Автор рисунка: aJVL

Глава первая и единственная.

Я очнулся. Моя голова гудела, как колокол, в который только что пробили общевойсковую тревогу. Что произошло? Где я? Почему я ничего не помню?

Внезапный прилив ужаса окатил меня. Я не помнил, как оказался здесь, не помнил практически ничего из прошедших суток. Я с трудом приподнялся на кровати, на что моя несчастная голова отозвалась резкой раскалывающей болью. Я со стоном приложил к ней копыто и плюхнулся обратно, закрыв глаза. Красная муть перед взором постепенно улеглась, боль почти сошла на нет, засев где-то ближе к гриве и изредка выпуская когтистую лапу, чтобы обжечь мой лоб и заставить болезненно поморщиться.

Я открыл глаза, осторожно повернул голову, осмотрелся. Я лежал на огромной кровати посреди некой комнаты, стены которой были покрыты дорогими золочёными обоями, а обои, в свою очередь, вином, разбитые бутылки из-под которого валялись повсюду. Тут и там стояли шкафы с выломанными дверцами, книжные полки, рассыпавшие свои книги по всему полу, сломанные стулья без спинок или ножек, стояли огарки свечей. Что тут произошло? И что я тут делаю? Все эти вопросы раскалёнными иглами застревали в мозгу, ввинчиваясь всё глубже в поисках ответов. Мне срочно нужно было привести голову в порядок, чтобы мыслить здраво и хоть что-нибудь вспомнить.

Мой взгляд зацепился за предмет, стоявший на прикроватной тумбочке. Огромная стеклянная бутыль с янтарной жидкостью сверкнула лучом надежды на избавление, когда по ней скакнул вылетевший из окна солнечный зайчик. Я потянулся за ней, наплевав на болезненную пульсацию во лбу, осторожно взял, стараясь не выронить дрожащими копытами, поднёс к губам и опрокинул назад, вливая в рот её содержимое. Глоток, второй, третий — и я почувствовал, что мне хватит. Вернув бутылку на место, я снова откинулся на кровать и прикрыл воспалённые глаза. Боль, яростно сопротивляясь, всё же сдалась и покинула мою голову. Святая Селестия… Как же хорошо наконец вновь обрести свободу…

Я снова попытался подняться. На этот раз мне это удалось почти без проблем. В голове постепенно стало проясняться, но недостаточно пока, чтобы вспомнить, где я и как тут оказался. Нужно было поискать ещё рассолу для закрепления эффекта, поскольку передние ноги всё ещё мелко тряслись. Но поблизости, увы, ничем подобным и не пахло. Я с горечью вспомнил свои университетские годы, когда жил в одной комнате со студентом-медиком. Мы с ним могли пьянствовать хоть всю ночь, а затем вколоть себе в вену соляной раствор и проснуться свеженькими. А то и вообще под кайфом. Здорово было…

Отогнав счастливые воспоминания, я встал на все четыре копыта и более внимательно оглядел комнату. Похоже, мы пьянствовали здорово, но кто эти «мы»? С кем и что я пил? И, опять же, где я? Интересно, а если бы я каждую ночь так жестоко отрывался, был бы я до сих пор жив? Вопросы роились в голове, не находя ответов. Я заметил стол в углу, который раньше прятался от меня в тени. На нём стояла старомодная масляная лампа, вроде тех, с которыми изображали ночной патруль на старинных картинах. Я подошёл и заглянул в неё. Похоже, фонарь погасили, когда поставили на стол: в нём ещё осталось довольно много масла. Рядом с лампой лежала записка, написанная моим собственным почерком. Написанная мной и адресованная мне.

Я поднёс листок к свету, лившемуся из окна, и расправил, чтобы прочесть написанное.

«Старлайт!

