Автор рисунка: aJVL
Что-то вроде того Имя в археологии

Я уже привыкла к этому

Глава 5.

Я уже привыкла к этому.

Что-то неожиданное разбудило её спозаранку. Она не была уверена в том, что это было — хлопнул кто-то дверью внизу в холле, либо птица врезалась в окно — но она была зла от этого в любом случае.

Она смотрела на заштукатуренный потолок своего номера в отеле примерно десять минут, пока не поняла, что заснуть снова ей не удастся. Тяжело вздохнув, Дэринг перекатилась из-под покрывала и приземлилась на небрежно сваленную кучу белья около кровати. Медленно поднявшись на копыта, она побрела к овальному зеркалу, висящему на двери.

Дэринг Ду не любила причесываться. Некоторые пони брали расчески с собой, куда бы они ни пошли, на случай, если вдруг возникнет экстренная необходимость привести себя в порядок, но Дэринг никогда не была одной из них. В её юные годы состояние её гривы не имело особого значения, потому что она почти постоянно была закрыта желтоватым пробковым шлемом.

Она уставилась на свое отражение из-под бровей и вяло ткнула копытом в спутанную серую гриву между ушами. Взъерошив волосы обоими копытами, она стала позировать перед зеркалом и уверенно усмехнулась себе. Ранний час взял своё, и она упала плашмя, легонько кивнув на прощанье привлекательной кобылке в зеркале.

Так как делать было нечего, Дэринг оставила сумки в номере и побежала в холл. Солнце едва выглядывало из-за гор на горизонте. Если не считать синего земного жеребца за стойкой, она была одна в лучах солнца. Она облизнула пересохшие губы и спросила земнопони, где она могла бы купить хороший завтрак.

— Я предпочел бы Сахарный Уголок, — ответил он. — В нескольких минутах пешком отсюда.

— Да, я ужинала там прошлым вечером, — сказала Дэринг. — Очень даже. А какой-нибудь ещё вариант?

— Ну, есть прекрасное небольшое кафе возле библиотеки. Это заведение более высокого уровня, которым владеет жеребец из Шеваля1. Я бы определённо попробовал, будь я на вашем месте. Они делают великолепные ромашковые бутерброды.

Дэринг усмехнулась.

— Звучит неплохо. Спасибо, парень.

— Не за что.

Когда она двинулась к двери, краем глаза она уловила, что он явно хочет спросить её о чем-то, но стесняется.

— Что-то нужно? — спросила она.

— Эм… — Он рассеянно постукивал копытом по столу. — Я, эмм… не мог не заметить вашу кьютимарку. — Он указал на неё. — Золотой компас. Это действительно классно. А что он значит?

Дэринг пожала плечами, сдвинув губы.

— А черт его. Сам как думаешь?

Юное лицо жеребца покраснело.

— Ох, я не люблю угадывать значения кьютимарок. Некоторые пони обижаются, когда ты неправильно угадываешь.

— Я не буду обижаться, — пообещала Дэринг, поворачиваясь лицом к своему собеседнику. — Попробуй.

Он сглотнул.

— Ну, насколько могу предположить, вы кто-то вроде… проводника?

Его неловкость заставила Дэринг засмеяться.

— Довольно близко, парень, — сказала она. — Я полагаю, что да, я кто-то вроде проводника. Или могу им быть, во всяком случае. — Она щелкнула языком и улыбнулась. — А что насчет тебя? Каков твой талант?

Его лицо посерело, когда он вышел из-за стола, чтобы Дэринг смогла увидеть его кьютимарку.

— Ничего особенного, — сказал он, пожав плечами. — Просто кучка трелей.

Дэринг посмотрела на два набора соединённых музыкальных нот у него на боку.

— Ты музыкант? — спросила она.

Он неискренне улыбнулся.

— Естественно. Не было слишком большого выбора, однако, не так ли? Мои родители назвали меня Нотворси2, ради богинь. Я был рождён быть певцом.

Дэринг подняла бровь, уловив горечь в его голосе.

— Кажется, ты не особо рад этому.

