Автор рисунка: BonesWolbach
Новый друг Холодает...

Единороги

«Тик-так, тик-так, тик-так», — тикали настенные часы в комнате, где спали жеребята.

Хотя Спидвэйв уже не спала. Было только семь часов утра, и никто в доме ещё не проснулся, но пегаску разбудило утром щекотание перьев Альтаира, а заснуть она уже не смогла. Поэтому она просто лежала на кровати, наблюдая, как секундная стрелка часов скачет от одной цифры к другой. Сами часы были в виде луны, а каждая цифра находилась внутри пятиконечной звёздочки, так что этот предмет интерьера полностью вписывался в лунно-звёздную атмосферу всей комнаты, выполненной в сине-голубых тонах.

Если бы вам показали несколько разных комнат, вы бы сразу догадались, что именно эта комната принадлежит Альтаиру. Потому что характер и цветовая гамма её были точно такими же, как и у юного пегасика. И хотя Спидвэйв прекрасно знала, что у комнат не может быть никакого характера, потому что комнаты неживые, а характер бывает только у живых существ, но по-другому она сказать тут не могла. Пегаска перевела взгляд на синие занавески, затем на письменный стол, и тут заметила, что он абсолютно весь завален рисунками и просто чистыми альбомными листами, а также всякими принадлежностями для рисования. Очевидно, этот стол уже давно использовался как «склад начинающего художника», а вовсе не по назначению. Спидвэйв сначала хотела взять один листок порисовать, но потом, передумав, решила просто полежать и поразмышлять о приключениях грифона Быстрика с его летающей собачкой.
 — Ты что, уже не спишь?

Спидвэйв обернулась и увидела, что Альтаир смотрит прямо на неё.
 — Твои щекотные перья меня разбудили, — ответила пегасочка.
 — Да? – жеребёнок посмотрел на свои крылья. – Прости, я не хотел.
 — Ну ладно, — она поднялась на кровати. – Кажется, никто ещё не проснулся.

Альтаир перевёл взгляд на часы.
 — Тётя Аврора обычно рано встаёт, — задумчиво сказал он. – Может, она уже где-нибудь ходит.
 — Как это, где-нибудь ходит? – переспросила Спидвэйв.
 — Может, на улице, может, по дому. Она любит ходить просто так…

Кобылка задумалась.
 — Ясно… Ну, так, — она оглядела комнату, — чем мы сейчас займёмся?

Альтаир поднялся на все четыре копыта.
 — Пойдём искать тётю Аврору? – предложил он.
 — А давай! – сказала Спидвэйв, взлетев над кроватью.

Жеребята переглянулись, соскочили на пол и отправились на поиски волшебницы.

Выйдя из комнаты, Спидвэйв хотела было бегом пуститься по коридору, но Альтаир остановил её, показав жестом, что нужно вести себя тихо. Пегасочка кивнула и вместе с «братом» направилась к комнате, где она жила во время пребывания в доме Флаев. Тёмно-синий жеребёнок осторожно приоткрыл дверь и заглянул внутрь. К его удивлению, Аврора никуда не уходила, она просто стояла возле окна и смотрела куда-то вдаль.
 — Тётя Аврора, — тихо окликнул он единорога.

Пони с разноцветной гривой повернула голову к жеребятам и улыбнулась. Вернее, Спидвэйв предположила, что она улыбнулась, потому что её окрас был настолько тёмным, что трудно было на расстоянии разглядеть эмоции на её лице.
 — Входите, дети мои, — мягко сказала волшебница.
 — А почему ты не ходишь где-нибудь? – спросил Альтаир, когда они зашли в комнату.
 — Я просто знала, что вы пойдёте меня искать, — ответила она.
 — Но как ты могла знать? – спросила Спидвэйв.
 — Просто я знала, — сказала Аврора, подойдя к юной пегасочке и заглянув прямо в её малиновые глаза так, что той стало не по себе.
 — Почему ты так на меня смотришь? – испуганно спросила кобылка.
 — Я просто хочу увидеть твою душу, — спокойно сказала та.
 — В каком смысле? – эти слова совсем не успокоили Спидвэйв, если не вызвали ещё больший страх.
 — Глаза – зеркало души, — Аврора отошла от неё и снова стала смотреть в окно. – Слышала такое когда-нибудь?
 — Н-нет…

Единорог бросила взгляд на маленькую кобылку.
 — Ты, кажется, обещала меня не бояться? – она улыбнулась.
 — Я…я не боюсь, — сказала Спидвэйв.