Это он. Дабл Коин. Это он заманил тебя сюда, посулив столько вина, сколько ты сможешь выпить. Ты не был ему нужен, он воспользовался тобой, как прикрытием, и уговорил совершить рейд на винные погреба Кантерлотского замка. Он оставил тебя здесь, отдал страже прямо в копыта, а сам сбежал. Если ты читаешь это, значит, тебе повезло, и ты ещё не схвачен. Беги. Беги из замка как можно скорее, иначе тебя надолго бросят в темницу. Поищи карту в этом кабинете, двигайся по ней, не попадайся страже — и ты выберешься. У тебя мало времени, так что спеши. Сперва выберись отсюда, а затем уже найди Дабл Коина и заставь расплатиться за содеянное. Чуть не забыл. Возьми лампу-она пригодится, когда будешь идти через погреба. Не задерживайся, беги скорее прочь отсюда, прочь, к солнечному свету.

Весь твой,

Старлайт»

Ледяная волна ужаса, зародившись в мозгу, прошлась по всему моему телу. Кантерлотский замок. Винные погреба. Если меня поймают, то остаток дней я проведу в тюрьме.

Осознание этого словно подпихнуло меня в рёбра. Я кинулся искать карту, перерыл всё и наконец нашёл её. На карте замка была отмечена длинная ломаная красного цвета. Мой маршрут, догадался я. Лёд, сбившийся ближе к копытам, стал оттаивать, как вдруг отдалённый бой часов главной башни заставил меня затравленно вздрогнуть. Пробило восемь утра. Время смены стражи.

Я вскочил, подхватил лампу, зажёг её и вышел за дверь комнаты. Темнота в коридоре стояла кромешная, кроме моей лампы и двух-трёх пыльных окон свет здесь давать было просто нечему: ни факелов, ни канделябров тут не было. Похоже, эти помещения давно не использовались. Я быстро двинулся в направлении, отмеченном линией, и вскоре вышел к простенькой деревянной двери. Толкнув её, я обнаружил за дверью огромное количество винных бочек, судя по всему, пустых. Я прошёл мимо них, взялся за кольцо следующей двери, уже готов был потянуть за него, как услышал совсем рядом пьяные голоса:

-Ну, и куда, интересно знать, направилась принцесса с утреца пораньше? – полюбопытствовал один.

-Да какая…ИК!...разница? Мы с тобой обеспечены вином тут до конца жизни! По крайней мере, до завтрашнего дня, — отвечал второй.

Оба захохотали, и я услышал, как хлопнула какая-то дверь. Дворцовая стража. Во всём её великолепии. Рассказать бы вашему капитану, чем вы тут занимаетесь, но сейчас у меня есть более важные дела, чем воспитательная работа. Осторожно приоткрыв дверь и убедившись, что кроме двоих приятелей в этом погребе никого нет, я отправился дальше, крадучись и пряча свет лампы в складках измятого плаща, когда мне казалось, что за мной кто-то наблюдает. Без происшествий добрался я до следующего поворота. И тут мне пришлось погасить лампу и вжаться в пол. Посреди коридора была вделана массивная дверь, обитая дермантином, а рядом с ней нёс свой пост солдат дворцовой стражи. Очевидно, он только что заступил на дежурство, поскольку выглядел свеженьким. Рядом со стражем тихонько потрескивал некий механизм, от которого к двери тянулись многочисленные трубы.

Вот уж попал так попал. Очевидно, просто так эту дверь не открыть, да к тому же, более чем вероятно, что снаружи дежурит ещё один такой блюститель порядка. Чёрт, что же делать? Рядом с солдатом лежали какие-то ящики, нагромождённые один на другой как попало. А рядом с ними, скрытая от глаз солдата, была дыра в стене, правильной прямоугольной формы, достаточно большая, чтобы я смог протиснуться сквозь неё. Попробовать более чем стоило. Я осторожно выполз из-за угла, юркнул к ящикам, прижимаясь к полу и боясь, что лампа как-нибудь выдаст меня. Переждав секунду или две и убедившись, что солдат меня не заметил, я пролез в дыру и осмотрелся. Похоже, я попал в их караулку: посреди комнаты стоял скоблёный стол, на котором догорала свеча, стояла начатая бутылка с вином и лежала колода карт, в углах теснились две кровати, на которых отдыхала ночная смена, сладко похрапывая и видя сны.

