была в смятении.

– Не жеребячься, это одна из важнейших частей. Если Трикси не докажет зрителям, что она лучше чем они, то как они будут смотреть на неё? – у неё внутри всё скрутило при воспоминании родного города и своих старых «друзей», но она прошла через это. – Трикси зовётся «Великой и Могущественной» не просто так. Я… я имею в виду – Трикси должна показать всем пони, что она великолепна! Что у неё успех!

Насмешки и откровенный смех, ночи, проведённые в слезах – всё это промелькнула у неё в глазах, но она больше не заплачет. Она поняла много лет назад – слёзы для слабаков.

– Я должна доказать, что я не провалюсь! – кричала она всё громче, пока вагончик не закачался…

А потом у неё кончился воздух.

Она снова сорвалась. Она вышла из себя и накричала на своего менеджера. После этого он не останется. Ни один пони не остался бы. Всё, конец пути, это был шанс на восстановление карьеры, первый за долгое время и она вновь всё разрушила…

Трикси опустила голову. Менеджер положил руку ей на плечо, и Трикси приготовилась услышать прощание. По крайней мере, он оставался вежлив.

– Я знаю это. Все пони знают это.

Трикси смотрела на него и то странное чувство вновь зародилось внутри.

– Вот почему мы зашли так далеко, чтобы найти вас. Вот почему потратили столько времени и усилий, чтобы помочь вам, – он улыбнулся и потрепал её по идеально уложенной гриве – страшное оскорбление, что обычно она бы не стерпела. – Мы все любим вас такой, какая вы есть. Настоящая, а не та, которую вы изображаете. Просто будьте собой и все пони в зрительном зале тоже полюбят вас. Вам не надо принижать других пони, чтобы стать великой и могущественной. Вы уже такая.

Трикси сдержала всхлип и передними ногами обвила его шею. Она держалась за него так, будто её жизнь зависела от этого.

– Спасибо. Спасибо вам всем огромное. Я не знаю, что бы без вас, людей, делала бы, Стив.

Человек обнял её в ответ как смог, но она так сильно его сжимала, что он уже начал задыхаться.

– Спасибо, – выдавил он, – но меня зовут Роб.

– Тише, Стив, не порти момент.

***

Древесный сок.

Везде.

На Лире. На меткоискателях. Даже на каждом из двадцати пяти человек.

И, разумеется, три некие кобылки были вовсе не виноваты.

– Это не наша вина! – воскликнула Свити Белль, пока пара девушек пыталась вычистить сок из её шёрстки.

Все четыре пони были сейчас в спа-салоне в больших кадках и сопровождающие люди делали всё возможное, чтобы их отчистить, почему-то не желая залезать в ванны. Лира была вынуждена признать, что есть отдельные преимущества у практически лысых созданий, даже если некоторые из них роптали о порванной одежде.

– Да! – заявила Скуталу, которую одна девушка мыла, а другая окатывала водой из ведра. – Откуда нам было знать, что Шугар Лиф готовится варить клиновый сироп? В тех бочках могло ничего не оказаться!

Раздражение Лиры никак не было связано с колтуном, что обнаружила в её шёрстке ухаживающая за ней девушка.

– И «ничего» в этом случае оказалось галлонами кленового сиропа. Мало того, что вы сделали нас всех липкими, так ещё и весь сок, собранный Шугар Лиф, пропал. И ей уже не сварить сироп до зимы. Вы втроём, возможно, разрушили всё её дело!

Лира понимала, что немного перебарщивает, но впитавшийся в гриву и хвост сироп не добавлял терпения. Три кобылки посмотрели на неё с жалостливыми мордашками и Лира подавила вздох. Она никогда не умела обращаться с жеребятами. К счастью ей не пришлось придумывать как выкручиваться.

– Мы планировали возместить ущерб Шугар Лиф. МГБ может покрыть эти расходы, но они всё ещё должны принести ей извинения. И, возможно, помочь в сборе сока зимой, чтобы лучше понимали, сколько труда на это уходит.

Лира кивнула – да, хорошая идея. При условии, что ей не придётся это посещать: единорожка собиралась больше никогда не оказываться рядом с меткоискателями и чем-либо липким.

ЭпплБлум в замешательстве уставилась на источник звука – силуэт на занавесе.

– А почему Кайл стоит с другой стороны занавески? – повернулась она к Лире.

Лира вздохнула. Меткоискатели давно уже тормошили её, как самого большого в городе «эксперта по людям», но большинство вопросов сводились к тому, как им получить кьютимарки, связанные с людьми. Но, по крайней мере, на этот вопрос она могла ответить.

– Потому же, почему нас чистят только девушки. Люди разных полов не бывают вместе обнажёнными или во время купания. Пони, как правило, постоянно обнажены и люди должны уже адаптироваться, но купания редки и старые привычки всё ещё властны над ними. Это психология.

Три кобылки уставились на неё. ЭпплБлум заговорила первой.

– Может это и «психо», но ничего логичного я в этом не вижу.

Большинство моющих их людей улыбнулось, но пара сделала недовольное лицо.

– Да, – добавила Скуталу, – если он хочет нам что-то сказать, то пусть подойдёт, чтобы мы могли его услышать.

Фигура на мгновение замялась, но пожала плечами и отдёрнула занавеску. Кайл вошёл в купальню, практически никак не отреагировав на нарушаемые им социальные нормы. Ну, если не считать того, что он прикрыл глаза ладонью, защищая от брызг. Лучшим словом для его описания было «стоик».

Он остановился у края ванной.

– Есть много всего, что я должен сказать.

Лира смотрела на него, а он в ответ поиграл бровями, не меняя невозмутимого выражения лица. Единорожка застонала и кое-кто из людей сочувственно улыбнулся.

– Хорошо, – сказала она. – Но у меня тоже есть несколько вопросов. Вы все поклялись в верности этим трём кобылкам? Как именно это работает?

– Мы отдельный случай, – покачал головой Кайл. – Мы не давали присягу какой-то одной из них – не стоит давать им такую власть. Тем не менее, мы стремимся помочь меткоискателям. Мы полагали, что нашей основной заботой будет помощь в открытии их особых талантов, удерживании от неприятностей и уборке после неудачных попыток, – он потёр шею и слегка поморщился. – И похоже, что чаще всего мы будем заниматься последним.

– Эй! – закричала Свити Белль. – Мы не всё время устраиваем беспорядок!

– Да! – добавила Скуталу. – Только большую часть времени!

– Это очко не в нашу пользу, Скутс, – пробормотала ЭпплБлум.

– Так или иначе, – Лира попыталась вернуть разговор в нужное русло, – вы все что – их опекуны?

– Почти так, – пожал плечами Кайл. – Мы присматриваем за ними, когда все пони заняты и придумываем занятия, которые могли бы им понравиться. Конечно, это значит, что большинство из нас остаётся в казарме, пока не нужны.

Небольшая лампочка вспыхнула у Лиры над головой.

Девушка, занимавшаяся гривой Лиры, посмотрела на этот мерцающий свет.

– Похоже, в спа нужно проверить проводку

Лампочка погасла.

– Не берите в голову, – ответила Лира. – Просто я кое-что поняла. Вы все только что приехали сюда, верно?

Кайл кивнул, и Лира не могла не подумать «Попался!».

– Тогда как вы путешествуете? Никто из вас не выглядит уставшим или измотанным после пешего перехода. И я бы заметила нужное количество вагонов, чтобы перевезти семьдесят пять человек, но поезда не ходят, так как вокзал перестраивают, – она улыбнулась как кошка своей любимой игрушке. – Я имею в виду, что вы будто появились из воздуха.

Кайл оставался невозмутимым.

– На самом деле мы прилетели. И, парень, мои руки устали, – он захихикал, в то время как остальные люди застонали.

Глаза Скуталу начали увеличиваться, пока не стали размером с тарелку.

– Вы в самом деле можете это делать? – глухо спросила она.

Лира уже слышала, как крутятся шестерёнки в её мозгу.

– Нет, не могут, – вздохнула Лира. – Он просто пошутил, – она вздохнула и добавила. – И уклонился от моего вопроса.

Судя по выражению лица, Кайл проиграл на обоих фронтах, и то, как он пожал плечами, говорило «ну да, так и есть».

– Ох, вот ты где, Свити Белль! – в комнату влетела Рэрити в компании двух своих людей, как всегда хорошо одетых. – Я слышала, ты с подругами устроила неприятности на рынке. Кстати, спасибо, что отмыли их, мистер Кайл.

– De nada, – сказал человек, – мы видели и похуже, – он обратил внимание на двух пришедших людей. – Эй, Крис. Где ты раздобыл белую федору?

Пока люди обсуждали меж собой головной убор, Рэрити виновато кивнула Лире.

– Мне очень жаль, что они причинили вам беспокойство, мисс ХартСтрингс. Обещаю, я серьёзно поговорю со Свити.

Маленькая единорожка поначалу с восторгом смотрела на вошедшую старшую сестру, но перспектива лекции значительно ухудшила её настроение.

– Здорово, – пробормотала она, глубже погружаясь в ванну.

– Всё в порядке, – отмахнулась Лира от извинений, – они уже извинились.

– Правда? – удивилась ЭпплБлум, отчего её подруги дружно фэйсхуфнули.

Лира проигнорировала тот факт, что её прервали:

– Впрочем, если это не будет слишком большой проблемой, можно я попрошу вас об одолжении?

– Конечно! – белая единорожка посмотрела на Лиру, наполовину погружённую в воду, и удовлетворённо кивнула. – Кстати, думаю у меня есть кое-что, что идеально подойдёт для пони вашей расцветки и фигуры. Хотя надо будет что-то сделать с вашей гривой и хвостом. Обидно оставлять их в таком состоянии, но после особого ухода они будут выглядеть просто отлично, – продолжала Рэрити, подходя к Лире. Теперь она осматривала её как драгоценный камень, нуждающийся в подходящей оправе.

Лира попыталась отстраниться и стукнулась о край ванной, развеселив человека позади себя. Отчего-то такое пристальное внимание Рэрити бросало её в пот.

– Спасибо, но… э, я не могу просить так много. Мне бы не хотелось пользоваться вашей щедростью.

– О, не волнуйся, дорогая, – рассмеялась Рэрити. – Это не доставит мне никаких хлопот. Этот стиль сейчас не моден. Стыдно смотреть, как она выглядит, просто занимая место. Мы чуть-чуть её подправим и это меньшее, что я могу для вас сделать.

Она улыбнулась Лире и мятно-зелёная единорожка бросила попытки сопротивления.

– Ну, если вы уверены…

– Конечно. Но что-то подсказывает мне – это не то, о чём вы хотели меня попросить, – намекающее улыбнулась Рэрити и Лира поняла, что модница более чем осведомлена об интересах Лиры.

Музыкантша покраснела, а в сознании наблюдавших за этим людей тут же зародилось несколько новых фанфиков.

– Ну, я хотела бы попросить, чтобы Элизабет и Кристофер ответили на несколько моих вопросов. Честно.

Рэрити и меткоискатели удивлённо моргнули от этой просьбы, но Лира была совершено серьёзной.

– Очень хорошо, дорогая. Бет? Крис? Ответьте на её вопросы, пожалуйста.

Девушка кивнула, а мужчина приподнял шляпу. Кайл закатил глаза и откланялся. Лира подумала, что стоило бы его оставить… впрочем, сейчас она и так наконец-то чего-то добьётся. Раньше она всегда осторожничала в вопросах, но у всякой пони есть предел терпения. И последней каплей стало появление новых дивизий.