— Да, есть такое. — Он фыркнул и вернулся на своё место за стойкой. — Я не знаю. Я полагаю, никто не может выбирать свою кьютимарку, но всё же я иногда чувствую себя обманутым. Что мне нельзя стать чем-то большим, понимаете? Кстати, вы никогда не думали, каково было бы, если бы кьютимарок не существовало? Что, если бы каждый пони имел шанс выбирать, кем он хочет быть. Что угодно, что он захочет. Выглядит гораздо лучше, как по мне.

Дэринг потрясла головой, осознавая вопрос.

— Вау… никаких кьютимарок?

Он положил одну ногу на стол и опустил подбородок на копыто.

— Да, никаких кьютимарок. Ты можешь быть хорош в чем угодно. И когда ты стал хорош в чем-то, ты можешь продолжить свой путь. Никакого особого таланта, отягощающего тебя.

Дэринг скептически усмехнулась.

— Без обид, парень, то смотришь на это дело с неправильной стороны. Просто потому, что ты родился быть певцом, ты не лишаешься возможности стать великим в чем-то, что тебе по нраву.

Нотворси поднял своё лицо.

— Как раз таки это так.

— На самом деле нет, не так, — заверила его Дэринг, выпятив грудь. — Вот взять меня, например. Я была рождена проводником или кем-то вроде, как ты сказал, но я, в конце концов, стала писателем. Теперь я так зарабатываю на жизнь.

Его брови поднялись к челке.

— Писатель? Вроде журналиста?

— На самом деле, я пишу приключенческие романы, — поправила его Дэринг, сопровождая слова жестом, — но это не главное. Моя кьютимарка не имеет ничего общего с тем путём, что я выбрала.

Одна из бровей Нотворси опустилась, делая его выражение лица скептическим.

— И вы действительно счастливы? Ваша жизнь именно такова, какой вы его хотели видеть?

Дэринг сглотнула перед тем, как ответить.

— Никто не живёт так, как ему этого хотелось бы, парень. Но, да, я… я счастлива.

— Ммм-хмм.

Нотворси прищурился, но в открытую не возражал.

Ухо Дэринг дернулось, когда она начала нажимать копытом на круги на ковре.

— Агась. Так, — произнесла она, глядя в окно, — я думаю, пойду-ка я попробую эти их ромашковые бутерброды.

— Вы думаете, я смогу сделать это? — внезапно спросил Нотворси.

Дэринг прекратила ерзать и постаралась изобразить теплую улыбку.

— Найти новый талант? Уверена, что да. Черт возьми, да тебе даже можно попробовать себя в литературе. Это всё ещё соответствует твоему имени, в конце концов.

Он откинул голову назад.

— Действительно? — спросил он, больше себя, чем Дэринг. Его глаза расширились. — Да, действительно. Нотворси3.

Дэринг не смогла удержаться от смеха.

— Удачи тебе, парень, — сказала она, снова поворачиваясь к двери.

— Погодите! — вскрикнул Нотворси, выходя из оцепенения. — Как вы сделали это? Я имею в виду, пони не думали, что вы сумасшедшая — идти против своего предначертанного пути? — Он закусил губу и прошептал — что думают ваши родители?

Дэринг не хотелось давать ответ. Она держала взгляд на дверной ручке.

— О чем ты говоришь?

— Когда вы стали автором вместо проводника, — быстро спросил он, перегнувшись через стол. — Это кого-нибудь взволновало? Они были злы на тебя?

“— Мама чуть не УМЕРЛА, когда увидела заглавие твоей первой книги. Ты буквально плюнула ей в лицо!”

Слова её сестры возникли в голове Дэринг.

— Нет, — ответила она. — Они были вполне рады.

Нотворси тяжело вздохнул.

— Просто я не уверен, что мои будут. Мои родители хотят, чтобы я стал ещё одним из тысяч бесполезных певцов в Эквестрии.

Неожиданно для себя Дэринг осознала, что смотрит прямо ему в глаза.

— Каждый пони особенный, парень, — сказала она. — Каждый пони значим. Если ты используешь тот талант, который начертан у тебя на крупе, или ищешь новый, ты имеешь значение. То, что ты делаешь, имеет значение. И вот, что важно: ты имеешь значение.

