S03E05
Романтика льдисто-огнистая. Пинок от реальности.

Интерлюдия. Прекрасный день.

Счастье можно найти везде.

https://www.youtube.com/watch?v=04_hsy1QRCw

Сожалею о задержках — слишком много работы.

-…увы, несмотря на всё наше старание, пространственно-временной коллапс так и не произошел и поле высокоплотной пустоты исчезло спустя всего пару секунд после появления – а значит, присутствующим таки придется заниматься великими вопросами современности, — дракоаликорн покаянно повесил голову и выдохнул нечто липкое и розоватое. – Побочный эффект сего великолепного издевательства над природой вещей дал нам вместо находящегося в коме Древнего Змея столь же бессознательную, да еще и вряд ли в ближайшие полгода способную выйти из стазиса большеголовую ящерицу – организм шутки с откатом на полторы тысячи лет не оценил. Таким образом мы лишились отличного козыря для будущих переговоров и снизили саму их возможность практически до нуля, вновь поставив нас нос к носу с будущей маленькой проблемкой, — остатки чашки с хрустом исчезли в клыкастой пасти.

— Какой «проблемкой»?– первой отреагировала оранжевая Магистресса.

— Да без разницы — решим, — рубанула воздух пегаска. – Что ты сделал с Твайлайт?

— Ой, да сущие мелочи – обнимашки, целовашки, страстные взгляды…- его высочество захихикал. И вдруг резко ударил себя по голове. Лапа с чавкающим звуком влипла в висок. Несколько секунд он стоял неподвижно, а затем вытащил облепленную чем-то розовым конечность и заговорил немного трезвее. – Не волнуйтесь – у нее просто истощение. Денек полежит и придет в норму.

Лентус мысленно присвистнул – это же сколько нужно энергии потратить, чтобы выпить целого аликорна? Да еще и саму «Принцессу Магии»?

— Так или иначе, данный эпизод завершен – хотя я бы не рекомендовал кому-либо заходить на территорию бывший лаборатории без специальной защиты в ближайшие тридцать лет. И да будет произошедшее всем нам уроком, — красно-оранжевые глаза обвели присутствующих страдальческим взглядом. – Нельзя давать сумасшедшим ученым возможности гнуть мир под свои фантазии. И фразы «такого не должно было произойти, но продолжим» ОПРЕДЕЛЕННО не предвещают ничего хорошего, — он со стоном приложил копыто к лицу. – Лучше бы мы попробовали традиционные методы.

Бывший единорог глянул в окно на всё еще курящийся и издающий слабое сияние кратер. Хорошо хоть персонал во время осознал, куда дует ветер, и успел сделать ноги, так что оплакивать ныне приходиться лишь весьма внушительное количество порой в прямом смысле золотого оборудования.

Зато образовавшийся в результате выброса тепла полуторакилометровый каток послужит отличной сезонной защитой, которую к тому же еще с утра вовсю осваивают местные представители будущего.

И помимо общей морали у сей сказки есть и лично для него – а именно в следующий раз стоит уделить больше внимания словам его высочества «будь готов к непредвиденным последствиям», тем более если они говорятся столь многозначительным тоном.

— В общем, вы поняли, — снова закачался Силин. – А теперь прошу меня извинить – необходимо срочно поприсутствовать на конвенции грибных эльфов по разоружению и созданию демилитаризованной зоны между ними и лунными аборигенами.

Глава Семьи не дожидаясь ответа или формального разрешения выкатился за двери, оставив собрание недоуменно переглядываться друг с другом.

— Он в любом случае не сказал бы ничего путного, — наконец выразила общую мысль Эпплджек. – Во всяком случае, в таком состоянии. Мы всё еще сами по себе, — она похлопала соседку по плечу. — Твоим единорогам случаем не удалось узнать чего-нибудь о природе Врат?

