Автор рисунка: Devinian
Интерлюдия. Прекрасный день. Лучший подарок.

Пинок от реальности.

Пряников сладких никогда не хватает на всех.

www.youtube.com/watch?v=Q0wZQbK938Y

У меня начался отпуск и учеба, а значит днем я буду эксплуатируем на стройке, а вечером сидеть в ВУЗе. Вряд ли следующая часть выйдет скоро. Но я постараюсь.

БУММ.

Дверь выгнулась дугой, однако и на этот раз выдержала – спасибо ее магии. Волшебница смахнула пот со лба и с начавшим проклевываться отчаяньем затрясла своим серебряным колокольчиком, наверно уже в десятый раз призывая солдат Ордена Сумерек прийти на помощь своей Магистрессе.

И вновь никакого эффекта.

Кобылка чуть не отшвырнула внезапно утративший всякую полезность артефакт в сторону и безнадежно оглядела комнату. Всё также – заваленная ее самыми ценными вещами каморка без окон и с единственным выходом, в который ныне ломятся неведомые враги. Чего ради она вообще выбрала это убожество в качестве своей вынужденной спальни – как будто нельзя отбыть королевскую ссылку на период сна в шатре?

Вот только для этого пришлось бы выкидывать оттуда госпиталь.

С той стороны донесся какой-то странный шум и долженствующий раздаться удар не состоялся. Воспрявшая было красавица тут же помрачнела обратно – вполне вероятно, что это никакие не спасители, а просто какая-нибудь замена тарана. И даже если там действительно орденцы, никто не гарантирует успешность предпринятой попытки деблокирования – как-никак, раз противник смог добраться аж до центра города и уже начал взламывать подвалы…

Единорожка тяжело вздохнула – вот тебе и «поспи Рэрити, ничего плохого за полдня не случится». Неужели возложенное на нее бремя в принципе не терпит…

Шебуршание за стеной прекратилось.

Сердце сжалось и вновь сунуло под нос телепортацию. Однако привыкший за прошедшие годы к ответственности за других разум не спешил поддаваться панике – в конце концов, она не боец и перемещение на охваченные пламенем и затопленные чудовищами улицы почти гарантированно приведет лишь к быстрой и бессмысленной гибели, в то время как выбранное ею место отдохновения отлично известно всем, а значит именно сюда высланные за ней отряды отправятся в первую очередь.

К тому же сбежать она всегда успеет – а тут ведь подготовленная позиция. В конце концов, как будто ее сокровища предназначены только для создания…

Довести идею до конца не дала обрушившаяся в следующую минуту волна дикой, совершенно невыносимой какофонии, заставившая кобылку абсолютно неподобающим для леди образом взвыть и в корчах рухнуть на ковер. Разумеется, ни о каком поддержании барьера в таком состоянии не могло быть и речи, а потому сознание волшебница потеряла под пугающую до дрожи мысль «что со мной сделают?»

Колышущееся море неясных образов со сверкающим серебряным пиком посредине. Многоголосый настойчивый шепот, протягивающиеся к ней из глубины щупальца. Какое-то беспокойство, тормошение, приказы, бурление…

Хлесткая пощечина.

— Кто посмел?! – взвилась десяток лет правившая Эквестрией единорожка.

И тут же снова оказалась на полу. В объятиях.

— Слава всему на свете – они не успели до тебя добраться, — этот голос. – С тобой всё в порядке?

Оцепеневшая белоснежная единорожка медленно опустила взгляд на сбившую сестру с ног и в данный момент требовательно смотрящую на нее Свити Бэлл. Слов не нашлось.

— Я опоздала? – спустя полминуты с испугом спросила испорченная кобылка, убирая со лба налипшую челку. – Ты узнаешь меня?

На плечо видения легло копыто.

Красавица скосила глаза в бок. Жеребец. Наверняка тот самый.

В ее будуаре.

Копыто встретилось с лицом – нашла о чем думать!

— Что происходит?! – рявкнула Магистресса, сбрасывая с себя представителя временно союзных тварей. – Ты сломала мою дверь? По какому праву?

Существо отпрыгнуло в сторону, пару секунд пялилось на нее с обидой и непониманием, а затем замотала головой, показав на усеявших пол пони вперемешку с какими-то частично металлическими слизнями. Судя по стонам и дрожи, все живые и вроде бы даже не раненые. Единственная лужа внутренней жидкости натекла под пришпиленным к дальней стене осьминогом с лапами и непропорционально большой головой. Причем нечто в предсмертной позе наводило на мысль, что при жизни сие создание летало.

— Это вы их? – удивленно спросила Рэрити. – Всех?

— Я донесла Зов, — с готовностью отозвалась молодая единорожка. – А мозголома заколол…

— Сама вижу, — хмуро кивнула волшебница, глядя на заляпанное синеватой кровью обмундирование сведшего ее сестру с ума негодяя. – Так в чем дело?

Они переглянулись.

— Нет времени объяснять, — вдруг заторопилась представительница Коллетива. – Беги, срочно!

— Куда? – ей сунули наспех нарисованную и размноженную магией карту с зелеными кругами на северных и западных воротах, а также в стадзерском квартале. И множеством красных стрелок в том числе от руин Дворца. – Зачем?

— Кантерлот атакован, — четко и как-то уж чересчур спокойно ответил жеребец. – Стены взяты, значимая часть войск и населения попала под контроль противника. Всем необладающим ментальной защитой созданиям необходимо срочно покинуть город.

Он резко развернулся и устремился прочь, по пути прихватив с собой и вторую тварь.

— Что значит «ментальной защитой»? – догнала их у выхода Магистресса. – И кто руководит обороной?

— Они не по своей воле перешли на сторону врага, — он обвел копьем валяющихся перед входом пони, значимая часть которых носила знаки отличия Ордена. – Не имели сил воспротивиться. Одиночки, — презрительная усмешка. – На второй вопрос мы не знаем ответа, но чаще всего кричат «Твайлайт» и «Томас». Нам надо спешить.

Они попытались ретироваться, но всё более запутывающаяся в происходящем волшебница вцепилась в кобылку мертвой хваткой:

— Куда?

— Отец в опасности, — задергалась та. – Семья должна помочь. Спасайся.

— А ты значит вот так просто возьмешь и бросишь меня? – вдруг вырвалось у Рэрити. – Даже не…

Ей по ногам ударили древком.

— Прости – Он нуждается в нас! – с покаянными нотками крикнула убегающая Свити Бэлл отлетевшей сестре. – Уходи!

Она не успела и глазом моргнуть, как пара исчезла в пахнущем гарью холодном мраке.

Первые несколько минут единорожка пыталась их догнать, будто какая-то истеричка раз за разом выкрикивая самое дорогое в мире имя, но затем пришедший в себя разум резко прекратил сии бессмысленные и позорящие главу Ордена Сумерек действия, поставив поезд мысли на привычные рельсы долга.

Несколько глубоких вздохов – и кобылка подошла к ближайшему носящему на плаще звезду телу. Живой. Вернее живая. Тем лучше. С рога соскочила радужная искра.

Кобыла взвыла и задергалась.

— Говорит Магистресса Рэрити, — ледяной тон отлично отрезвляет. – Что происходит?

На нее глянули осоловелые бирюзовые глаза, к счастью без следа агрессии или пустоты. Однако и ответа как-то не слышно.

— Я спросила, — чуть-чуть угрозы в голос.

— Нь-не м-могу зн-нать! – заикаясь, отозвался солдат, осекшись под суровым взглядом, после чего сглотнула и поспешно встала. – На нас напали!

— Детали, — поморщилась волшебница.