Нотворси молчал, ошеломленный её внезапной мотивационной речью. Дэринг выглядела столь же удивлённой; её взгляд метался по комнате, скользя по различным символам на обоях.

— Вау, — произнес он наконец. — Это было… довольно сильно. Спасибо, мисс. — Он издал короткий хриплый смешок. — Действительно, спасибо. Это многое для меня значит.

Дэринг пошла к выходу.

— Это то, что мне говорил мой отец. Это так же многое значит для меня, — пробормотала она перед тем, как выйти за дверь. Она изо всех сил старалась подавить желание заплакать.

Она не любила думать об отце. Вообще, она не особо любила думать вообще о ком-либо, особенно о членах своей семьи. Но те старые чувства — каждый пони особенный, то, что ты делаешь, имеет значение — они вцепились в неё, как ментальная кьютимарка, отпечатавшаяся в её мозгу независимо от её желания избавиться от неё. То, что она сказала эти слова Нотворси и, сама того не осознавая, невольно напомнила их самой себе, снова вызвало неприятные воспоминания.

Спеша сквозь свежий воздух утреннего Понивилля, она вспоминала ночи, когда она и Дитзи ждали в гостиной, когда их папа придет домой. Она вспоминала, как она клала голову на мягкие перья крыльев своей матери и смотрела в горящий камин, считая тики часов на стене.

Затем, внезапно, дверь распахивается! Папа заходит в комнату, встряхнув своей золотистой гривой, блестящей в свете огня. Его дочери, спотыкаясь на своих коротких ножках, восторженно несутся в его объятия, всё время хихикая и визжа. Она вспоминала его смех, громкий, басистый и быстрый, словно поезд, быстро несущийся по рельсам. Она вспоминала, как зарывалась в серый мех на его груди, борясь с Дитзи за то, чтобы быть ближе к его сердцебиению.

— Ты нашел это, папочка? — спросила она. — Ты нашел то, за чем ты ходил?

Его розовые глаза, сверкая, смотрели на неё. Его зубы сверкали в озорной, хитрой улыбке.

— А ты как думаешь, я нашел его, дорогая?

Она любила это прозвище: оно всего лишь на одну букву отличалось от её настоящего имени4, и «лишняя Л значила «я люблю тебя».

— Конечно, ты нашёл! Конечно, ты нашёл! — хором кричали Дэринг и Дитзи, носом зарываясь в папину шею и смеясь с гордостью и восторгом. Он держал то, что он находил, чтобы это ни было — статую, кристалл, кубок, свиток — и позволял свету огня танцевать на поверхности трофея. Он даже позволял жеребятам подержать их иногда, прижимая трофеи между копытами, словно это было сделано из золотого песка, в то время как он находил время, чтобы поцеловать свою терпеливую жену и сказать ей, как он любит её.

И она любила его. Сестры Ду знали точно, как сильно их отец любил их мать: ровно вполовину меньше, как он любил их обеих. Он говорил это им каждую ночь.

— Как сильно ты любишь маму? — обычно спрашивала Дитзи.

— Моя любовь к вашей маме так же велика, как дорога до луны, — шептал он, целуя её между золотистых глаз.

— А как сильно ты любишь нас, папа? — всегда выпаливала Дэринг.

Эта прекрасная улыбка, та, что была первым спутником правды, появлялась на его точеном лице, когда он отвечал им:

— Моя любовь к вам велика, как дорога до луны и обратно, мои дорогие.

Каждый пони особенный, учил он их. Всё, что ты делаешь, имеет значение.

Он исследовал мир в поисках того, что было создано предыдущими поколениями. Он путешествовал в далекие страны и храбро изучал странные пустоши, чтобы найти то, что “они” оставили после себя.

— Что за “они”, папа?

— Это пони, как вы и я. Это пони, что жили очень давно и у которых было, что сказать. У каждого пони есть, что сказать. И я хочу услышать их всех.