— Нет, — вздрогнула задремавшая было Снежная, превратившаяся от постоянного недосыпа в призрак былой себя. – И в ближайшее время не стоит ждать чудес – после известных событий вся их тонкая настройка полетела в Тартар, вместе со значимой частью следящего оборудования. На восстановление понадобится как минимум несколько недель – если оно вообще будет успешным.

— Значит, нам остается только заниматься привычным делом – спасать кучку в грош не ценящих нас сограждан от орды чудовищ, — ударила по столу протезом радужногривая, вставая. – Если понадоблюсь, то я в казармах – сегодня должны наконец прибыть мои Великолепные.

Она тоже воспользовалась дверьми, проявив тем самым никак не ожидаемую от нее выдержку в деле бережливости к только зажившим крыльям. Оценив обстановку, полковник также пришел к выводу, что его присутствие не требуется и запросил у Принцессы разрешения покинуть совещание, кое тут же получил. Напоследок успел услышать, как Луна мягко приказала Рэрити немедленно отправляться спать, чему Магистресса явно не обрадовалась.

Его высочество нашелся быстро – всего в паре коридоров от зала – прилипшим к стене и с мечтательным видом глядящим в окно.

— Позвольте вам помочь, — Лентус начал аккуратно отцеплять недавно выросшие на его господине многочисленные лишние детали, периодически применяя магический аналог скальпеля. – Не поделитесь ли причиной столь буйного цветения?

— Ты бы тоже небось на клумбу стал смахивать, поглоти столько всего зараз, — хмыкнул владыка тварей, с чавком падая лицом на пол. – Впрочем, надо ведь смотреть на мир с оптимизмом: Страшиле же в итоге понравилось быть Ликвидатором – так почему бы и мне не попытаться извлечь какую-то выгоду из сего пресыщения энергиями, разу уж в жидкость превратиться не дано?

Он закряхтел и пучок антенн за ушами вдруг рванул ввысь, через пару секунд распустившись роскошными пастельно-желтыми цветами в форме сердечек.

— Ну как оно? – бывший единорог срезал маленький пучок и продемонстрировал властелину. – Замечательно, будет чего подарить даме сердца. С этикеткой «выращено без применения почвы». Или может лучше «собственными мозгами»?

Не дожидаясь реакции собеседника, тело выпустило ряд дополнительных подпорок и поднялось. Боком, на что не преминул указать как раз закончивший отделение Силина от стены полковник.

-Думаю, мне стоит отдохнуть и побыть в кругу Семьи, — не обратил внимания на его ремарку Создатель Чудовищ. – Как-никак сама по себе эта гадость рассосется уж больно не скоро. Никаких особо важных новостей или срочных дел для меня нет?

Аликорн отрицательно покачал головой.

— В таком случае попроси Малыша послать за мной кого-нибудь – сам ползти буду слишком долго, а попытка телепортации вполне может привести к детонации, — его чешуйки угрожающе засветились розовым.

Лентус, разумеется, сразу рванул выполнять, лично проконтролировав прибытие единственного выжившего звероящера в город. Население, не в первый раз имевшее счастье наблюдать подобное зрелище, проявило себя с худшей стороны – а именно забросало не покладая лап таскавшего ради их блага различные грузы представителя Семьи камнями и даже пару раз попыталось подстрелить его магией. Совсем они страх потеряли из-за своей «Спасительницы».

Его высочество ждал их во дворе, яростно хихикая под ударами небольшой толпы, некоторая часть которой к моменту прибытия драколерии уже испытала на себе последствия близкого общения с фонящим магическим загрязнением монстром. Как ни странно, вид сменивших цвет, форму и частично превратившихся в овощи соратников этих идиотов не смутил и они всё так же самозабвенно продолжали пинать, резать и колоть спасшего их всех от очередной глупости «Принцессы» Силина.

Честное слово: почуй полковник хоть капельку боли – и фанатики бы превратились в пепел. А так только приобрели кучку синяков от близкого общения с мостовой и стенами заодно с возможностью и далее наслаждаться приобретенными проклятьями.

