Автор рисунка: BonesWolbach
Общие звёзды Неожиданное решение

Магия гипноза

Рейнбоу Дэш сидела в своей комнате в полном одиночестве и боялась. Она не понимала, что происходит, и поэтому ей было страшно. Ещё днём она с семьёй гуляла по Клаудсдейлу, как вдруг они заметили, что её сестра куда-то пропала. Родители сразу запаниковали и побежали в разных направлениях искать маленькую Спидвэйв, но на крики никто не откликался, и найти её так и не удалось. Поэтому Рейни и Саншайн быстро завели свою старшую дочь домой, чтобы и та не потерялась, и побежали искать дальше. И вот она сидела сейчас дома одна и боялась, как бы и с родителями ничего не случилось. Рейнбоу, обычно такая резвая и задиристая, превратилась сейчас в маленькую, боящуюся неизвестности пегаску, которая всей душой надеялась, что её мама и папа сейчас вернутся и приведут с собой её младшую сестру. Но… вдруг они её не найдут? Вдруг Рейнбоу так и будет сидеть в этой комнате одна и скучать по своей младшей сестре? Ведь Спидвэйв ещё такая маленькая и совсем не умеет летать! Ей так легко потеряться в Клаудсдейле! Потеряться и не найтись… Как только Рейнбоу об этом подумала, ей стало ещё страшнее.

Радужногривая пегаска вдруг услышала, как открывается входная дверь. Родители вернулись! Но одни или со Спидвэйв? Послышались тяжкие всхлипывания Рейни. Неужели опасения малышки сбылись?

Рейнбоу прислушивалась к тому, что происходило за дверью. Её мама плакала, папа пытался её успокоить, но как-то не очень уверенно. Слов было не разобрать, но пегаска уже сама обо всём догадалась, хотя где-то в глубине души надеялась, что это не так. Она вскочила с кровати и толкнула дверь, уже зная, что не увидит того, во что ей так хотелось верить…

Прямо на полу сидела Рейни Клауд, уткнувшись лицом в копыта, она так рыдала, что, казалось, совсем забыла про окружающий мир. Рядом стоял Саншайн Дэш, он нервно поглаживал жену по спине, на его лице было какое-то отсутствующее выражение.
 — Мама, папа… — дрожащим голосом произнесла Рейнбоу. Папа откликнулся на её голосок, он посмотрел на неё, потом в пол и сказал:
 — Рейнбоу… Мы пока не нашли Спидвэйв…

Для голубенькой пегаски это не было большой неожиданностью, но всё-таки по её телу пробежал холодок, когда она это услышала. Что со Спидвэйв? Где она сейчас и как скоро найдётся? Найдётся ли вообще? Рейнбоу всеми силами сдерживала слёзы, которые так и рвались наружу. Она выдавила из себя что-то вроде «ну ладно», развернулась и вошла обратно в комнату, закрыв за собой дверь. Как-то она дошла до кровати, легла на неё, закрыла глаза копытцами и заплакала. Пегаска была больше не в силах сдерживать слёзы. Что если Спидвэйв не найдётся? С кем Рейнбоу будет играть в догонялки, кидаться подушками и вообще… Она очень любила свою сестру, как же она теперь будет без неё? И как будет без неё Спидвэйв? Вообще что с ней, со Спидвэйв, будет? Рейнбоу плакала, перебирая в голове эти грустные мысли, и не заметила, как уснула. Ей приснилось, что сестра всё-таки нашлась, но Рейнбоу почему-то не могла её узнать и поэтому та её раздражала, а потом Спидвэйв сказала, кто она такая, Рейнбоу её узнала, и они снова подружились.

На следующий день утром родители Рейнбоу Дэш ушли расклеивать объявления, сделанные ночью. Радужногривая пегаска опять осталась одна дома наедине с грустными мыслями. Она сидела и думала, за что ей такое? Может быть, за то, что она так часто жульничала, когда играла в догонялки?
 — Прости меня, Спид, за то, что я тебя обманывала, когда мы играли в догонялки, и возвращайся, пожалуйста! – прошептала Рейнбоу, возведя голову вверх. Она сомневалась, что это подействует, но попробовать стоило. Кобылка вздохнула, опустила голову и опять загрустила. Она даже не стала выходить, когда родители вернулись без радостных известий, и даже не стала прислушиваться к их разговору.


Рейни Клауд чувствовала себя совсем разбитой. Потерять дочь – это вам не шутки! Они с Саншайном уже были везде, где только можно, обращались куда угодно, но везде пожимали плечами при виде фотографии Спидвэйв. Расклеив объявления о её пропаже, пегасы очень надеялись, что это поможет, однако в душу закрадывались сомнения. Рейни приземлилась на стул, достала платок и вытерла слёзы, не прекращающиеся на протяжении этих двух дней. Вдруг она вздрогнула, уткнулась в платок и залилась рыданиями. Саншайн подбежал к ней и обнял.
 — Что будет, если мы не найдём её? Что будет с Рейнбоу? – сквозь слёзы проговорила Рейни.

Саншайн и сам об этом думал, у него даже была идея на этот счёт, но он не знал, стоит ли так поступать с дочерью. А пегаска продолжала плакать, изредка произнося:
 — Рейнбоу так переживает из-за неё… Бедная девочка…

Это продолжалось несколько минут, Саншайн обдумывал решение. Наконец, он решил успокоить жену словами:
 — Хватит плакать! Я видел объявление о гипнотизёрше, мы отведём к ней Рейнбоу, и она забудет о Спидвэйв и перестанет переживать.

