Автор рисунка: MurDareik
Второй свидетель. Я уже привыкла к этому

Что-то вроде того

Глава четвёртая.

Что-то вроде того.

На полпути вверх по лестнице миссис Кейк пришлось своим телом защищать своих детей от атмосферного толчка, вызванного душераздирающим криком Рэинбоу Дэш. Они снова начали плакать.

— Н’агх. Вы маленькие вонючки, — проворчала она, неся двух ревущих жеребят на спине в свою комнату. — Действительно, как Пинки с вами справлялась?

Она вспомнила, как быстро закончились запасы муки после того, как Пинки сидела с детьми, и решила больше не задаваться этим вопросом.

— Тссс, тссс, засыпайте, детишки, — ворковала миссис Кейк жеребятам. Мягкие интонации её голоса успокоили младенцев, пока она не дошла до комнаты. Она осторожно опустила крохотных пони в их кроватки и начала петь им колыбельную.

— Спят усталые игрушки, книжки спят…

Дыхание жеребят замедлилось, и мирные улыбки украсили их миниатюрные мордочки. Удовлетворённая, миссиc Кейк отошла от кроватки к входной двери.

— Одеяла и подушки ждут ребят…

Дальше, она села на корточки слева от дверной рамы и уставилась глазами на окно, которые было рядом с кроватями детей, продолжая напевать песню снова и снова, чтобы самой не уснуть.

Она сидела у входа в спальню своих драгоценных детей с широко раскрытыми и настороженными глазами больше тридцати минут, прежде чем её муж вошёл в комнату.

— Магазин полностью закрыт, булочка моя, — прошептал он, целуя её в макушку. Она едва кивнула в ответ, продолжая сидеть, словно статуя.

Мистер Кейк вздохнул.

— Ты собираешься сидеть здесь всю ночь… опять?

Очередной нервный кивок вызвал очередной усталый вздох.

— Милая… когда ты последний раз хоть немного спала?

— Я немного вздремнула сегодня утром, Кэррот.

— Случайно не тогда, когда ты на полминуты прислонилась к кухонному столу? — обвинительно спросил мистер Кейк. Его жена так и не ответила.

— Я волнуюсь за тебя, дорогая, — признался мистер Кейк. Он нежно провел копытом по круглой щеке своей жены. — Я знаю, что ты беспокоишься за жеребят, но ты не думала, что тебе могло просто показаться?

— Мне не показалось, Кэррот! — отрезала она, отводя взгляд от окна и сурово глядя на супруга. — Говорю тебе, я видела, как кто-то смотрел на них через окно.

— Больше недели назад! — добавил он. — Я верю тебе, Кап, но я не думаю, что тот, кого ты видела, хотел навредить им. Это, возможно, был просто пегас, пролетающий мимо. И он подумал, что детишки были настолько милы, что грех было на них не полюбоваться.

— Ты его не видел, Кэррот! — выдохнула миссис Кейк с нотками страха в голосе. — Я никогда не видела пони вроде него в Понивилле. Его лицо было длинным, узким~

Мистер Кейк поднял бровь и указал на своё лицо.

— ~и словно клин! Не таким, как у тебя. Я ни у кого ни разу не видела такого лица!

— Какого цвета он был?

Веко миссис Кейк дёрнулось.

— Я… не могла разглядеть в темноте.

— А глаза?

Она покачала головой.

— Похоже, я не единственный, кто его не видел, — язвительно заметил мистер Кейк, улыбнувшись. — Пошли спать, дорогая. Мне нравится, что ты так хорошо заботишься о наших жеребятах, но я говорю, тебе незачем волноваться. Наши дети в безопасности.

Она не хотела слушать. Она не могла объяснить это своему мужу, но у неё было ужасное ощущение в животе, когда бы она ни оставляла своих детей одних. Но был один момент: она не спала уже несколько дней и не видела зловещий силуэт ещё дольше.