— Он сам попросил нас не вмешиваться! – сразу крикнул стоящий перед воротами стадзер, едва с трудом удерживающий свое негодование в узде аликорн обратил к ним горящий взор. – Сказал, что ему необходим массаж!

Бывший единорог поднял глаза к небу и глубоко вздохнул. Какой прекрасный день – солнечный, теплый, снег даже начал таять…и такой отвратный народ. Правду говорят: настоящая любовь измеряется километрами.

Дракоаликорн с счастливым выражением лица запускал в небо переливающиеся пузыри из собственной крови.

— Прошу прощения, ваше высочество, но подобное поведение никак не способствует укреплению пошатнувшейся в последнее время репутации Коллектива, — хорошенько подумав, начал читать нотацию представитель рода Унлехрер, собирая по округе видимо не очень нужные, но всё же наверняка не лишние кусочки разноцветной плоти. – Этот сброд и так потерял всякую совесть, чуть ли не прямо требуя немедленной передачи всей полноты власти неоднократно чуть не превратившей их в удобрения «Спасительнице», а своим попустительством вы только укрепляете бродящие по местным пустым головам зловредные мысли о возможности самостоятельно и автономно решить все великие вопросы современности – просто закидав чепчиками. Да и вообще – разве не позорно руководителю величайшего в мире сообщества позволять каким-то недоумкам чинить над собой самосуд?

— Ни в коей мере, — пробулькал Силин. – Позор случился бы, кабы они вовсе проигнорировали столь удобный момент для волеизъявления. Наличие же столь обширного объема жаждущей пообщаться со мной биомассы наглядно свидетельствует о нашей всё растущей популярности.

— Как скажите, — хмыкнул аликорн, складывая собранные детали в видимо брошенный кем-то из толпы тент и вручая его терпеливо ожидавшему их дракону, который кстати разделял мнение Лентуса по всем поднятым вопросам. – Когда стоит ждать вашего возвращения?

— Пара дней, вряд ли больше, — отозвался аккуратно укладываемый в лапы своего подданного владыка тварей. – Кстати, ты не мог бы оказать моим поклонникам магическую помощь? А то еще заразят кого остаточной энергией.

— Воля ваша, — отозвался полковник. – Впрочем, не могу обещать, что сделаю это быстро – после ухода алого советника в отпуск мне приходиться помогать администрации Принцессы.

— Ты так говоришь, будто тебя кто-то заставляет, — усмехнулся обезображенный монстр. – Или мой уважаемый заместитель не ощущает вдохновения при одной мысли о том, что он способен хоть чем-то помочь своему центру мироздания? Не говоря уже о возможности быть рядом и счастье каждый день лицезреть ее красоту?

Бывший единорог усмехнулся и склонил голову, признавая проницательность своего повелителя. И даже мысленно сдвинул задачу «помочь отбросам» на пару позиций от конца списка.

Сопроводив Силина до края города и вновь защитив звероящера от града камней со стрелами, Лентус счел за лучшее перекинуться и дойти обратно до ратуши пешком. Дабы успокоить откровенно пошаливающие в последнее время нервы — как оказалось, у снисходящей свыше благодати есть и оборотная сторона: ощутивший ее касание начинает значительно острее реагировать на любые попытки мира оскорбить источник пролившегося на душу света.

Так что, несмотря на всё свое негодование и презрение к заполнившим Кантерлот толпам неблагодарного понячьего мусора, аликорн как минимум отчасти понимал их фанатизм и горячность. Но стоит ему только подумать о том, на КОГО направлены сии…

Полковник замотал головой и глубоко вздохнул, избавляясь от ненужных мыслей и концентрируясь на предстоящей работе, коей надо заметить очень и очень много — и зачем только Принц настоял на двух днях отгула для алого? Как-никак, они и с ним-то едва успевали разгребать стремительно растущие горы дел, а без сего готового пахать ночами напролет администратора положение кажется вовсе практически безнадежным. К тому же он и сам хочет этим заниматься, в воду мутит утащившая своего благоверного после попытки вернуться на работу куда-то в лес волшебница, которая кстати наверняка смогла бы удовлетвориться и сутками, тем более что по идее Луна способна просто приказать ей немедленно перейти под командование Малыша.