Аврора снова подошла к ней и погладила её по волнистому чубчику.
 — У тебя не такая душа, как у Альтаира.
 — Это плохо? – осторожно поинтересовалась кобылка.
 — Да нет. Просто она другая. – Она немного подумала, после чего продолжила: — Но в чём-то вы похожи. Альтаир часто задумывается. Ты тоже любишь подумать, верно?
 — Вообще-то не особо… Только если мне скучно…

Аврора ещё раз улыбнулась.
 — Разумеется, это не единственное сходство между вами, — сказала она, возведя глаза к потолку.

Спидвэйв хмыкнула, затем подошла к Альтаиру и сама заглянула в его глаза.
 — И как всё это можно увидеть там? – спросила она, разглядывая голубые глаза тихонько хихикающего пегасика.
 — О, поверь мне, там можно увидеть гораздо больше! – загадочно произнесла волшебница.
 — Вы что тут, в гляделки играете? – спросила только что зашедшая миссис Флай.

Спидвэйв оторвала взгляд от глаз Альтаира.
 — Доброе утро, миссис Флай!
 — Доброе утро, Спиди, — она посмотрела на Аврору. – Как спалось?
 — О, прекрасно, — единорожка как-то мгновенно забыла о недавнем разговоре. – Эти барашки сняться мне всё меньше и меньше!
 — Да уж, Милки не стоит браться за магию снов, — покачала головой Стар Флай. – Хорошо, что это хотя бы барашки, а не что-нибудь, поражающее психику.
 — О, это же Милки. Она не способна создавать что-то, выходящее за рамки милого. – Аврора посмеялась и сказала: — Ладно, пойдём, помогу тебе с завтраком.
 — Тёте Авроре до сих пор снятся барашки! – хихикнул Альтаир, когда взрослые вышли из комнаты. – Эй, что такое? – спросил он, переключив внимание на Спидвэйв, которая смотрела в одну точку.
 — Она сказала «Спиди»? – спросила она, продолжая глядеть в никуда.
 — Ну…да, кажется. Это плохо?

Пегаска хмыкнула, после чего направилась к выходу из комнаты, бодрым голосом сказав жеребёнку:
 — Да нет, просто меня так мама с папой называют!

Альтаир подумал несколько мгновений, а затем услышал от сине-фиолетовой кобылки:
 — Альти! Знаешь, что я сейчас скажу?
 — Что?
 — Догоняй! – она взлетела невысоко над полом.
 — Слушай, мне уже надоели твои догонялки, — признался жеребёнок.
 — Ты что, как догонялки могут надоесть? – немного расстроено спросила Спидвэйв.
 — Ну, не всем ведь нравится гонять без конца!
 — Ладно, — пегаска опустилась на пол. – Тогда чем мы займёмся?

Альтаир потёр подбородок, задумчиво глядя в потолок. Затем он, ни слова не говоря, удалился в свою комнату. Спидвэйв слышала какую-то возню оттуда, шуршание бумаги, затем что-то откуда-то упало и, кажется, падая, задело Альтаира, потому что было слышно, как он вскрикнул. Кобылка из любопытства решила заглянуть в комнату юного пегасика, который уже стоял, держа в копытах свои принадлежности для рисования.
 — Знаешь, у меня тут появилась идея… — он улыбнулся, — только если ты разрешишь мне нарисовать тебя.


Днём, когда все уже давно позавтракали, а мистер Флай улетел в город, Спидвэйв, Альтаир, миссис Флай и Аврора сидели в гостиной и занимались своими делами. Альтаир продолжал рисовать портрет Спидвэйв, сидящей напротив него, миссис Флай что-то вязала, разговаривая с Авророй.
 — Смотрю, что-то странное в туманности Ориона маячит, — рассказывала очередной случай единорожка. – Ну, я и говорю ему, разверни телескоп на туманность Ориона. Ничего не происходит. Оборачиваюсь, а он стоит, смотрит на меня и улыбается! Нет, ну каково? Говорит, «пока не пойдёшь со мной куда-то, я твои поручения выполнять не буду»!
 — Так пойди с ним, — невозмутимо сказала миссис Флай.
 — Ста-а-ар, мы уже говорили об этом много раз! Никуда я с ним не пойду. Сделаешь ему одолжение, он ещё больше приставать начнёт. Я просто пожаловалась на него, и теперь он с нами не работает.
 — Ну, как знаешь, — миссис Флай пожала плечами и перевернула страницу вязального журнала.
 — Тётя Аврора, ты обещала показать Спидвэйв магию, — напомнил Альтаир.
 — Ох, да, точно! – воскликнула та, отвлёкшись от своих мыслей. – Но такое лучше смотреть в темноте, поэтому придётся подождать до вечера.
 — Но мы хотим сейчас! – не унимался Альтаир.
 — Хм, дай подумать… — Аврора замолчала на некоторое время, после чего продолжила: — Есть у меня одна идея… Мы могли бы пойти в лес, там солнце светит не так ярко.
 — В лес? – Спидвэйв округлила глаза. – Это разве…не опасно?
 — Здешний лес совершенно безобиден, — улыбнулась Аврора. – Это тебе не Вечнодикий рядом с Понивиллем. Ну, как вы смотрите на это?

