Автор рисунка: aJVL
Глава 7 – Цена мира Глава 9 – Лунное пламя

Глава 8 – Возрожденный тьмой

Спустя пару часов, добравшись до замка короля грифонов, я смог наконец-то ступить на твердую поверхность. Пару часов такого полета плохо отразились на моем самочувствии. У меня кружилось голова и немного подташнивало. Но хорошо, что через пару минут все прошло и я как следует огляделся. Королевский замок Хайфлая, также как и замок принцесс находился на огромной горе. Только он выглядел гораздо мрачнее, и всюду чувствовалось сырость. Но сейчас меня больше волновало не это. Еще подлетая к замку, я снова почувствовал темную энергию, но на этот раз она ощущалась гораздо сильнее.

— Ракхэн пойдем я провожу тебя в твою комнату, — сказал Хайфлай и мы направились по длинным и мрачным коридорам замка. – Послушай Ракхэн, за время пока ты здесь тебе лучше будет находиться в своей комнате и не покидать ее.

— Хорошо ваше Величество, я все понял, — сказал я и мы подошли к одной из комнат и войдя внутрь мне в нос ударил резкий запах гнили.

 — Что ж Ракхэн оставляю тебя здесь, а я пойду, подготовлю все к твоему обращению к грифонам. Думаю, если я успею, то уже завтра ты сможешь выступить перед моим народом.

— Спасибо ваше Величество, это было бы чудесно. Чем быстрее мы это сделаем тем лучше, — сказал я и Хайфлай вышел из комнаты оставив меня наедине со своими мыслями.

Но ощущение темной энергии не давало мне покоя.

— Вижу ты тоже отчетливо ощущаешь здесь присутствие темной энергии, — сказал знакомый мне голос и обернувшись я увидел небольшой светящийся шарик, который стал принимать форму аликорна.

— Лайт, как же я рад снова тебя видеть и на этот раз наяву, — сказал я.

— Взаимно Ракхэн, но боюсь, обстоятельства нашей встречи не очень приятны, — сказал Лайт и пытался выдать улыбку, но это у него плохо получилось.

— Лайт, это ведь и есть темная энергия Дарка, не так ли. Она очень хорошо чувствуется в грифоньем королевстве.

— Боюсь ты прав. И кажется, мне стали понятны причины, по которой грифоны решили объявить войну Эквестрии. И боюсь в этом как раз и замешан Дарк.

— Он использовал элемент тьмы на грифонах.

— Не на всех, а только на тех, кто ему был нужен, включая Рэйзера. Как-никак темная энергия способна подчинять разум и сердца своей жертвы и Дарк этим воспользовался. Видимо он подчинил Рэйзера своей воле, а зная характер и эгоистичность Рэйзера то это было отнюдь не сложно. И видимо он если не начал, то во всяком случае сильно подтолкнул Рэйзера к этому шагу…

— Объявить войну Эквестрии, — закончил я за Лайта. – Но я не могу понять, зачем ему это? Не легче было бы уничтожить Эквестрию изнутри.

— Как я и говорил тебе в твоем сне Ракхэн, Дарк еще недостаточно силен и не полностью восстановился. Тем более учитывая сильную магию Селестии и Луны, то его легко могли раскрыть еще до того как бы он смог что-нибудь предпринять. Тем более ты постоянно был в Кантерлоте и он понимает, что сейчас его шансы одолеть тебя будет не так высоки, — сказал Лайт.

— Но ты же сам говорил, что даже ослабленный он может меня одолеть.

— Это верно, но тогда шансов у тебя будет намного больше, а он не привык попросту рисковать.

— Что ж это понятно, Дарк здесь и что-то замышляет. Так, я убил Рэйзера и помещал войне продолжиться, почему он тогда не подчинил себе Хайфлая и не продолжил то, что начал.

— Видимо увидев, как ты силен он решил, что сначала будет целесообразно избавиться сначала от тебя, и поэтому я уверен, что этот суд будет не на твоей стороне.

— Но ведь не он меня будит судить, а народ, и не думаю, что он сможет подчинить такое количество грифонов.