Не прекращая бурчания, бывший единорог поймал себя на том, что уже минут пять не отрываясь смотрит на устроенный жеребятами в одном из тупиков снежный форт, за обладание коим ныне велась ожесточенная битва между детьми в белых шапках и разноцветными, причем первые, несмотря на значительный недостаток живой силы, явно не намерены сдавать позиции.

У нас тут война, взрывы, пони гибнут – а они развлекаются!

Аликорн усмехнулся и только тут заметил, что не он один остановился, дабы повозмущаться столь безобразно радостным зрелищем – еще где-то полтора десятка эквестрийцев совершенно бессовестно бросили свои занятия и ныне либо увлеченно болели за обе команды либо просто с глупыми улыбками наблюдали за сражением, тихо переговариваясь между собой.

А Он небось и сейчас сидит в своей крохотной тайной комнате и читает, не имея возможности ни выйти наружу, ни пообщаться со сверстниками. Может этим свободным от предрассудков взрослых детям хватило бы мудрости разглядеть за чужым обликом…

Перевертыш замотал головой – не надо. Сегодняшнему дню и правда хватает проблем без представления запланированного Луной наследника престола народу. Особенно теперь, с еще одной «Принцессой» и ордой ее сторонников на борту.

Полковник скрипнул зубами и резво зашагал к ратуше, со ставшим вполне натуральным неудовольствием глядя на стоящих на углах улиц снеговиков и стараясь игнорировать радостные визги. По счастью, совсем скоро они стихли вдали, а сам слуга Коллектива нырнул в полупустой квартал лишь частично отремонтированных домов, где вроде бы наконец представилась возможность замедлиться и предаться размышлениям о предстоящей работе.

Увы, погрузиться в думы об обустройстве чужого отечества ему не дали – постепенно нараставший на протяжении последних минут шум из бокового переулка вдруг взорвался звуками потасовки. Он бы прошел мимо, да только в их числе присутствовал лязг металла с характерным треньканьем и уж чего-чего, а лишних трупов городу сейчас точно не надо.

Миндальничать кадровый офицер не стал, сходу несколькими мощными магическими пинками раскидав кучу-малу вдоль стен, и собрался уже идти дальше, как внезапно ему на глаза попалась одна весьма примечательная фигура, судя по обилию кровоподтеков являвшаяся чуть ли не главным действующим лицом прерванного действа.

— Знаете, вот уж чье-чье, а ваше присутствие в уличной драке я ожидал в последнюю очередь, уважаемый Глава Общины, — принимая стандартный облик, заметил Лентус. – Решили испробовать новоприобретенные копыта в деле? Ну и как?

— Слава Создателю, не подвели и даже болеть почти перестали, — улыбнулся Савьер, принимая поданную ему ногу. – А вот зуд в спине ну никак не проходит.

Он в свою очередь протянул переливающуюся и находящуюся в постоянном движении конечность голубоватой кобылке с выражением крайней опаски смотревшей на полковника, который невольно задержал на ней взгляд – всё же не каждый день ему приходилось видеть доспехи, столь явственно говорившие о своем тварном прошлом.

— Не поделитесь ли причиной, сподвигшей сей сброд атаковать вас? – вернул чейнджлинг внимание поднимающимся на ноги эквестрийцам, тут же приметив факт наличия на большинстве из присутствующих фиолетовой тряпицы. – Неужели мы наконец докатились до теологических диспутов?

— Не совсем…

— Он принял Знак Зверя! – выкрикнул буравящий слугу Семьи ненавидящими глазами оранжевый пегас с отсутствующим ухом. – Позволил Ему коснуться себя! Дал осквернить собственную природу, растоптав всё то, за что боролась Спасительница! Смерть…

— Ага, — кивнул Лентус, затыкая ему пасть. – Очень удачное объяснение – сразу ясно, в чем собственно дело. Просто банда увечных фанатиков позавидовала столь замечательно сделанным протезам и, испытав сильнейшее огорчение от собственной ущербности, попыталась сломать недоступное себе. Проваливайте.