Что-то из того, что “они” оставили после себя, он сохранял в личной коллекции. Что-то продавал музеям по всей Эквестрии. Что-то из найденного он отдавал потомкам создателей. Ему нравилось узнавать о пони. Он любил самих пони. Но во всем мире было лишь два маленьких жеребенка, любовь к которым была столь же велика ,как дорога до луны и обратно: Дитзи и~

— Дэринг Ду?

Задумавшаяся пони подпрыгнула от этого зова, резко останавливаясь на грунтовой дороге. Она не знала, как долго она шла и думала о своём отце, но она чувствовала сухие слезы у себя под глазами. Она вытерла слезы локтем, проглотила комок в горле и пошевелила крыльями.

— Дэринг Ду? — спросил тот же голос, снова пугая Дэринг. Она оглянулась вокруг в поисках того, кто её звал. Лишь одна вишневая кобылка стояла, разинув рот, дальше по дороге.

— Да, — прохрипела Дэринг, потирая горло. — Да, это я.

Земная пони подняла копыто, чтобы захлопнуть свой раскрытый рот.

— Я… я не знала, что вы… — пыталась она сказать.

Дэринг слегка поклонилась.

— Я существую, леди, — сказала она, должно быть, едва ли не в тысячный раз в своей жизни. — Жива и в пальто.

— Й-й-я не понимаю, — заикаясь, произнесла вишневая кобылка. Она сделала пару небольших шагов к Дэринг. — Я думала, вы всего лишь вымышленный персонаж.

— Многие так думали, — сказала она. — Я стараюсь не указывать своё имя в книгах. Ну… в некотором роде.

— Вы пишете их? — спросила кобылка.

— Да, мэм.

— Вау! Я и не представляла, что все эти приключения основаны на настоящих историях!

Верхняя губа Дэринг скривилась.

— Весьма слабо, — уточнила она. — Я, эмм… я многое попросту выдумала.

К её удивлению, незнакомка просто рассмеялась.

— Ну, конечно же! Я сама писатель, и прекрасно понимаю, что небольшое художественное преувеличение не повредит.

— Спасибо! — вскрикнула Дэринг, поднимая копыта к небу. — Я так рада, что кто-то это понимает! Это же книги, в конец концов.

— Вы очень хороший писатель, мисс Ду, — похвалила её кобылка. — “Мисс Ду” ведь, так?

Дэринг усмехнулась.

— Да, но зовите меня Дэринг.

Незнакомка хихикнула, но кивнула.

— Меня зовут Черили, — сказала она, протягивая копыто в направлении Дэринг. Пегаска сократила расстояние между ними двумя короткими шагами и пожала протянутое копыто.

— Что такая известная персона, как вы, делает в Понивилле? — спросила Дэринг, едва сдерживаясь от смеха.

— Я была в гостях у… кое-кого, кого я знала, — буркнула Дэринг. — А что делаете вы в столь ранний час?

— Я местный школьный учитель, — пояснила Черили. — Я иду в школу довольно рано, чтобы подготовить всё для урока.

— В самом деле? Вы сейчас идёте туда?

— Пока что нет. Думаю, для начала я остановлюсь в Сахарном Уголке, чтобы перекусить.

— Я пытаюсь найти некое Шевальенское кафе, — сказала Дэринг, бросив взгляд на магазины вдоль дороги. Пони начали выходить из своих домов, вдыхая прогретый ранним солнцем воздух и начиная свои рабочие дни. Ей показалось, что она видела почтовую кобылку, быстро пролетевшую на соседней улице.

— А, вы имеет в виду Хорте Кьюзин? — спросила Черили. Она указала, куда следует идти Дэринг. — Видите большую крону дерева вон там? Это местная библиотека. Кафе находится в нескольких кварталах отсюда позади него.

Дэринг сморщила нос и щелкнула языком.

— Не, далеко. Я лучше просто пойду в Сахарный Уголок вместе с вами.

Черили переменилась в лице.

— Со мной? Правда?

— Конечно, — произнесла Дэринг, пожав плечами, — почему нет?

— О, боже, — хихикнула Черили, стараясь скрыть то, что она покраснела. — Прошу прощения, Мисс Ду, я не хочу вас смущать. Я большая фанатка всех ваших книг, и это просто стало для меня неожиданностью!