— Боевая тревога через пару часов после отбоя. Приказ занять позиции на стенах. Низкая видимость, зажгли фонари, — она вздрогнула. — Их там стояли тысячи. Повсюду – и на земле и в воздухе. Видно пытались обойти нас, когда затрубили подъем, — слуга Эквестрии застряла головой. – Уроды тут же рванули к стенам, готовься…и тут перед ними встал Создатель. Превратился в одного из летучих. Задребезжал. Офицер сказал – переговоры. Болтали долго. А потом, — копыта резко ударили в виски. – ШУМ!

— Прекратить! – рявкнула единорожка. – Еще что-нибудь? Как ты оказалась здесь? Бежала с поля боя?

Кобыла затряслась и начала мямлить нечто невразумительное. Рэрити поняла только «не помню».

 — Отставить! – это всё так неэлегантно. – Слушай приказ – собрать как можно больше добровольцев и вывезти находящихся без сознания в пункты эвакуации, — карта сменила копыта. – В крайнем случае – разбудить, но осторожно – они могут всё еще находиться под контролем противника.

Получив четкие указания боец преобразилась, четко выполнила воинское приветствие и умчалась в ночь. Зачем, почему, как быть – это всё вопросы для вышестоящих.

Она разбудила еще нескольких орденцев – на всех бы у нее в любом случае не хватило сил – и отослав двоих с тем же приказом организовала из оставшихся эскорт. Никаких новых данный получить не удалось – опять подъем, враги, приказ готовиться к обороне, попытка переговоров, конец. Разве что с трудом обнаруженный офицер сообщил о руководстве неслучившеся обороной Маршалом.

Итак, противник преодолел стены столицы Эквестрии буквально за считанные минуты и без единой капли крови. Один из лучший полководцев, огромное количество войск, с трудом помещающееся внутри население, Магический Корпус и помощь Коллектива….

Кобыла обругала себя за пораженческие мысли.

Битва еще не проиграна, а война – тем более.

-
— Мы нашли ее! – торжествующе провозгласил вбежавший пегас.

— Рэрити! – вцепилась волшебница в вошедшую следом подругу. – Слава Селестии – мы уже думали…

— Тоже очень рада видеть тебя в целости, — аккуратно, но твердо отодвинулась та. – Однако сейчас не время для приветствий – какова ситуация? Могу чем-то помочь?

Твайлайт опомнилась и оглянулась на заваленный стол.

— Всем, — вернула она вновь ставший отчаянным взгляд на удивительно спокойную красавицу. – В смысле, прими управление на себя, ПОЖАЛУЙСТА…

— Я боялась, что ты это скажешь, — вздохнула единорожка и не медля проследовала в центр комнаты. – Информацию о дислокации и продвижении наших войск и противника!

Все уставились на ученицу Принцессы.

— Выполняйте! – спустя пару секунд приказала кобылка. – Теперь она главная.

Опять пауза, сопровождающаяся неуверенным переглядыванием. Фиолетовая кобылка прикусила губу и со всей имеющейся у нее в данный момент авторитетностью крикнула:

— Ну же – Преподобная приказывает вам!

Вышло откровенно жалко, но комната всё равно пришла-таки в движение, спасибо всему на свете – не вокруг нее. Твайлайт счастливо вздохнула и поспешила воспользоваться представившимся шансом перевести дух, свалившись на рухнувшую в углу занавеску. Рэрити давно уже живет в этом ужасном мире, является Магистрессой, умеет руководить и вообще как рыба в воде, а значит всё будет в порядке. Можно улучить момент и привести мысли в порядок…

— Как ты дала им ментальную защиту? — требовательно спросила белая единорожка.

Не успевшая и дыхания восстановить волшебница захлопала ресницами.

— Срочно наложи то же самое на орденцев – без регулярных войск Кантерлот обречен!

— Я ничего не накладывала! – отозвалась студентка Селестии, предпринимая попытку закопаться в ткань.

— Они все говорят, что их охраняет Спасительница, — вцепилась ей в ногу подруга. – Ну же, Твайлайт – наши солдаты сейчас убивают своих же!

— Я ничего не делала! – с отчаянье в который раз повторила фиолетовая кобылка. – Вообще! Честно!

Магистресса рывком поставила ее на ноги и мгновенно выровнявшимся голосом спросила, пытливо глядя в глаза:

— Тогда каким образом эти…фанатики, — кивок в сторону ожидающих приказов твайлиитов, — еще в себе, когда прошедшие десять лет сражений воины сошли с ума?

— Не знаю, — замотала головой волшебница. – Они просто иммунны – как и стадзеры. Понятия не имею почему.

— Ясно, — отвела взгляд вдруг ставшая такой усталой на вид подруга. – Прости, если напугала: просто сейчас нам как никогда нужна помощь – ведь снаружи умирают надеющиеся на нас пони, — вдох, выдох. – Скажи, тебе известен хоть какой-нибудь способ спасти попавших под контроль тартаровцев? Или хотя бы оградить оставшихся?

— Как освободить – не знаю, — постаралась собраться фиолетовая единорожка. – А вот насчет предотвращения имеется наблюдение, причем уже опробованное и подтвержденное – смешанные отряды вполне способны сопротивляться. Свободные каким-то образом распространяют свою защиту и на окружающих. В общем-то только так меня и …- многозначительное пожатие плечами.

— Отлично, — улыбнулась красавица. – Думай Твайлайт – я уверена: ты найдешь способ спасти нас всех.

Она упорхнула к столу, раздавая команды направо и налево, а ученица Селестии вернулась на занавеску и постаралась структурировать имеющиеся данные. Увы, данного встряской заряда бодрости хватило не надолго – до сих пор не восстановившийся после омоложения Спайка, да и в принципе не привыкший к подобному жуткому стрессу организм опять запросился на боковую, в качестве знака протеста начав смешивать с таким трудом разложенные по полочками кирпичики умозаключений.

— Эти разгильдяи ничего не знают, — спустя какое-то время снова подскочила к ней белоснежная командирша.– Где Магистрессы? Что с Луной?

— Последний раз доходила информация, будто она командует с чейнджлингом на северных воротах, – единорожка поморщилась. — Твайлииты отказались ей подчиняться. Эпплджек тяжело ранена и эвакуирована. Про Рейнбоу никто не слышал с самого начала штурма.

— Плохо. Почему устроили перевалочный пункт у иностранцев? И откуда стрелки со стороны замка? – ей под нос сунули карту.

— Там подземные ходы в кристальные пещеры — по одному они атаковали нас в спину, а через другие стадзеры обещали вывести жителей

Красавица недоумевающее подняла бровь, однако допытываться до деталей не стала.

— Кто руководит на поле?

Твайлайт беспомощно развела копытами и только показала на разноцветные фишки:

— Двигаешь их – и посыльные передают приказы войскам.

На этот раз взгляд выдался скорее осуждающий. Следующий вопрос задать она не успела.

— Преподобная! – ворвался в комнату забрызганный кровью единорог. – Безбожные твари опрокинуты – центр снова наш. Следующая цель?

— Сколько у вас солдат? – развернулась к нему Рэрити.

Тот не отозвался, продолжая смотреть на «Спасительницу».

— Она моя подруга, которой я доверяю больше, нежели себе, — раздраженно произнесла фиолетовая кобылка. – Ее слушайте.

— Как прикажете! – безумные глаза уставились на Магистрессу. – Многие пали, однако под моим началом всё еще несколько тысяч верных.

— Отлично: соберите сколько сможете подкреплений – и прорывайтесь на запад, к воротам, — копыто ударило в столик с картой. – Задача – спасти Создателя Чудовищ.

Аудитория ответила потрясенным молчанием. А затем – очень громким возмущением.

— Молчать! – совершенно нехарактерно для нее рявкнула красавица и повернулась к также высказывавшей свое недоумение по поводу столь странного приказа Твайлайт. – Ты веришь мне?

— Да, но…

— Тогда прикажи им выполнять, — ледяным тоном потребовала Рэрити.