Жеребята переглянулись.
 — Альти, мне уже можно шевелиться? – спросила Спидвэйв.
 — Уже можно, а что?

Пегаска подлетела к потолку.
 — Я только за!

Волшебница улыбнулась и обратилась к миссис Флай:
 — Стар, ты идёшь с нами?
 — У меня тут есть кое-какие дела по дому, так что, наверно, я останусь.
 — Ну, ты доверяешь мне своих жеребят?
 — Тебе – конечно, доверяю, — улыбнулась пегаска.
 — Ну ладно, — Аврора поднялась с дивана. – Что, детишки, идём?
 — Да! – хором крикнули Альтаир и Спидвэйв, мгновенно подскочив к тёте Авроре.
 — Ты точно не хочешь с нами? – уточнила единорог у Стар Флай.
 — Идите, идите, — ответила та. – Осторожнее там в лесу!

Попрощавшись, Аврора с жеребятами направились к лесу, окружавшему дом Флаев.
 — Тётя Аврора, — начала Спидвэйв, когда они шагали по полянке.
 — Что, дитя?
 — А ты была раньше в этом лесу?
 — Случалось когда-то, — она посмотрела на пегасочку. – Да ты не бойся, ничего там с нами не случится. Можешь мне поверить.

Пегаска встретилась взглядом с Авророй, та улыбнулась ей.
 — Я хотела у тебя спросить, маленькая Спидвэйв… — начала волшебница.

Кобылка вопрошающе посмотрела на неё.
 — Ты когда-нибудь читала «Через тернии к звёздам»? – неожиданно спросила та.
 — Эмм, нет, — ответила Спидвэйв.
 — Удивительная книга. Вроде бы для жеребят, а вроде и нет, — Аврора шла, будто что-то вспоминая. – А что ты любишь читать?
 — Вообще-то я…не очень люблю читать… — медленно произнесла сине-фиолетовая пегаска.
 — Как это? – подал голос Альтаир. – Ты не любишь читать? Совсем?! – для него эта новость была ошеломляющей.
 — Я думаю, это…скучно…
 — Да ты что? Как можно не любить читать?! – не унимался пегасик.
 — А вот так! – сказала Спидвэйв и показала ему язык.
 — Нет, серьёзно, ты даже не пробовала? – удивлённо спросила Аврора.
 — Ну, я читала там школьные учебники, всё такое…
 — Нет, я про художественную литературу. Думаю, тебе стоит начать читать, уверяю тебя – это ни капли не скучно.

Спидвэйв задумалась.
 — А про что эти ваши… «Через тернии к звёздам»?
 — Про единорожку Кассиопею, её межзвёздные приключения.
 — А оно большое?
 — Ну-у, девять книг…
 — Сколько?! – Спидвэйв аж взлетела.
 — Да ты не волнуйся, когда начинаешь читать, это затягивает, и ты уже не сможешь остановиться, — улыбнулась Аврора.
 — Ну ладно, — Спидвэйв успокоилась.
 — Стар очень любила эту книгу когда-то, — единорожка предалась воспоминаниям. – Перечитывала её, как минимум, один раз. Она не могла лечь спать, не дочитав главу!

 — Хех, — Спидвэйв опять задумалась. Может, ей действительно стоит открыть для себя этот мир?

 — В общем, подумай над этим, — Аврора подмигнула пегасочке. – А пока, — она остановилась, — начнём наше шоу!

Они были уже в лесу. Солнце, и правда, скрылось где-то за кроной высоких деревьев, и здесь было темнее, чем на поляне, над которой парил дом Флаев.
 — Да! – Альтаир подпрыгнул. – Сейчас ты увидишь это! Говорю тебе, это потрясающе!

Спидвэйв улыбнулась названному брату и замерла в ожидании.