Дэринг ухмыльнулась.

— Я привыкла к этому.

Она пошла вслед за учительницей вниз по улице к Сахарному Уголку, посматривая на двери домиков, из которых выходил один красочный земной пони за другим. Многие из них улыбались, стремясь начать новый день. Другие морщились и зевали, пока их тела хотели ещё несколько минут, ну или часов, сна. Дэринг не могла винить их. Её никогда нельзя было назвать жаворонком, в отличие от Дитзи. Казалось, что эта кобылка просыпалась, когда луна начинала садиться.

— Вы сказали, что были в гостях у кое-кого? — спросила Черили.

— Что? А, да.

— А у кого? Возможно, я знаю его. Я же жила в Понивилле с рождения. — Некоторая гордость сверкнула в ясных зеленых глазах учительницы.

— Э-э… у старого друга, — полу-солгала Дэринг. — Всё прошло не слишком удачно. Простите, но мне действительно не хочется об этом говорить.

— Ох. — Лицо Черили выразило сочувствие. — Простите, Дэринг. Могу ли я чем-нибудь помочь?

Дэринг стиснула зубы. Игривый жеребячий голос Дитзи прозвенел в её голове, ищя пути помочь их храброму, решительному отцу.

— Вряд ли, — произнесла она., но вдруг подняла голову, осененная новой мыслью. — Разве что если вы вдруг не знаете какую-нибудь веселую и жизнерадостную пони, полную энергией и в хорошей форме, что могла бы захотеть пойти со мной на опасное приключение.

Черили подавилась смехом.

— На самом деле, я знаю как минимум одну, или даже двух, пони, что как раз вам подойдут.

Уши Дэринг встали торчком.

— Серьёзно?

— Конечно! — Черили закрыла глаза и кивнула. — Я уверена, что такой пони, как вы, уже должен был знать, но в Понивилле есть несколько бывалых искателей приключений: все шесть Элементов Гармонии.

Дэринг отвесила челюсть.

— Все… шесть?

— Ага!

— Стоп… вы имеете в виду носителей Элементов Гармонии? Тех, что победили Дискорда?

— Да, мэм!

— Они все живут здесь?

Её голос переломился, вызвав у Черили приступ смеха.

— Именно, они живут прямо здесь, в Понивилле. Все шесть. Моя хорошая подруга, Твайлайт Спаркл — она живёт в библиотеке, что я вам указывала, — она и пять её самых близких друзей воплотили в себе Элементы, когда победили Найтмер Мун.

— Стоп, что? И это тоже они сделали? — Уши Дэринг опустились к её щекам. — Почему бы об этом не узнать многим? Почему они… не написали книгу об этом или ещё что-то??!

— Им не нужно излишнее внимание, — пояснила Черили. — Ну… большинству из них. Думаю, пара из них не возражали бы о слегка большей популярности.

— Вы действительно знаете этих пони?

— Некоторых даже весьма неплохо.

Дэринг была близка к тому, чтобы завизжать.

— Вы можете меня представить?

— Конечно! Одна из них живёт здесь, в Уголке. Только будьте осторожнее — у неё есть тенденция быть слегка дикой.

Дэринг улыбнулась.

— Мне нравится дикость.

— Возможно, это было не совсем правильное слово, — сказала Черили, поморщившись. — Она не совсем….

Она не договорила, но её зрачки сузились в маленькие точки. Дэринг с опаской проследила за её взглядом, удивленно подняв бровь от происходящего возле Сахарного Уголка. Большая группа пони собралась под открытым окном на стене дома. Серая пегаска летала над ними, закусив губу. Дэринг прищурилась и подошла немного ближе, мгновенно признав блондинистую кобылку.

— Ох, прекрасно, — пробурчала она, начиная отходить назад.

— Что происходит? — вскрикнула Черили, торопясь к шепчущейся толпе.

— Близнецы Кейков похищены! — услышала Дэринг чей-то ответ. Новоприбывшие удивленно ахнули.