– Как люди добрались до Эквестрии?

Люди переглянулись и Крис ответил:

– Мы пришли сюда.

Лира нахмурилась. Хоть она и не была Элементом Честности, но ей показалось, что он ответил правду. К сожалению, от этого возникало больше вопросов, чем ответов.

– Откуда?

– С нашей Родины, – снова ответил Крис.

Под маской спокойствия Лиры всё больше росло разочарование.

– Как называется ваша родина?

– Соединённые Штаты Америки.

Лира моргнула. Это было новой информацией, даже если и не значило слишком много. «Соединённые Штаты» указывали на то, что это союз малых стран, объединённых в единое целое, что-то вроде образования Эквестрии, но она понятия не имела, что такое «Америка».

– И как далеко это от Эквестрии?

В этот раз люди молчали дольше.

– Так же далеко, как собственное отражение, – наконец ответила Бет.

Все люди в комнате застыли, уставившись на Бет, и уронив полотенца, которыми они сушили меткоискателей. Лира была столь же недовольна. Она хотела наконец-то получить нормальный ответ, а не очередную загадку.

– Что это значит?

– Мы не можем вам этого сказать, – синхронно ответили оба человека.

– Не можете или не хотите? – посмотрела им в глаза Лира.

– Протокол МГБ запрещает это, – сказал Крис примирительным голосом, пытаясь смягчить ситуацию. – Прости, ничего личного.

Лира вздохнула. Конечно, ничего. Белое копытце мягко легло ей на плечо и Рэрити покачала головой.

– У всех пони есть секреты, в этом нет ничего странного. Некоторые вещи нужно просто принять такими как они есть.

Она повернулась, уходя, и три кобылки пошли за ней следом.

Лира осталась одна в большой ванне, только толстое полотенце на краю составляло ей компанию.

«Что же вы скрываете от меня?» – задумалась Лира, глядя на выходящих людей.

Не то чтобы она не доверяла людям – она была рада новым соседям больше, чем любая другая пони. Даже несмотря на всё разочарование, что они принесли, она по-прежнему любила их. Но она хотела знать о них как можно больше. Герои её легенд наконец ожили, ещё более дикие и увлекательные, чем в самом захватывающем древнем мифе. С ними пришли в сотни раз больше знаний, чем после всех исследований. И всё равно Лира могла утверждать, что это лишь верхушка айсберга. Было что-то таинственное и большое, что ещё предстояло обнаружить. То самое жгучее любопытство, что заставляло её гнаться за мифами и тенями, вновь дало о себе знать. Что бы там ни было, она обязана это найти.

Мысль, что у них были все основания хранить свои секреты, никогда не приходила ей в голову.

Даже на мгновение.

***

Мартин нервно облизнул губы, сидя так неподвижно, как это только было возможно. В комнате сгущалось напряжение, все пони старались молчать. Это был финал, и Мартин так долго боролся и так далеко зашёл вовсе не для того, чтобы легко сдаться.

Он попытался расслабиться, чтобы ослабить напряжение в мышцах спины, но они упорно оставались напряжёнными. У него было искушение размять шею, но каждый звук был verboten. Он открыл глаза впервые с момента начала матча, чтобы проверить состояние противника…

И это было ошибкой – встречаться глазами.

Они были синие, как лагуна в тропиках, и мягче самого мягкого хлопка. Они светились теплом и лаской. Какая-то часть Мартина начала паниковать, понимая, что всё идёт не так, но остальные части перестали отвечать на запросы. Его оппонент улыбнулся и теперь даже малая часть человека прекратила сопротивление. Его рот открылся по собственной воле и на арене раздалось…

– Аааааах…

Половина зрителей застонала, в то время как остальные приглушённо закричали. В паре мест деньги перешли из одних копыт в другие. Флаттершай усмехнулась и Мартин покачал головой, пытаясь прочистить её.

– И на этом заканчиваются финальные игры Понивиля по игре в молчанку, – негромко сказал диктор. – Мартин боролся отважно, но именно Флаттершай будет участвовать в Кантерлотском турнире. Герой своего города подтвердил, что она действительно заслуживает звание чемпиона мира.

***

Пора было возвращаться домой. Лира устала, а её живот ворчал. До захода солнца было ещё несколько часов, но она всё равно чувствовала, что съест ранний ужин и сразу ляжет спать.

Она сосредоточилась на преодолении оставшихся кварталов, а мысли сковывала приятная сонливость… но всё закончилось в тот момент, когда она повернула на свою улицу. Какие-то пони поставили сцену на одной стороне улицы в окружении самых больших динамиков, которые она когда-либо видела. Люди в белых футболках смешались с теми, что носили розовые.

«Что, во имя Селестии, здесь происходит?»

Пони собирались у сцены, люди в белом раздавали бутылки с яркими жидкостями. Лира подошла ближе и поймала одну. Она была неоново-зелёной и больше походила на снадобье из книги зелий, чем на напиток. Возле главной парти-пони уже было полдюжины пустых бутылок, в то время как она допивала седьмую.

Пинки прикончила свой напиток и с благодарным вздохом облизнула губы.

– Если это действительно на вкус как горная роса, то я переезжаю в Человекию!

Лира осторожно понюхала жидкость. Пахло приятно, сладко и одновременно остро, но вот цвет очень её волновал. Ну, открытия всегда сопровождаются риском, не так ли?.. Лира закрыла глаза и сделала быстрый глоток таинственного напитка.

Её глаза распахнулись, а зрачки сузились. Усталость мигом пропала и энергия забурлила в ней. Это напомнило ей, как она пила крепкий чай, когда нужно не спать целую ночь. Только этот напиток действовал сильнее и имел в запасе массу сахара. Непонятно, что это было, но ей хотелось ещё.

Лира опрокинула в себя остатки и замерла на секунду, просто наслаждаясь ощущением бодрящего бурления. Из чего это сделано? На одной стороне этикетки был список ингредиентов, но в нём не было никакого смысла. Некоторые определения были слишком расплывчатыми (что за «натуральные ароматизаторы»?), некоторые вызывали тревогу (лимонная кислота?), а другие и вовсе не имели смысла (а вообще есть такое слово – «бензоат»?). Она всё ещё ломала голову над странным напитком, подумывая взять ещё один, когда на сцену вышла белая единорожка с электрически синей гривой и огромными очками.

Винил Скрэтч постучала в микрофон, установленный на поворачивающемся столе, и улыбнулась повторяющимся звукам.

– Добрый вечер, Понивиль! Это DJ Pon-3 со своим совершенно новым отрядом! Эти брони – самые повёрнутые на ритме из всех, о ком я слыхала, поэтому мы сделали этот импровизированный концерт, чтобы поделиться звуком со всеми вами!

Люди вокруг сцены разразились аплодисментами, более громкими, чем подвыпившие пони.

На сцену вышел человек в белом, носивший зеркальные очки, и встал за один из микрофонов.

– Я хочу поблагодарить Понивиль за приём МГБ и DJ Pon-3. Но хватит разговоров! Сейчас я сыграю вам музыку моего народа!

Лира с любопытством наблюдала, как человек нажал кнопку на поворотном круге, даже не поставив запись. Она уже слышала кое-что из классической музыки людей и наслаждалась ей. Хотя ей больше было интересно описание мест откуда запись, чем сама музыка. Почему-то у людей не было с собой современных альбомов. Всё, что они ей показывали, было создано минимум пару десятилетий назад. Лира задавалась вопросом, как же звучит их нынешняя популярная музыка.

Звук, вырвавшийся из динамиков, был достаточной силы, чтобы отбросить Лиру назад на несколько шагов и заставить ушки прижаться. Она поморщилась от боли и не она одна. Несколько пони со всех копыт рванули прочь. Другие, однако, как мотыльки пламенем, были привлечены динамиками, и буйный танец быстро охватил всё вокруг сцены. Люди танцевали вместе с пони, вместе наслаждаясь сладкими напитками, некоторые согнулись в неконтролируемом приступе смеха. Мужской голос начал петь, но из-за шума Лира ничего не могла разобрать. Она была в растерянности – до сих пор люди, неважно насколько раздражённые, оставались хорошо воспитанными, на грани с пародийностью. Что же не так с этой группой?

Лира нахмурилась, сахар придал ей решимости. Она хотела получить ответы и было самое время, чтобы их получать!.. Начиная с того, думали ли эти люди о том, что они делают?

Ритм ускорился и песне как-то удалось ещё увеличить интенсивность. Лира двинулась вперёд, с трудом пробираясь сквозь толпу. Чтобы избежать самых энергичных танцоров, она пошла не прямо вперёд, а вбок. На её пути вдруг стало меньше людей и пони… и это оказалось неспроста. Теперь она должна была пройти прямо перед огромными динамиками. Басы ревели как Большая Медведица. Лира чувствовала, как её зубы буквально дребезжат.

Она прошла мимо нервной Берри Панч, почти погребённой под стеклотарой, но в остальном её путь был чист. Ничто, кроме музыки, не могло её сейчас остановить!.. В момент, когда у неё появилась эта мысль, музыка вдруг затихла. Лира с удивлением посмотрела на выступающего, но тишина продлилась не более секунды.

– I’M SEXY AND I KNOW IT! – проревели динамики и звук вернулся на полную громкость.

Такой уровень децибел поразил Лиру: ни один нормальный пони не мог такого выдержать. Но она только сильнее сжала зубы и заставила себя двигаться вперёд: она сталкивалась с кое-чем и похуже… как-то она пять часов кряду слушала концерт дюжины волынок. Если её не сломило это – то не сломит уже ничего!..

Лира наконец добралась до сцены и взобралась на неё. Сейчас она была за динамиками и звук снизился до приемлемого уровня. Мятно-зелёная единорожка сделала несколько глубоких вдохов, приходя в себя и готовясь выйти на новый этап. Как только она сделала первый шаг, перед ней в пурпурной вспышке возникла Твайлайт и с бешеным выражением лица проследовала к диджейской столу.

Твайлайт открыла рот и что-то сказала, но человек за вертушкой, казалось, не замечал её. Он был занят, раззадоривая толпу и миксуя мелодию. После долгих криков, взмахов и, наконец, просто безумного махания передними ногами, Твайлайт смогла привлечь его внимание. Она попыталась что-то объяснить человеческому диджею, но Лира могла сразу сказать, что у неё ничего не выйдет. Разумеется, никто из пони не слышал ничего из-за рёва динамиков.

Лира злобно улыбнулась возникшей мысли. Она осмотрела стоящий рядом динамик и нашла панель. Хотя она и не использовала усилители для своей музыки, но как они работают – знала. Всё, что ей нужно сделать – вынуть главный кристалл из гнезда и устройство вырубится!..

По крайней мере, таков был план. К сожалению, внутренности человеческой машины были совсем не такие, с какими она была знакома. Нахмурившись, она закрыла панель. Твайлайт всё ещё пыталась договориться с диджеем, но пока безрезультатно. Он должен был видеть, что с ним хотят поговорить, но не стал отрываться от музыки.

Лира подошла к столу с микрофоном. Казалось, что это место, откуда всё управляется. А потом она увидела большую красную кнопку. Если чему и научили её исследования людей и их машин, так это тому, что нажатие большой манящей кнопки – хорошая идея. И Лира пафосно прихлопнула её копытцем!..

Ничего не произошло.

