Автор рисунка: MurDareik
Глава 2

Пролог и Глава 1

В фанфике используется материал по истории древней Эквестрии ChaosCrash13 «Поня: Военное дело». С позволения автора.

Традиционные благодарности нашей команде:

Другу и теперь — соавтору, BlaadwinDufo за идеи.
DrSchmallhausen ,взявшему на себя труд по вычитке.

Песня за авторством ULTRAMARINE, огромное ему спасибо за помощь в критический момент.

Время действия на начало фанфика — 1 сезон, между 2 и 3 серией.

Это планировалось как короткий рассказ, но в процессе написания разрослось. Я не знаю, что пошло не так… Дерп!

Рассказ содержит сцены насилия и первобытной морали. Не рекомендуется к прочтению маленьким детям, большим дуракам и светлым паладинам.

UPD

Иллюстрация за авторством dalagar

Пролог.

В тронном зале Кантерлота закрытая плащом фигура стояла у подножия трона бессмертной правительницы, почтительно склонив голову.

— Охраняй ее, мой верный страж, — произнесла принцесса Селестия, — но не помогай в поиске. В твою задачу входит только сохранение ее жизни. Ты поняла меня?

— Да, Ваше Высочество, — фигура в плаще кивает, — Должна ли она что-то знать?

— Ничего, что связано с твоей службой и реальной опасностью. Ты должна стать ее непроницаемой защитой от смертельных угроз. Но только от смертельных, и никаких больше! Но при этом — тенью, фоновой пони, о которой все забывают через несколько минут, как увидят.

— Я поняла, Ваше Высочество.

— В крайнем случае санкционирую применять заклинание забвения.

— Слушаюсь.

— Теперь иди.

Когда за спецагентом закрылась дверь, принцесса Селестия тихо произнесла:

— Надеюсь, я все предусмотрела на этот раз...

Глава 1.

…Твайлайт Спаркл закрыла книгу и вздохнула. Да, в нынешние времена благоденствия трудно поверить, что давным-давно пони жили совсем по-другому. Не зная дружбы кроме как внутри табунов или племен, враждуя... Даже убивая друг друга.

В голове не укладывалось. Как будто книга была написана о каком-то другом, недобром мире.

Тяжеленный том «История древней Эквестрии: Военное дело» остался лежать на столе. Единорожка успела прочитать только про эру Дикости, не дойдя даже до Варварства. А потом еще эра Цивилизации и Раздора, когда Дискорд захватил власть над магией Эквестрии. И Темные Века, предшествующие Эре Гармонии.

Слипающиеся глаза не позволили продолжить любимое занятие. Ах, если бы можно было не спать вообще! Как много можно прочитать за пропадающие каждую ночь часы!

Так или иначе, следовало отправиться в постель. Иначе потом проснешься на столе с затекшей шеей и головной болью, опыт есть…

…Размышления юной волшебницы были совершенно бесцеремонным образом прерваны.

Выбив массой тела дверь, в библиотеку вкатился ком чернильной тьмы с горящими желтыми глазами.

Испуганно пискнувшую Твайлайт дернуло в сторону силой телекинеза, а в то место, где она только что стояла, со стуком воткнулись два ножа.

Когда незнакомец на секунду остановился, единорожка смогла его разглядеть.

Лучше бы она этого не делала!

Клыкастая пасть и горящие драконьи глаза, кожистые крылья, гребень и хвост, темно-серая шерсть и старомодные доспехи, не стесняющие движений. Кьютимарка со скрещенными кинжалами.

Фестрал. Ночной пегас, легендарный служитель Найтмер Мун, если верить той книге древних мифов.

Мысли вернулись к ножам, воткнутым в пол. Если бы не чье-то заклинание, два матово поблескивающих лезвия сейчас торчали бы в ее, Твайлайт Спаркл, теле. Дурно сделалось лишь от мысли, что один пони может пытаться убить другого сейчас, в эру Гармонии и процветания.

Ночной пегас находился явно не в лучшей форме: окровавленный, избитый, доспехи местами пробиты и измяты, одно крыло безвольно висит.

Фестрал резко развернулся ко входу, где уже стояла окутанная магическим полем фигура в плаще.

— Вы. Мне. Отвратительны, — выделяя каждое слово, сквозь зубы процедил ночной пегас, припадая к полу для броска, — Воля Найтмер Мун все равно будет исполнена!

На передних накопытниках с лязгом выдвинулись лезвия коротких ножей, точно таких же, что торчали из пола.