— Думаю, ты прав, Кэррот, — сдалась она, позволяя мужу помочь ей подняться. Вдруг ей в голову пришла идея. Она тихо пробежала к ящику с игрушками и достала оттуда пищащую резиновую курицу. — Просто позволь мне поставить это на подоконник, — настаивала она, подходя к окну. — Это меня слегка успокоит.

Мистер Кейк кивнул, наблюдая, как его жена возится с игрушкой на подоконнике. Он понятия не имел, как именно это предупредило бы их о вторжении, но решил держать рот закрытым. С вежливой улыбкой он вместе с ней вышел из комнаты. Всё для того, чтобы успокоить её глупые страхи.

Послав воздушный поцелуй на ночь спящим детям, кондитеры тихо закрыли дверь, и пошли по коридору. Громкий храп достиг их ушей, когда они проходили мимо комнаты Пинки, что, вероятно, означало, что она на самом деле не спит. Никто из них не имел ни малейшего желания проверять, что она делает. Получить в лицо кучу конфетти или воздушных шариков было бы крайне нежелательно в это время суток.

— После вас, миледи. — Мистер Кейк открыл дверь спальни для жены.

Она покраснела вопреки своему желанию.

— Ох, Кэррот, ты всегда знал, как сделать мою ночь.

— Конечно, — подмигнув, согласился он и провел свою жену в комнату.

{-ДД-}

Хрр, фууух! Хрр, фууух! Хрр, фууух!

— Может, ты выключишь эту ужасную запись? — взмолилась Рэрити

— Вы думаете, они уже уснули? — спросила Пинки, прислонившись ухом к внутренней стороне двери.

— Кого это волнует? — спросила Твайлайт. — Ты взрослая кобыла, Пинки. Разве тебе запрещено иметь друзей? Не думаю, что мы кого-либо побеспокоим.

— Ох, я уверена, что они рады знать, что я дружу с тобой и Рэрити, Твайлайт, — уверила её Пинки. Она показала копытом на Рэинбоу Дэш. — Но я не уверена, так ли рады они ей.

Рэинбоу извивалась на кровати, с ног до головы связанная тряпками и веревками.

— Осфуфифе мефя! — потребовала она сквозь обслюнявленную тряпку, что была у неё во рту, чтобы остановить её крики.

— Нет, пока ты немного не успокоишься, дорогая, — сказала Рэрити. Она пробежала к кровати и взглянула в безумные глаза Рэинбоу. — Как хорошие друзья, мы просто не можем позволить тебе быть столь нерациональной. Ты должна понять, что пони, которую ты видела, была не—

— ДЭВ-ВИНН ДУУУ! — завизжала Рэинбоу. Её тело дернулось и повернулось, когда она пыталась высвободить крылья из-под повязок.

Рэрити вздохнула.

— Похоже, нам придётся здесь ещё посидеть, — пробормотала она себе под нос, возвращаясь обратно к передней части комнаты, где её ждали Пинки и Твайлайт.

— Честно говоря, никогда не видела столь одержимой пони! — сказала Рэрити. Она заметила смущённый румянец Твайлайт, но решила не комментировать это.

— Я её не виню, — сказала Пинки, пожав плечами. — Если бы кто-то, кого я боготворила, появился в Сахарном уголке, я не знаю, чтобы сделала!

— Устроила бы ему вечеринку? — сухо предложила Твайлайт. Глаза Пинки загорелись.

— Это великолепная идея! — воскликнула Пинки сквозь запись храпа. — Мы устроим вечеринку для Дэринг Ду.

Рэинбоу Дэш начала дёргаться ещё сильнее.

— Просто подумайте обо всех декорациях! — сказала Пинки, возбужденно крутясь на месте. — Мы можем сделать один угол в стиле джунглей, а другой в стиле пустыни, а другой в виде замка, а другой в виде океана, а другой в стиле тундры, а другой чтобы выглядел как гора, а дру—

— Ты не помогаешь, Пинки, — ругнулась на неё Твайлайт, останавливая свою подругу магией. — Для начала, мы не собираемся устраивать никаких вечеринок. Во-вторых, кобыла, что мы сегодня видели, не Дэринг Ду.