Лира вздохнула. Почему эти вещи не работают так, как ты думаешь? Она ещё раз взглянула на стол. Рядом обнаружилась ещё одна странная кнопка – белого цвета с пульсирующим зелёным кругом и линией вверху.

«Эх. Хуже уже не будет, если я попробую», – решила Лира.

В этот раз она нажала не так сильно и была вознаграждена замолчавшей музыкой.

– …Я ГОВОРЮ, – кричала Твайлайт, – ЧТО ВАША МУЗЫКА СЛИШКОМ ГРОМКАЯ!

Фиолетовая единорожка встрепенулась и с удивлением обнаружила, что музыка, на которую она жаловалась, смолкла. Она обернулась и увидела ухмыляющуюся Лиру.

– Думаю, тебе стоило использовать копыта.

Твайлайт слегка покраснела и кивнула.

– Спасибо.

Она повернулась к человеку, ответственному за весь шум в Понивиле, и откашлялась.

– Вы, вероятно, новичок в Понивиле и, по всей видимости, не всё знаете, но ваша группа, к сожалению, нарушает несколько постановлений местных органов власти.

Человек весело посмотрел на неё поверх очков.

– У вас есть разрешение на охоту? – спросил он.

– У меня есть что? – Твайлайт посмотрела на Лиру, как на специалиста в области людей, не понимая, что он имеет в виду.

– Потому что вы только что убили около пятидесяти buzzes, – продолжил он, будто не слыша её вопроса и махнул рукой в сторону толпы у сцены. Единорожки услышали жалобы от людей и пони, желавших получить музыку обратно.

Твайлайт смущённо покраснела, но у Лиры было своё мнение об этом.

– А вы травмировали уши всех пони в Понивиле! Не говоря уж о том, что раздавали это зелье всем пони.

– А помимо этого, у вас нет разрешения на проведение подобных мероприятий, – Твайлайт кивнула и шагнула вперёд. – Если вы хотите, то можете переместить сцену и оборудование за пределы Понивиля. Боюсь, что в черте города эту вечеринку мы позволить не можем.

– Да брось, серьёзно! – Винил Скрэтч покачала головой. – Мы только всё настроили. Ты не можешь велеть нам перетаскивать всё это.

– Сожалею, Винил, – нахмурилась Твайлайт, – но, боюсь, именно это я вам и говорю.

Человек разочарованно вздохнул.

– Вряд ли. Кто скажет всем этим зверям вечеринки сворачиваться? – он бросил взгляд поверх обода очков. – Не думаю, что у кого-то из вас хватит cojones сделать это.

– Если этого не сделают они – сделаю я.

Лира и Твайлайт обернулись и челюсть мятно-зелёной единорожки отвисла. За ними стояла с угрюмым видом женщина в мятно-зелёной рубашке. Под её взглядом диджей побледнел и без возражений передал микрофон.

Она обернулась к толпе с виноватой улыбкой.

– Я сожалею, что вынуждена об этом сказать, но, боюсь, что концерт будет перенесён до тех пор, пока МГБ не сможет утрясти все дела с разрешениями.

Большинство любителей вечеринок, как люди, так и пони, разочарованно застонали и начали собираться. Но некоторые не были столь вежливыми.

– Кто ты, лягать, такая? – крикнул один жеребец.

– Да, почему мы не можем немного повеселиться? – добавила кобылка рядом с ним.

Взгляд женщины вернулся к прежнему выражению мрачной решимости.

– Я капитан всех дополнительных дивизий, – заговорила она медленным, не терпящим возражения голосом, – и я говорю вам – вечеринка закончена. Вопросы?..

На улице стояла тишина.

– Хорошо.

***

Утро было прохладным, но если день будет похож на вчерашний, то ненадолго. На холме с видом на раскинувшееся поле виднелись две фигуры; высокая и стройная принадлежала человеку, вторая – мускулистому пони. Вытягивать пни нужно нечасто, но пока не появились люди, у Биг Мака не находилось времени, чтобы управиться с самыми большими.

Теперь-то он наконец выкорчует все эти неподатливые коряги. Человек, стоящий рядом, смотрел на поле перед ними.

– Здесь очень много пней, – заметил он.

– Агась, – кивнул Биг Мак.

Человек проверил принесённые инструменты. Он будет использовать их, в то время как пони-фермер предоставит свои мышцы, чтобы вытянуть пни. Человек вздохнул и поднял лопату.

– И ты не вытянешь их сам.

– Неа.

Они работали вместе пару часов. Человек обкапывал пни и разрубал самые крупные корни. Работа шла намного быстрее, чем ожидал Биг Мак – даже быстрее, чем когда у ЭпплДжек находилось время помочь ему. Наконец они достигли пня, в котором Мак признал Красного Старика. Когда-то он был одной из старейших и крупнейших яблонь, но после удара молнии её пришлось срубить. Оставшийся пень был достаточно большим, чтобы сделать из него стол хороших размеров.

– Это будет нелегко, – присвистнул человек.

– Агась.

Они принялись за работу, Биг Мак взял другую лопату и час спустя пень оказался посреди ямы приличных размеров. Человек вытер лоб тряпкой и принялся обмахиваться своей соломенной шляпой.

– Жарковато стало, верно?

На этот раз Биг Мак просто кивнул.

Немногим позже зазвонил колокол, созывая всех к обеду.

– Обеденный перерыв! – кричала ЭпплДжек. – Приходите и получите, пока не остыло!

Человек помог Биг Маку счистить самую большую грязь с инструментов и они не спеша отправились назад к ферме. Когда они подошли, человек понюхал воздух, ловя ароматы кулинарного искусства Бабули Смит.

– Пахнет замечательно, – он облизнул губы.

– Агась.

ЭпплДжек улыбнулась подошедшему брату.

– Эй, Макинтош, неплохо вы поработали со всеми этими пнями?

– Агась.

ЭпплДжек довольно кивнула и спросила тихо, чтобы не услышал умывающийся перед обедом человек.

– Итак, что думаешь о Джоше? Это ведь первый раз, когда вы работаете вместе?

Биг Мак хорошенько обдумал вопрос.

– Хорошо работает, но чутка болтлив.

***

– Значит, у меня есть собственная дивизия людей. У меня. Лиры. Двадцать пять готовых поклясться всегда быть со мной. Постоянно. Без дураков.

– В двенадцатый раз повторяю – «да», – с улыбкой сказала Капитан.

Лира снова завизжала и заскакала на месте. Все вокруг неё, её подразделение – её подразделение! – помогали людям Винил Скрэтч разбирать их оборудование. Капитан застряла с Лирой, всё ещё пытаясь убедить её, что это не какой-то безумный сон. Лира уже ущипнула себя несколько раз, а один из её людей – её людей! – даже окатил её из ведра холодной водой, чтобы она убедилась.

Она во все зубы улыбнулась Капитану. Неудивительно, что она сегодня предчувствовала что-то особенное.

– Просто дайте нам всё здесь убрать и мы проведём церемонию, чтобы всё стало официальным, – сказала человек, похлопав Лиру по спине. – Должна сказать, что я рада почти так же как вы. Принцессы утвердили эти дополнительные дивизии на постоянной основе.

Эти дивизии? – удивлённо моргнула Лира. – Значит, некоторые ещё только ждут одобрения?

– Ну, не совсем. Это занимает много усилий, несколько недель для того, что мы называем «Брони-основа», и хорошую базу поддержки дома для сбора дивизии. Сейчас все полностью укомплектованные подразделения здесь, но осталось несколько несобранных, – человек фыркнула. – Но некоторые из них никогда не собрать. Был один парень, что хотел дивизию Хью Джелли. Я ему сказала, что у него больше шансов получить разрешение на дивизию Дискорда.

Лира шокировано смотрела на человека. Она понятия не имела, кто такой этот Хью Джелли, но он, должно быть, самый ужасный из живущих пони, если у духа хаоса и дисгармонии больше шансов по сравнению с ним!.. Или, решила она, это просто преувеличение. Это явление было распространено среди людей куда больше, чем среди пони.

– Дивизия Дискорда? Ты же шутишь, верно? – решила она проверить свою теорию.

– Всегда есть несколько психов, что говорят об этом, – пожала капитан плечами, – но они не очень серьёзны. Даже если они упрутся, мы им всё равно не разрешим.

Лире показалось, что она и в самом деле беспокоится, что некоторые люди могут хотеть выпустить одного из самых страшных врагов Эквестрии. Опять же, большинство людей вообще проявляли поистине бесцеремонное отношение к опасности. Не то чтобы они не боялись или не знали что это – просто не считали угрозу реальной, пока не столкнутся с ней лицом к лицу.

Она покачала головой. Все гипотезы были интересны, но у неё появился шанс получить ответы на некоторые вопросы. Наконец-то она сможет узнать правду. Она позволила себе довольный вздох перед тем, как встретиться глазами с лидером своего подразделения.

– У меня есть несколько вопросов, которые я хочу задать. Но пообещайте мне, что ответите честно, – Лира положила копыто на руку человека. – До сих пор все люди, с которыми я говорила, водили меня кругами. Я не расстроена. Я понимаю, что у вас есть свои причины, но в этот раз я хочу получить прямой ответ, – она умоляюще посмотрела на человека огромными янтарными глазами. – Я хочу знать правду.

Человек довольно долго молчала, в её глазах было сомнение.

– Вы не представляете, насколько глубоко это идёт, – наконец заговорила она. – Вы даже представить не можете хотя бы часть того, что мы скрываем от вас. Если вы действительно хотите это узнать, я помогу. Но могу гарантировать, что правда не сделает вас счастливее. Вы всё ещё хотите пройти через это?..

– Да.

Капитан расплылась в довольной и озорной улыбке. Лира вскрикнула от неожиданности, оказавшись в её крепких объятьях.

– Меньшего я от вас и не ожидала.

– Это, конечно, здорово… – выдавила Лира сквозь скрип рёбер. – Но мне нужно дышать.

– Ой! – человек неловко усмехнулась. – Мой внутренний фанат победил меня. Я сожалею.

– Всё в порядке, – Лира слегка поморщилась. Легко забывалось, сколько силы заключено в этих тонких руках. – Теперь, к слову о вопросах…

Капитан кивнула и позвала одного из всё ещё работающих людей.

– Эй, Джейсон! Иди сюда!

Указанный человек положил связку проводов, которую нёс, и поспешил к ним.

– Лира, это Джейсон, мой заместитель в командовании. Джейсон, полагаю, ты слыхал о Лире?

Джейсон усмехнулся и протянул Лире руку. Они обменялись рукопожатием и улыбнулись друг другу.

– Приятно наконец познакомиться с вами, Лира.

– Взаимно, – ответила Лира.

– Лира сказала, что хочет знать правду, Джейсон, – улыбнулась Капитан.

Его глаза расширились и он бросил на лидера вопросительный взгляд. Она кивнула в ответ и он вздохнул.

– В правилах и протоколах Международной Гвардии Брони, с которыми мы все согласились до приезда сюда, есть указания на определённые вещи, которые мы не можем вам рассказать.

Лира нахмурилась – это звучало как любой другой полученный ей отказ – но Джейсон ещё не закончил.

– Однако существует лазейка. В случае необходимости, определяемой пони, которой присягнула дивизия, она может получить допуск альфа-уровня. Это означает, что дивизия подчинится любому её приказу независимо от того, какие правила это нарушит.