Аврора встала в позицию и зажгла свой рог фиолетовым светом. Постепенно его цвет стал меняться на зеленоватый, затем на розовый и снова фиолетовый. Разноцветное свечение вокруг её рога становилось всё больше и вскоре начало как бы «выползать» из него. Спидвэйв, затаив дыхание, смотрела, как переливающееся разными цветами сияние постепенно растёт и улетает куда-то вверх, освещая деревья вокруг. Жеребята не видели, как была напряжена Аврора, потому что смотрели на свет. А она, в свою очередь, сделав последние усилия, сконцентрировала свои магические силы, и тут яркое разноцветное сияние столбом устремилось в небо, а там разлилось по нему в форме пятиконечной звезды. Жеребята раскрыли рты от восхищения. Спидвэйв не могла найти слов, чтобы описать, насколько это было красиво. Аврора стояла, тяжело дыша, но явно довольная своим трудом.
 — Это называется, — она сделала паузу, чтобы отдышаться, — полярное сияние!
 — Круто! – восторженно сказала Спидвэйв.
 — Правда, здорово, да? – Альтаир посмотрел на сине-фиолетовую пегасочку.
 — Ага! Но подождите, — она перевела взгляд на кьютимарку волшебницы – то самое полярное сияние, заключённое в пятиконечную звезду. – Это и есть твоё занятие? Делать такое сияние?
 — Когда-то я думала, что этой красотой смогу привлечь своего папу, и он по моему сиянию найдёт меня… — Аврора смотрела в небо, ностальгически улыбаясь. Затем она вздохнула, подошла к Спидвэйв и погладила её по голове. – А призвание моё – изучать такие вещи. Я всю жизнь занимаюсь этим, пытаюсь разгадать все загадки этого явления.
 — Но разве о нём так мало известно? – кобылка подняла глаза на Аврору.
 — Полярное сияние – очень редкое заклинание. Оно даётся не каждому, и соответственно известно о нём немного. – Единорог снова подняла взгляд. – Видишь, от него почти ничего не осталось. Так оно и растворится до конца. Зато потом сияние возникнет аж на севере Эквестрии. И я до сих пор не могу найти этому объяснение. Магия, что поделать!

Сияние, и правда, пропадало. Только крошечный зелёно-розовый огонёк на небе говорил о том, что оно там вообще было.
 — Это было потрясающе! – сказал Альтаир, подлетев к Авроре. Та лишь улыбнулась ему.

Вдруг за ближайшим кустом послышался треск. Взгляды троих в поисках его источника мгновенно сошлись на том кусте. Альтаир спустился на землю и подошёл к нему. Он несмело протянул копыто и раздвинул ветки…

Под кустом сидела и тряслась голубая единорожка. Но не успел Альтаир моргнуть, как она в мгновение ока подскочила и понеслась куда-то вглубь леса.
 — Транквил, стой! Куда ты? Не убегай, подожди! – крикнул ей вслед Альтаир, после чего стремглав побежал вслед за ней.

«Какая ещё Транквил?», подумала ничего не понимающая Спидвэйв.
 — Он там…не потеряется? – спросила она у Авроры.
 — Не знаю, побежали, — бросила ей та, понёсшись за ними двумя. Спидвэйв ничего не оставалось, как сделать то же самое.

Транквил на удивление быстро бежала, так что Альтаиру еле удавалось догнать её. Она отчаянно пыталась запутать след, но пока её длинный ярко-голубой хвост мелькал между деревьев, можно было проследить траекторию её пути. Почти отчаявшись, жеребёнок раскрыл крылья и переключился с бега на полёт. Так как по воздуху передвигаться быстрее, чем по земле, то через несколько мгновений он смог догнать голубую кобылку, повалив её на землю.
 — Мы тебя не обидим, — проговорил он.

Тут их догнали Аврора и Спидвэйв.
 — Что здесь уже происходит? – спросила Аврора, когда перед её взором предстала картина: трясущаяся на земле единорожка и нависающий над ней Альтаир.
 — Это Транквил Лэйк, я её знаю, — сказал пегасик.
 — Кто-кто? – переспросила Спидвэйв.
 — Я раньше уже встречал её, — вздохнув, продолжил он. – Это было год или два назад. Она появилась на нашей поляне, перебегая с одной стороны леса на другую. Мы случайно с ней столкнулись, тогда я и спросил, как её зовут. – Затем он повернулся к всё ещё лежащей на земле Транквил и спросил: — Ты разве не помнишь меня?

Кобылка моргнула пару раз, затем поднялась с пола, отряхнулась и, не глядя на Альтаира, ответила:
 — Помню.