— Но она выглядела точь в точь как она, — возразила Пинки. — И у неё даже была кьютимарка-компас!

— Дэринг Ду не существует, — заявила Твайлайт. — Она вымышленный персонаж, созданный автором, который решил сохранить своё имя в тайне. Хороший выбор, на мой взгляд. Пони, которую мы сегодня видели, сказала мне и Рэрити, что она и есть автор книг о Дэринг Ду, но я не думаю, что она говорила это серьёзно. Я уверена, она просто использует это как способ отпугнуть пони, которые спрашивают её об этом. К тому же, она казалась слегка… саркастичной. ( В оригинале — snarky, тонкая отсылка на «Охоту на Снарка», что объясняет дальнейшие действия Пинки — прим. переводчика)

Пинки слегка присела.

— Одна из тех, да? — Тяжело вздохнув, она пошла к двери. — Мне нужной найти вилку и надежду. Не хочешь найти наперсток, Рэрити? Твайлайт, возьми мыло из коробки для себя.

Рэрити и Твайлайт обменялись удивлёнными взглядами.

— Пинки, что ты, во имя богинь, имеешь в виду?

Глаза Пинки расширились от страха.

— Давайте просто надеяться, что она не буджум! Это было бы плохо. — Дрожь началась в кончике её хвоста и пробежала через всё тело.

Твайлайт приложила копыто ко лбу.

— Можешь объяснить, какое отношение всё это имеет к кобыле, которая выглядит как Дэринг Ду?

Глаза розовой пони расширились ещё сильнее.

— Я думала, что ты, как и все пони, поймёшь отсылку на Блуиса Кэрролла, Твайлайт.

— Этого ерундового поэта? — уточнила Твайлайт. Пинки закивала так быстро, что её лицо размылось. Твайлайт застонала. — Пинки, я не читаю всякую ерунду. Это неприемлемо и я не хочу тратить время на литературу, написанную для маленьких неискушённых жеребят.

— Это не так! — заявила Пинки, поднимая копыта к груди. — Блуис Кэролл был гением! У меня есть полной собрание его сочинений! Видишь? — одна из её передних ног протянулась к книжной полке на другой стороне комнаты, где она схватила огромный темно-коричневый том и хлопнула его на копыта Твайлайт.

— Ну, вот этим и кончаются все попытки притаиться, — пробормотала Рэрити, останавливая хрипение противного грамафона.

— Ты должна когда-нибудь это прочитать, — радостно заявила Пинки. — У меня слов нет, чтобы сказать, как много я почерпнула из этой книги!

— Но она — ерунда. Нельзя чему-либо научиться из такой книги.

— Уверена, ты сможешь! Просто попробуй? Хотя бы прочитай первые две главы.

Блеск в её огромных голубых глазах убедил Твайлайт положить массивную книгу в свою седельную сумку. Правда, сделала она это без особого желания.

— Не забудь прочитать Охоту на Снарка, — сказала Пинки. — Тогда ты точно оценишь мою шутку лучше, чем в первый раз.

— Конечно, прочитаю, Пинки, — прогудела Твайлайт, поставив свою потяжелевшую сумку на пол и подбежав к Рэинбоу Дэш.

— Готова к тому, чтобы тебя развязали? — спросила она задумчивую голубую кобылу.

— Я фыфа гофова с тофо ффмени, фофда фы мефя сфяфали, — пожаловалась она.

— Обещаешь, что не будешь снова кричать?

Кончики ушей Рэинбоу Дэш покраснели, когда она кивнула.

— И ты не будешь разрушать весь город в поисках этой пони, так ведь?

Кфуфить, убифафь, фасфифать, нафифофафть, — прорычала она.

Твайлайт подняла бровь и магией вытащила кляп изо рта подруги.

— Это что сейчас было?

— Просто немедленно сними это! — повторила она, широко раскрывая рот. Твайлайт хихикнула и начала развязывать узлы самодельной смирительной рубашки, одетой на Рэинбоу.

Тихий писк резиновой игрушки проник через стену спальни. Уши Пинки встали торчком.