— Рисковать жизнями ради этого урода? – не сдержала негодующего крика ученица Селестии. – Тем более сейчас – когда вокруг нас горит столица и гибнут пони?! Ты с ума сошла? Да мы должны радоваться, что они избавляют нас…

Пощечина.

— Фиолетовая ведьма! – ринувшихся на защиту ее чести фанатиков раскидало появившейся из ниоткуда белой сферой.

— Мои аксессуары уже давно не только стильные, — пояснила в ответ на неозвученный вопрос единорожка. – А теперь послушай меня очень внимательно, Твайлайт Спаркл. Перед тобой стоит ужасная личность, санкционировавшая всего за какой-то десяток лет больше чудовищных деяний, чем ты когда-либо сможешь вообразить. Но благодаря им Эквестрия выжила. И сейчас я должна сотворить еще одно преступление, бросив сотни нуждающихся в нашей помощи горожан и послать могших спасти их солдат навстречу верной гибели – ради возможности сохранить ценнейшего из имеющегося у нас союзников, без которого шансов на победу практически нет.

Кобылка тяжело вздохнула и иронично улыбнулась:

— Да: мы все клялись, что уничтожим его. И Рэрити не намерена отказываться от своих слов – но сейчас стране нужно, чтобы некогда чуть не уничтоживший Эквестрию отвратительный мужлан продолжил держать своих тварей на нашей стороне – ибо в том спасение для десятков тысяч.

Волшебница еще несколько секунд пыталась бороться с этой противной самой ее сути истиной, но в итоге повесила голову и только спросила:

— А откуда ты знаешь, что он вообще до сих пор жив? И не утащен за тридевять земель?

— Первое – почти наверняка, — у нее задергалось веко, а копыто прикоснулось к животу. – В конце концов, между нами есть кое-что общее. Со вторым же придется понадеяться на удачу…- она прикусила губу и задумалась. Затем оглянулась на начинающих шевелиться фанатиков. – Господа, кто примет на себя честь сопровождать даму на встречу с чудовищем?

Весьма недружелюбное бурчание.

— Будет некрасиво посылать их на смерть без единственного оставшегося представителя Орденского командования, — пояснила белоснежная единорожка к подруге. – К тому же мое великолепие наверняка вдохновит наши войска на великие дела и само по себе предохранит от вражеских когтей.

Твайлайт неуверенно улыбнулась, только сейчас обратив внимание, в каком ныне виде ее неизменно чистая и ухоженная подруга. Впрочем, всяко лучше самой ученицы Селестии или кого-либо другого из присутствующих.

— Итак?

— Прости, но вынуждена не согласится – ты нужна здесь, — приняла молниеносное решение студентка Принцессы. – Я пойду и найду Рейнбоу и заодно поищу тебе Силина. Мы эвакуируем их чего бы это нам не стоило. Кто со мной?

Лес копыт.

-
— Ты уверен? – стараясь голосом подчеркнуть всю серьезность положения, еще раз уточнил Савьер. – Пути назад не будет. И враг вряд ли расщедрится на плен или хотя бы легкую кончину.

Инженер вместо ответа намекающе провел копытом по бинтам и бестрепетно улыбнулся.

— Ты свободен, — грустно кивнул пегас.

— Истинно так, — похлопал его по спине смертник. – Считайте это моим наказанием за то, что не успел сделать вовремя запирающий механизм.

— А по-моему кое-кто просто пытается сбежать из юдоли скорби до срока, да еще и с багажом героя, — усмехнулся проповедник. – Мне будет тебя не хватать.

Земной пони передернул плечами и сел у рычага, прижав копыто к сочащейся кровью груди:

— Я не первая жертва этой ночи. И вряд ли последняя.

Бывший инвалид вздохнул и окинул взглядом переливающиеся в зеленоватом свете фонарей стены. Что ни говори, а место правда очень красивое и уходящий во тьму красный след его ничуть не портит, лишь подчеркивая прочность и неизменность прекрасного камня. Однако вряд ли кто-то из привыкших к небу над головой аборигенов или вовсе чуждых сему миру пришельцев способен оценить сие великолепие в должной мере.

Мимо них проскользнула последняя группа патрулировавших окрестности стражей, знаменуя своим уходом окончание эвакуации обреченного города. По крайней мере на этом направлении – им в любом случае не удержать пещеры, да и вряд ли кто прорвется сквозь захлестнувшие лишь недавно отстроенный квартал орды иномирцев и сошедших с ума местных жителей.

Они уже обнялись на прощанье, когда Глава Общины вдруг услышал донесшийся со стороны входа отчаянный крик на эквестрийском, вскоре сформировавшийся до мольбы подождать. Савьер обменялся с давним другом взглядами.

— Захлопнуться всегда успеем, — успокоил тот. – Ты-то иди – Народ нуждается в своем лидере. А я уж сам как-нибудь.

Пегас только хмыкнул и ткнул его в плечо копытом. Через пару минут до них добежал задыхающий земной пони:

— Слава Твайлайт – вы еще здесь, — он упал на колени. – Сейчас подойдут остальные.

Иноземец не обманул: еще четверть часа спустя к воротам прибыла целая кавалькада из нескольких сотен пони таки прорвавшихся вопреки всем расчетам через блокаду и шедших по оставленному предыдущему беженцами кровавому пути. По словам первоприбывшего — всё, что осталось от какой-то «Священной Армии». Самое удивительно, что они несли с собой дракоаликорна. Бессознательного.

— А эти враги оказывается еще сильнее…- сравнения проповеднику услышать не довелось, так как слегка обезумевшая при виде вероятного спасения толпа в едином порыве рванула в довольно узкий проход, по пути разбросав горожан в разные стороны и едва не затоптав в процессе не успевшего прижаться к стене бывшего инвалида.

Но вот и эта шумная орда стремящихся спасти свою жизнь схлынула и отброшенный к дальнему краю тоннеля сын Города поднялся с пола, дабы обменяться со своим сородичем последними словами и последовать за ними.

И внезапно обнаружил вместо него единорога. Эквестрийца. Хорошо знакомого.

— Что вы тут делаете «брат» Томас? – не смог сдержать неприязненных ноток Савьер. – И…

— Это ты что тут делаешь?! – рявкнул окровавленный фанатик. – Немедленно уходи – я закрываю проход!

— Его вызвался запереть мой помощник – где он? – требовательно спросил Глава Общины.

— Тут валялся какой-то контуженный с распоротым брюхом – мои братья о нем позаботились, — отозвался иноверец, остервенело крутя ни к чему не присоединенный вентиль. – Внутрь, БЫСТРО!

— После приведения механизма в действие сбежать не удастся…

— Вот именно, — единорог отвлекся от аппаратуры и схватил горожанина за ногу. – Пошел!

— У тебя же жена! – вырвался проповедник. – И….

Мощный удар в челюсть, чуть не бросивший его на землю и почти сразу сопроводившийся пинком в живот, а затем временно потерявшего ориентацию в пространстве пегаса толкнули к выходу.

— Во славу Твайлайт!

Этого Последователь уже не стерпел и сам атаковал не ожидавшего нападения язычника.

Бой продлился всего несколько минут – они оба изрядно вымотались за прошедшую ночь, однако даже в таком состоянии фанатики оказались способны неслабо разукрасить друг друга на прощание. И хотя рогоносец вовсю использовал остатки магии, да и драться умел определенно лучше прогулявшего немало занятий бывшего почти-Принца, возобладал таки представитель крылатого племени, в немалой степени благодаря значительно превосходящим свои природные аналоги подаркам Семьи. Таким образом в светлое будущее пинком отправился эквестриец, а едва живой уроженец Города привел аварийную заглушку в действие, надежно отрезав себя и преследователей от сбежавших пони.

Чтобы спустя пару минут оценить ситуацию и рассмеяться, бессильно уткнувшись головой в пульт.