Её голос был тихий и спокойный, но ни капли робости или страха в нём не было.
 — Всё это, конечно, замечательно, — разряжая обстановку, подала голос Аврора, — но зачем мы сюда бежали? Зачем ты погнался за ней, Альтаир?
 — Ну, я просто хотел завести нового друга, — скромно улыбнулся пегасик.
 — И мы сюда бежали за тем, чтобы завести дружбу с этой…Тран-квил? – Спидвэйв указала копытом на единорожку. Та, в свою очередь, спрятала лицо в своей довольно-таки длинной голубой гриве.
 — Ну, эм…да, — почесав затылок, сказал Альтаир.
 — У, здорово! Я люблю заводить новых друзей! – с этими словами пегаска подскочила к Транквил и попыталась разглядеть её лицо из-за гривы. – Значит, ты у нас тоже единорог?
 — Да, — прозвучало в ответ.
 — А мы вот с Альтаиром пегасы, — продолжила разговор Спидвэйв.

После этих слов единорожка убрала с лица волосы, и её собеседница смогла увидеть её травянисто-зелёные глаза.
 — Ты и Альтаир – пегасы? – переспросила она.
 — Ага. Видишь? – она помахала крыльями.

Взгляд Транквил был прикован к крыльям.
 — Я никогда раньше не видела пегасов, — произнесла она.
 — Но ты же видела Альтаира, так?
 — Я не увидела его… — она запнулась, словно не могла вспомнить слова.
 — Крыльев?
 — Да.
 — Как можно не заметить крылья? – Альтаир подошёл ближе к компании.
 — Может быть, Транквил сильно спешила, — сделала предположение Спидвэйв.

Аврора, всё это время наблюдавшая беседу в сторонке, решилась, наконец, тоже подойти к жеребятам.
 — А где ты живёшь? – спросила она. – Что ты делаешь в лесу одна?

«В самом деле, — подумала Спидвэйв. – Это довольно странно».
 — Я не одна, — ответила единорожка. – Учитель скоро вернётся.
 — Учитель? – переспросила Аврора. – Ты что-то изучаешь здесь в лесу?
 — Да.
 — А где ты живёшь?
 — Здесь, — ответила Транквил.
 — Где здесь? – Аврора непонимающе посмотрела на неё.

Голубая единорожка сначала молча постояла, затем развернулась, копытом раздвинула кусты и пошла через них. Аврора и двое пегасиков стояли, ничего не понимая, пока Спидвэйв не решилась пойти за Транквил через кусты. Оказавшись за ними, пегаска споткнулась от неожиданности.
 — Идите сюда, смотрите! – крикнула она своей компании.

За кустами была маленькая полянка, на которой стояла небольшая хижина. Вокруг неё росли кусты шиповника, а ивы склоняли длинные ветви на её крышу. Вскоре из-за домика появилась Транквил.
 — Здесь, — повторила она.

Аврора и жеребята удивлённо рассматривали картину.
 — Так значит, ты, — уточнила единорог, — живёшь в лесу?
 — Да, — ответила голубая кобылка. Она открыла дверь в хижину и отошла в сторонку, выжидающе глядя на своих новых знакомых.
 — Ты хочешь, чтобы мы зашли внутрь? – спросила Аврора.

Единорожка кивнула. Старшая пони по очереди посмотрела на Спидвэйв и Альтаира, те, в свою очередь, переглянулись друг с другом и согласно закивали Авроре. После этой недолгой немой беседы все трое пошли внутрь дома.

Внутри хижина была маленькой, но симпатичной. Интерьер соответствовал требованиям жизни в лесу – подстилка в одном конце комнаты, подстилка в другом; сбоку, очевидно, было место для разведения огня, так как оно было обложено камнями и опалено внутри; под потолком висели какие-то сушёные листья и грибы. А ещё на стенах были всюду прибиты полки, и их было так много, что свободного места на стенах просто не было. И все эти полки предназначались для книг – множество потрёпанных, прожжённых, со стёршейся обложкой книг украшали стены одной-единственной комнаты. Аврора, затаив дыхание, рассматривала интерьер, пока жеребята прохаживались по комнате.
 — И это и есть твой дом? – спросила Спидвэйв, подняв голову к потолку, чтобы разглядеть его.
 — Да, — тихо ответила Транквил.
 — Луна милосердная, да здесь же настоящая библиотека! – воскликнула Аврора.
 — Она сказала «Луна милосердная»? – спросила пегаска у Альтаира.
 — Видишь, тётя Аврора тоже верит в принцессу Луну, — чувствуя своё превосходство, ответил жеребёнок.