— Вы слышали это? — спросила она своих компаньонов. Твайлайт остановила свою сверкающую магию, чтобы все четыре пони смогли должным образом прислушаться.

— Я думаю, что слышала что-то странное, Пинки, — отрапортовала Рэрити с озабоченным выражением лица.

— Я ничего не слышала, — отрезала Рэинбоу. — Поднимите свои крупы и снимите с меня остатки этих глупых верёвок!

Слегка похихикав, три подруги сняли с Рэинбоу Дэш остатки своей работы и позволили ей размять затёкшие крылья.

— Так… — начала она, взъерошив свою гриву, — если это была не Дэринг Ду… тогда кто это был?

— Я никогда раньше не видела её в Понивилле, — предложила Пинки. — Она, должно быть, в гостях!

— Если это длительный визит, то я уверена, что кто-то из нас заметит её завтра, — указала Рэрити. — Она вряд ли будет незамеченной в причудливой деревушке вроде Понивилля.

— Ты права, Рэрити, — кивнула Твайлайт. — Мы должным образом встретимся завтра. А сейчас, я думаю, что лучше для всех будет пойти домой и немного поспать.

Пинки резко погрустнела.

— Что? Но… я думала, что вы останетесь на ночь!

К восхищению игривой кобылки, Твайлайт воспрянула от этой идеи.

— Я не знала, что мы приглашены! Я обожаю ночёвки!

Рэрити сдержалась, чтобы не закатить глаза и устало улыбнулась.

— Всеми ногами за. Бутик Карусель слишком далеко, чтобы идти туда в такой час.

Рэинбоу скривилась.

— Ну-у-у-у-у, я не знаю, Пинки… Не думаю, что смогу остаться. Я, эм… Я забыла напоить Танка. У него, наверное, жажда. — Её улыбка была меньше чем неубедительной. — Я просто выйду через это окно и—

— Да ладно, Дэши, все же остаются! — с мольбой в голосе сказала Пинки. — Будет очень весело!

— Она, скорее всего, хочет немедленно начать разведку в поисках этого двойника Дэринг Ду, — дразнясь, сказала Рэрити.

— Что? Нет! Я даже не думала об этом. — Рэинбоу старалась изобразить непосредственность, постукивая передним копытом по запястью.

— Больше похоже на то, что она хочет пойти домой и продолжить читать новую книгу, — сказала Твайлайт с понимающей улыбкой. Рэинбоу побледнела.

— К-как ты это…?

— Ты просила меня заказать её каждый день последние две недели, — напомнила ей Твайлайт, — и как только ты прекратила, у тебя появилась эта дерзкая улыбка, когда бы ты ни посещала мою библиотеку, словно ты очень сильно превзошла меня в чём-то. Иметь несколько собственных книг не преступление, знаешь ли.

Рэинбоу хмыкнула и скрестила передние ноги.

— Ну, хорошо, я остаюсь. Но если я начну бормотать вопросы о Султане Алула во сне, не вините меня!

Твайлайт оживилась, услышав имя султана, и уже собиралась переспросить его, как Пинки Пай кинула спальный мешок ей в лицо.

— Прости, у меня нет запасных кроватей! — извинилась она, бодрая, как никогда. — Но это самые удобные, теплые и мягкие спальные мешки из тех, в которых вы когда-либо спали!

Рэрити ткнула свой мешок.

— О мой… это, конечно, шикарно, Пинки Пай. Где ты их купила?

— Я не покупала! Я сделала их сама! — поправила она.

На лице Рэрити смешались замешательство, надежда и одобрение, пока она разворачивала большой розовый свёрток и разглаживала синтетическую ткань. Она извивалась в его складках, стараясь не измять его больше, чем необходимо.

— Боже мой, — воскликнула она, тая в мешке. — Они действительно удобные!

— Их сделала ты? — уточнила Рэинбоу Дэш, перебрасывая лёгкий мешок с ноги на ногу.

— Агась! — с гордостью подтвердила Пинки. — Я использовала свой собственный рецепт.