– Это значит, что вы расскажете всё, что я захочу? – Лира улыбнулась от уха до уха. – Кроме шуток?

– Ты получишь ответы, – кивнула женщина. – После того, как мы тебе присягнём, мы в твоём распоряжении, – она усмехнулась. – Я обещала Сэту, что ничего не расскажу ни тебе, ни кому-то ещё. Почему-то он считает плохой идеей, чтобы я всё вам рассказала.

– Ну так бросайте распаковку и давайте сделаем это!

– Лира! Что здесь происходит?!

Лира обернулась и увидела свою понидругу, рассматривающую людей в мятно-зелёных рубашках. Её левый глаз дёргался, а рот был так широко открыт, что челюсть чуть ли не качалась на ветру.

Лира едва сдерживала улыбку – её энтузиазм был силён как никогда.

– Они увязались за мной. Можно, я их оставлю?

Бон-Бон упала в обморок.

– Будем считать, что это «можно».

***

«Международная Гвардия Брони: Руководство», страница 42.

ОРГАНИЗАЦИЯ УРОВНЕЙ: мы не настоящие военные и не имеем реальных званий, но эти уровни дают примерное представление об иерархии в организации. Они обозначены буквами греческого алфавита, потому что так круче звучит. И это не обсуждается.

Первое, что нужно помнить, звучит просто и понятно: не будь мудаком. Более высокий уровень не означает, что ты хозяин над всеми, кто ниже тебя. В то же время, ты должен проявлять уважение к брони более высокого уровня – они получили его не просто так.

ЭПСИЛОН: Это значит, что вы приняты и знаете правду о МГБ. Если вы читаете эту книгу – поздравляю, вы достигли этого уровня. Можете похлопать себя по плечу.

ДЕЛЬТА: это значит, что после долгого обучения, подготовки и проявленной преданности делу, вы доказали свою ценность и вам разрешено отправиться в Эквестрию. Вам и ещё примерно четырёмстам другим. Это не селф-инсерт, так что думай и не веди себя как болван. Мы всегда можем выгнать тебя, и мы работаем над стиранием памяти.

ГАММА: Это лидер твоей дивизии. Они в основном мастера и мастерицы – мастерши? – группы. Они наставляют группу о том, как лучше достичь целей выбранной пони. Они также контролируют группу с позиции МГБ и все связанные с этим вопросы. Это включает в себя патруль вокруг казарм, караул, уборка и тому подобное.

БЕТА: Это лидеры МГБ. Мы против тиранической олигархии. И не спорь.

АЛЬФА: Это относится ко всем присягнувшим. В то время, как обычно вы ограничены в ответах на вопросы, касающиеся определённых областей (особенно когда дело доходит до подробностей о Земле), если они отдают прямой приказ, можно игнорировать эти правила.

– Но имейте в виду, что это относится только к чрезвычайным ситуациям. Не информируйте пони об этой возможности без крайней необходимости.

– Даже если ваш пони вам прикажет, вы не должны нарушать первое правило. Говорите что хотите, но единственное, чего вы не должны рассказывать – как мы наблюдаем за ними.

***

– Ни. За. Что. Я могу повторить это столько, сколько потребуется.

– Бон-Бон, милая, я знаю, ты не это имела в виду, – Лира посмотрела снизу вверх, её нижняя губа дрожала. – Подумай о том, как полезно иметь людей вокруг дома. У нас появится кто-то, кто достанет с высокой полки, кто откроет банку солений… И не говори, что не хочешь услышать топот маленьких ножек вокруг дома.

Она сжала щёчки понидруги копытцами и выдала самые убедительные щенячьи глазки.

Бон-Бон держалась под этим штормом очарования сколько могла. Выражение её лица с каждым вздохом становилось всё более виноватым и, наконец, она выдохнула, сбрасывая напряжение. В глазах Бон-Бон была влага, и она подошла к Лире ближе, прежде чем заговорить.

– Ты тратишь так много времени на людей и свои исследования, – заговорила она сдавленным голосом. – Я знаю, ты была права и горжусь, что ты никогда не отступалась. Но с тех пор, как они появились, ты занята больше, чем когда-либо. Я просто не хочу, чтобы ты забыла о нас.

Лира хихикнула и откинула мешающую прядку гривы понидруги, затем чмокнула её в щёку и вытерла набежавшие слёзы.

– Я никогда бы не забыла тебя, Бон-Бон. Прости, что я так мало уделяла тебе времени, но я исправлюсь.

Бон-Бон фыркнула пару раз.

– Обещаешь?

Лира наклонилась и нежно уткнулась носом ей в шею.

– Обещаю, – прошептала она на ухо. – И ты абсолютно права. Я проводила недостаточно времени с тобой… – её голос стал на октаву ниже, отдавая хрипотцой. – Позволь мне сделать это для тебя.

Она жевала ушко Бон-Бон, притягивая тело земной пони к своему.

– Лира! – воскликнула Бон-Бон. Она поспешила отодвинуться, выражение её лица было удивлённым и шокированным. – Ты забыла, где мы находимся?

Лира и в самом деле забыла, что они сидят на скамейке в городском парке. И что вся её дивизия находится примерно в десятке шагов. Люди веером встали по кругу вокруг скамейки, не позволяя проходящим мимо пони увидеть, что там происходит. Они стояли спиной к парочке, давая им столько личной жизни, сколько возможно, но все, кого Лира могла видеть, густо покраснели.

– Да и пусть смотрят, – сказала она, наклоняясь для ещё одного поцелуя. Люди покраснели ещё сильнее и принялись с усердием изучать окружающую зелень. Бон-Бон только рассмеялась.

– Ты единственная в своём роде, Лира.

Они обменялись быстрыми поцелуями и встали, собираясь идти.

Люди расступились, некоторые тихо переговаривались меж собой, другие продолжали краснеть.

Капитан не принадлежала ни к одной из этих групп.

– Рада слышать, что мы не встали между вами. Мы опасались этого.

Лира пожала плечами, а Бон-Бон вскинула бровь, как бы спрашивая «И всё равно пришли?».

Человек усмехнулась.

– Ну что ж, мы принесли… э-э, мировую.

Она подозвала одного человека и он принёс небольшую коробочку. Лира признала в ней кулер – изолированный контейнер людей для хранения и охлаждения напитков – и подумала: а не принесли ли они той неоново-зелёной жидкости?

Но нет, там были плоские кружки шоколада с волнистыми краями. Конфеты? Ну конечно, они знали о слабости Бон-Бон.

– Они выглядят весьма аппетитно, – Бон-Бон посмотрела на них с любопытством. – Что это?

– Одни из самых вкусных конфет в мире, – усмехнулся человек с кулером, – и мои самые любимые. Капсы с арахисовым маслом от Риза.

Бон-Бон осторожно взяла одну из них копытцем и сняла обёрточную восковую бумагу.

– Арахисовое масло и шоколад? Я уже пробовала подобное раньше.

Улыбка человека стала ещё шире, и она рассмеялась.

– Но не такие.

Бон-Бон отправила конфету в рот и принялась жевать. Её лицо стало задумчивым, она проглотила и облизнула губы.

– Хм… это было вкусно. Но мне нужно лучше распробовать, прежде чем я решу, что они в самом деле так хороши, как вы утверждаете, – она потянулась за новой конфетой и капитан улыбнулась.

– Одну секунду, Бон-Бон. Давайте прежде уладим формальности.

С этими словами она встала на одно колено, уперев кулак в землю. Остальная группа сделала то же самое. В один момент пони оказались окружены склонившимися людьми.

– Лира, мы, Международная Гвардия Брони, хотим присягнуть вам на верность. Примете ли вы нашу службу?

Лира сдержала порыв расплыться в идиотской улыбке и вместо этого вежливо кивнула.

– Да.

После этого люди встали и несколько раз прокричали ура. Капитан похлопала Лиру по спине, в то время как Бон-Бон втихаря умыкнула ещё несколько конфет. После небольшого обсуждения дальнейших действий большая часть людей вернулась в казармы, а Джейсон и Капитан последовали за счастливой парой к их дому.

Люди отказались что-либо говорить, пока это не было безопасно. Хотя дом Лиры, возможно, и не отвечал всем требованиям, но в нём было меньше шансов быть подслушанным, чем где-либо ещё. Бон-Бон предложила приготовить ужин на четырёх и люди с радостью согласились. Как только Бон-Бон ушла, Лира набросилась на людей, не в силах себя больше сдерживать.

– Расскажите же мне, наконец! Откуда вы взялись? Как сюда попали? Какова ваша Родина? Как вы узнали о нас?

Капитан повернулась и посмотрела на Джейсона, после чего махнула рукой в сторону Лиры. Он закатил глаза, но всё же начал говорить.

– Начнём с подтверждения того, о чём вы, вероятно, уже догадались. Люди не из Эквестрии, они даже не из этого мира. Мы пришли из другой вселенной, – Лира поспешно черкала в своём дневнике. Параллельный мир, конечно! Это многое объясняет. – После нескольких лет обучения мы нашли способ создавать разрыв между измерениями или «портал», как мы любим их называть в нашем мире. Этот портал тяжело открывать, но относительно легко поддерживать. Мы держим его открытым всё это время, сохраняя путь между нашими мирами и обеспечивая свободный проход между ними.

– В то время как у нас есть множество схожих растений и животных, так же как и некоторых языков, наши миры очень отличаются. У людей нет магии ни там, ни здесь, но мы изобретательны. Благодаря очень ловким рукам, пренебрежению к личной безопасности и огромному общественному давлению наш прогресс несётся с огромной скоростью. Все те вещи, что мы вам показали, лишь вершина айсберга. На Земле есть технологии, о которых пони даже не мечтали. Мы летали в космосе меж звёзд, измерили скорость самого света, создали машины, что могут работать, взаимодействуя по всей планете, и обнаружили кирпичики самого мироздания.

– Наряду с этими технологиями, огромные достижения были достигнуты в области медицины и сельского хозяйства, позволив населению нашего мира разрастись до семи миллиардов. Это огромное население охватывает весь земной шар, люди процветают практически во всех возможных условиях. Только самые суровые пустыни или самые холодные тундры необитаемы. Большинство людей живут в гигантских городах из стали, стекла и бетона. Эти мегаполисы растянулись на многие километры и заполнены зданиями в десятки этажей, их население может составлять от сотен тысяч до миллионов людей. Отдельный человек не представляет что-то особенное или впечатляющее, но как вид мы добились много, овладев окружающей средой и став непревзойдёнными правителями Земли.

Лира уронила перо к концу первого абзаца, и челюсть вскоре последовала за ним. «Это… это невероятно! Это просто потрясающе!»

– У кого-то склонность к драматизму, а? – усмехнулась Капитан, глядя на Джейсона.

Она его дразнила, но он просто пожал плечами и улыбнулся в ответ.

– Это естественно – завидовать такому таланту как мой. Я не удивлён, что ты поддалась этому чувству.

Лира проигнорировала их перебранку, сосредоточившись на обработке невероятной информации, которую только что узнала. Это объясняло таинственные технологии, одинаковые одежду и снаряжение, упоминания о большой и далёкой родине, но вместе с этим вызывало ещё больше вопросов. Тем не менее, полученная информация указала Лире дорогу к собственным выводам об одной из самых загадочных тайн.

– Вы наблюдали за нами. Это всё объясняет. Каким-то образом вы смогли понаблюдать за этим измерением, прежде чем посетить его. Вы использовали что-то вроде телескопа, только для наблюдения за другими измерениями, верно? Вот почему вы знаете всех пони, но не знаете нашу историю. Всё началось с Элементов Гармонии и распространилось на остальной Понивиль, так?