Из огня да в полымя. Изо всех сил стараясь не шуметь, я подполз к двери, легонько приоткрыл её, огляделся и вполз в следующий коридор. Стараясь держаться поближе к дальней стене, куда не достигал свет факелов, и прячась за каждой бочкой, я пересёк коридор и попал, очевидно, в какое-то хранилище. Винных бочек здесь уже не было, зато тут и там валялись ящики с инструментами и прочим. Похоже, этот этап мы преодолели.

Я снова зажёг лампу. Вокруг были каменные без единого факела. И вдруг в голове у меня всё поплыло. Зрение затуманилось, свет лампы и двух свечек, стоявших на огромном ящике, померк, и я услышал голоса, исходящие из собственной головы:

-Что это? Где мы? Почему здесь так темно?

-Всё хорошо, Старлайт. Не пугайся. Возьми лампу, посвети вперёд.

-И всё же, Дабл Коин? Что происходит? Откуда здесь такая темень?

-Не отставай, Старлайт. Держись рядом, не отходи от меня ни на шаг.

Воспоминание завершилось так же неожиданно, как и пришло. Я покрутил головой, отгоняя его от себя, и поднялся. Оказывается, я упал на живот, не совладав с собой. Что произошло? Я только что слышал самого себя со стороны, и того, кто привёл меня сюда, но почему? Воспоминание было неестественно ярким, слишком ярким. Я отчётливо слышал оба голоса, наши шаги, звук зажигаемой лампы при этом… Уж не почудилось ли?

Мне стало не по себе. Я двинулся вперёд, держась направления, показываемого линией. Мне осталось лишь миновать один склад, когда я услышал шаги. Некто приближался к раскрытой двери, прямо напротив которой стоял я. В лёгком приступе паники я огляделся и заметил ещё одну дверь. Быстро юркнув за неё и притворив за собой, я поставил лампу подальше от двери, за стену, стараясь не выдать себя. Ещё один стражник прошёл мимо двери (я отпрянул подальше, когда он проходил напротив) и скрылся в коридоре, который я только что покинул. Я облегчённо вздохнул, выскользнул за дверь и вошёл в следующее помещение, крадучись передвигаясь вдоль стен. Вот он, последний склад. После него мне всего-то и останется, что пройти через темницы. Пройти их, судя по карте, можно напрямик. Это утешило. Тихо продвигаясь вперёд, я старался не отсвечивать лампой, пряча её свет в складках плаща, хотя отсвечивать было не перед кем.

Следующим помещением оказался неширокий зал, от центра которого наверх вела никем не охраняемая лестница. Вот она, долгожданная свобода. Почти бегом я взлетел по деревянным ступеням, отчего те протяжно заскрипели, бросился к двери, приоткрыл её и скользнул вперёд, убедившись, что всё чисто. Ловко обойдя прикорнувшего надзирателя, я попытался открыть дверь. Безрезультатно. Она была заперта на тяжёлый висячий замок, ключ от которого тускло блеснул на поясе тюремщика.

Похоже, это единственный выход. Я осторожно подкрался к спящему со стороны, не освещённой его лампой, и, молясь, чтобы латунное кольцо не звякнуло, снял ключ с его пояса. Окрылённый успехом, я попятился назад, снова подобрался к двери, открыл замок, предательски заскрипевший и щёлкнувший, отворил дверь и проскользнул дальше. Здесь было тихо и пусто, и не было почти никого, кроме стянутого цепями узника. Узника в доспехах городской стражи.