— Ну ладно – в принципе и подумав, мне бы предстояло сделать то же самое, — пегас закашлялся от поднявшейся после закупорки тоннеля пыли. – Как-никак, для нас смерти нет. В отличие от…

Горожанин усмехнулся и сполз на пол.

— Из него выйдет замечательный член Общины, — Савьер потянулся и огляделся.

Вернее попытался, потому как вокруг ныне безраздельно властвовала темнота – видно фонари завалило вместе с выходом. Вероятно, оно и к лучшему.

Бывший инвалид вздохнул и с грустью погладил свои новообретенные копыта, расправил столь долго отсутствовавшее крыло. Жаль, что мы не успели узнать друг друга получше. Даже поплавать не привелось. И неба никогда не бывает много.

Да и вообще, столько всего еще предстояло сделать. Настоящие замки и города из планов, в один миг обратившиеся во прах. И кто знает, восстанут ли они без меня? Смогут ли пришедшие за мной объять величие замысла и глубину мечты? Возьмут ли на себя иго?

Я ведь так и не назначил приемника. Думал дать им время возрасти, прежде чем взвалить бремя.

Истинно говорят – внезапность гибели зачастую страшнее самого перехода в мир иной.

Ну ладно – по воле Единого, разберутся и без «просто Савьера».

А пока…

Пегас с кряхтением встал, чуть ли не с удовольствием ощущая боль во всем теле и прямо-таки чувствуя, как столь долго давившая его гора ответственности рушиться, даруя на прощание право высоко поднять голову и порадоваться хорошо сделанной работе.

Конечно, можно было бы и лучше. Намного. Но он по крайней мере способен честно заявить, что не позволял душе лениться. И принес Отцу не одни лишь листья.

Проповедник покинул прорубленный его Народом тоннель и медленно пошел вдоль стены, стуча по ней обломком столь славно послужившей ему сегодня палицы в попытке увести уже слышимых преследователей подальше от завала. Конечно, они и так и так найдут его – спасибо кровавому следу – однако и пара минут не лишние, когда речь идет о жизнях.

Ах ты ж, чуть не забыл:

— Ад маджорэ Дэи глория! – понесло эхо вдаль казалось бы прочно забытый девиз.

Всё — теперь можно умирать с чистой совестью. Лишь бы только ему сразу голову отрубили.

Мечты порой сбываются.

Силин бросил на пышущих негодованием кобылок усталый взгляд, Поскрипел немного протестующими против несовершенство мира мозгами и, не придумав ничего лучше, брякнул как есть:

— А с чего бы мне НЕ давать им шанса? В конце концов, я его даже ВАМ предоставил.

Сей ответ дам слегка смутил. Ненадолго.

— Так, между прочим говоря, перед вами стоит точно такое же чудовище, о чем вы неоднократно и во всеуслышание заявляли и, следовательно, нам куда резоннее кооперироваться именно со своими же собратьями по идентификатору, не находите? – владыка тварей поморщился от очередной волны негатива и ощутил внутри ростки раздражения. – Да и вообще – вы так говорите, будто они тут самые плохиши, а пони все в белом и рыдают над каждым погибшим тараканом, пусть и справедливо казненным за самые зверские и отвратительные преступления во вселенной.

Дракоаликорн дернул хвостом, случайно сбив заваленную донесениями табуретку, и сел на пол, схватившись за ноющую голову:

— Сказать по чести, как раз моральные позиции тартаровцев-то выглядят довольно неплохо – непонятые, оскорбленные существа без малейшей возможности оправдания осужденные и запертые на веки вечные в чужом, негостеприимном, наполненном тысячелетиями сливаемым туда враждебным мусором мире. Несчастные жертвы, спустя сотни лет мучений наконец смогшие найти выход из ужасной тюрьмы, воспользовавшись очередной бессмысленной и кровавой распрей недостойных своего синего неба и теплого солнца наземников. Честное слово: если бы не моя мерзкая, не способная преодолеть собственного эгоизма и иррациональных привязанностей натура, то я бы давно стоял в их рядах, — враг всего живого зарычал и всё-таки вколол себе экспериментальный подавитель ментального воздействия.

Эффект не заставил себя долго ждать – реальность почти сразу стала чуть менее отвратительной.

— Простите за излишнюю откровенность и неполную информацию, — поднял он глаза на собеседниц. – На самом деле основная причина моего бытия на этой стороне баррикад состоит в безжалостности принятой иномирцами доктрины, в принципе отказывающейся от идеи сосуществования – она не оставляет нам иных путей, кроме противодействия, — враг всего живого передернул плечами. — Что впрочем, практически не ослабляет их нравственную доминанту стремящихся к свободе несправедливо осужденных – особенно в сравнении с вконец зажравшимися и потерявшими последние крохи порядочности эквестрийцами, не только устроивших геноцид иному разумному виду, но в процессе еще и передравшимися между собой.

— Наши внутренние проблемы касаются только нас самих, — ледяным тоном отозвалась некогда белоснежная рогоносица. – Что же до остального, то позвольте напомнить, что это вы без предупреждения напали и предательски убили во время переговоров Принцессу Селестию, а затем разрушили и оккупировали ее страну, послужив причиной гибели сотен тысяч наших граждан и продолжая убивать их на протяжении полутора десятков лет после принятой у нас капитуляции. Да, возможно Орден Сумерек – не Эквестрия! – и совершил ряд не красящих его деяний, однако вам не стоит льстить себе – «Коллектив» куда более достоин осуждения. Хотя бы потому как представляет из себя орду жаждущих только пожирать всё на своем пути монстров, разумность которых лишь отягчает их вину. И не говорите мне про «любовь» или «единство» — мы все видели, ЧТО происходит с несчастными, купившимися на ваши посулы, — на стол легло изображение вскрытого троттингемского труппера. – Наш альянс – вынужденная мера для разрешения кризиса, по окончанию которого ни о каких переговорах с превращающими доверившихся им пони в безвольных кукол чудовищами не может быть и речи.

Карточка полетела в лицо сникшему владыке тварей. Тот поймал ее на лету и несколько минут просто размышлял, вперив взор в существо, некогда казавшееся Страшиле ожившим ночным кошмаром, а ныне вызывавшем в его сменщике лишь горечь и сострадание.

— Ладно: нет смысла отрицать очевидное – Семья действительно сделана не из одуванчиков и радуг, — картинка вернулась к прочим бумагам. – На самом деле, вы даже сами не представляете, насколько точно описали главную и в общем-то единственную цель сего сообщества — поглощение всего на свете с последующим применением себе на пользу, будь то ассимилированный за свои особые свойства новый вид или готовая к употреблению биомасса. Они как саранча, переходящая из мира в мир в своем бесконечном и бессмысленном анабазисе. И даже мнящие себя обуздавшими эту волну смерти гордецы на самом деле становятся лишь еще одним орудием в лапах Коллектива, постепенно, шаг за шагом забывая собственные цели и задачи, чтобы в итоге стать очередным из бесчисленного множества тактиков, помогающих морю разбивать скалы, — дракоаликорн усмехнулся нахлынувшим образам из прошлого– Когда сия истина таки дошла до меня, ваш покорный слуга чуть не покинул юдоль скорби вторично. А дальнейший лихорадочный перебор воспоминаний, наглядно демонстрирующих переход с мечтаний о новом мире из «Избранных» и привнесении Справедливости Эквестрии к посвящению всей своей жизни Семье и строительстве будущего уже на ее основе, окончательно лишил меня иллюзий.

Враг всего живого откинулся на спину, частично вывалившись из шатра, и посмотрел на заволоченное тучами небо.

— А ведь потом пришло осознание, что и Селестия, даже будучи пленницей, в сущности крутила мной как хотела, успешно и неоднократно протолкнув свои интересы за мои, — он кратко хохотнул и вернулся в более пристойную позу. – Забавно не правда ли: я мнил себя свободным и грозился принести то же всему остальному миру, являясь по сути жалкой куклой в лапах тех, кого почитал за подчиненных.