Оба человека с энтузиазмом кивнули: казалось, они оба испытывают облегчение от того, что Лира догадалась обо всём сама.

– Да, мы наблюдали за всеми вами последние пару лет, – заговорила первой Капитан. – Мы начали примерно в то время, когда вернулась Найтмэр Мун, и с тех пор поддерживаем постоянное наблюдение.

– Мы не хотели говорить пони о нашем мире по многим причинам, но это самая главная. Мы считаем, что большинство пони не будет счастливо узнать, что за ними, по сути, шпионили в течении двух последних лет, – закончил Джейсон с виноватым смешком.

Лира поняла, что он имеет в виду. Большинство пони либо будут расстроены и потребуют, чтобы люди ушли, либо захотят воспользоваться межпространственным телескопом в собственных целях.

К счастью, Лира была не такой пони. Теперь правила и секреты вокруг МГБ начали обретать смысл. Неудивительно, что все, кого она спрашивала, отвечали, что она не будет счастлива, узнав правду. Тем не менее, было ещё одно, о чём она хотела знать…

– Я хочу увидеть это.

– Портал? – брови Капитана взлетели.

– Ваш мир. Я хочу попасть туда и посмотреть на один из ваших городов, даже если это будет всего лишь на несколько минут.

Люди обменялись обеспокоенными взглядами и Джейсон предостерёг решительную единорожку.

– Это будет непросто. Нет никакого шанса, что остальная часть МГБ позволит такое, так что нам придётся взять контроль над порталом силой. Он находится в самом сердце наших бараков и охраняется круглые сутки. Если мы это сделаем, то уже не сможем скрывать того факта, что всё вам рассказали. И самое главное, мы даже понятия не имеем, как портал будет работать для пони, – он вздохнул и потёр подбородок рукой. – Наши машины не могут измерить или даже обнаружить магию пони. Что делать, если портал сработает на вас как-то не так?

Всё это казалось трудным, даже невозможным, но в Лире сейчас было слишком много решимости, чтобы повернуть назад. Услышав о таком месте, она не могла не хотеть увидеть его хотя бы раз. Если она этого не сделает, то остаток жизни проведёт в сожалениях о том, как это могло быть интересно.

– Я хочу попытаться хотя бы раз, – решила она. – Если не сможем, значит не сможем. Никогда не узнаешь, пока не попробуешь.

Джейсон и капитан посмотрели друг на друга, затем на выбранную ими пони.

– Вы понимаете, что приказываете нам нарушить почти все правила, на которых был основан МГБ, вырвать контроль над порталом у наших друзей и поставить под угрозу наш единственный путь домой, только для того, чтобы вы могли осмотреться вокруг? – спросил Джейсон.

Лира отшатнулась от этих слов, хотя тон, которым они были сказаны, остался неизменно спокойным. Когда он озвучил это, вся затея стала звучать глупо. Она никогда бы не смогла просить их о столь многом. Она сглотнула, пытаясь протолкнуть ком в горле, и заговорила.

– Я-а-а не думала об этом в таком свете… – она поборола разочарование и попыталась улыбнуться. – Давайте просто забудем об этом.

Капитан уставилась на Лиру с почти комичной тревогой.

– Забудем об этом? Ты что, шутишь? Это звучит как самая весёлая затея за последние недели!

Джейсон закрыл голову руками, но Лира этого не заметила.

– Значит, вы это сделаете? – пискнула она, её возбуждение разом подскочило.

– Передай Бон-Бон наши сожаления, что мы не смогли остаться на ужин, – с улыбкой поднялась Капитан. – У меня есть кое-какие планы насчёт захвата. Джейсон?

Джейсон вздохнул и тоже встал.

– Я пойду за хлороформом. Опять.

***

– Нипони не узнать моих проблем.

Хруп.

– Нипони не узнать моей печали.

Хруп.

– Нипони не узнать моих проблем.

Хруп.

– Нипони не узнает, лишь Луна…

– Эй, Спайк. Что ты ешь?

Спайк подскочил на месте, едва не опрокинув чашу драгоценных камней, которыми он был перекусывал. Он думал, что один в библиотеке, когда начал свою песню. Дракончик покраснел, но попытался скрыть своё смущение.

– Привет, Фил. Я не знал, что ты здесь.

– Да, я как раз возвращал последний роман о Фетлоке Холмсе, – кивнул Фил. – Но это не так важно по сравнению с тем, что происходит с тобой. Никто не поёт блюз, если не чувствует боль в своём сердце.

Спайк вздохнул.

– Ты можешь хранить секреты?

Фил пожал плечами.

– Мне больше десятка лет удалось никому не проболтаться, что мой старший брат мочился в кровать до тринадцати.

– Ничего себе, ты довольно хорош в этом. Не думаю, что смог бы держать в тайне что-то вроде этого так долго, – человек усмехнулся и Спайк вновь сконцентрировался на собственной проблеме. Фил всегда был хорошим парнем, может, он поможет. – Дело в том… что я влюблён в Рэрити.

Фил поднял обе брови и принялся поглаживать рукой подбородок.

– Продолжай.

– И… и дело в том, что она любит меня, но я не думаю, что она любит меня как меня.

Спайк ссутулился и принялся рыться когтем в миске, ища утешение в закуске.

– Позволь рассказать тебе кое о чём, что случилось со мной, когда я был в твоём возрасте, – человек присел рядом со Спайком и уставился куда-то вдаль. – Я был по уши влюблён в девчонку из школы. Имею в виду, совершенно безнадёжно. Мы говорили несколько раз, но я был слишком застенчив, чтобы говорить с ней слишком долго. Через несколько месяцев я набрался мужества, чтобы признаться ей в любви.

– И? – спросил Спайк с глазами, полными надежды.

– Она мне отказала. Она была вежлива, но дала понять, что не любит меня, как меня.

Лицо Спайка осунулось и он уставился на человека.

– Это… это не то… что я хотел услышать.

– Это понятно, – Фил пожал плечами, – но давай я поясню, почему рассказал тебе это. Я не жалею, что рассказал о своих чувствах, хоть она и отказала – я пережил это. Но если бы не признался, то, вполне возможно, всё ещё сожалел бы об этом. Иногда нужно просто сделать решительный шаг.

– Я… я подумаю над этим, – сказал Спайк, сгрёб драгоценный камень из миски и направился к лестнице.

Его походка была медленной, а голова опущенной. Казалось, что он стал ещё более угрюмым, чем когда пел, если это вообще возможно. Фил молча смотрел ему вслед, взвешивая варианты.

Он может либо попытаться незаметно помочь Спайку, в результате чего это может превратиться в ситкомовскую цепочку недоразумений, которые в конце концов прояснят отношения, но не разовьют их, либо просто взять следующий роман с Фетлоком Холмсом и уйти.

Он просчитывал оба варианта несколько минут, прежде чем наконец решиться.

«Прости, Спайк, но, как говорил Фетлок, копыта в игре!»

***

– Лира, просыпайся. Джейсон хочет поговорить с тобой.

Вырванная из сладких снов, Лира ещё не полностью вернулась в мир живых.

– Что? Что за Джейсон? – она зевнула, тщетно пытаясь сбросить остатки сна.

– Человек Джейсон, – Бон-Бон закатила глаза. – Кто же ещё? Он сказал что-то про «план объединения» или какую-то похожую глупость. – Бон-Бон смерила понидругу подозрительным взглядом. – Вы же не делаете ничего, что может привести к беде, верно?

– Что? – спросила Лира, старательно избегая взгляда Бон-Бон. Она почувствовала капли холодного пота на затылке. – Что за безумные разговоры, Бон-Бон. Когда это я занималась подобным?

Лира была готова смыться из кровати, пытаясь уйти от разговора, но Бон-Бон была не так проста. Земная пони обошла кровать и села рядом с Лирой.

– Тебе составить список? – спросила она, выгнув бровь.

Лира делала всё возможное, чтобы казаться невинной. Но даже она сама понимала, что это бесполезно. Бон-Бон рассмеялась и нежно ткнулась носом ей в шею.

– Просто не устраивай слишком большой бедлам.

На Лиру нахлынули чувства к понидруге и она быстро поцеловала её в щёку. Единорожка думала о том, как ей повезло встретить Бон-Бон. Любой другой пони потребовал бы рассказать все самые маленькие секреты, но Бон-Бон была готова заниматься только своими делами. Эта была одна из черт, за которые Лира так любила её.

Лира беззаботно напевала про себя, вставая с постели.

Джейсон ждал внизу, потягивая кофе из дымящейся кружки. Это был первый раз за неделю, когда она его увидела. Иметь МГБ-дивизию в подчинении оказалось совсем иным, чем представляла Лира. Пятеро из них всегда были под копытами, сменяя друг друга, но в остальном они предоставили её саму себе. Люди по большей части занимались собственными делами. Конечно, если бы Лира захотела, она могла вызвать большее количество или даже задействовать всю дивизию, случись такая нужда, но о таком надо было предупредить заранее. Но в целом это было гораздо меньше, чем она ожидала.

Не то чтобы всё было так уж плохо – просто иначе. Например, в последнее время она часто общалась с Майком, композитором-любителем. Большая часть её подразделения играла на струнных инструментах того или иного типа, но он был одним из немногих, кто писал музыку помимо классической.

Однако Майка не было. Лира начала понимать, что других людей, помимо Джейсона, здесь нет. Она достала из холодильника молоко и налила себе стакан, перед тем как отправиться в гостиную и поговорить с Джейсоном.

Человек кивнул ей. Он выглядел усталым – Лира заметила тусклые мешки под глазами – но торжествующим. Он улыбнулся и заговорил вполголоса:

– Все на месте. Мы готовы приступить к работе уже сегодня.

– Приступить к работе? – повторила Лира.

– Раз уж мы делаем что-то противозаконное, значит можем говорить как мафиози, – Джейсон пожал плечами. – Как часто вам выпадает такой шанс?

Лира задумалась, что такое «мафиози», но тут же задвинула этот вопрос в сторону.

– Ты имеешь в виду, что мы собираемся пройти через портал сегодня?

Джейсон огляделся, убеждаясь, что нет лишних ушей.

– Если вы спрашиваете прямо – то да. Я был послан, чтобы вы начали готовиться. Всё произойдёт примерно через два часа.Так скоро? Лира думала, что у неё будет больше времени на подготовку. То, что она не сможет захватить с собой многое, было понятно, но камеры, тетради и карандаша должно хватить.

– Как мы это сделаем?

Джейсон нахмурился – очевидно, ему не хотелось раскрывать план – но Лира укоризненно посмотрела на него. Человек смягчился и начал объяснять.

– Перво-наперво нам нужно суметь не только захватить портал, но и удержать его. Нам нужны пушки с транквилизаторами, защитное снаряжение и кое-что ещё из арсенала.

– У вас, ребята есть арсенал? Это… неожиданно.

Джейсон оскорблено посмотрел на неё.

– Мы зовёмся гвардейцами не просто так. Мы прошли довольно серьёзное обучение после того, как увидели вторжение в Кантерлот прошлой весной. Признаю, мы непрофессионалы – отряд морских котиков повязал бы всю дивизию без проблем. Но мы по крайней мере подготовлены.