Я подошёл ближе и поднял лампу, глядя, как заворожённый. Он был совсем не стар, хоть седина уже успела прокрасться в его гриву, в особенности ближе к рогу. Если это предатель, почему он в доспехах? И почему у него во рту кляп? Оглядевшись, я тем же ключом отворил дверь его камеры. Узник в удивлении воззрился на меня, что-то неразборчиво промычав. Нашарив у него на спине огромный замок, я с трудом открыл его всё тем же ключом, мысленно возблагодарив Селестию милостивую за универсальность всех замков в этой тюрьме. Освободившись от цепей и кляпа, пленник подвигал челюстями, разминая их, сладко потянулся несколько раз с громким хрустом, довольно крякнул и взглянул на меня.

-Спасибо вам огромное, юноша. Если бы не вы-я бы пропал. Кто вы такой и как оказались здесь? На заключённого вы не похожи. Да их здесь и нет почти, заключённых.

-Моё имя-Старлайт, — ответил я, поправляя упавшую на глаза гриву. –Как я здесь оказался-это для меня самого загадка, которую нужно бы разгадать, и поскорее. А кто вы такой?

-Эрроуфлетчер, капитан городской стражи. Сижу здесь уже около полусуток, с тех пор, как негодяй Дабл Коин…

-Дабл Коин? – перебил я.

-Именно он, — подтвердил капитан. –Скрутил меня и бросил сюда, когда я пытался помешать ему пройти через дверь в верхние покои. Они, конечно, давно не использовались, но всё же по приказу пропускать через эту дверь можно лишь принцесс или тех, кто предоставит спецпропуск. А ведь ещё барон, землевладелец, известная личность!

-Что ему могло там, наверху, потребоваться?

-Понятия не имею. Вы его знаете, как я понял?

-Да. Он обманом заманил меня сюда.

-Тогда поспешите. Может, вам удастся выбраться. Я, с вашего позволения, немного отдохну и подниму тревогу. Бегите, Старлайт. Вам нужно спасаться. О судьбе этого мерзавца предоставьте позаботиться мне.

-Конечно.

Я вскочил на ноги, и бегом понёсся по коридору вперёд, покидая капитана и забыв всякую осторожность. Однако быстрый топот копыт слева по коридору и разгорячённые голоса заставили меня вздрогнуть.

-У меня украли ключ! Кто-то бродит по коридорам, наверное, арестант сбежал!

-Возвращайся и проверь все камеры. Кем бы они ни были, они не могли уйти далеко, мы их поймаем. Свитстар, Лайтбольт – правый коридор и кухня. Проверить всё. Фастридер – со мной.

Я вжался в стену и погасил лампу, наблюдая, как стража проходит всего в нескольких шагах от меня. Когда их шаги стихли, я поспешил вперёд, ругая себя за то, что чуть не попался. Надо было торопиться. Я свернул в центральный коридор, по которому стражи не пошли, прошёл по нему, глядя на карту и гадая, как вернуться на красную линию, и упёрся носом в дверь. Слегка приоткрыв её, я увидел повара, занимающегося своим делом и настолько поглощённого им, что он не услышал тихого скрипа двери. Кухня.

Сердце рухнуло к копытам. Да ведь сюда же идут Свитстар и Лайтбольт с приказом проверить всё! И, что самое страшное, я уже слышу их шаги по коридору! Времени думать не осталось. Я юркнул за дверь и спрятался за большим шкафом с ингредиентами. Повар был так сильно занят, что не заметил меня. Однако даже он не мог не заметить, как два здоровых жеребца в доспехах едва не выбили дверь кухни, врываясь в неё. Повар обернулся и недоумённо повёл бровью.

-Вы не в себе? До обеда ещё уйма времени, чего вы притащились?

Один из стражей – не знаю, который, — сунулся к самой морде повара и прорычал:

-Из подвалов сбежал заключённый, знаешь об этом?

-Заключённый? Да кому там сбегать-то?

Стражник пропустил эти слова мимо ушей.

-Ты всё время был здесь?

-Я с шести утра здесь, — с достоинством отвечал повар.

-И никого не видел?