Дэринг присела на месте, стараясь не попасться никому на глаза. К счастью, Дитзи, казалось, была занята проверкой розового окна в деревянной раме.

— Лучше уйти отсюда, — сказала Дэринг себе под нос. Она уже повернулась, чтобы ускакать прочь, как какой-то странный и раздражающий шум внезапно зазвучал около неё.

— Осторожно! — три голоса вскричали в унисон, но рефлексы Дэринг Ду в этот раз ей не помогли. Она была сбита скутером и получила по носу маленькими крыльями, витым рогом и гигантским атласным бантом.

— Уфф, — добавила она ко всей этой небольшой аварии, что переманила на себя внимание всех собравшихся у Сахарного Уголка.

— Дэринг? — спросил далекий, но до боли знакомый голос.

{-ДД-}

Озадаченная исследовательница рухнула в грязь с тремя жеребятами, со стоном растянувшимися у неё на спине. Та, что была в шлеме, села и с любопытством посмотрела на Дитзи.

— Это было не смело5, — сказала Скуталу почтовой кобылке, спустившейся со своего поста у окна. — Мы даже никаких трюков не делали. Эта дурацкая пегаска просто из-под земли выросла!

— Дети, отойдите от неё! — скомандовала Дитзи. Удивлённые её резкостью, Меткоискатели слезли с упавшей путешественницы. Дитзи с необычной грацией приземлилась к лежащей латунной кобыле.

— Ты в порядке, Дэринг? — спросила она, разглаживая смятые крылья своей сестры.

С низким стоном Дэринг вытолкнула себя из ямы и отряхнула грязь с гривы. Дитзи заметила разрез у неё на губе. Мысленно улыбаясь, она гадала, какие из царапин на её конечностях и грудной клетке были получены от этой аварии, а какие — от драки.

— Более-менее, — буркнула Дэринг, сплевывая кровь. Меткоискатели отскочили от отвращения.

— Ох, блин! Мне так жаль! — вскрикнула Скуталу. — Я… я ведь раньше никогда не врезалась и не калечила никого, и...

— Не переживай, девочка. — прервала её Дэринг. Она выгнулась, похрустев спиной. — Я была в гораздо больших передрягах. Поверь мне.

Она одарила Скуталу нагловатой улыбкой, демонстрируя свои окровавленные зубы. Маленькая кобылка неожиданно узнала гриву серых оттенков, золотистые крылья, рубиново-красные глаза, которые были прям как у её героя…

— Святая Селестия! — вскричала она. — Вы Дэринг Ду!

Свити Белль ахнула, придя к тому же выводу. Эпплблум просто выгнула бровь.

— Единственная и неповторимая, — привычно пробормотала Дэринг, подтягивая копыта и проверяя их на предмет растяжений.

Скуталу вскричала сквозь гигантскую улыбку. Дэринг опрокинулась от этого крика обратно в яму, в которой она была полминуты назад.

— Что за…

— Я пойду позову Рэинбоу Дэш! — объявила Скуталу, поднимая самокат с земли. — Никуда не уходите, Мисс Ду.

Дэринг поставила копыто перед передним колесом самоката.

— Не думаю, что это хорошая идея.

— Но если я представлю её её идолу, она будет любить меня всегда! — объяснила Скуталу, сияя от радости.

— Рэинбоу, конечно же, захочет о многом расспросить Дэринг, — произнесла Дитзи настолько ровным голосом, насколько она могла. — Но у неё сейчас нет на это времени. Вообще, я уверена, что она уже прямо сейчас была на пути к вокзалу.

— Неа, — сказал Дэринг, вставая на копыта. — Я здесь ещё подзадержусь, Дитз. Иди, мелкая, найди эту Рэинбоу. Я буду рада познакомиться с фанатом.

Желтая грива Дитзи встала дыбом. Её шея прокрутилась, тошнотворно вытянувшись, и она пронзила взглядом свою сестру.

— Ты сказала… подзадержишься? — вскипела она.

Дэринг подошла ближе к Дитзи и прошептала ей на ухо:

— Ты ведь не хочешь идти со мной на очередное приключение? Замечательно. Я просто найду кого-нибудь ещё.