Вопреки ожиданиям, устремленные на него суровые и негодующие взгляды лишь подняли Силину настроение:

— Впрочем, чего уж там – по своему убогому разумению ваш покорный слуга скорее всего наворотил бы нечто вовсе непотребное. Какое-нибудь общество равных с властью трудящихся, в котором каждый сам бы решал, что ему делать и как жить – естественно, не оставляя своего поста самого главного, — жеребец счастливо улыбнулся представшей в голове абсурдной картинке. – Да и сказать по чести, не стоит быть столь категоричным по поводу тварей. Большая часть из них, разбросанная по всему миру и никак не могущая быть уничтоженной полностью, действительно является озабоченной лишь собственной численностью и развитием саранчой. Но вот привычная и известная вам Семья на самом деле уже давным-давно стала удивительным, практически невозможным исключением. Заботящимся не только о себе «уродом» в стройных рядах пожирателей. И благодарить за то надо одно-единственное существо, чье уже дважды использованное имя явно свидетельствует о недостатке у «Создателя Чудовищ» фантазии.

Улыбка медленно сошла с его лица.

-Интересно, чего бы мой Малыш смог достичь, если бы всё же последовал велению своей природы и продолжил жить во славу Семьи? – с губ сорвался печальный вздох. – Он ведь действительно мог возвести мир на новую ступень, точно также, как мы помогли друг другу стать совершенней. Столько надежд и возможностей…

— Ваш вечер воспоминаний, безусловно, очень трогателен и мы польщены вашим решением поделиться личным прошлым с нами, — явно противоречащим словам тоном прервала его рогатая Магистресса. – Однако вы не могли бы завершить его и сконцентрироваться на решении имеющихся в данный момент вопросов, раз уж занимаете наше время?

— В общем, найденный мной колосс был воистину прекрасным созданием — ангелом, посланным свыше ради спасения всех нас – и я горд тем, что помог ему стать таким. Ну а память о том, по чьей вине ему пришлось жертвовать собой лишь добавляют ироничности в современную ситуацию, — дракоаликорн горько усмехнулся и кинул взгляд на прикладывающую к голове мешочек со снегом убийцу, после чего закрыл сокровищницу своей жизни до лучших времен. – Прошу прощения – видно чего-то намудрил с инъекцией и не проконтролировал наличие у состава побочных явлений. Чем могу помочь?

— Это мы у вас должны спросить, — снова села за свои бумажные горы Рэрити. – А заодно не могли бы вы объяснить, где находились обещанные нам войска во время штурма Кантерлота? Почему они, имея необходимую защиту, не пришли…

— А с чего вы решили, будто мои дети способны противостоять менталистам противника? – удивленно поинтересовался враг всего живого, сразу посылая мысленный запрос. – Я же, как вы знаете, не смог.

Кобылка на краткий миг смешалась, ощутив кучку видимо редко посещавших Снежную эмоций, после чего ответила:

— В деблокировании моей позиции принимали участие два явно иммунных к враждебной магии представителя Коллектива – итак, почему же все остальные «тысячи» не поспешили выполнить своих союзнических обязательств?

— Вы имеете в виду свою сестру и ее возлюбленного? – не отказал себе в удовольствии поиграть на чужих нервах владыка тварей. – Так они представляют из себя совершенно особый случай, причем сразу по множеству параметров – от самостоятельного создания практически автономного кластера до совершенно уникальных способностей Свити Белл по доставке Зова через акустические колебания. Будто микроколосс, способный к самостоятельному передвижению, без труда пробивающий значительное количество мозговых оборонительных систем, да еще и изначально обладающий почти идеальной маскировкой. Во всяком случае, для проведения вербовочных операций в сообществе пони, чем она кстати и занималась в момент нападения.

Силин с наслаждением понаблюдал за тем, как почти мгновенно переварившая полученную информацию Магистресса пахнула ужасом.

— В общем-то именно благодаря последнему обстоятельству, ваша родственница и оказалась в силах оказать помощь эквестрийцам – большая же часть остальных детишек, как вы наверняка помните, во избежание лишних конфликтов были за пару дней до того отведены подальше от города и успели только к концу эвакуации. И это к лучшему – им вряд ли бы удалось устоять перед скоординированным нападением менталистов, — враг всего живого принял ответ Семьи и с удовлетворением кивнул. – Кстати, пользуясь случаем счастлив сообщить: вы в ускоренном времени станете тетей – Малыш так и не смог разобраться с механизмом работы способностей вашей сестры и вместо привычного Коллективу массового внедрения ему пришлось санкционировать индивидуальное производство с лишь самую чуточку контролируемым процессом формирования и наследования. Он надеется, что по истечении уже первого инкубационного периода удастся обеспечить сразу три дополнительных объекта.

На этот раз ей не удалось остаться внешне спокойной и весь фонтан спровоцированных новостью эмоций отразился у Рэрити на лице.

Многозначительная пауза.

Практически ничего не понявшая из их диалога Твайлайт, через какое-то время устав дожидаться более удобоваримых объяснений, попыталась потормошить подругу, на что та в совершенно несвойственной ей манере огрызнулась и спешно покинула палатку.

Дракоаликорн торжествующе оскалился в ответ на беспомощный взгляд своего сокровища, заметив который она тут же вернулась в состояние суровости и негодования:

— Что ты с ней сделал?

— Всего-навсего передал сообщение: «воплощающие в себе всё зло мира ужасные чудовища не ограничились просто отнятием у твоей несчастной сестры свободы воли и разума, но еще и изнасиловали оставшуюся от нее пустую оболочку ради произведения на свет несущих смерть отвратительных уродов и намерены повторять сие омерзительное преступление неограниченное число раз», — радостно объяснил владыка тварей. – Во всяком случае, так она поняла. Ваш покорный слуга бы рассмотрел чудо зарождения новой жизни в паре любящих друг друга существ несколько иначе, но разве возможно мне покушаться на освещенное веками право каждого разумного существа по-своему интерпретировать имеющиеся факты?

Аликорн вновь подтвердила свою высокую скорость мышления и богатство фантазии, всего через несколько секунд отвернувшись с рвотными позывами и вспыхнувшим смущением.

— Ой, ну что вы, право слово – не всем же появляться на свет из жертвенной крови Принцесс…- пасть резко захлопнулась.

Так, пора завязывать, пусть лучше голова поболит.

Превратившаяся в плещущую ненавистью соляную статую фиолетовая кобылка телепортировалась вплотную и прошипела:

— Стоит только этому нашествию завершиться – и я тебя уничтожу.

— А я тебя люблю, — на остатках хорошего настроения сказал дракоаликорн, нагибаясь дабы глаза собеседников оказались вровень. – И дал слово, что сделаю всё ради твоего спасения.

Ответом стал уже совершенно бешеный взгляд и сгущающаяся в воздухе угроза.

Увы, воспользоваться столь великолепным поводом для обнимашек не удалось – их идиллию нарушила вернувшаяся Магистресса, сходу приставшая с требованиями вернуться к выполнению «долга» и мотивируя свою бестактность какими-то тысячами оставшимися без крова в зимнюю пору беженцами.

— Увы, в этом Семья вряд ли сможет чем-либо вам помочь, — с сожалением отводя взгляд от умилительно дергающей веком Твайлайт, начал владыка тварей. – Мы конечно способны предоставить вам дома, пищу, теплых постельных животных и так далее – но что пони толку от прорытых в мерзлой земле нор и вырванных с корнем деревьев? И хотя у меня практически нет сомнений в желании представительниц прекрасного пола пообниматься с моими симпатяшками не думаю, что жеребцы это оценят, а вот уж чего-чего, а полового конфликта нам точно не надо.