Лира задалась вопросом, почему Джейсон так беспокоится насчёт боя с морскими животными, учитывая, что рядом с Понивилем нет крупных водоёмов, но решила проигнорировать эту странность.

– Хорошо. Значит, берём арсенал…

– Да, там всегда дежурит трое охранников и сегодня двое из них наши. Они нокаутируют третьего в два тридцать, мы входим и берём что необходимо, после чего оставляем шесть или семь брони удерживать арсенал. Это замедлит любые противодействия захвату портала. Остальные в безумном порыве пытаются захватить зал с порталом, используя скорость и эффект неожиданности. После этого мы отправляем вас с несколькими охранниками через портал, а оставшиеся будут сдерживать членов МГБ сколько это будет возможно.

Лира вздрогнула, когда осознала, как много беспорядков они учинят.

– Мне это кажется немного чересчур. А мы не могли бы прокрасться?

Джейсон покачал головой.

– У портала свои особые охранники. Всё, что входит или выходит из него, проверяется с обеих сторон. Там постоянно минимум десять человек наготове, так что проскользнуть мимо них не выйдет.

– А если я использую заклинание невидимости?

Джейсон вздохнул и бросил на неё пренебрежительный взгляд.

– Мы хорошо осознаём способности пони и у нас есть план на каждую неожиданность. Как только у нас появилось здание для охраны, мы анонимно заказали кристаллы для обнаружения магии. Если они загораются – портал закрывают. Без вопросов.

Лира поморщилась: возможно, это правило она смогла бы обойти…

– И мы не сможем открыть его?

– Не с этой стороны, – как ни в чём не бывало ответил Джейсон.

Лира вся поникла, удручённая. Человек ободряюще похлопал её по спине.

– Я не хочу шуршать в стене, но похоже, сила и неожиданность и вправду единственная наша альтернатива.

Лира кивнула, гадая как это вообще возможно – «шуршать в стене». К сожалению, было похоже, что он прав.

– Как вы думаете, у нас и вправду может получиться?

– Мы спланировали всё до мельчайших деталей, – улыбнулся Джейсон. – Что может пойти не так?

***

Энди был несчастлив.

Флаттершай направлялась на свой турнир в Кантерлот, а он застрял, охраняя арсенал в Понивиле. Он всегда получал наряд в караул! Никогда на уборку, никогда на патруль казарм – ничего, кроме стояния часами с угрожающим взглядом…

Не то чтобы для него было трудно выглядеть угрожающе. Он был шесть с четвертью футов ростом, имел бугристые мышцы и говорил как Джеймс Эрл Джонс. Когда он впивался в кого-то взглядом, человек обычно падал в обморок. С пони было и того хуже. И это было основной причиной, почему он караулил здесь: лидер отряда боялась начала паники в городе.

Энди вздохнул, заставляя двух брони, несущих с ним смену, вздрогнуть.

В одном из проходов послышался шум, и он быстро поднялся, чтобы всё проверить… И едва он повернулся спиной к коллегам, как почувствовал влажную тряпку, прижатую ко рту и носу.

Секунду никто из присутствующих не двигался.

– Какого дьявола ты творишь? – прогремел он.

Человек, пытавшийся вырубить его, уронил тряпку и попятился. Энди нагнулся и поднял смоченную ткань.

– Хлороформ? – спросил он.

– Эм… да, – оба охранника уставились на него, не веря глазам. – Скажи, почему ты не без сознания?

– Потому что вы всё делали неправильно, – фыркнул Энди. – Я задержал дыхание, пока вы держали тряпку у лица и выдохнул, когда убрали. Если жертва не вдыхает пары – ничего не работает. Давайте-ка я покажу…

Он схватил ближайшего охранника и развернул его.

– Теперь смотрите. Сначала закрываете тряпкой лицо. Затем свободной рукой бьёте по почкам.

Огромный человек закрыл рукой с тряпкой лицо более маленького охранника и двинул его в правый бок. Брони задохнулся от удара и быстро упал под действием препарата.

– Вам не нужно бить сильно – просто стукните, чтобы заставить его сделать вдох и он свалится прежде, чем успеет подумать о сопротивлении.

Охранник кивнул, обдумав мудрый совет.

– Хорошо, понял. Я могу попробовать ещё раз? – он протянул руку с надеждой на лице.

– Я думаю… – снова фыркнул Энди. – нет.

***

– Оружейная направо за углом. Они должны были уже позаботиться о другом охраннике. Мы сработаем быстро и чисто. Не бери ничего, что не в списке. Двигаем.

Лира усмехнулась в предвкушении. Было нелегко убедить Капитана разрешить прийти и ей тоже, но она хотела увидеть безумное, чуждое оружие, что люди держали в секрете от пони!..

Они бегом завернули за угол и сразу встали как вкопанные.

Двое из её отделения лежали на полу без сознания. Огромный человек – оставшийся охранник – хмурился, сжимая странный прибор с длинным стволом.

В следующий десяток секунд Лира узнала много новых слов, некоторые даже были цензурными.

– Так вот, значит, что происходит, – прорычал охранник, держа их под прицелом. – А я-то думал, что эти двое замышляли…

– Это неожиданно, – произнесла Капитан. – Что, план Б?

Джейсон не сводил глаз с охранника.

– Бежим к чёрту, пока он не усыпил нас.

Лира вышла вперёд, игнорируя протесты членов дивизии, и ствол тут же нацелился на неё.

Когда она оказалась в десяти футах, человек вновь заговорил.

– Не подходи ближе.

– Хэй, Энди. Как поживаешь? – спросила Лира, игнорируя его яростный взгляд.

Здоровяк пожал плечами, но оружия не опустил.

– Неплохо. В этот раз в карауле не было скучно.

Ветер просвистел через отвисшие челюсти людей Лиры.

– Хорошо, буду с тобой честна. Сделай одолжение – передай нам контроль над оружейной? А я дам тебе фунт лучшей лакрицы Бон-Бон, – охранник скептически посмотрел на неё и покачал головой. Лира нахмурилась. – Два фунта?

Энди фыркнул в ответ.

– Пять. И это моё последнее предложение.

– Десять фунтов и Бон-Бон прекращает кричать, когда я захожу в её магазин.

– Договорились, – усмехнулась Лира и протянула копытце.

Они стукнулись рука об копыто и человек наконец-то убрал оружие. Подразделение Лиры было более чем слегка потрясено.

– Давайте же! – крикнула Лира. – Портал сам себя не захватит!

Нерешительность людей исчезла и они прошли через дверь за ней и Энди.

Джейсон притормозил у двери.

– Вы понимаете, что только что продали МГБ за десять фунтов конфет?

– А что вы получите за своё участие в этом? – насмешливо улыбнулся Энди.

– Туше, – поджал губы Джейсон.

Между тем Лира пыталась охватить всё великолепие зрелища человеческого арсенала. Комната была огромна и вся заставлена рядами стоек с инопланетными объектами. Были сотни таких же орудий, что держал Энди. Были огромные изогнутые щиты из прозрачного пластика с надписью «POLICE» спереди, с висящей рядом чёрной бронёй. Были шлемы с лицевыми щитками и резиновые маски с огромными стёклами на месте глаз и вытянутыми мордами. Были коробки с круглыми или цилиндрическими штуковинами с маленькими кольцами, прикреплёнными к их верхушкам…

Лира бродила с места на место, пытаясь увидеть столько, сколько могла за короткий промежуток времени. Самые интересные устройства она фотографировала, но у неё было недостаточно плёнки, чтобы запечатлеть всё. В задней части комнаты она обнаружила то, что было странным даже для этой чужеродной комнаты…

Там стояли три шкафа, каждый был заперт и обмотан цепями. На каждом была маленькая бирка с информацией о содержимом. Надпись на левом гласила «Топоры», а приписка ниже «Открыть в случае тимбервульфов»; на втором – «Серебряные пули. Открыть в случае оборотней»; и на последнем – «Серебряные топоры. Открыть в случае Тимбвервульфов».

– Оборотней-тимбервульфов? – спросила Лира.

– Ну или вампиров, – человек поднял голову и пожал плечами. – В любом случае, от подготовки вреда не будет.

Лира покачала головой. Казалось глупым думать о вампирах или оборотнях как о чём-то большем, чем персонажи страшных историй, а тем более готовиться к встрече с ними. С другой стороны, нипони не верил в людей, пока они не появились. Она вновь посмотрела на шкафы. Может, они не так уж глупы…

Капитан только что закончила разбираться в экипировке и все вооружались. Лира нашла её, когда женщина надевала чёрную броню.

– Что всё это такое?

– Самая большая в Эквестрии коллекция нелетального оружия, – с довольным видом усмехнулась Капитан. – Если что-то может вывести из строя не убивая – оно есть у нас. Шумовые гранаты, световые гранаты, слезоточивый газ, дубинки, дротики со снотворным, тазеры, акустические пушки и пушки с резиновыми пулями… Всего просто не перечислить!

– Пули? Как снаряды для рогатки? – на шкафах были упомянуты серебряные, но Лира их не видела, так что посмотреть на резиновую будет полезно.

– Рогатки? – моргнула капитан. – Хм, вот откуда взялся термин «пуля»?..

– Ну да. А что, там другие пули?

Человек пожала плечами.

– Так мы называем боеприпасы для одного из видов нашего оружия. Хотя пистолет, как правило, опаснее рогатки, – Капитан взяла одну из пушек с длинным стволом, вроде той, что держал Энди. – Это пистолет. Он использует давление маленького взрыва, чтобы запустить кусочек боеприпаса в полёт на высокой скорости. Резиновые пули поражают цель, не причиняя ей серьёзной травмы, в то время как дротик вводит наркотик, погружающий цель в сон, – она указала на несколько похожих металлических ящиков.

Лира уставилась на одевающихся людей. В чёрных доспехах они выглядели пугающе одинаковыми. Было облегчением узнать, что они не станут никому вредить при захвате портала, но всё же их подготовка выглядела немного пугающе.

«Это хорошо, что люди дружелюбны, – Лира наблюдала, как они загружаются оружием и готовятся. – Не хочу даже представлять, что стало бы с миром, будь это иначе».

***

– Эй, босс.

Сет остановился посередине доклада, который он заставил себя прочитать, и уставился на человека на другом конце стола.

– Что такое, стажёр?

Человек отложил газету и уязвлённо посмотрел на лидера.

– У меня есть имя, знаешь ли.

– У меня тоже, – вздохнул Сэт.

– Отлично, – человек закатил глаза. – Эй, Сэт, в Мэйнхэттэн Таймс восторженные отзывы о Потрясающем Цирке Великой и Могущественной Трикси. Бьюсь об заклад, скоро билетов будет не достать.

– Я знал, что надо было сказать Робу оставить для нас билетов, – Сэт выглядел страдающим. – Она хотя бы проедет через Понивиль?

Человек посмотрел таблицу в конце статьи.

– Здесь не говорится. Как думаешь, может уточнить по радио?

Сэт покачал головой

– Не из-за такой мелочи.

Он хотел сказать что-то ещё, но вдруг почувствовал холодок, пробежавший по спине. Он вздрогнул, удивляясь. Он будто почувствовал, что кто-то прошёл над его могилой.

– Ты в порядке? – нахмурился его друг.

– Я почувствовал большое волнение силы, – глухо ответил Сэт.

– Я думал, что ты перестал есть буррито с фасолью на обед.