Бывший единорог ничтоже сумнящиеся создал вокруг себя полукруглый барьер и вытолкал им явно собиравшихся совершить суицид путем нападения на аликорна пони прочь из переулка, заодно слегка прибрав и неорганический мусор.

— Так понимаю, граждане с вами? – обернулся он к соотечественнику, кивая на стоявшую рядом с ним пару – уже мелькавшую арбалетчицу и бело-желтого жеребца в латах Ордена.

— Нет – эти храбрые души пришли на помощь уже когда меня изволили сбить, — отозвался Савьер, разворачиваясь к не испытывающим от сего диалога приятных эмоций эквестрийцам. – Даже оценив соотношение сил и получив представление о причине конфликта они всё равно выступили в мою защиту, за что я им искренне благодарен.

— Надеюсь впредь вы не будете столь беспечны и в будущем станете брать с собой охрану, тем более зная, какие нынче настроения в обществе, — кивнул полковник и перевел ставший чуть более благосклонным взгляд на героев дня. – Вы оказали своей стране немалую услугу – сложно представить насколько неприятны оказались бы последствия, удайся этим уродам попытка убийства руководителя стадзеров. Со своей стороны я, будучи временно зачислен в администрацию Принцессы, готов выделить вам вознаграждение…

— Оставь его себе, чудовище, — неожиданно рявкнула представительница прекрасного пола и повернулась к Савьеру. – Знай мы, что ты якшаешься с тварями…

Она издала некий гневный звук и, закинув арбалет на спину, зашагала прочь.

— Прошу прощения: Арчер просто еще не привыкла к…альянсу, — пробормотал парень, избегая смотреть на полковника. – Награды не надо – мы всего лишь выполняли свой долг. Вновь извиняюсь…- он быстро поклонился и попытался устремиться за подругой.

— Разрешите хотя бы мне поблагодарить вас – как-никак, меня могли бы убить, если бы не ваше вмешательство, — вцепился в него Глава Общины. – Позвольте по крайней мере пригласить вас на обед…

Спаситель поначалу отнекивался, но в итоге бывшему инвалиду таки удалось упросить стремящегося поскорее скрыться с глаз «Высшего чейнджлинга» жеребца как-нибудь заглянуть в отданный горожанам квартал и выпить чашечку «чая». А может и чая.

— Не придет, — уверенно заметил Лентус, за время их беседы успешно приведший главу беженцев в божеский вид. – Вас проводить?

— По крайней мере, попытался, — пожал плечами пегас. – Не стоит – из-за меня вы и так потратили кучу времени.

— И я не имею ни малейшего желания тратить еще больше на урегулирования конфликта вокруг вашей безвременной гибели от копыт фиолетовых идиотов, — он уже собрался сразу телепортировать собеседника до дома, однако в последний момент пришел к выводу, что понятия не имеет, как оное действие способно отразиться на «протезах».

Скорее всего, разумеется, никак, однако рисковать всё же не стоит – ведь Савьер является не просто пациентом, но еще и ходячей рекламой метода и Семьи в целом. К тому же после встречи с представителями спасаемых масс полковнику лишь еще сильнее понадобилось время на приведение в порядок нервов и напоминания о том, что он тут не для «несения возмездия», а во имя Луны.

— Ну, если вы настаиваете, — пожал плечами Савьер и добавил с некоторым смущением. –Действительно глупо утверждать, будто мои новые конечности не привлекают нежелательного внимания, — в голосе появилась горечь. – Причем настолько, что местные жители ныне склонны видеть только их, вовсе не замечая ни присоединенного к ногам пони, ни его слов.

— В смысле, появились проблемы с проповедями? – поднял бровь Лентус, приняв облик давно умершего единорога.

— Да, — не стал скрывать опечаленный горожанин, разумно решая не светить крыльями и разворачиваясь к выходу из переулка.