Твайлайт с невнятным возгласом метнулась в укрытие, которым стал письменный стол.

— Отправляйся во тьму, Кошмар, — проговорила фигура в плаще, и из-под капюшона вырвался яркий луч зеленоватого цвета, ударивший в фестрала.

Но тот, развернувшись, распахнул плащ, и в свете магии сверкнул лиловый камень-талисман, принявший в себя заряд. Луч, сперва будто бы угасший, неожиданно отразился во все стороны, ударив в книжные полки, стол, стены…

Фестрал занес копыта над съежившейся Твайлайт, видимо, решив забрать с собой ту жизнь, за которой пришел. Лавандовая единорожка, видя в золотистых глазах собственную гибель, издала отчаянный вопль и в панике вскочила.

Но неожиданно талисман фестрала с грохотом разлетелся на тысячи осколков, а библиотеку озарила новая волна магии.

Последним, что увидел ночной пегас, была ослепительная вспышка, отразившаяся в глазах Твайлайт. Мысли же той были о друзьях и том чувстве безопасности, которое дарит молодая, еще не окрепшая дружба...

Оба пони оказались в сияющем шаре бесконтрольной энергии, в самом центре смерча, и ослепительная вспышка поглотила мир на неимоверно долгое мгновение…

…Когда бушующие потоки унялись, фигура в плаще рискнула поднять голову из импровизированного укрытия, которым послужила рухнувшая книжная полка.

Столкнувшиеся заклинания и взрыв перегруженного защитного талисмана вызвали бурю дикой, спонтанной магии, поглотившую обоих пони и испепелившую лежащую на столе огромную книгу.

Вся библиотека выглядела так, будто в ней бесился рассерженный дракон.

Разбросанные книги и рухнувшие полки. Выбитые окна, оседающая пыль и два выпученных глаза фиолетового дракончика, помощника Твайлайт, очевидно спустившегося со второго этажа на шум.

Внешне пони в плаще осталась невозмутимой, но в душе ее царил полнейший хаос. Куда делась Твайлайт Спаркл и ее несостоявшийся убийца? Живы они или нет? Что вообще произошло и почему? Считать ли это провалом порученной миссии?..

Ответов не было.

— Что здесь происходит?! — выпалил замерший на лестнице дракончик, — Где Твайлайт? И… кто Вы вообще такая?!

Взгляд единорожки на мгновение обратился на первого помощника Твайлайт Спаркл. Из-под капюшона сверкнули золотистые глаза, отразив бледно-зеленое мерцание рога.

— Я — просто плод твоего воображения.

Вспышка магии, разгоревшаяся в роге пони, озарила библиотеку. Замерший на пару секунд дракончик снова обвел непонимающим взглядом разгром и сказал:

— Что здесь происходит?! Твайлайт, ты где? Твайлайт!..

Ответом Спайку была лишь тишина.

Незнакомки в плаще для него больше не существовало.

* * *

…Твайлайт Спаркл чувствовала, что лежит в высокой траве. И что рядом — кто-то большой и теплый.

Фиолетовые глаза испуганно распахнулись, единорожка вскочила на ноги. Вокруг простиралось травяное море, колышущееся на легком ветру. Возвышающиеся вдалеке горы напоминали Центральный Эквестрийский хребет и Кантерлотский пик, только без зáмка. Да и вообще, признаков цивилизации нигде не наблюдалось.

Рядом раздался сдавленный стон. Твайлайт опустила взгляд и еле сдержалась, чтобы не отпрянуть.

Несостоявшийся убийца лежал на боку, и трава вокруг багровела от крови. Золотистые глаза были закрыты, а одно кожистое крыло вывернуто под совсем уж немыслимым углом.

Вспомнив курс понианатомии, единорожка сделала вывод, что если раны фестрала не перевязать прямо сейчас, жить ему осталось минут двадцать. В самом лучшем случае.

От этой мысли закружилась голова, и волшебница поняла, что еще немного — и она позорнейшим образом грохнется в обморок. Надо было что-то срочно делать.

На фестрале под плащом была надета разгрузочная сбруя из матерчатых ремней. В сумках на ней, к счастью, нашлась аптечка, и Твайлайт, не мешкая, приступила к делу…

…Сознание возвращалось урывками. Боль, то утихающая, то накатывающая волнами, не давала окончательно прийти в себя, но вскоре удалось открыть глаза.

— Ох… Merde… — пробормотал фестрал незнакомое единорожке слово и открыл глаза.