— Думаю, ты прав. Управлять разумом целой толпы гораздо сложнее, чем одним и в этой ситуации ты выигрываешь. Но теперь надо, чтобы грифоны помиловали тебя.

— Что ж, я надеюсь на их понимание и милосердие. Тем более учитывая каким правителем, был Рэйзер, то все складывается в мою пользу.

— Что ж, будем надеется на лучшее Ракхэн. А теперь я покину тебя и обследую местность, но я буду неподалеку, — сказал Лайт и исчез в белой вспышке. Я же решил пока немного набраться сил и устроившись на кровати крепко заснул.

Мне снилось, что я нахожусь в Кантерлоте, прямо в парке принцесс. Ярко светит солнце, поют птицы, и вижу, как ко мне идут Селестия и Луна и ласково улыбаются. Они подходят все ближе и ближе, но вдруг их накрывает черный дым. И вместо них ко мне выходит черный аликорн. Я вижу позади него тела Селестии и Луны, а сзади них разрушенный и объятый черным огнем Кантерлот.

— Готовься Ракхэн, ибо скоро это станет явью, — сказал он и черная вспышка из его рога ударила мне в грудь, от чего я резко стал задыхаться. Я пытался вдохнуть воздуха, но черный дым забивал мне все легкие и я стал задыхаться. Я пытался выбежать из дыма, но какая та сила держала меня на месте и не давала пошевелиться и даже попытка использования своей магии стихий ничего не дала.

— Твоя сила тебе не поможет Ракхэн, ты слишком слаб. Ты не сможешь спасти Эквестрию, не сможешь спасти своего друга, не сможешь спасти своих драгоценных и любимых принцесс. Ты даже себя не можешь спасти, — сказал он и злобно рассмеявшись, направил на меня свой рог и темный луч пронзил меня прямо в грудь, от чего я резко проснулся.

Очнувшись, я понял, что валяюсь на полу. Как следует оглядевшись, я с радостью осознал, что снова нахожусь во дворце короля грифонов. С одной стороны я радовался, потому что это был всего лишь сон, но с другой, я понимал, что Дарк лично решил со мной познакомиться и показать какое будущее ждет Эквестрию. Вспомнив, что было с Эквестрии в том сне, мне стало страшно. Даже во сне, я чувствовал его силу, его мощь. Я боялся, что не справлюсь с ним, не смогу его победить, но тогда, то что я видел и станет будущим Эквестрии.

— Ракхэн, вижу ты уже не спишь, — сказал вошедший в комнату Хайфлай. – Что ж отлично, все готово и мой народ жаждет тебя увидеть и услышать.

— Уже, так быстро, — удивленно сказал я и посмотрев в окно понимал, что сейчас только раннее утро.

— Да Ракхэн. Новости о том, что один единственный единорог смог остановить всю нашу армию добралась и до наших земель. А когда мои подданные узнали, что этот единорог здесь и как раз его они должны будут судить, то народ стал собираться еще около часа назад. Тем более ты не представляешь, как они были удивлены, когда узнали, что ты отдал свою судьбу в их руки. Так что ничего удивительного, — сказал Хайфлай.

— Что ж теперь понятно. Ну, тогда дайте мне пожалуйста пять минут, чтобы настроиться и мы с вами направимся на встречу с вашим народом, — сказал я и Хайфлай одобрительно кивнув оставил меня наедине со своими мыслями.

Еще вчера я был уверен и сосредоточен, но теперь я полностью потерял веру в себя. Как же мне сейчас хочется оказаться дома, поесть маминых блинов с вареньем, послушать папиных рассказов, узнать у Старсвирла про новые типы заклинаний которые он собирается опробовать. Но больше всего мне вновь хотелось увидеть Селестию и Луну, услышать их дивный и чарующий голос, увидеть их прекрасные и полные нежности глаза, ощутить их мягкие гривы и снова поцеловать их.