Спидвэйв прищурено посмотрела на пегасика.
 — Всё равно это сказки!
 — Ох, тебя не переубедить! – Альтаир закатил глаза. – Транквил, что ты там делаешь?

Единорожка в это время стояла рядом с очагом, направив на него свой рог, и усиленно напрягала мышцы лица. Похоже, что она пыталась разжечь огонь, но пока что ей это не удавалось.
 — Давай, я тебе помогу, дитя, — Аврора подошла к почти обессилевшей Транквил, слегка отодвинула её, после чего наклонила голову и выпустила из своего рога синеватое пламя. – Так лучше?

Голубая кобылка долго смотрела на свою «спасительницу», затем подошла к ней ближе, и двое единорогов встретились взглядами. Так они стояли некоторое время, просто глядя друг другу в глаза.
 — Они все такие? – тем временем спросила Спидвэйв у Альтаира.
 — Кто?
 — Ну, единороги.
 — А, — пегасик почесал затылок. – Понятия не имею.

Когда Аврора и Транквил, наконец, перестали разглядывать глаза друг друга, взрослая единорожка спросила:
 — Помнится, ты упоминала какого-то учителя. Где он?
 — Учитель скоро вернётся, — ответила Транквил, левитируя деревянные кружечки.

Тут дверь хижины распахнулась, и внутрь зашёл высокий светло-серый единорог с зелёно-голубой гривой. Он уставился на компанию взглядом, по которому было понятно, что ситуация приняла для него неожиданный оборот. Транквил выбежала к нему со словами:
 — Здравствуй, Учитель! Они никого не обидят. Они – друзья.

Учитель, постояв ещё несколько секунд, молча закрыл дверь хижины и проследовал к другому концу комнаты. Он снял с себя седельные сумки, что были перекинуты через его спину, затем снова повернулся к Авроре и жеребятам.
 — Откуда вы? – мягко спросил он.

Жеребята тихонько прижались к ногам Авроры. Та сначала моргнула пару раз, глядя на Учителя, и затем произнесла:
 — Мы живём прямо за лесом, на поляне. Мы просто гуляли между деревьев, как вдруг встретили Транквил. Она…ваша ученица?

Единорог помолчал.
 — Можно и так сказать.
 — Но если вы – её учитель, то… Кстати, как вас зовут?
 — Я – Учитель для всех, — он опустил взгляд. – Не зовите меня по-другому.

Затем он, прошёлся мимо них, телекинезом рассыпал по деревянным чашечкам сушёный травяной чай и поставил котелок с водой на огонь.

Спидвэйв и Альтаиру непонятно почему было страшно, поэтому они продолжали жаться к Авроре. Та сама не знала, чего ожидать от так называемого Учителя, но всё-таки старалась не показывать своих эмоций. Вдруг единорог резко развернулся и посмотрел прямо на Аврору.
 — Быть может, вы назовётесь сами? – спросил он.

Тёмно-синяя единорожка сначала просто стояла, словно не понимая, о чём её просили, и смотрела на Учителя, но потом очнулась и сказала:
 — Аврора Поларис. Это я. – Жеребята чувствовали, как её копыта дрожат.
 — Это ваши жеребята? – единорог кивнул на пегасиков.
 — Мм, да. То есть, нет, нет! Это…просто мои друзья. Альтаир, — она прижала к себе сильнее синего пегасика, — сын моей лучшей подруги. А Спидвэйв, — она приобняла другим копытом пегаску, — его собственная подруга.

Учитель посмотрел на каждого нового знакомого по очереди, а потом впервые за всё это время улыбнулся.
 — Похоже, вы зажгли этот огонь, — он перевёл взгляд на очаг. – Транквил сама не смогла бы этого сделать.
 — Да, я просто помогла ей, — Аврора смотрела на своё копыто, которым водила по полу.
 — Вы сами пришли или вас привела Транквил?
 — Да, точно, она сама привела нас в этот дом! Погодите, а разве такое уже случалось раньше?
 — Транквил водит домой всех пони, которых встречает в лесу. Ей, как и любой юной кобылке, не по душе жизнь в уединении. Но я не могу отдать её в приют или что-то в этом роде.
 — А где родители Транквил? – осторожно поинтересовалась Аврора.
 — У меня нет родителей, — неожиданно подала голос единорожка.
 — Как? Совсем? – Аврора помрачнела.
 — Я нашёл её в лесу. Она была совсем ещё маленьким жеребёнком. Никто не знает, кто её туда отнёс и зачем, и где её родители, тоже неизвестно.