— Может тогда просто воздержитесь от них? – а то ведь у нас и так забот полон рот и без столкновений на почве религии.

— Сожалею, но этому доброму совету ваш покорный слуга не имеет права последовать, — усмехнулся жеребец. – В конце концов, если не по зову совести, то как минимум из понелюбия я должен разносить всюду благую весть о любви Создателя к своим детям – и возможности дарования каждому прощения чрез абсолютную жертву Агнца.

— Но вы ведь сами вроде говорили, будто всегда найдется кто-то другой для выполнения данной почетной обязанности, — заметил аликорн, идя вровень с собеседником. – Тем более сейчас, когда вас тут несколько тысяч.

— А всего пару десятков лет назад нас было больше миллиона – и почему-то всё равно служили лишь единицы, — хмыкнул бывший инвалид. – Впрочем, от своих слов я не отказываясь – Община никогда не умрет, ибо так гласит Слово. Однако на нас лежит ответственность за все не знающие Истины души, что наполняют сей несчастный мир. И если насчет того, прозреют ли или нет без нашей помощи предузнанные от начала времен еще идут споры, то как минимум в одном Последователи уверены точно – вера без дел мертва. И спасая других, мы спасаем себя.

— Так же кстати мог сказать и любой член Коллектива, — усмехнулся неожиданной мысли полковник. – И ведь если подумать, то это далеко не единственное ваше сходство.

— Силин уже имел со мной довольно интересный разговор по данному поводу, — кивнул Савьер. – По результатам которого говорящего сие жеребца таки вынудили признать немалое подобие сих вроде бы совершенно чуждых друг другу сообществ. Семья и правда обладает рядом достоинств, к коим стремимся и мы. В первую очередь – жертвенная любовь, испытываемая каждой тварью к другой и всех вместе – к Отцу. И из нее исходят радость, мир, долготерпение, готовность нести бремена друг друга, милосердие, кротость, воздержание. А их единодушие вполне могло бы стать примером для всех нас, если бы не одно НО…

Горожанин улыбнулся собеседнику:

-…оно проистекает не из воспитанного в себе смирения, а просто из отсутствия того, что многие считают искрой божественности в избранном творении, самой нашей сутью, Образ Единого – свободы. Во всяком случае, мне так оно кажется, — добавил он спустя минуту. – Будь иначе, сохраняй пони по вхождении в Коллектив возможность индивидуального выбора, как то делает и посвятивший себя Создателю – и я бы, скорее всего, уже стоял в очереди на интеграцию в сие являющееся воплощением нашего идеала сообщество.

— То есть, вы считаете себя свободным сейчас? – поинтересовался задетый за живое аликорн. – Даже не так много зная о вас, можно легко указать на по крайней мере две клетки: внешнюю, в виде как-никак взявших горожан в плен эквестрийцев, и внутреннюю – из всех тех законов и постановлений, коим вы следуете. И все мы всё равно скованы тысячами цепей, даже не имея ни первого, ни второго, потому как ограничены везде – в пространстве, времени, собственной фантазии, традициях. Сам наш разум, видя рациональное и глупое, уже одним своим различением ставит нам преграды.

— И тем не менее пони способны взять неправильный ответ, даже видя всю его ущербность и опасность. Хотя бы из одного чувства протеста. Именно в совершении ошибок, в возможности творения зла и неправда заключается данная нам свыше искра – дабы мы поступали верно не по причине принуждения, вызванного невозможностью соделать что-либо вне заложенного в нас «правильного алгоритма», но по собственному желанию и разумению, — бывший инвалид раскрыл переливающееся крыло. – Ваш покорный слуга не станет утверждать, будто не мог и представить подобной реакции на новые конечности со стороны эквестрийцев – хотя конечно настолько сильного антагонизма никак не ожидалось – и как верный работник Вседержителя долженствовал прежде думать о пользе для возложенной на меня обязанности. Однако грамотно составленный вопрос, удачный угол разворота темы и моё искреннее эгоистичное желание перестать утруждать своих братьев склонили чашу весов в пользу принятия вернувшего мне неба предложения. Вполне возможно, что я сделал неправильный выбор – но тем не менее в данный момент времени счастлив и славлю Спасителя за проявленное милосердие.