— Ракхэн, нам пора, — сказал неожиданно прервавший меня Хайфлай и я понимал, что сейчас я как никогда понимал, что будет решаться моя судьба, а точнее моя жизнь. Пройдя пару коридоров, мы вышли на улицу и направились к главной площади, на которой уже собралось около сотни грифонов. Стоя на площади или порхая в небе, грифоны ожидали меня чтобы наконец увидеть того самого легендарного единорога разгромившего их тысячную армию. Увидев меня, грифоны действительно были удивленны. Они ожидали увидеть обычного пони единорога, но с моим ростом я явно не походил на обычного пони. Так что своим появлением я уже произвел впечатление.

Зайдя на трибуну, король грифонов вышел вперед меня и объявил:

— Мои уважаемые подданные, согласно нашим законам, за смерть нашего короля мы обязаны предать виновного высшему грифоньему суду. Но учитывая добровольное согласие на наши законы и сотрудничество с нами, я удовлетворил просьбу подсудимого и вместо высших судей грифоньего королевства, его судьбу будете решать вы мои подданные, — сказал Хайфлай и многие грифоны переглянувшись удивленно посмотрели на меня.

— Что ж и я предоставляю слово подсудимому. Единорогу из Кантерлота и личному ученику принцессы Селестии и Луны – Ракхэну, — сказал Хайфлай, и отошел в сторонку, дав место мне.

— Приветствую вас подданные грифоньего королевства. Как уже сказал ваш король, меня зовут Ракхэн, и я действительно являюсь тем самым единорогом, которые остановил вашу армию на границе Эквестрии. И я буду полностью честен с вами. Я не жалею о том, что сделал, я не жалею что убил Рэйзера, — после этих слов грифоны выразили недоумение, они не понимали, как единорог, у которого решается судьба может говорить такое народу, который его судит. Тем не менее, я продолжил.

— Рэйзер был деспотичным, эгоистичным и властным правителем. Он использовал свою власть, чтобы начать войну, которая никому не нужна. И нам очень повезло, что на протяжении нескольких месяцев войны не вы, не мы, не понесли никаких потерь. Скажите, что сделал Рэйзер для вас, для своего народа? Ничего, он ничего для вас не сделал. Король, который начал свое правление с войны, разве этого вы заслуживаете. Я прекрасно понимаю, что для вас месть за короля это дело чести, но задумайтесь. Была ли честь у него, — сказал я, и немного переведя дух, продолжил.

— Я прошу сейчас поднять лапы тех грифонов, кто присутствовал вместе с Райзером во время атаки на Эквестрию, — сказал я, и около трех десятков грифонов подняло свои лапы. – Благодарю, и я так же уверен, что здесь присутствуют семьи других грифонов, которые были вместе с Рэйзером в тот день. Я хочу спросить вас сколько грифонов погибло во время моей атаки, — сказал я и посмотрел на тех грифонов, которые подняли свои лапы. Они глубоко задумались над моими словами. Ведь я прекрасно знал, что моя атака ни кому кроме Рэйзера сильно не навредила.

— Ни одного, — неожиданно для всех, выкрикнул грифон из толпы.

— Спасибо, я хотел, чтобы вы это знали. Моя атака была направлена только на то, чтобы сдержать вас но ни в коем случае не навредить вам. Тогда я просто пытался защитить свой дом, потому что там находятся мои близкие и мои друзьями. Но я также прекрасно понимал, что у каждого из вас тоже есть своя семья. Кого-то из вас ждали дома родители, кого-то жены, а некоторых даже дети. И поэтому убийство вашего короля было единственным способом остановить эту войну, хотя бы на какое-то время.

— Чтобы вы сами могли захватить нас, — выкрикнул один из грифонов.

— Поверьте, если мы хотели бы захватить вас, то зачем мне тогда было сохранить жизнь всем тем грифонам, — сказал я.

— Тебе просто не хватило сил, — снова выкрикнул тот грифон.

— Что ж вы действительно права. В тот момент я был действительно слаб, я потратил кучу сил и энергии, отбивая атаки вашей армии. Но подумайте сами, почему обладая такой силой, мы не напали на вас раньше и не захватили. Вы сами можете спросить у тех грифонов, которые были в тот день, что они увидели.