Лидер МГБ проигнорировал оскорбление своего кишечно-желудочного тракта, пытаясь сосредоточиться, чтобы понять, в чём дело. Мелькнувшая мысль была столь ужасной, что он не смог произнести её в полный голос.

– Где сейчас подразделение Лиры?

***

Захватить портал, к счастью, оказалось намного проще, чем получить контроль над оружейной. Дальнобойные дротики (кривое название – моя версия) быстро подавили сопротивление людей снаружи. Хотя один из стрелков едва не испортил элемент неожиданности, рявкнув «no-scope!». К счастью, охранники внутри комнаты вроде бы не услышали его.

Взрыв света и шума ошеломил и дезориентировал охранников достаточно, чтобы в комнату успели вбежать люди из её дивизии и всех усыпить. В конце, когда в комнату вошла Лира, единственным свидетельством конфликта были крошечные резиновые шарики, валяющиеся на земле, и связанные брони.

Комната с порталом была до обидного пустой. Несколько обычных столов и складных стульев, где охранники играли в карты, потрёпанный шкаф для одежды и стальная кофеварка в углу. Единственным украшением комнаты были несколько плакатов с пони, высоко висевших на каждой стене. Они были нарисованы в довольно абстрактном стиле, и Лире понадобилась минута, чтобы понять, что на каждом из них изображён пони, получивший подразделение.

Всё это, конечно, весьма интересно, но непохоже на нужную комнату.

– Где портал? Или кристалл-детектор?

Неужели они ошиблись комнатой?

Джейсон молча указал пальцем. Лира проследила направление и увидела вверху в потолке огромный кристаллический детектор. В этой комнате не было окон, но свет был не электрическим, а исходил из этих мягко пульсирующих камней. Они были собраны в семилучевую звезду и нежно светились белым.

Капитан заметила взгляд Лиры и кивнула.

– Как только ты используешь магию, свет станет красным и зазвонит тревога.

Лира покачала головой. Люди и вправду были пугающе хорошо подготовлены.

– Кристаллы нашлись, но где же портал?

Капитан кивком указала на другой конец комнаты, где пара людей пыталась открыть шкаф, подбирая ключ из связок, снятых с охранников.

– Прямо здесь.

– В шкафу? – брови Лиры подпрыгнули.

– Что я могу сказать, – пожал плечами Джейсон, – мы придерживаемся традиций.

Лира ещё немного подождала, но больше никаких объяснений не последовало. Со вздохом она решила отложить дознание на потом и обратила своё внимание на саму комнату. Она ожидала увидеть подвал, заполненный оборудованием, трещащие провода питания, и прочие… научные штуки. Если бы её дивизия не была уверена, что это нужное место, Лира просто решила бы, что это обычная комната отдыха охраны. Она вновь посмотрела на плакаты и отметила, что большинство пони были изображены смотрящими вниз, так что они глядели прямо на неё.

– Что с плакатами?

Одна девушка усмехнулась и сказала со странным акцентом:

– В советской Эквестрии пони наблюдают за тобой.

В ответ на её слова раздались смешки и стоны от остальных людей, но Лира не уловила смысла. Это уже становилось привычным, но так и не стало приятным. Мгновение спустя раздался щелчок и радостный возглас: шкаф открылся. Лира поспешила увидеть всё своими глазами. Человек отодвинул в сторону несколько пальто и только после этого единорожка увидела его

Поначалу портал показался – как и всё в этой комнате – разочаровывающе простым.

Он был похож на неполированное серебряное зеркало. Большое – не меньше шести футов в высоту и трёх в ширину – но в остальном не особо впечатляющее. Мутная поверхность приводила в уныние. Рама была немного интереснее: равномерно серой и – на удивление – безо всяких проводов. Хотя сбоку всё же оказалось несколько кнопок и крошечных огоньков.

– Мы пойдём первыми и захватим контроль. Когда мы сообщим, вы сможете пройти через него, – сказала Капитан Лире, глядя на портал. – На всякий случай проходите медленно. Начните с ног и пока не почувствуете твёрдую землю под собой, дальше не двигайтесь. Если почувствуете покалывание – это нормально, но если начнётся онемение – тут же убирайте обратно, – человек посмотрела Лире в глаза. – Ничего не предпринимайте, если что-то пойдёт не так, как я только что сказала. Путешествие между измерениями не шутка. Мы пока никого не потеряли и я не горю желанием сделать вас первой.

Лира сглотнула, борясь со страхом и волнением: трудно было определить какая эмоция преобладала.

Капитан с остальными людьми подошла к порталу и вошла в него. Поверхность зеркала расступилась подобно воде, пропуская человеческое тело и оставив после лишь лёгкую рябь. Лире это показалось похожим на ртуть, растянутую по раме.

Десять человек из оставшихся пятнадцати прошли внутрь и в течении нескольких следующих минут всё было тихо. Из сверхъестественного зеркала не было ни шума, ни каких либо отсветов, поэтому когда Джейсон вдруг высунул голову, Лира, застигнутая врасплох, вскрикнула от удивления.

– Мы можем идти, – сказал он и нырнул обратно.

Лира нервно облизнула губы, собираясь с духом.

«Да ладно, всё будет, как она сказала. Начинаю с одной ноги…»

Она нерешительно коснулась портала и смотрела, как по зеркальной поверхности побежала рябь, разрушая её и без того размытое отражение. Теперь она вспомнила слова, сказанные Бэт:

«Так же далеко, как твоё отражение».

Лира усмехнулась. Она задолжала той девушке извинения, Бэт была более правдива в своих словах, чем кто-либо ещё. И, пока она не успела ещё сильнее задуматься, стукнула копытцем сквозь поверхность портала. Несмотря на внешний вид металла, портал почти не проявил сопротивления. Лира вложила в это движение слишком много сил и едва не упала в зеркало.

После того, как она удержала равновесие, а её сердце прекратило попытки вырваться из груди, она сконцентрировалась на ноге. Её покалывало, как от разряда статического электричества, но никакого онемения не возникало.

Она опустила копытце вниз и почувствовала гладкий кафель пола на другой стороне. На всякий случай Лира вытащила ногу обратно и осмотрела её. Она выглядела и чувствовала себя прекрасно, не было ни малейшего изменения. Покалывание исчезло сразу, как только её нога покинула другой мир, и Лира задумалась, чем это было вызвано в первый раз.

Единорожка сделала глубокий вдох и нырнула сквозь зеркало. Она затаила дыхание, не зная, что с ней сделает серебристое вещество портала, если она его вдохнёт. По шёрстке прошла волна покалывания, а копытца скользнули по гладкому полу, но она уже прошла.

Лира открыла глаза и взглянула на мир, отличный от всего, что она когда либо представляла.

Это была комната, сделанная из металла, полная проводов и механизмов, служащих для поддержания странного аппарата, перенёсшего её сюда. С этой стороны портал выглядел более впечатляющим: хотя серебристая поверхность была точно такой же, но здесь он находился в довольно жужжащей светящейся машине.

С технологической точки зрения, это место было просто поразительным и Лира точно знала, что Твайлайт отдала бы копыто за возможность изучить здесь всё. Но это было ничем по сравнению с гораздо большим, можно сказать фундаментальным, различием между мирами…

Теперь Лира могла видеть каждый волосок на своей шёрстке. Вместо того, чтобы быть однообразной гладкой поверхностью, теперь она состояла из миллионов мелких частиц. Она посмотрела вниз и смогла увидеть изъяны в плитке пола: скол здесь, небольшое изменение цвета там, и так по всему полу. Она повернулась, чтобы посмотреть на одного из людей и поняла, что их кожа и волосы не одного цвета, но сочетание оттенков и разница между ними была настолько мала, что это невозможно было заметить раньше. Тени не имели чётких чёрных контуров – вместо этого они были изогнуты и размыты в неверном свете. Её зрение не улучшилось – сам мир был другим.

И это выражалось не только в зрении. Она слышала гораздо больше звуков – гул машин, шарканье шагов, какой-то шум из-за пределов комнаты, шелест одежды и мягкий стук собственных движений. Всё имело собственный звук, каким бы маленьким не было.

С обонянием тоже что-то приключилось. Лира поняла, что и комната, и всё что в ней есть – всё имеет запах. Прежде она улавливала только сильные и ясные запахи – аромат цветка или зловоние мусора. Теперь она разбирала тонкие ароматы металла механизмов, пластмассы проводов, естественный запах себя и людей.

Вся эта информация от рецепторов текла в её сознание и она не могла поверить, не могла понять всё это. Её ум был по-своему достаточно адаптивным и вскоре она смогла снизить затопивший её поток ощущений до минимума. Лира уставилась в одну точку на полу, пытаясь прочистить голову. Она ожидала другую вселенную, незнакомую… Но это было чересчур, это было почти смешно. Этот мир был просто гораздо подробнее. Более детальный, более твёрдый…Более реальный.

Лира подняла глаза и встретилась с участливым взглядом Капитана.

– Ты в порядке? Ты впала в ступор.

Лира моргнула, отбрасывая столько ненужной информации, сколько могла.

– Я-я в порядке. Просто это… ого. Вы чувствуете нечто подобное каждый раз, как возвращаетесь?

– В смысле? Вы имеете в виду, что всё становится более простым?

Этим замечанием Капитан заработала один из лучших хмурых взглядов Лиры. Впрочем, если это был мир, привычный для них, то она могла понять, как люди могли не обращать на всё это внимание.

– Можно сказать и так, – она села, пытаясь обдумать нечто более уместное сейчас. – Где мы?

– Добро пожаловать в мир людей, – улыбнулся Джейсон. – Ты в самом центре штаб-квартиры МГБ, – он приложил руку к стене в одном конце комнаты. – Хочешь увидеть как она выглядит снаружи?

Лира кивнула так быстро, как только могла. Люди усмехнулись и Джейсон подошёл к панели управления на стене. Его пальцы затанцевали по клавиатуре и в конце он с размаху ударил по кнопке.

Лира смотрела на него скептически, пока стена не пришла в движение. Огромные стальные панели, покрывающие одну из стен, медленно убрались в потолок. Единственное что осталось – окна, светящиеся как кристалл. Лира вышла вперёд, уставившись в открывшееся перед ней зрелище. Земля была ниже её… намного ниже. Лира поняла, что стоит на высоте не менее сотни футов над землёй. Её сердце забилось чаще, а голова внезапно закружилась.

К счастью всё прошло, когда она перестала смотреть вниз. Их башня не была единственной в своём роде – вокруг стояло больше дюжины вызывающих трепет башен, многие из которых были больше чем их. Они сверкали и блестели светом, отражённым от тысяч стёкол. Кантерлотский замок, крупнейший и значимый образец архитектуры, известный понечеству, был ниже любой из них. А уж против всего собрания шансов у него не было вообще.

Свет стал ярче и Лира отвернулась, сощурившись. Солнце вставало, выглядывая из-за вершин далёких гор. Лира терпеливо ждала несколько минут, пока солнце не поднимется на более разумный уровень, чтобы она смогла продолжить исследование удивительного города. Но оно, казалось, двигалось со скоростью черепашьего шага, медленно поднимаясь на восточном краю неба.

– Похоже, будет ещё один прекрасный денёк, – Джейсон присоединился к ней у окна.

– Ты что, шутишь? – один из людей недоверчиво посмотрел на него. – Температура сегодня сто и один.

– Это лето в пустыне, – Джейсон фыркнул и пренебрежительно отмахнулся. – По местным меркам сто градусов – прекрасный денёк.