Пегасики стояли, ошеломлённо глядя на единорожку. Аврора тоже перевела взгляд на неё, затем снова на Учителя, который подошёл к своей воспитаннице и погладил её по голове.
 — Я собираюсь научить её всему, что знаю. Мне тоже нужен кто-то, кто будет присматривать за лесом, когда я уйду из этого мира.

Спидвэйв подумала, что своим нынешним положением она ещё легко отделалась.
 — А разве за лесом нужен присмотр? Мне казалось, что леса существуют сами по себе, — сказала тёмно-синяя единорожка.
 — Всем так кажется. На самом деле в каждом лесу живёт кто-нибудь, кто следит за ним, ухаживает. Исключением, пожалуй, является только Вечнодикий лес, к нему попробуй только подойти. Но впрочем, может и там кто-то живёт.
 — Надо же… — Аврора продолжала смотреть на единорога. – А я-то думала, что изучила за свою жизнь чуть ли не всё на свете.
 — Вы действительно намерены изучить «всё на свете»? – Учитель засмеялся.
 — Когда-то мама говорила мне, что я смогу осветить небеса своими знаниями! – улыбнулась Аврора. – Я всегда только к этому и стремилась.
 — Порой мы стремимся к невозможному, когда хотим, чтобы кто-то нас заметил.

Аврора уставилась на единорога после этого изречения.
 — Подождите, откуда вы…
 — Не волнуйтесь, я не читал ваши мысли, — он улыбнулся. – Просто заглянул в ваши глаза…

С минуту они просто смотрели друг на друга, ничего не говоря.
 — Они точно все какие-то странные, — тихо сказала Спидвэйв своему «брату».
 — Альтаир, — вдруг услышал пегасик.

За его спиной стояла Транквил Лэйк.
 — Да?
 — Ты говорил, что хочешь завести…дружбу, так?
 — А, точно. Ты хочешь с нами дружить?

Единорожка помолчала.
 — А что такое дружба?

Пегасики переглянулись. Никто из них не ждал, что ей нужно это объяснять.
 — А разве твой Учитель тебе этого не рассказывал? – спросила Спидвэйв.
 — Нет.

Они ещё раз переглянулись.
 — Ну, как бы тебе объяснить… — Альтаир задумался. Кобылки смотрели на него, ожидая объяснений. Спидвэйв, конечно, могла сама попытаться объяснить, но ей было интересно, что скажет он. Вдруг ему, словно в буквальном смысле, стукнула в голову идея.
 — Вот представь, что есть дом, в котором много-много пони, и среди них есть твой Учитель. Представь, что в этом доме пожар, и тебе одной нужно всех спасти. Кого ты спасёшь первым?
 — Учителя, — не особо задумываясь, ответила Транквил.
 — А почему? – спросил жеребёнок.

Транквил замолчала. Очевидно, она не могла найти ответа в своей голове.
 — Потому что он значит для тебя больше, чем все остальные, да? – догадалась Спидвэйв.
 — Да, — подумав, согласилась единорожка.
 — Абсолютно верно! Друг – это тот, кто значит для тебя больше других, — сделал заключение Альтаир. – Ну, а дружба это…вроде как, отношения между тобой и твоим другом.
 — И ты хочешь быть другом для меня? – уточнила она.
 — Ну, только если ты не против.
 — Но зачем?

Альтаир уставился в пол, думая над этим.
 — Понимаешь, иметь друзей это на самом деле весело, — начал он. – Можно играть вместе и вообще много чего делать. Это гораздо лучше, чем быть одному.
 — Чем больше друзей, тем лучше! – радостно сказала Спидвэйв.

Единорожка задумалась.
 — Значит, если мы будем друзьями, — начала Транквил, — то мы сможем вместе играть?
 — Ну, для этого вообще не обязательно быть друзьями, — сказал жеребёнок. – Но если мы будем вместе играть, то мы, вроде как, уже будем друзьями… Ай, ладно, просто давай дружить и всё тут.
 — А что для этого нужно?
 — Да ничего не нужно. Ну, хотя… — Альтаир выставил вперёд копытце. – Давай, стукни копытом!

Кобылка, немного постояв, несмело вытянула своё голубое копытце и стукнула им в копытце Альтаира.
 — Вот теперь мы друзья, — улыбнулся он.

Транквил подняла на него взгляд и улыбнулась в ответ. Затем она протянула своё копыто Спидвэйв, на что та отреагировала ответным брохуфом.
 — Эй, друзья! – позвала тем временем Аврора.

Вся троица обернулась.
 — Идите чай пить, — сказал Учитель.