Закат красил небо в алые цвета. Рядом сидела главная цель задания, Твайлайт Спаркл. Усталая и слегка перемазанная кровью, но — живая и здоровая.

— Очнулся? — Спросила она, зевнув, — Я рада.

Фестрал прочистил горло и спросил:

— Почему?

— Что почему? Почему я рада? Или почему перевязала умирающего пони? Хотя ты пытался меня… убить, словно дикий зверь?

Единорожка вздрогнула. Видимо, в ее ученой головке до сих пор не укладывалось, что один пони способен причинить вред другому.

— Последнее. Найтмер Мун послала меня убить тебя и твоих друзей.

— М… моих друзей? — заикаясь, переспросила Твайлайт.

Ночной пегас пришел к ней уже раненый, неужели успел напасть на кого-то еще? Отважная Рейнбоу Дэш не сдалась бы без боя, и Эпплджек тоже, они вполне способны были бы за себя постоять… Но раз фестрал уже тут…

— Ты был у моих друзей? — тихо пролепетала волшебница, чувствуя, как сердце замирает в ожидании ответа, — С кем ты сражался?

— Нет, — сказал несостоявшийся убийца, и Твайлайт почувствовала, как с души словно камень свалился, — я решил начать с тебя. А отделала меня та стражница и те, кто решил помочь ей. Но все же, почему ты помогла мне?

Успокоившись, Твайлайт Спаркл тут же начала перечислять, словно заранее ждала такого ответа:

— Во-первых, мы сейчас неизвестно где и нам стоит держаться друг друга. Во-вторых, ты бы не выжил, если бы я не занялась ранами. В-третьих, ну есть же у тебя своя голова на плечах! Подумай, зачем тебе нас убивать сейчас, когда Найтмер Мун снова стала принцессой Луной. В-четвертых, не смотря на твое вызывающее поведение, я не считаю тебя свои врагом. В-пятых…

— Да понял я! Понял! — мучимый головокружением фестрал сделал попытку встать, но получилось не с первого раза, — О, Луна… Тебе никогда не говорили, что ты зануда, Твайлайт Спаркл?

Единорожка обиженно задрала мордочку:

— Мог бы сказать «спасибо», между прочим.

Фестрал замер на мгновение. Затем сказал:

— Благодарю. Ты спасла мне жизнь.

— Ты обещаешь не пытаться меня убить?

Глаза ночного пегаса сверкнули в сумерках.

— Моя жизнь теперь принадлежит тебе. Уж не знаю, радоваться этому или нет в свете всего произошедшего. Так что да, обещаю.

Лавандовая единорожка выдержала хищный взгляд.

— В таком случае я хочу знать имя жизни, которая мне принадлежит.

Фестрал хмыкнул. Для молодой заучки из столичной академии она неплохо сориентировалась.

— Даггер Стаб. Ночной Кошмар, слуга Найтмер Мун.

— Почему она послала… тебя?

— Когда мне дают задание, я не задаю вопросов. Просто лечу и делаю.

— Даже если эта цель — убить пони? Своими копытами отнять жизнь?

— Приказы принцессы не обсуждаются, Твайлайт Спаркл. Мы все живы только благодаря любви к ней. Это было нашей единственной надеждой тысячу лет.

Единорожку ощутимо передернуло.

«Очевидно, в Эквестрии за время нашего затворничества многое было забыто», — решил про себя фестрал.

Впрочем, большинство ночного народа разделяли то же мнение, что и Твайлайт. Лишь Ночные Кошмары чтили последние заветы той, что предпочла новое имя старому.

— Ты знаешь, где мы? — спросила тем временем единорожка, решив сменить тему, — Я бы могла прибегнуть к магии, но потратила много сил. Решила подождать, пока ты очнешься.

— Понятия не имею. Последнее что я помню — заклинание этой ненормальной стражницы. И свой защитный амулет, который не выдержал и взорвался.

Твайлайт снова вздрогнула.

Вспышка, вызванная пошедшими вразнос защитными чарами, могла перенести их куда угодно.

— Что ж, похоже, придется прибегнуть к магии еще раз, — сказала Твайлайт, и даже загарцевала, — Вот, заклинание-ежедневник!

Рог лавандовой единорожки осветился. В воздухе с хлопком появился призрачный лист бумаги.

— Странно, — сказала единорожка, — заклинание утверждает, что мы в Понивиле. Но Понивиля тут нет!

Фестрал скосил глаза и показал копытом на угол листка:

— А вот эти цифры что означают? Так и должно быть?

— Да, это всего лишь дата… ЧТО?! Минус пять тысяч триста третий год?!