Рэрити распахнула один глаз. — Рецепт?

— Именно! — Пинки хихикнула. — Они набиты сахарной ватой!

{-ДД-}

— И я сказал ему: «Я не предвижу развитие нашего бизнеса в этом направлении».

Дэринг смеялась над умом Султана. Непроизвольный хлопок крыльев камнем послал её в один из наиболее экзотических кустарников, но Алула своей магией остановил её и поставил возле себя.

— Простите за это, — пробормотала Дэринг, покраснев. — Обычно я не столь… неуклюжа.

— Ваша ловкость легендарна, Мисс Ду, — сказал Алула. — Я только могу принять твой нынешний испуг как комплимент. В конце концов, я здесь фанат.

Дэринг не могла придумать ничего больше, кроме как хихикнуть. Это было необычно и даже почти неудобно, но очаровательный аликорн оказывал на неё такое впечатление, как никто раньше. После трёх дней во дворце, наслаждаясь его гостеприимством и участием в этих прогулках по саду, она пришла к осознанию того, что Султан вовсе не таков, каким он ей казался.

— Вы узнаёте это растение? — спросил он, раскачивая высокое, рубиново-красное дерево, с которым Дэринг чуть было не столкнулась.

— Я никогда раньше его не видела, — призналась она.

— За все свои приключения? — спросил он, удивлённо подняв бровь. — Вы никогда не видели дерево Тумтум?

Дэринг хихикнула.

— Дерево Тумтум?

Султан усмехнулся.

— Это дерево, возможно, специально названо так по-детски. Видите ли, дерево Тумтум, как и многие дикорастущие растения, имеет магические свойства. Но в отличие от Желания Сердца или ядовитой шутки, дерево тумтум влияет не на тело пони, но на ум.

Она сделала осторожный шаг в сторону от высокого растения, вызвав весёлый смех у своего темно-синего спутника.

— Ничего вредного, — объяснил он. — Пыльца деревьев Тумтум усиливает внимание. При её вдыхании, мысли становятся яснее и глубже, чем это возможно на самом деле.

Любопытство взяло верх и Дэринг сделала носом глубокий вдох.

 — У него вообще запах есть?

Алула покачал головой:

— Пыльцу совершенно нельзя увидеть или почувствовать.

Дэринг снова принюхалась.

— Не чувствую в себе никаких изменений.

— Возможно мы стоим недостаточно близко, — предположил он. Как только Дэринг двинулась к дереву, он сделал преднамеренный шаг в ее сторону. Их тела соприкоснулись и кобыла лишь с усилием смогла удержать свои крылья, что дернулись от странного волнения. Она чуть повернула голову, чтобы взглянуть в его спокойные фиалковые глаза.

— Мои же мысли, однако, — прошептал он, беззастенчиво взглянув ей в глаза, — определенно углубились.

Он наклонил голову, сокращая расстояние между их лицами. Дэринг даже не знала, как на это реагировать. Ее сердце колотилось, как будто она не стояла сейчас здесь в саду, а спасалась бегством из разрушающегося храма с изумрудом на миллион битов в зубах. Интересно, чувствовал ли он этот стук, доносящийся из ее грудной клетки?

Ее губы начали подергиваться, когда вышеозначенное лицо приблизилось. Тысячи мыслей проносились в голове, а дыхание участилось. Что вообще этот бессмертный аликорн, лидер нации размером с пол-Эквестрии мог найти в кобыле вроде неё?

Этот вопрос начал цепную реакцию, пронёсшуюся по всем извилинкам ее мозга, пока она в конце концов не выпалила:

— Откуда вы взялись?!

Султан остановился. На его изящном лице проступило изумленное выражение:

— Простите?

Дэринг ретировалась подальше от Султана и прочистила горло.

— Я спросила, эм… откуда вы взялись? В смысле… вы аликорн, как и моя принцесса, и…

Она запнулась, топчась на темной земляной дорожке сада, а Султана вытянул к небу шею, позволяя своей длинной гриве спрятаться за его ушами.