— А охрана? Транспортировка? Разведка? – пошла в атаку рогоносица. – Пришла пора Коллективу выполнить свои союзнические обязательства!

— Как будто мы их раньше не выполняли, — буркнул почуявший первые признаки возвращающейся головной боли зверь. – Не волнуйтесь: поможем чем сможем – однако о деталях лучше поговорить с моим обещавшим вот-вот прибыть заместителем. А пока ответьте-ка мне на пару вопросов. Первое: вы правда намерены отвести войска и разместить ставку в Троттингеме?

— Это ближайшее хорошо защищенное поселение, — пожала плечами кобыла. – К тому же почти пустое. Окончательное решение примет Принцесса, как только прибудет от сопровождаемых ею беженцев.

— Второе: что с двумя другими Магистрессами?

— Эпплджек прооперировали, состояние тяжелое, но стабильное, сознание еще не вернулось. Рейнбоу так и не нашлась – видимо они взяли ее в плен.

— Ясно, — склонил голову жеребец. – Третье: каковы ваши дальнейшие планы – и сейчас и вообще?

— Найти убежище для гражданских и перегруппироваться, — повторила она предыдущий жест. – Выяснить причины неподверженности твайлиитов оружию врага и распространить ее на все войска. Обороняться до создания плана по закрытию Врат и, возможно, отбить столицу.

— То есть, вы до сих пор не знаете способа запереть Тартар? — на всякий случай уточнил Силин. – И не намерены пытаться спасти своих слабых духом товарищей?

— Мы сами едва уцелели – ни о каких наступательных операциях до изобретения защиты от ментального воздействия не может быть и речи, — жестко отозвалась Рэрити. – И да: нам неизвестен метод уничтожения прохода войск врага в наш мир – иначе бы мы давно его использовали.

— Ну да, ну да, — задумчиво покивал мучающийся никак не желающей заканчиваться мигренью монстр. – Скажите, а вы готовы к плохим новостям?

Пару минут в шатре стояла тишина, а затем единственная из присутствующих не имеющая крыльев персона всплеснула копытами и позволила себе страдальческий вздох:

— Ну что там еще?

— Многое, рекомендую сесть, — получив таким образом разрешение, начал владыка тварей. — Видите ли, когда наши оппоненты решили без приглашения вглядеться в бездну, она в ответ позволила себе всмотреться в них. И честно говоря, увиденное мне не понравилось…- он запнулся и постучал по подбородку копытом. – Пожалуй, стоит объяснить всё по порядку – а то после оглашения главного вы вряд ли сможете спокойно выслушать дополнительную информацию и сделать выводы. Итак, структура вторгшегося в наши края общества.

Он напрягся и спроецировал сотворенную у себя в голове схему.

— Весьма проста, во всяком случае мне удалось увидеть лишь три основных элемента. Хозяева, — полупрозрачная фигурка летающего головоногого увеличилась в размерах и переместилась в центр. – Конгломерат сумевших договорится между собой и создать подобие правительства разнообразных сущностей, значимая часть из которых являются различными по силе и методу воздействия менталистами. Остальные – маги и обладающие особыми способностями твари, вроде универсальных переводчиков-симбионтов, хотя статус последних находится под вопросом. Мы пока имели счастье лицезреть лишь малую часть видов руководителей – они, будучи разумными и дальновидными государственными мужами, сперва послали во враждебный мир представителей двух других каст и только необходимость личного контроля за ситуацией подвигла небольшую их часть, видимо выбранную по жребию, на рискованное перемещение. Судя по всему, типичные управленцы высшего звена – хитрые, безжалостные, ни в грош не ставящие жизни подчиненных и берегущие себя как зеницу ока. Вчерашняя атака с ними в почти первых рядах – отчаянная и досрочная мера, предпринятая в основном по причине страха перед опробованном наземниками пару дней назад ужасным оружием.

Фиолетовая волшебница предпочла не заметить его подмигивания.

— Вторая группа, вероятно, самая многочисленная — рабы, — кучка разномастных фигур. – Орда нецивилизованных, злобных, не признающих переговоров, анархически настроенных или просто легко поддающихся внушению существ, от круглых перекатывающихся слизней до ходящих на задних копытах шумных зеленых грибов, составляющие костяк и основу вторгшейся армады. Все они подчинены хозяевам, пусть способы и весьма различны – от внедренных в их общества «мессий» из числа замаскированных представителей высших рас до вживленных под кожу специальных насекомых, являющихся составными частями одного из родов господ. Однако же большая часть армии держится в подчинении именно менталистами, в чем…

— Мы можем как-то их освободить? – перебила его временно сменившая ненависть на любопытство Твайлайт.

— Разумеется. Например, перенастроив орденские способы влияния на управляющие Нити Семьи. Против прямого контроля сойдет. Вот только толку от этого будет немного – согласно полученным мною данным, нас эта разномастная смазка для мечей ненавидят всё же больше, чем хозяев. Максимум – они просто начнут бросаться на всех вокруг себя. Сие конечно тоже очень неплохо, потому как окончательно развалит их подобие строя, однако тут в дело вмешивается другая сторона монеты, — картинка вновь сделала акцент на головоногом и изобразила отходящее от него множество лучей, большая часть которых касалась низших чинов. – Ныне –особенно псоле вчерашних потерь — мозголомы врага работают чуть ли не на пределе своих возможностей и слишком заняты поддержанием порядка и дисциплины в подчиненных войсках, чтобы сеять хаос в чужих. И почему-то мне кажется, что так оно лучше для всех.

— А как же тогда они захватывали разумы пони во время атаки на Кантерлот? – с едва уловимым азартом поинтересовалась Спасительница.

— И вот тут на сцену выходит третья группа, теоретически, ненамного отстающая от предыдущей по численности – свободные, — уже не раз виденные стальные сосны и псевдодраконы. — Не столь могучие, чтобы быть хозяевами, но достаточно сильные, хитрые или покладистые для возможности остаться независимыми и следовать за ордой исключительно по собственной воле. Своего рода гвардия, позволяющая решать слишком сложные для рабов проблемы и вполне могущая отказаться выполнять приказ зарвавшегося босса. Увы, ни о каком сочувствии с их стороны речи не идет – не захотевшие воевать с Эквестрией просто остались в Тартаре, а рискнувшие переместиться сделали это отнюдь не из любви к тутошней природе, — многозначительное хмыканье и снова вся схема в целом. — Вероятно, существует и некая четвертая страта, однако никакой сколь-либо внятной информации о ней мне добыть не удалось. Возможно, под ней понимаются вымершие во время Бесконечной Войны расы…

— Не вижу способа применить сии знания для облегчения современного положения, — тактично перебила его нетерпеливым тоном Рэрити. – Если у вас действительно есть нечто важное, то…

— Всему свое время, — покачал головой дракоаликорн. – Позвольте еще просветить вас по поводу атаки тартаровцев со стороны замка – просто, чтобы у вас не возникло сомнений касательно лояльности стадзеров. В общем, уже начавшие ползти слухи полностью правдивы – враг воспользовался проходом, прорытым пленниками Эквестрии в период их заточения. И их проводником действительно являлся уроженец Города. Вот только его нынешняя принадлежность к Народу…оспариваема.

Силин помассировал виски, пытаясь справится с совершенно необычной головной болью традиционными методами. Безрезультатно, разумеется. Пришлось опять выкладывать, как есть:

— Это первый пациент, подвергшийся пересадке тканей Семьи без попыток контроля, по совместительству обладающий целым рядом других редких идентификаторов, как то: жертва Кровавого Режима, предатель, последний наследник Лордов, раскольник и так далее. Единорог, потерявший сперва близких, затем друзей и соратников, а в конце и саму свою Родину с надеждой, но тем не менее на каждый пинок судьбы отвечавший ударом. Личность, чья жизнь по трагичности сравнима со Страшилиной и тем более удивительно мне видеть на данном сомнительном пьедестале не кого-нибудь, а второго своего дядю, — враг всего живого вздохнул. – Видимо это у нам семейное: оставшиеся названные родичи перешли в иное состояние и еще раньше, причем оба – от копыт самого Принца. Пардон, снова отвлекся.