— Здесь? — прохрипела Дитзи. — В Понивилле? Почему бы тебе не вернуться в Лас Пегасус или не поискать в Клаудсдэйле?

— Потому, что Понивилль единственный город, где живут носительницы Элементов Гармонии, — прошептала Дэринг в ответ.

Дитзи оглянулась на Сахарный Уголок. Вся толпа ещё смотрела на них, обсуждая между собой: какие проблемы могут быть между странной почтовой кобылкой и нежданным путешественником? Скрипя зубами, Дитзи схватила свою сестру за хвост и потащила в ближайший переулок.

— Эй! Что за дела? — спросила Дэринг, вырывая хвост изо рта Дитзи. Серая пегаска набросилась на неё, прижимая напуганную Дэринг к стенке.

— Эй, эй! Успокойся, Дитз!

— Я сказала тебе уходить, Дэринг. Я сказала тебе убираться отсюда, а не вербовать Элементы Гармонии.

— Мне не нужны они все, — протестовала Дэринг. — Чёрт, я даже не знаю, нужны ли мне они вообще. Я даже не знакома ни с одной! Я только утром узнала, что они живут здесь!

Но если старый маленький Понивилль является домом для двукратных спасителей Эквестрии, кто знает, какие ещё потрясные пони могут здесь жить? Я ни в коем случае не буду искать партнёра где-нибудь ещё. Именно здесь.

— Нового… партнёра? — прорычала Дитзи.

Дэринг попыталась оттолкнуть её.

— Хэй, не начинай завидовать! Я дала тебе шанс, а ты от него отказалась. Теперь я~

— Ты думаешь, что я завидую? — вскричала Дитзи, впечатывая свою сестру в кирпичную стену. — Я не завидую, идиотка. Я зла! И, откровенно говоря, я волнуюсь!

— Волнуешься? — пискнула Дэринг.

— Волнуюсь за любую несчастную душу, которая падёт перед твоим очарованием и твоей ложью, и которую ты втянешь в смертельную опасность с давно уже спёкшейся и излишне самоуверенной путешественницей!

— СПЁКШЕЙСЯ?

— Ты сама говорила, что ты не в форме, Дэринг, — напомнила ей Дитзи, отходя от своей сестры, больно толкнув её напоследок. — Ты не можешь пойти на очередное путешествие, к которым мы с тобой привыкли. Ты приведёшь себя и своего нового партнёра к гибели.

— Ни в коем разе!

— У тебя вообще есть какое-нибудь задание на примете? Что-нибудь, что ты хочешь найти. Или ты просто планируешь побежать в никуда в поисках какой-нибудь убийственной побрякушки?

Дэринг не нашла, что ответить.

— Я не собираюсь говорить тебе это ещё раз, Дэринг. Уходи. Иди сама, если тебе есть за чем идти, но не втягивай никого из этих хороших пони в свои эгоистичные авантюры.

— Они не эгоистичные, — пробормотала Дэринг, роя копытом землю.

— У нас больше нет отца, которого мы могли бы спасти, благодаря тебе. У тебя нет больше причин найти ещё одну мистическую штуку, кроме как для написания очередной истории для своей серии. Это эгоизм. — С взглядом, полным ненависти, она повернулась к выходу из переулка. — А теперь, если позволишь, мне нужно помочь спасти нескольких жеребят. И я не хочу больше увидеть тебя в Понивилле ещё хоть один раз.

Дэринг подняла голову.

— Жеребят? Тех, что пропали?

Дитзи кинула в её сторону безразличный взгляд и полетела обратно к Уголку. Дэринг всегда задавала самые дурацкие вопросы.

Толпа вокруг кондитерской почти удвоилась за это время. Все они были слишком заняты обсуждением происходящего, пока Дитзи влетела через верхнее окно к месту преступления.

Миссис Кейк склонилась над пустой кроваткой, безудержно рыдая. Мистер Кейк положил её копыто на плечо, но его взгляд был темным и отстранённым. У двери всё ещё стояли четверо Элементов Гармонии: Твайлайт Спаркл, Пинки Пай, Рэрити и Рэинбоу Дэш. Ни одна из них не была уверенна в том, что она знает, как помочь.