— Боюсь, я не могу понять твоего вопроса, — ответил он, спокойным, вежливым королевским тоном, будто бы ничего и не произошло. — Ты хочешь сравнить меня со своей принцессой?

— Нет! — выпалила Дэринг, неловко переминаясь с копыта на копыта. — Эм, ну… да, на самом деле. В смысле, Селестия поднимает Солнце для всей планеты. А Вы… что-нибудь делаете?.. — осознав, как грубо это наверняка звучало, он быстро добавила, — …вроде этого?! В смысле, вы чем-нибудь вроде этого занимаетесь?

Его продолжительное молчание не слабо напугало что-то бормочущую путешественницу, но на краю его уст все это время играла полу-ухмылка.

— У меня нет власти над небесными телами, — начал он, — но, прямо отвечая на той вопрос: да, я делаю кое-что “вроде этого”.

Глаза Дэринг расширились от удивления.

— Серьезно? И чем же вы занимаетесь?

Он бросил взгляд на кьютимарку, что занимала большую часть пространства на его боку, которая представляла собой три толстых, завихристых серебряных линии.

— Я порождаю ветра, мисс Ду, — пояснил он, — Каждое утро я перемещаю воздушные массы всей планеты и позволяю пегасам корректировать их по необходимости. Это не так впечатляюще, как талант твоей принцессы, но без меня воздух повсюду был бы застоявшимся и тухлым.

Воспоминания о всех тех прохладных летних бризах, о каждом шторме, согнанном верными пони из погодной службы, о каждом воздушном змее, которых сама Дэринг пускала в детстве пронеслись в этот миг открытия перед ее глазами.

— Ух ты, — выдохнула кобыла, — Я… Я и понятия не имела.

— Немногие знают, — подтвердил он без тени грусти в голосе.

— Это расстраивает вас? — спросила Дэринг.

— Что именно?

— Что все восхваляют Селестию за то, что она приносит День и Ночь, а ваше имя практически неизвестно?

В какой-то момент они продолжили свою прогулку и уже подходили к концу длинной садовой тропинки.

Алула перенес свой взор на поразительно белые облака, что плыли по Хэйссанскому небу, глубокого голубого цвета.

— Нет, — ответил он, — Нет, это не расстраивает. Мне чужда эта… как вы там говорите? «Жажда внимания».

Звук взмахов чьих-то крыльев отвлек внимание Дэринг. Она проследила за взором Алулы к силуэту пегаски, что летела в их направлении от дальнего шпиля дворца.

— Кто это? — спросила кобыла. Алула не ответил, но она заметила заинтересованность, мелькнувшую в его глазах.

Пегаска продолжила свой путь до тех пор, пока не приземлилась прямо перед спутниками.

— Ваше Величество, — кобыла поклонилась перед Алулой.

— Встань и говори, Тинаферат, — приказал он королевским тоном.

Дэринг быстро окинула светло-серую кобылу взглядом, отметив поразительные золотые глаза и гриву мягко-желтого цвета.

— Ваше присутствие требуется в приемном зале, — доложила та. Натренированный взгляд не мог не заметь восторженную улыбку играющую на устах кобылки под маской смиренной верноподданной.

— Мне срочно нужно идти, — сказал он с плохо скрываемой ухмылкой. Не нужно быть всемирно известной исследовательницей, чтобы заметить, что между этими двумя что-то есть. Но Дэринг Ду как раз таки была всемирно известной исследовательницей, и потому история этих двоих интересовала ее особенно сильно.

Алула повернулся к Дэринг и кивком пригласил ее присоединиться. Смущенная путешественница проводила его взглядом.

Дитзи закончила читать главу и захлопнула книгу.

— Ну и дела, Дэринг, как тонко, — прорычала она, представляя в уме прислужницу Султана — буквально свою копию. Прямо как отражение в зеркале, — Удивлена что ты не упомянула ее кьютимарку с пузырьками.