Он потер глаза и сдул отслоившуюся чешуйку.

— В общем, он смог спастись при обрушении Дворца через провалившийся пол и после многодневных блужданий по кристальным пещерам нашел пробитый горожанами «на всякий случай» выход, после чего бесцельно бродил по окрестностям, пребывая в полной убежденности, что является последним выжившим жителем Города. И за неимением иной цели в жизни, полыхая жаждой отомстить уничтожившему его вселенную Коллективу и Эквестрии. В таком состоянии Рефел наткнулся на по чистой случайности перенесенную на север от Кантерлота партию хозяев, естественно чрезвычайно обрадовавшихся столь удобному и даже добровольному источнику информации о чуждом им Прекрасном Новом Мире…- «Создателя чудовищ» прервала яркая вспышка и громкий хлопок со стороны лагеря. – Кажется, наши запоздавшие товарищи наконец…

Сидевшая лицом к выходу Твайлайт вдруг хлестнула облегчением и с радостным криком рванула к новоприбывшим. Снежная Принцесса последовала ее примеру спустя пару секунд. Когда болезненно морщащийся от каждого движения дракоаликорн развернулся, они уже сжимали в объятиях избитую, уставшую, но тем не менее по уши довольную встречей с подругами Рейнбоу Даш. Рядом с ними стояла счастливо улыбающаяся рыжая пегаска, позади – аликорны…

…и зебра.

-
— Вы правильно поступили, что взяли с собой радужногривую – дамам определенно требовалась хотя бы одна хорошая новость и возможность отвлечься от тяжести современного положения, — подошел владыка к стоявшему в отдалении от разворачивающегося действа заместителю. – Присутствие Скуталу также рационально и объяснимо – ее рассказ о героическом спасении рядового Маршала послужит той же цели, а сведения о положении в оставленной столице придадут им какой-никакой, а уверенности. Да и вообще, история превозмогания всего и вся ради спасения друга определенно благотворно скажется на морали и может даже поспособствует возрождению традиционной для Эквестрии системы ценностей. Однако предпосылок вашего решения притащить сюда Зекору мне понять почему-то не удается. Я ведь дал вам задание проследить, чтобы она не отходила от Малыша – и не говорите, будто одна-единственная представительница прекрасного пола способна так уж сильно отвлечь нашего колосса. Тем более теперь.

— Он сам дал запрос на транспортировку колдуньи к Отцу, — спокойно отозвался Лентус. – Причем насколько ваш покорный слуга понял, сделал это по ее собственной и весьма настойчивой просьбе.

— Ага, — Силин устремил взгляд к удерживаемому полосатой леди разноцветному шару, разыгрывавшему из себя саму невинность. – И зачем же ей это понадобилось?

— Думаю, зебра сама расскажет, — пожал плечами аликорн. – Как только дадут возможность высказаться.

— Ясно, — кивнул «Создатель Чудовищ» и, поразмыслив немного, обратился к счастливо щебечущим кобылкам. – Милые дамы! Мне очень жаль отвлекать вас на всякие мелочи, однако у нас тут вроде происходило какое-то совещание по поводу спасения мира?

Представительницы прекрасного пола сразу приуныли, а только-только чуть раскрепостившаяся Луна снова стала напоминать свою товарку в ночном небе.

— Замечательно. Слово предоставляется нашей самой экзотичной, до прибытия тартаровцев, гостье, — он сделал широкий жест в сторону Зекоры. – Итак какое дело привело вас сюда, уважаемая?

Шаманка вздрогнула, внезапно обнаружив себя в центре внимания, и спешно засунула до того используемую по назначению сферу со сказками в сумку:

— У меня есть предложение способное изменить современное положение…- она бросила взгляд на дракоаликорна и запнулась. Подумала несколько секунд и продолжила уже обычно. – А именно способ закрыть впустившие в наш мир врага Врата…

Собравшийся было сообщить ей о своей терпимости к рифмам «Создатель Чудовищ» тут же забыл о своем намерении и навострил ушки. К тому же в прозе, вероятно, выйдет всё же понятнее. И быстрее.

-…почерпнутый из древнего предания моего народа о некогда грозившем погубить нас всех великом пожирателе и противоставшем ему герое…

— Прошу прощения? – вскинула копыто Твайлайт. – Разрешите уточнить сразу: так это выдуманная история или всё же нечто действительно опробованное на практике? А то у нас итак уже есть один знаток сказочных методов.

Владыка тварей сделал реверанс.

— Не ведомо мне то, — честно покачала головой Зекора. – Я всегда считала сей рассказ фантазией – пока не увидела его здесь, — Хозяин снова появился на свет. – И не попробовала совершить то же, что показал мне шар.

Она сконцентрировалась и белоснежная поверхность пошла волнами, явив спустя несколько секунд изображение нескольких полосатых, судя по всему, свершающих некий ритуал.

— Таким образом, утерянное казалось бы навеки знание вернулось, подарив мне возможность создать это, — из другой сумки вышло нечто продолговатое из кости, дерева, камня и чего-то клейкого. На вид откровенно неказистое, однако покрытое затейливой резьбой. – Амулет, подобный некогда заперевшему Червя в песках и освободившему всех нас от его Голода. Вернее, лишь та часть, что запечатала тюрьму – две другие мне неподвластны.

К ней тут же подошла заинтересовавшаяся волшебница и начала проявлять научный интерес, спустя всего две минуты уже прямо прося отдать «артефакт» ей на исследование, коя просьба оказалась немедленно удовлетворена. Силин же закрыл глаза и обратился напрямую к источнику идеи:

— Не могли бы вы соблаговолить пояснить причину вашего решения помочь нам? Подобное же вроде против ваших правил?

— А я чего? Я ничего, — вспыхнула перед ментальной проекцией хищная синяя улыбка, совершенно неподходящая к простовато-оправдывающемуся голосу честного служаки. – Всего-навсего выполняю свой долг и не несу никакой ответственности за увиденные ею заказы.

— Как-то не верится мне в подобное стечение обстоятельств, — покачал головой дракоаликорн. — Тебе ведь ничего не стоило промотать ритуал изготовления и сразу перейти к эпической битве или же просто показать нечто другое про южан – зебра ведь наверняка заказывала не конкретно эту историю.

— Второе — конфиденциальная информация, — хмыкнул изверг. – Касательно же первого предположения, то я оскорблен до глубины души – то есть аж до самой равноудаленной от любого участка поверхности точки! Чтобы волшебный шар со сказками утаил от клиента хоть крупицу правды, тем самым недодав ему порабощения? Да никогда в существовании!

— Так почему же? – настойчиво поинтересовался владыка тварей.

— А почему нет? В конце концов, будто бы меня что-то останавливает! – усмехнулся артефакт. – Впрочем, не буду лукавить – сие представление несколько затянулось и у твоего любимого повелителя даже появилось ощущение, что он может вовсе не получить столь давно ожидаемую и определенно заслуженную награду. К тому же вот-вот выяснится обстоятельство, наверняка способное вновь подогреть уже слегка остывшую историю до нужной степени накала.

— Но в нем же совершенно нет магии! – раздался полный удивления и разочарования голос убийцы. – Каким образом ты собираешься закрыть Тартар этим…произведением искусства?

— Предварительно наполнив его силой, — предпочла не заметить тяжеловесного сарказма зебра. – Как когда-то сделал герой, напоив амулет своей сутью.

Ага…

— То есть? – спустя несколько секунд уточнила Твайлайт.