* * *

Ночь опустилась на травяную равнину. Разожженный фестралом костер немного разгонял ночную тьму.

Первый приступ паники прошел, но ходящая кругами Твайлайт Спаркл не прекращала бормотать:

— Это невозможно… Мы в прошлом? Неудивительно, что Понивиль пропал, ему же и века нет… Ох, и на горе нет королевского замка!.. Не наступила ни эра Гармонии, ни даже эра Раздора!.. Принцесс — и тех еще нет! Просто немыслимо!

— А какая сейчас эра? — спросил фестрал усталым голосом. Он уже некоторое время мечтал о том, чтобы единорожка умолкла.

— Поздняя эра Дикости, Даггер Стаб. Кое-где уже — Варварства. Граница каменного и медного века. Сам понимаешь, развитие шло неравномерно. Но все равно, нет еще ни Кантерлота, ни Эквестрии, нет ни одного города… Здесь, на центральных равнинах, только табуны полудиких земных пони, живущих либо подножным кормом, либо примитивным земледелием!

— Табуны?

— Несколько жеребцов и до сотни кобылиц, живущих в одном месте. Кочующих или оседлых. Изредка — союзы табунов, объединенных в племя или род… я не помню точно.

Фестрал презрительно фыркнул:

— Мало что изменилось за все время. Жалкие создания.

Единорожка склонила голову набок и спросила:

— Почему ты так ненавидишь земных пони?

— Ненависть? Слишком роскошно для них. Просто убогие, которых можно прибить чисто из милосердия.

Твайлайт передернуло, столько презрения было в голосе ночного пегаса. Она сказала:

— Знаешь, самое страшное не это.

— А что?

— То, что в эту эпоху пони… еще не знали магии дружбы. И мы теперь… то есть они нас… Короче, они как ты!

Фестрал пошевелил здоровым крылом.

— То есть они профессиональны, стильны и внушают ужас?

— Нет! Они могут на нас напасть!

— Нас еще никто не трогал. В любом случае мне пока не взлететь. Стражница, Дискорд ее побери, вывихнула мне крыло, и теперь пару дней придется походить по земле. Но я тебе точно скажу — сейчас вокруг никого нет.

— Откуда бы тебе знать?

— Я — Ночной Кошмар. Ночь куда сложнее, чем просто темнота. Ложись спать, Твайлайт Спаркл. Ты утомляешь и себя, и меня. Вон, целый круг в траве вытоптала. Если мы и вправду в прошлом, в любом случае до завтра лучше ничего не предпринимать. Я пойду в разведку. Не опасайся ночных зверей, огонь отпугнет их.

После этих слов у ученой единорожки возникла целая куча вопросов. Но усталость, внезапно навалившаяся ватной тяжестью, взяла над ними верх.

— Ладно, — сказала Твайлайт и неожиданно для себя спросила, — Но ты же вернешься?

— Конечно. Если моего слова тебе недостаточно, то думай так: ты — единственная ниточка, способная привести меня обратно в наше время. Подумать только! Если мне не изменяет память, Старспайра, нашего города, тоже еще нет, а фестралы обитают где-то в горах наряду с пегасами и грифонами… Впрочем, об этом потом. Спокойной ночи, Твайлайт Спаркл.

С этими словами фестрал вышел из круга света и словно растворился в темноте. Не дрогнула трава, не раздалось ни звука.

Твайлайт улеглась на расстеленное одеяло, на котором только что лежал ночной пегас. Она еще успела подумать, что если бы фестрал застал ее врасплох где-нибудь в темном месте, все могло кончиться трагически.

«Если бы не та пони в плаще, все и в библиотеке закончилось бы трагически», — мелькнула в голове шальная мысль прежде, чем царство снов приняло в себя Твайлайт Спаркл...

* * *

…Из объятий Морфея ученица принцессы была весьма грубо выдернута чувствительным толчком.

Перекувырнувшись несколько раз, единорожка ошарашено заморгала, разгоняя остатки сна.

Утренний туман накрыл травяную равнину, и среди белой дымки высились три фигуры. Судя по размерам — жеребцы-земнопони.

Визитеры шагнули ближе, и стало возможно разглядеть всех подробнее. Самый крупный был ярко-алой масти, справа от него стоял белый, шерстка последнего была серо-голубой. Всех жеребцов укутывали какие-то грубые накидки или попоны и покрывал слой засохшей грязи. Через грудь вились ременные или веревочные перевязи с болтающимися в них… топорами. Деревянными, с острыми каменными вкладками на лезвии. Прямо как на картинке из книги.