— А может лучше сказать «спасибо» Владыке? – намекнул Лентус. – Как-никак, это он сделал всю работу.

— Силин также определенно достоин похвалы и великой благодарности – пусть даже у меня практически нет сомнений в наличии у него иных интересов в свершенном исцелении, помимо благотворительности, — многозначительное подмигивание. – Но вы тоже наверняка согласитесь со мной в том, что ожидать возвращения конечностей от собственножно лишивших тебя их монстра – значит надеяться на невозможное чудо. Всеблагой творит и такие.

Крыть нечем – бурчание в стиле «они не одно лицо» тут вряд ли прокатит:

— И кто же по-вашему определяет, какое решение верно?

— «По плодам их узнаете их», — процитировал Савьер. – Ну а если выбор еще только предстоит совершить, то тут на помощь приходит оставленное нам Единым Слово.

— Как будто в нем есть все ответы, — фыркнул наконец запихнувший неприятные воспоминания о своем предательстве обратно в никуда бывший единорог.

— О самом главном – Спасении – всё описано четко и подробно. Всё остальное, право слово, мелочи, — во фразе определенно прозвучало некое ехидство. – Впрочем и маловажное Творец не оставил без внимания, даровав нам замечательные инструменты – Разум и Совесть.

— Которые легко и непринужденно могут завести нас в ловушку, из которой уже не суждено выбраться, — намекнул Лентус на историю Революции и Принца.

— Вот именно поэтому нам и стоит в первую очередь руководствоваться Писанием, — легко отбил фанатик.

— Что-то оно не предотвратило событий, приведших к Крылатой Демократии, — снова пошел в атаку кадровый офицер.

— Да, ваш господин также напоминал мне о сем историческом событии, — склонил голову пегас. – В тот раз я проявил себя невеждой, однако ныне, после заполнения сего пробела в образовании, допущенным не иначе как по вине веселости моих студенческих лет, могу заявить вполне уверенно: просто тогдашние Лорды не применяли Разум на Слово или же Совесть на Власть. А может и то и то…

В этот момент их чуть не сбила телега, обдав заболтавшихся иностранцев снежной пылью и парой ласковых слов от тащивших ее жеребцов.

— О, мы почти на месте, — отвлек Лентуса от размышлений по поводу «а не оторвать ли им все колеса» голос бывшего инвалида. – Только принюхайтесь к сему дивному аромату!

Аликорн последовал совету и не пожалел – видимо они подошли как раз к обеду и весь квартал благоухал прежде немыслимыми в Эквестрии запахами национальных блюд, значимую часть из которых по идее невозможно изготовить без растущего вокруг Вечного Леса. Видимо орденцы не слабо прибарахлились в своем Последнем Походе прежде чем начали поджигать.

Глаза поймали парочку зажимающих носы эквестрийцев, спешно бегущих прочь.

— Слабаки, — хмыкнул про себя представитель Унлехреров.

— Не желаете ли присоединиться к трапезе? – предложил Глава Общины. – А то общество моих помощников в последнее время стало несколько утомительным – один постоянно твердит о необходимости смотреть за собой и не напрягать только отросшие крылья, а второй бухтит о впадении местных жителей в великий грех и предостерегает об опасности сделать из новых конечностей идол, — нерадостный вздох. – Конечно, они оба желают только добра и постоянство в служении – признак зрелости, однако однообразие наших бесед вряд ли можно считать сколь-либо приятной вещью.

— Сожалею – у меня много работы, — отрицательно покачал головой аликорн. – Впрочем, если вы пришлете в ратушу пару ведер сзауэркраут а, буду очень рад. Да и фурст определенно не повредит.

Может даже удастся уговорить Принцессу попробовать иноземных блюд…