— И это всё книги о магии? – ошеломлённо спросила тёмно-синяя единорожка.
 — О магии и изготовлении зелий, — уточнил Учитель. – Мы используем их для ухода за лесом. Ну, или просто для повседневной жизни.
 — Это же такое ценное собрание! – не переставала восхищаться Аврора. – Откуда здесь столько книг, это же лес?
 — Не я строил эту хижину, — единорог отпил немного из чашки. – Я пришёл сюда ещё жеребёнком, когда этот лес был в довольно плачевном состоянии. Я нашёл этот дом почти таким, каким он есть сейчас. На его двери была записка о том, что лесу нужен уход, и что всё необходимое находится внутри.
 — А зачем вы вообще пошли в лес?
 — Я ушёл из дома. Вернее, меня выгнали оттуда.
 — Почему? – спросила Аврора. – Что произошло?
 — Я не хочу об этом говорить, — Учитель нахмурил брови, явно вспоминая что-то нехорошее. – Скажу только, что мои родители были ужасными пони. Я был рад уйти от них.

Повисло молчание. Аврора робко глядела на единорога, не зная, что ему сказать.
 — Знаете, — спустя некоторое время сказала она, — вроде бы, мы не были знакомы до сегодняшнего дня, мы вообще, можно сказать, случайно здесь оказались, а уже такие беседы ведём…
 — Случайностей не бывает, мисс Поларис, — мягко ответил Учитель. – Уж поверьте мне.

Они снова встретились взглядами. Пегасики лежали рядом на подстилке и мирно спали, Транквил сидела поодаль и что-то читала.
 — Ладно, мы, наверно, пойдём, — отведя взгляд, сказала Аврора. – За нас будут волноваться.
 — Если так, то не смею задерживать, — сказал Учитель, поставив кружку на низенький столик.
 — Спидвэйв, Альти, идём, нам пора! – единорожка ткнулась носом в мордочки спящих жеребят.
 — А? – сонно спросила сине-фиолетовая кобылка, открыв глаза.
 — Пойдём домой, дети мои!
 — Что, уже? – подал голос только что проснувшийся Альтаир.
 — Мы тут уже давно сидим, давайте, поднимайтесь.

Спидвэйв зевнула, потянулась и вскочила на ножки, как ни в чём не бывало; Альтаир последовал её примеру.
 — Пока, Транквил! – попрощались жеребята.
 — Если хочешь, приходи к нам. Мы живём прямо за лесом, на поляне, — сказал Альтаир.
 — До встречи! – голубая единорожка помахала копытцем на прощанье.
 — Ну, мы пойдём? – Аврора подошла к двери и обернулась на Учителя. – Надеюсь, мы не сильно помешали вашей работе…
 — Вы нисколько не помешали, — улыбнулся единорог. – Как я уже говорил, это не первый раз, когда Транквил кого-то приводит. Только такие, как правило, к нам не возвращаются. Но выбор за вами.

Аврора молча стояла, глядя Учителю в глаза.
 — У нас красиво зацветают луноцветы, — напоследок сказал он.
 — Как-нибудь я обязательно приду на них посмотреть, — улыбнулась Аврора. – Ну а сейчас мы пойдём. Где эти маленькие проказники?
 — Мы тут! – хором выкрикнули пегасики, выскочив откуда-то.
 — Всего доброго вам, Учитель! – попрощалась единорожка.
 — И вам того же!

Единорог и двое пегасиков направлялись по лесу домой в полном молчании. Было слышно только хлопанье маленьких крылышек носившихся в воздухе вокруг Авроры жеребят.
 — Эх, Транквил, наверно, не весело живётся, — сказала Спидвэйв, когда они, наконец, перестали гонять и просто шли рядом с единорожкой. – Хорошо, что мы нашли её, у неё теперь хотя бы два друга есть.
 — Да, только неизвестно, увидимся ли мы ещё…
 — Конечно, увидимся! Я думаю, она обязательно к нам придёт. Ну, или мы к ней как-нибудь пойдём.
 — Думаешь, нас отпустят одних в лес? – спросил Альтаир.
 — Не знаю… — Спидвэйв растерялась. – Да ладно тебе, я думаю, мы с ней ещё увидимся!

С этими словами она обняла названого брата, тот улыбнулся.
 — Вот и пролетели выходные, — сказал он.
 — Ага… — Спидвэйв задумалась. – Интересно, что скажут завтра ребята, когда увидят мою кьютимарку?
 — Хех, не знаю, — Альтаир бросил взгляд на метку пегаски.

Так они шли до дома, весело болтая. Никто из жеребят даже не заметил задумчивости Авроры...