Взгляды жеребцов единорожке категорически не нравились.

— Шо это тут у нас? — спросил белый жеребец, — Маленька кобылка, совсем одна!

Говорили они не слишком понятно, но в целом язык современности не успел далеко убежать от древнепоньского, и развитый ум волшебницы заботливо додумывал остальное.

— Эгей, ребята, гляньте-ка, эт ж однорожка! — показал на Твайлайт копытом красный и повернул голову к собеседникам, — У вас когда-нить была винторогая кобылка?

— Неа, — помотал головой серо-голубой, — И, по ходу, теперича не надо топать ищо полдня, шоб повеселиться…

— Агась!..

Твайлайт икнула.

— Д-доброе утро, господа… — запинаясь, пролепетала она первое что пришло в голову, — Что в-вам… нужно?

Страх заставлял сердечко юной волшебницы испуганно колотиться в ребра. Может, это просто охрана поселка, или разведчики?..

Грубый хохот прервал рассуждения единорожки.

Похоже, дикари решили не снисходить до объяснений. Твайлайт успела только испуганно пискнуть, как оказалась пришпиленной к земле за вытянутые вперед передние ноги, а за хвост кто-то грубо дернул, заставляя приподнять круп.

В голове моментально всплыл термин из недавно прочитанной книги. «Набег жеребцов», когда те шли на земли соседнего табуна, чтобы…

…Объятая ужасом от осознания того, что с ней собираются сделать, Твайлайт задергалась изо всех сил, но куда там. Не получилось даже сдвинуться с места. Попытка лягаться задними ногами из такого положения привела только к тому, что задняя часть тела потеряла опору и повисла на натянувшемся хвосте. Острая боль заставила спешно вернуть ноги в прежнее положение, что прекрасно вписывалось в замыслы дикарей.

Белый жеребец, держащий передние ноги Твайлайт, сказал:

— Не, ну гля, какая милашка. Гладенькая!

— А-А-А-А-А-А! — Благим матом заорала Твайлайт. В роге будто сама собой запульсировала спутанная, но подхлестываемая адреналином магия.

— Не рыпайся, — сказали сзади, и по крупу легонько стукнуло тяжелое копыто, — Мы быренько!..

— Пустите! Убирайтесь!!!

Красный жеребец, перед которым открылась весьма соблазнительная картинка, даже не сразу заметил вспыхнувший над головой единорожки лиловый огонь. Обращать внимания на визги он не собирался. Опыт показывал, что вопят кобылки только вначале. Потом — только ахают и стонут…

Тот, что держал добычу спереди, вдруг с воплем исчез в лиловой вспышке, сорвавшейся с рога кобылки. Второй подельник разделил его судьбу спустя секунду, сраженный лучом неизвестного колдовства…

Дожидаться, пока жертва оглянется и в сиянии пропадет еще один пони, красный не стал. Массивное копыто с глухим стуком опустилось на затылок лавандовой единорожки, и маленькое тело тут же обмякло.

Жеребец хмыкнул. Он знал, что в лесу за несколько дней пути обитают пони, умеющие колдовать. И даже держать острые копья своим колдовством. Но чтоб так? Бац — и нету пони! Бац — и второго!

Рассматриваемая только в качестве предмета развлечения пони превратилась в ценный трофей. Показать предводительнице — как минимум. А оприходовать можно и потом. Как награду. К тому же, в табуне теперь только один представитель сильного пола, так что выбора у нее не будет.

Здоровенный жеребец, словно в насмешку носивший имя Литл Сид, отнюдь не был молчаливым и недалеким амбалом, каким старался казаться на публике.

* * *

«Ваше Высочество, принцесса Селестия. Сим письмом докладываю, что не идентифицированный Ночной Кошмар пытался ликвидировать подзащитную Твайлайт Спаркл. В результате этой акции оба они подверглись действию спонтанного заклинания, возникшего из-за перегрузки защитного талисмана. Исследование остаточных линий магии позволило выяснить, что имел место темпоральный сдвиг без отклонения в пространстве. К сожалению, для выяснения вектора смещения мне требуется помощь более квалифицированных специалистов. Готова нести любое наказание за свой провал. Спецагент Мятная».

«Мой верный страж! Помощь, о которой ты просишь, в пути. Вопрос о твоем наказании отложен до полного разъяснения инцидента. Поступаешь в распоряжение руководителя группы «Кто». Желаю удачи. Принцесса Селестия».