— Душа, не правда ли? – открыл глаза дракоаликорн. – Ну или по крайней мере нечто очень на нее похожее?

Зекора пожала плечами и кивнула.

— И свою отдавать вы не собираетесь? – вскинул бровь криво усмехающийся враг всего живого.

— Попыталась – но поняла, что меня просто не хватит, — покачала она головой. – Ибо Врата слишком сильны. Даже спасшего нас от Червя на них вряд ли бы хватило.

— Выиграть количеством, просто напихав туда кучу готовых вот-вот испустить дух обычных патриотов, разумеется, не представляется возможным? – полуутвердительным тоном продолжил допрос «Создатель Чудовищ».

— Нет – лишь одного способен принять…

— Тогда последний вопрос: достаточным будет аликорн или дракон, правда ведь?

— Не только они — в мире обитают и другие могучие сущности, — несколько смутилась под его негодующим взглядом Зекора. – Но из имеющихся поблизости – только эти две.

— Какая прелесть, — выдохнул Силин, прикладывая копыто к лицу и говоря всё еще висящей перед мысленным взором улыбке. – Ничего лучше выдумать не мог?

— А чего тебе не нравится? – фыркнул Хозяин. – В конце концов, как будто у вас имеется недостаток в требуемом материале.

Силин окинул взглядом о чем-то задумавшихся владельцев крыльев и рогов, после чего вновь закрыл глаза:

— А оно хоть сработает?

— Попробуй – узнаешь,- усмехнулся монстр. – Впрочем, мы оба ведь понимаем, что обычно мир не таков, каким кажется.

— И в чем же подвох?

— Мементо морэ, — синее пламя исчезло, оставив дракоаликорна наедине с окружавшей его темной пустотой и тяжелыми думами.

Впрочем, размышления продлились недолго:

— Не вариант, — во всеуслышание объявил враг всего живого. – Вообще. Данной мне левым крылом властью призываю всех забыть о нем.

— А у тебя есть на уме что-то получше? – хмыкнула Рейнбоу.

— То есть вы уже смирились с мыслью о необходимости пожертвовать кем-то другим ради Высшего Блага? – иронично выгнул брови владыка тварей. – И на кого же пал ваш выбор? Луна или Твайлайт? Лично у меня как-то нет желания избавляться ни от одной из этих прекрасных дам – и кстати, — он выхватил у фиолетовой кобылки талисман и отпрыгнул назад. – Я знаю о чем вы все думаете.

Копыто обличающее устремилось в сторону Луны:

— Пусть из вас получился хреновый и нелюбимый народом правитель, однако никого более достойного у Эквестрии нет. И долг властелина – не умирать за свою Родину, а заставлять делать это других, желательно – врагов. Не говоря уже о том, что вы разобьете моему адъютанту сердце заодно с вкладом в популярное нынче производство сирот. Ну а ты, — сложившаяся в кулак лапа угрожающе потряслась перед лицом попытавшейся вернуть артефакт волшебницы. — Даже не думай умирать после всего сделанного мной ради продления твоего существования. Касаемо же…

— Не волнуйтесь, ваше высочество, — вскинул ноги Лентус. – У меня и в мыслях не валялось приносить себя на алтарь – тем более сейчас, когда Создатель только-только повернулся ко мне лицом.

— Так я тебе и поверил, — угрожающе прищурился владыка тварей.

Эта искренняя улыбка не вызывает в нем ни капли…

— Почему бы тогда вам самому в таком случае не показать нам всем пример истинной мужественности и самопожертвования? – медовым голоском поинтересовалась Рэрити.

— Благодарю за честь – один такой на примете у меня уже есть и больше не надо. Тем более учитывая, что ваш покорный слуга и так большую часть своего существования провел в полумертвом виде, — враг всего живого на пару минут задумался, окидывая Магистресс оценивающим взглядом, после чего повернулся к Луне. – Скажите, а нет ли часом какого пророчества по поводу вырастания лишних частей тела на Эпплджек? Может сподмогнем? Причем желательно так, чтобы она могла отправиться спасать мир не приходя в сознание?

Недоуменно-осуждающее молчание.

— Видимо нет, — констатировал владыка тварей. – В таком случае лучше всего будет просто уничтожить эту хреновину, дабы ни у кого не возникло неуместного желания стать героем…

Увы, воплотить план в жизнь ему не дали – навалившись втроем и отняв артефакт для «крайнего случая», причем каждый почему-то считал, будто смертельно опасная игрушка должна храниться именно у него. В итоге порешили вернуть амулет Зекоре с благодарностью за вклад в решение создавшегося кризиса и просьбой думать дальше.

— В завершение темы хочу заметить: на вашем месте я бы не считал предложенное решение панацеей. Как минимум по причине его вмешательства, — копыто на шар.

Хозяин подмигнул ему, при полном отсутствии солнца блеснув гладкой поверхностью. Силин скривился и отвернулся:

— Ну а пока мы все злые и недовольные друг другом, позвольте озвучить самую отвратительную новость последних двух дней, посвященную, как ни странно, судьбе пленников, — владыка тварей тяжело вздохнул, с сожалением ощущая как раздражение выходит заодно с воздухом. – Видите ли, мой дядя открыл иномирцам не только информацию о подземном ходе, но и куда более мрачное знание – методику, некогда разработанную его Городом для борьбы с Драконом и позволяющую добыть, мягко говоря, немалое количество энергии из явления окончания земного существования пони.

Аудитория мгновенно прониклась важностью доносимого до нее предмета.

— Он на самом деле знает не всё, — поневоле переходя на оправдательный тон, продолжил Силин. – Однако достаточно, чтобы оставшиеся после Бесконечной Войны в рядах хозяев любители поиграться со смертью смогли разработать на предоставленном основании способ полного уничтожения Врат – то есть создания совершенно свободного и бесконтрольного перехода между мирами.

Первой мороз по коже продрал Снежную. Затем Луну. А потом и всех остальных.

— Но есть и парочка хороших новостей, — поспешил обнадежить их владыка тварей. – А именно для свершения операции им потребуется немалая подготовка и ОЧЕНЬ значительный объем жертв – захваченных в Кантерлоте для создания достаточного заряда точно не хватит. Использовать в тех же целях рабов небезопасно – всё ж таки заклятье затачивалось под ваш род – и вследствие сложности хранения полученной силы «обработку» всех источников необходимо делать единовременно.

— Сколько у нас времени? – прямо спросила Рейнбоу.

— Зависит от успешности их рейдов за сырьем, — пожал плечами враг всего живого. – Однако вряд ли больше месяца – к тому времени они наверняка успеют адаптировать контур под своих солдат. Я бы не рассчитывал больше, чем на пару недель.

Наступило тяжелое молчание, в ходе которого лица присутствующих мрачнели с каждой минутой.

— Таким образом, перед нами ставится задача не просто закрыть проход, но и полностью разбить уже вторгшиеся войска противника, — сделал вывод Силин.

Магистрессы как по команде схватили карту и начали чего-то вычислять. Луна тут же присоединилась к ним, а Лентус воззвал к Малышу.

Твайлайт же в очередной раз попыталась соскользнуть в пучины самобичевания.

Ну ладно. Кажется, время настало.

— Позвольте еще кое-чего добавить, — обвил ее хвостом «Создатель Чудовищ». – А именно по поводу имеющегося у вашего покорного слуги плана, который возможно поможет слегка – или даже очень – облегчить современную ситуацию. Но для получения результатов стартовать он должен практически незамедлительно.

Вспышка, запах гари – и взгляды вновь обратились к нему.

— Предупреждаю сразу: он откровенно аморален, — печально разглядывая обугленные останки конечности, начал глава Семьи. – Итак, самая отвратительная и издевающаяся над самой Справедливостью первая фаза: Принцесса Луна, я прошу вас принять Коллектив в свое подданство…