Тяжело вздохнув, Дитзи положила «Дэринг Ду и Поцелуй с привкусом яда» на кухонный стол и водрузила свою пустую почтовую сумку на плечи. Интересно, догадается ли Рейнбоу Дэш связать образ Тинаферат с ней? А еще, как же Дэринг подкорректировала история, что Дитзи теперь занимала роль прислужницы, нежели второй сестры Ду?

Кобылка постучала себе копытом по лбу, пытаясь избавиться от непрошеных мыслей и сонливости, прежде чем отправиться в почтовое отделение. С каждым днем — при надлежащем настроении — она работала все лучше и лучше. Целых три недели она не совершала серьезных ошибок, и кобылка не могла позволить фабрикациям своей эгоистичной сестре сбить ее с пути.

Динки все еще спала наверху глубоким сном. Сегодня, Дитзи решила отправиться на работу пораньше и надеялась закончить до полудня. Школьная музыкальная группа, в которой состояла Динки, давала сегодня небольшой концерт для родителей. Ни за что на свете Дитзи не пропустит его, она мечтала поддержать свой дорогой талантливый кексик.

В отделение почты она влетела на всех порах, схватила пачку конвертов и помчалась на улицы Понивиля. Казалось, что мелькающие в ее копытах конверты размылись в одно белое пятно — с такой скоростью она металась от одного почтового ящика до другого. Более крупные посылки требовали личной доставки и Дитзи приходилось стучаться в двери. Не все отвечали, но необычно в этом ничего не было: для многих пони было слишком рано. Сколько себя помнила, Дитзи всегда вставала чуть свет, готовая к новому дню, к новому вызову, к очередному шансу спасти жизнь своего отца…

— Я не Берри Панч, — сухо прокашляла Бон-Бон.

— Что? — воскликнула Дитзи, встревожившись, — Ох! Ох, прости, Бон-Бон. Эм… вот, держи.

Она засунула письмо Берри обратно в сумку и достала нужный пакет.

— Спасибо, Дитзи, — сказала Бон-Бон и уже была готова закрыть дверь, когда что-то пришло к ней в голову, и ее глаза засияли, — Ох! На самом деле, не откажешь мне в небольшом одолжении?..

— Эм… думаю, да, — подчинилась Дитзи.

На мгновение Бон-Бон исчезла из дверного проема, и вернулась с большым блюдом для торта.

— Вернешь это в Сахарный Уголок за меня? — сказала она, — Пинки Пай на прошлой недели притащила мне огромнейший торт.

— Похоже на нее, — сказал Дитзи, взяв блюдо копытами.

— Она сказала, что это подарок от анонима, — ответила Бон-Бон с таинственной улыбкой, — Я как раз закончила его резать и сложила на хранения для будущих посиделок и прочих случаев. Но не суть. Ты уверена, что у тебя есть время для моей просьбы?

— Ох, конечно же, — заверила ее Дитзи, — Всегда рада помочь! Я отнесу его прямо сейчас, а потом вернусь к работе.

— Спасибо тебе, Дитзи! — крикнула кремовая пони вслед почтальонши, что метнулась в сторону Сахарного Уголка. Она украдкой бросила взгляд на алый бархатный мешочек, что весел у нее сейчас на спине, прежде чем закрыть дверь.

Дитзи при желании могла летать очень быстро и достигла Сахарного Уголка в считанные минуты. Было все еще слишком рано, и магазин был закрыт, но прежде чем Дитзи успела постучать в дверь, ее ушей достиг крик ужаса.

— Миссис Кейк? — Дитзи поднялась на уровень второго этажа, где нашла открытое окно.

— Миссис Кейк? Что случилось? — спросила она застывшую в дальнем проеме пони.

Четыре знакомых лица занимали пространство вокруг пекарши и вздыхали, смотря на что-то, чего Дитзи не могла разглядеть.

— Мои детки! — завопила, наконец, миссис Кейк. Дитзи подлетела ближе к раскрытому окну и бросила взгляд на открытый манеж, что стоял у ближайшей стены. Ее челюсть отвисла, а миссис Кейк начала трястись и рыдать.

Он забрал моих детей!