— Миссис Кейк, — обратилась Дитзи серьёзным тоном, что удивило всех, — Нет смысла тратить время. Некоторое время назад вы сказали, что он забрал ваших детей. Кого вы имели в виду?

Красные, мокрые глаза Миссис Кейк встретились с косыми глазами Дитзи.

— Й-й-й-я видела кого-то, — выдавила она сквозь плач, дрожа от воспоминаний. — Я видела кого-то, кто смотрел через окно.

— Когда? Прошлой ночью?

Она покачала головой.

— Девять дней назад.

— Как он выглядел?

Она закусила нижнюю губу и уныло покачала головой.

— Я не знаю… Я не знаю! Было так темно…

— Он летал? — спросила Дитзи, расспрашивая её в поисках деталей общей картины.

Миссис Кейк вздохнула.

— Да! Да, у него были крылья… и у него был очень худой… и у него было… странное лицо. — Она подняла копыто к своему, описывая им невидимый контур перед лицом. — Оно было узким и… округлённым, что ли? Несколько изогнутое…

Зрачки Дитзи сужались с каждым словом.

— Изогнутое лицо… — прошептала она.

— Похоже на Хиссанца, — сказала Твайлайт Спаркл, стоя возле двери. Все повернулись к ней, и она пискнула от неожиданного внимания.

— Хэй, я знаю это слово! — произнесла Рэинбоу. — Хиссания это же страна, так? Вне Эквестрии?

— Через море на востоке, — подтвердила Твайлайт. — Наши народы никогда не воевали, но и теплых отношений тоже особо не было. Среди нас весьма мало иммигрантов оттуда. Я видела лишь нескольких в Кантерлоте, но никогда в Понивилле.

Дитзи парила у окна. Её крылья начали останавливаться, и она упала на пол.

— Я знаю, кто забрал твоих детей, — пробормотала она настолько громко, чтобы каждый мог хоть краем уха её услышать.

— Я тоже! — скрипучий голос прогремел прямо за окном. Глаза Дитзи горели огнём, когда она повернулась ровно в тот момент, когда Дэринг влетела в комнату.

— Я сказала тебе ух~ — начала рычать она.

— Омойбогомойбогомойбогомойбогомойбогомойбог…

— Я помню вас, вы заходили вчера к нам в магазин, — сказала Миссис Кейк, вытирая слёзы с лица. — Вы кто? И что случилось с моими детьми?

— Ваши близнецы были украдены Султаном Хиссании! — объявила Дэринг неуместно возбуждённым тоном.

— Вероятно, это был один из его слуг, — поправила её Дитзи, не отводя глаз от своей упрямой сестры, — если следовать твои описаниям.

— Но… почему? — взмолилась Миссис Кейк.

— Омойбогомойбогомойбогомойбогомойбогомойбог…

Дитзи сглотнула.

— Я не уверена, Миссис Кейк, — полусолгала она, надеясь, что её опасения окажутся ложными.

— Разве это имеет значение? — спросила Дэринг, героически взмывая в центр комнаты. — Вам соверешенно не о чем беспокоиться, мэм! Потому что Дэринг Ду~

— ОМОЙБОГОМОЙБОГОМОЙБОГОМОЙБОГОМОЙБОГОМОЙБОГОМОЙБОГ!

— ~собирается спасти их!

Миссис Кейк ахнула. Пинки Пай зааплодировала. Рэрити нахмурилась, глядя на её грязную серую гриву. Твайлайт Спаркл в шоке уставилась на Дитзи, которая копытами дробила доски на полу.

Мистер Кейк и Рэинбоу Дэш упали в обморок на месте.

Примечания:
1. — фр. Cheval — Конь. В устной речи — грубиян.
2. — Noteworthy — буквальный перевод: заслуживающий внимания.
3. — Note — запись, записка, Worthy — неплохой
4. — Darling — дорогая, Daring — уже имя.
5. — Игра слов. Daring (имя) — смелый.