Челюсть Лиры отвисла. Люди построили этот огромный могучий город в пустыне?! Лас-Пегас был самым крупным населённым пунктом пони, построенном в суровом климате на юго-западе Эквестрии. И, хотя это был большой город, он не мог сравниться с метрополией, раскинувшейся перед ней.

Лира попыталась получше рассмотреть остальной город, но солнечный диск был ещё слишком низко.

– Кто бы не контролировал ваше Солнце, он определённо не торопится.

Даже их неторопливая принцесса управлялась не так долго.

Люди в ответ на это заявление замолчали и Лира испугалась, что нарушила какой-то серьёзный запрет. Она с опозданием поняла, что ни один пони не отнёсся бы благосклонно к критике Принцессы Селестии.

Лира обернулась, готовая принести извинения, но слова замерли у неё в горле. Люди вовсе не выглядели сердитыми. Они выглядели смущёнными, словно им было неудобно перед ней. Наконец, Капитан заговорила.

– Лира, мы почему-то думали, что ты поняла… – она замолчала.

– Поняла что?

– Так как люди не имеют магии, – начал развивать мысль Джейсон, – и мы не живём в том же мире, что и Принцесса Селестия…

Лира молчала. Это было как-то связано, но почему-то она не могла дойти до сути. Как это связано?Это было почти как если бы он имел в виду…

– У нас нет никого, чтобы поднимать Солнце или Луну, – закончил Джейсон мысль за неё.

Это было так. Возможность, которую Лира даже не рассматривала как возможную.

– Н-но как тогда это происходит? Это бессмысленно! – вскричала она.

Лира бросилась к окну. Солнце и вправду теперь было чуть выше или это её разум так шутит над ней? Да что же у них за мир? Вечный рассвет?

Единорожка заставила себя успокоиться и объективно на всё взглянуть. Потребовалось несколько минут, чтобы привести себя в нужный настрой, но в конце концов ей это удалось. Солнце перемещалось вверх с момента, когда она впервые увидела его. Движение по маршруту займёт весь день, чтобы достичь западной части горизонта, но оно определённо не было неподвижным. Она наблюдала за светящимся шаром, стараясь не смотреть прямо на него.

– Как? – прошептала она.

– Оно просто движется, – ответила Капитан. – И так было всегда. Объяснение существует, но чтобы его понять, тебе потребуется полностью перестроить понимание небесной механики.

– Это не то, что я имела в виду, – сказала Лира и брови Капитана взлетели вверх. Единорожка уставилась в окно. – Как ты могла оставить этот мир?..

Каким бы странным, страшным и чуждым этот мир не казался, в то же время он был самым увлекательным местом, которое она когда-либо видела. Лира была бы счастлива провести остаток дня, просто наблюдая город за окном.

– Как может кто-то отвернуться от всего этого ради всякой ерунды в Понивиле?

Капитан сделала друзьям знак и они один за другим вышли в портал. В конце остались только Джейсон и Капитан. Они переглянулись и женщина нежно положила руку на плечо Лиры.

– Ты недостаточно веришь в свой мир. Всё, что очаровало тебя здесь, мы уже знаем. Мы прожили наши жизни здесь и для нас это как «всякая ерунда в Понивиле» для тебя.

Лира покачала головой. Она не могла представить себе человека, которому бы город перед ней показался скучным.

– Если свежий взгляд – это единственное, что делает другой мир краше, то почему вы поехали в наш? Если вы могли наблюдать за ним и узнавать всё, не выходя из своего, то почему вы потратили все эти усилия, чтобы добраться до нас? Почему так многим пожертвовали, чтобы стать частью Эквестрии?

Они молчали целую минуту. Джейсон прервал молчание, негромко сказав:

– Потому что мы влюбились в ваш мир. Мы влюбились в место, полное добрых и заботливых жителей. Место, где добро всегда побеждает. Место, где «долго и счастливо» не стало банальностью.

Последнее предложение прозвучало едва громче шёпота:

– Мы не могли не полюбить мир, где дружба – это магия.

Лира посмотрела в глаза Джейсона и была удивлена эмоциям, что нашла там. Не потому что увидела силу – с ней она была хорошо знакома. Это была любовь, чистая и глубокая. Не романтика или желание, а сердечная близость к своей особой пони. Едва ли не лицо того, кто готов отдать всё, чтобы защитить того, кого он любит. Эта была та же любовь, что она видела в глазах у двух очень особых пони. Её родителей.

Медленные аплодисменты, сопровождаемые негромкими звуками чьего-то плача, разрушили наступившую тишину. Лира в тревоге обернулась к порталу и была потрясена увиденным.

Почти дюжина брони – ни одного из её дивизии – хлопали. Один человек плакал, изо всех сил стараясь скрыть это. Все они были закованы в броню, вооружены и выглядели так, словно прошли сквозь Тартар. Лидер вышел вперёд и глубокомысленно кивнул.

– Это было прекрасно, мужик. Почти достаточно хорошо, чтобы окупить все эти неприятности.

Джейсон поднял руки вверх, как только увидел своих коллег-брони – Лира уже знала, что это человеческий знак капитуляции – но теперь на его лице мелькнула надежда.

– В самом деле, босс? Значит, у меня нет проблем?

– Я сказал «почти», – улыбка Сэта померкла. – Иди в портал, пока мы не усыпили тебя и не протащили тело.

Джейсон пожал плечами и коротко улыбнулся Лире, перед тем как отправиться обратно через сверкающий шлюз.

Лира смотрела ему вслед с немалой тревогой.

– Он сделал это только потому, что я велела ему. Пожалуйста, не наказывайте его, – умоляла Лира, используя свой лучший щенячий взгляд и надувая губки.

– Мы знаем, почему он это сделал, – вздохнул Сэт. – Мы знаем, что вся ваша дивизия действовала под вашим прямым приказом. Но реальная вина лежит на том, кто вам сказал, что вы можете отдавать такие приказы.

Капитан шагнула вперёд, странно беспечная для ситуации, в которой оказалась.

– Эй, Сэт. Как ты так быстро отбил портал? Я рассчитывала, что мы сможем удерживать вас по крайней мере пару часов.

– Так бы, наверное, и было, – фыркнул Сэт, – если бы я из предосторожности не подготовил тайник с оружием. Изначально он был на случай, если основной арсенал будет уничтожен, но, как видишь, пригодился, – он печально усмехнулся. – А теперь скажи мне: я был неправ, не доверяя тебе, Фоэ?

Лира с удивлением посмотрела на капитана и с опозданием поняла, что ни разу не подумала узнать её имя.

– Виновна по всем пунктам, mon captainé, – громко рассмеялась Фоэ. – Так какое наказание?

Сэт помрачнел.

– Зависит от того, что ты сделала.

Выражение его лица говорило о том, что он о чём-то думает, и если Фоэ сделала именно это, то изгнание Луны покажется мягким приговором по сравнению с её наказанием.

– Я не идиотка, большое спасибо, – Фоэ оскорблённо посмотрела на него. – И знаю, что есть границы, которые пересекать нельзя.

Каждый человек в комнате вздохнул, сбрасывая напряжение. Настроение Сэта сразу улучшилось и Лира задалась вопросом: что – по их мнению – она могла сделать? Было что-то, чего она не узнала?..

– Если это правда, думаю мы можем обойтись лёгким наказанием: обязанностью тройной кухни и ванной комнаты в течении месяца, – взгляд Фоэ ясно показывал её мысли о «лёгкости» наказания, но Сэт ещё не закончил. – Но всё же с одним условием. Лира?

Лира окинула взглядом каждого человека: большинство ещё вооружены и повернулись к ней.

Сэт говорил нейтральным голосом, но она могла сказать, что он пытается быть доброжелательным.

– Мы не можем постоянно иметь дело с махинациями вроде этой. Если вы хотите, чтобы ваша дивизия осталась в Эквестрии, то должны пообещать кое-что: вы не будете приказывать вновь нарушать протокол, если только чья-то жизнь не окажется под угрозой. Вы согласны с этим?

Лира посмотрела в окно. Теперь, когда солнце поднялось выше, дальняя часть города была ещё более манящей. Свет касался царства, только и ждущего своего открытия…

Но она отвернулась от заманчивого блеска. Некоторые вещи были дороже её эгоистичных желаний. И друзья были одним из самых дорогих.

– Я… я смогу сюда ещё вернуться? Когда-нибудь?

– Может быть, но возможно и нет. Я не могу обещать, но посмотрю, что можно сделать. Я не говорю нет, хотя всё ещё жду, что вы пообещаете. Больше никаких махинаций.

– Хорошо, – вздохнула Лира, – я согласна.

Из толпы людей раздались аплодисменты и Фоэ бросилась к ней, заключив в объятия. Лира не смогла сдержать улыбку, ткнувшись в неё носом в ответ.

Сэт подошёл и играючи потрепал её гриву.

– Рад это слышать. А теперь давайте вернёмся в Эквестрию. Трикси прибудет в город в течении нескольких недель, так что мне нужно продумывать собственные махинации.

– Клянусь богом, – посмотрела на него Фоэ, – я шмальну в тебя из пистолета, если ты ещё раз скажешь «махинации»!

Лира рассмеялась. Люди были скрытными, навязчивыми и совершенно необъяснимыми существами. И она не могла не гордиться, что многие из них – её друзья…

***

«Международная Гвардия Брони: Руководство», страница 1.

ПРАВИЛО НОМЕР ОДИН.

Ни в коем случае, ни в каком смысле, независимо от обстоятельств, ты не должен позволить любому пони узнать о шоу. Это означает: никаких явных упоминаний, обсуждений серий, ни чего-либо ещё. Если пони обнаружат, что они вымышлены; если поймут, что вся их жизнь продиктована решением нескольких людей и что всё, что они знали и любили, по сути ложь, это может уничтожить Эквестрию. Это в буквальном смысле разрушит их жизнь.

Подумайте об этом. Что бы вы сделали, узнав, что вы – всего лишь плод чьего-то воображения?

Комментарии (8)

0

Крайне занимательный рассказ. Стиль ровный, повествование плавное, описания выглядят очень неплохо.

Варх #1
0

Супер! Зелёное копыто и в избранное.

Darkwing Pon #2
0

А читать это лучше всё же с первой части, ссылка дана в примечаниях.

k-t #3
0

Голубые задрали уже. Только из-за них не буду дальше читать...

Overhans #4
0

Действительно свежий взгляд на попаданцев (и плевать, что я уже эту идею где-то видел). Заставил Лиру оставить свою подковку.

MaxBaik #5
0

Как бы я отнесся к тому, что мы плод чьего-то воображения? Да никак. Как жил, так и буду жить. В мечтах и реальности. В чем проблема-то? Ну, допустим, мы на самом деле чей-то сериал и прямо сейчас идет серия, в которой я пишу этот комментарий. Да мне по-барабану, пусть смотрят дальше — ничего не изменилось! Та же жизнь, то же прошлое, то же будущее.

P.S. За фик ставлю +

Комар-1458 #6
0

Запульнул подковой и она приземлилась дугой вверх. Рассказ в избранное. Слушай, а можно взять идею гвардии, а? А то уже и фанфик наклёвывается....

Goccen 2 #7
0

а тут-то зачем спрашивать? это же перевод, а не оригинальное произведение? да и — кпм, ессно — ничего особенного в такой идее нет. вот если ты решишь запилить свой фик именно в этом сеттинге, то не мешало бы у автора спросить

xvc23847 #8
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...