-Никого. Хотя нет, погоди… Кажется, видел пару неотёсанных пустозвонов, едва не выломавших мне дверь!

Второй стражник направил на него рог, собираясь проучить за грубость, но первый остановил приятеля крылом.

-Ладно, мы уходим. Но смотри, если ты не приведи Селестия солгал, тебе придётся долго сидеть в этих самых камерах.

-А какая мне разница? Что внутри, что снаружи: сыро, холодно, и всякие полоумные болтаются туда-сюда сутки напролёт.

Первый стражник только фыркнул. Они с приятелем уже почти дошли до двери, когда в неё влетел ещё кто-то, кто был вне сектора моего обзора.

-Там…темница…капитан…нашли…Дабл Коин… — вот всё, что ему удалось произнести. Очевидно, он запыхался от быстрого бега. Секунду спустя стража покинула кухню, увлекаемая гонцом. Повар помедлил мгновение, а затем последовал за ними. Я облегчённо вздохнул. Всё в порядке.

Вновь зажигая лампу, я вышел из кухни и вернулся на отмеченную на карте красную линию. Осталось совсем немного, скоро я выйду из темниц и двинусь вперёд по коридору, там недалеко до Залы Витражей, а уж оттуда, через холл и апартаменты – на свободу.

Но моим планам не суждено было сбыться. Едва я вышел из темниц, как услышал впереди страшный грохот. Рванувшись вперёд, я увидел, что лестница наверх засыпана. Около неё уже стояли двое стражников.

-Ну, и что теперь делать?

-Лети наверх, зови единорогов, попробуем расчистить.

-А ты?

-Я гляну, кто снизу есть. Поднимем всех, быстренько всё поправим.

Я вжался в нишу за каменной статуей грифона, пропуская стражника. Выбравшись и удостоверившись, что всё тихо, я печально осмотрел себя. Природа при рождении не наделила меня ни способностью к полётам, ни умением колдовать. И теперь я острее, чем когда-либо, почувствовал все свои недостатки. Это тупик. Лестница засыпана полностью, а расчистить её смогут ой как нескоро. Что же делать?

Справа была дверь, что вела, как оказалось, в очередную караулку. И тут меня вновь полоснуло воспоминание:

-Запомни, Старлайт: вот эту статую, среднюю, повернуть один раз против часовой стрелки вокруг своей оси.

-Зачем тут такая секретность?

-Осмотрительность никогда не бывает лишней. Бережёному сам Дискорд не страшен, как говорится.

Воспоминание завершилось, дав мне толчок вперёд. Я бросился к статуе пегаса и повернул её. Часть стены приподнялась, открыв проход и дверь. Я шагнул в неё и увидел винтовую лестницу вверх. Да! Наверх! Греться на солнышке. Я быстро взбежал по ступеням, чуть запыхавшись, и открыл очередную дверь, за которой обнаружил…

Да, это был он. Дабл Коин, с выражением безграничного счастья на морде удерживающий левитацией некий кристалл.

-Я знал, что ты придёшь. Ну, всё понял, да? Я теперь злодей? Ты и половины всего не знаешь, Старлайт. Так что не мешай мне.

Кристалл засветился. Нужно прервать заклинание, но как? Лампа! Я с размаху швырнул её прямо в Дабл Коина, не забыв предварительно зажечь. Гори в аду! С криком он выронил кристалл, упавший на пол с грохотом, никак не вязавшимся с его размерами.

-НЕТ!!! Ты нас обоих погубил!!!

Быстрый топот копыт – и дверь распахнулась, впустив в себя нескольких стражников, тут же скрутивших нас. Их капитан вошёл следом.

-Старлайт, это ты! Отпустите его. Не бойся, друг мой. Всё будет хорошо…

Конец.

Комментарии (1)

0

"Вокруг были каменные без единого факела" — кто был каменный?

И конец... это не конец, а хрень какая-то. Тема совершенно не раскрыта. Минус.

GHackwrench #1
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...