— Мы увидели, как просто из неоткуда, появилась гигантская снежная волна и уже через пару минут она накрыла нас. Мы пытались улететь от нее, но она была настолько громадных размеров, что это было невозможно, — сказал грифон.

— Я назвал этот прием «Снежное Цунами». И если вас не убедили слова одного из вас позвольте я продемонстрирую свою силу, — сказал я и подняв копыто вверх выкрикнул:

— Огненный Дракон! — и из моего копыта вырвался гигантский столб огня, который озарил всю площадь своим пламенем, от чего большинство грифонов с ужасом наблюдали за этой картиной.

Но еще большее удивление у них возникло, когда пламя стала приобретать форму настоящего дракона. Огромные крылья и когти, тело и голова, даже хвост все тело дракона было полностью сделано из огня. И сделав пару кругов в небе оставив в нем огненное кольцо, он уменьшился в размерах и приземлился прямо возле меня. Подойдя ко мне, он потерся головой об мое копыто как маленький домашний котенок, которому хотелось, чтобы его почесали за ушком. И погладив дракончика по голове, он растворился в воздухе.

— Огонь, вода, земля, воздух и молния. Все это элементы природы, известные как природные стихии. И я могу управлять каждой из них, и то что вы видели лишь малая часть того на что я способен. Но я не жажду власти, не жажду мести, я прошу лишь мира для наших народов, — сказал я и тяжело вдохнув, решил что пора закончить свою речь.

— Знаете, меня в Кантерлоте ждет семья, мои родители, которых я очень люблю, мой лучший друг с которым мы просто не разлей вода. Но также меня ждут те, кто особенно дорог моему сердцу. Это те пони, с которыми я хочу провести остаток своей жизни, но сейчас это зависит от вас. Сейчас вы решаете, будет ли у меня будущее или нет, смогу ли я снова увидеть тех, кто мне так дорог. Я не прошу вас простить меня, я прошу вас понять меня, что у меня не было другого выхода, как раз и навсегда остановить Рэйзера и его правление в этом мире, — сказал я и с этими словами я закончил свою речь, и отойдя от трибуна стал ждать решение грифонов.

— Это была хорошая речь Ракхэн, — сказал Хайфлай, подойдя ко мне. – Уверен мой народ примет правильное решение.

Я был рад, что король грифонов на моей стороне и поддерживает меня. Надеюсь, его народ также будет на моей стороне. И простояв около получаса, король грифонов вышел на трибуну.

— Мои подданные, вы слышали речь Ракхэна. Должен вам сказать, что для меня он является признаком того, что грифоны и пони всегда жили в мире и гармонии. И Ракхэн своими действиями показал, что он лишь пытался вернуть тот мир, который был между нашими народами. И сейчас я прошу поднять лапы тех грифонов, которые считают, что он заслуживает смерти, — сказал Хайфлай и к своему удивлению я не увидел ни одной поднятой лапы. Все грифоны смотрели на меня, гордо подняв головы и взглядом полным уважения. – Думаю, решение принято. Ракхэн невиновен.

И после этого я услышал бурный восторг грифонов. Похоже, они были очень рады своему решению. У меня даже от сердца отлегло, теперь все в порядке.

— Как вы посмели ничтожные отродья! — сказал от куда-то зловещий голос.

— Как вы посмели не отомстить за своего короля! За это я всех вас уничтожу, — снова сказал голос и прямо передо мной приземлился грифон. И подняв голову, все, включая меня были поражены увиденным. Перед нами стоял Рэйзер. Но то что я увидел, полностью парализовало меня. Черные как смоль перья, острые когти, и темные белки глаз, все это говорило о том, что Рэйзер восстал из мертвых и восстал он с помощью Дарка.

— Вижу, ты даже после смерти не изменился Рэйзер. Но не думал, что темная энергия Дарка способна воскрешать из мертвых, — сказал я.

— Я сам был удивлен, но я благодарен ему за эту возможность. Возможность отомстить тебе!