Рейни вдруг перестала всхлипывать, подняла глаза и спросила:
 — Ты…серьёзно? Хочешь загипнотизировать Рейнбоу? – она смотрела на Саншайна пронзительным взглядом, от которого ему стало не по себе.
 — Это только ради её беззаботного детства. Или тебе нравится смотреть, как она страдает?

Рейни на время задумалась, она понимала, что это могло всё изменить, но в какую сторону? Когда пони забывает свою сестру это, наверное, ужасно, но ведь если это произойдёт, ей будет уже всё равно, разве нет?
 — Но что мы ей скажем? – медленно проговорила она. – Она ведь точно не захочет забывать Спидвэйв, ты и сам это понимаешь.
 — Можно что-нибудь придумать, — сказал пегас. – Скажи ей, например, что эта пони поможет найти Спидвэйв, тогда она точно захочет к ней пойти.

Рейни всё ещё оставалась какой-то неуверенной, но на её лице постепенно появлялась решительность, она поднялась со стула и спросила:
 — Когда мы поведём к ней Рейнбоу?
 — Сейчас слетаю, запишу её на приём, — сказал Саншайн. – Можешь сказать ей не сразу, отдохни, соберись. Ты так сильно нервничаешь в последнее время.
 — Да, ты прав, мне, наверное, лучше отдохнуть пока, — сказала пегаска и опять села на стул. – Если я буду нервничать, она мне не поверит.

Саншайн улетел, Рейни решила заглянуть в детскую. Небесно-голубая пегаска лежала на своей кровати, положив голову на копытца. Её тельце мерно вздымалось, Рейнбоу Дэш спала. Мать слабо улыбнулась и вышла из комнаты. Её доченьки – это было то, чем она воистину гордилась, и Рейни совсем не хотелось терять одну из них. Пегаска решила не будить Рейнбоу, подождать, пока она сама проснётся, но это произошло уже после того, как вернулся Саншайн. Малышка тихонько приоткрыла дверь и выглянула из комнаты, но тут же закрыла обратно, это было знаком, что она проснулась. Рейни собралась с мыслями, успокоилась и зашла в эту комнату.

Голубенькая пегаска лежала на кровати в такой же позе, только её тёмно-розовые глаза были открыты. Рейни села на край кровати, опустила копыто на растрёпанную радужную гриву дочки и стала её поглаживать. Рейнбоу всё так же лежала, и её мать начала разговор:
 — Рейнбоу… Завтра утром мы пойдём к одной пони, которая…возможно знает, где Спидвэйв. Мы отведём тебя к ней, и она расскажет тебе всё, что ей известно.

Кобылка пошевелила ухом, вникая в суть дела. Внезапно она подорвалась всем телом, посмотрела на маму и спросила:
 — Она расскажет мне, где Спидвэйв? И мы сможем её найти?! – радужногривая пегаска часто дышала и пристально смотрела на мать, не веря своему счастью. Это всё произошло так неожиданно, что Рейни на секунду испугалась разоблачения, но потом натянуто улыбнулась и сказала:
 — Ну, да. Ты счастлива? – она старалась избавиться от напряжения. Рейнбоу вместо ответа слетела с кровати, стала радостно бегать по комнате и в прямом смысле слова ходить по стенам. Мать обрадовалась, что всё прошло удачно, и поспешила выйти. Однако мысль о том, что она обманывает собственную дочь, не давала ей покоя. Рейни неуверенной походкой направилась к мужу, после чего побежала и бросилась к нему на шею.
 — Я ужасная мать, — прошептала она.
 — Это всё ради её беззаботного детства. Какую пользу могут принести её страдания? – успокаивал её и себя Саншайн.
 — Ладно, ты прав. Я пойду, проверю объявления, — сказала Рейни и ушла. В доме стало тихо, было слышно только, как скачет Рейнбоу Дэш в соседней комнате.


Семья пегасов летела малознакомым маршрутом. Рейнбоу была счастлива как никогда. Сегодня она узнает, где её сестра, и мама с папой смогут её найти! Она уже так соскучилась по Спидвэйв, несмотря на то, что они не виделись всего два дня. И сейчас единственным желанием Рейнбоу было поскорее добраться до той таинственной пони.

Когда они прилетели в это странное место, родители довели её по узкому коридору до двери, постучались в неё и вошли, оставив Рейнбоу снаружи. Если честно, ей это помещение показалось каким-то мрачным. К тому же, кобылка пока не увидела здесь ни одной пони, и её это немного пугало, хоть она и старалась не показывать этого. Когда родители вышли, за ними показалась серая пони-единорог с чёрно-зелёной гривой. Мать шепнула на ухо Рейнбоу: «Давай, иди!» и слегка толкнула её вперёд, маленькая пегаска была вынуждена повиноваться.

Комната изнутри оказалась не менее загадочной, чем всё остальное в этом месте. Странные артефакты на стенах и полках немного настораживали малышку, и всё же она вошла вслед за незнакомкой.
 — Садись сюда, — сказала та, указав на стул в центре комнаты. Когда Рейнбоу на него села, перед ней оказалась конструкция, чем-то напоминавшая маятник. Она посмотрела на неё, потом на незнакомую пони, и спросила её:
 — Вы расскажете мне, где моя сестра?

Пони села на стул напротив и сказала:
 — Просто смотри на это.

Её рог засветился бледно-зелёным светом, и маятник начал раскачиваться из стороны в сторону. Рейнбоу не придавала его раскачиваниям особого значения, но почему-то ей стало интересно на него смотреть. Она так увлеклась этим незамысловатым зрелищем, что даже как-то забыла, зачем она здесь. Кобылка просто сидела и смотрела на какой-то качающийся маятник. А пони, раскачивающая его, заметив, что её пациентка уже достаточно забылась, пустила в ход свою фирменную магию. Глаза пегаски тут же перестали ходить за маятником и стали смотреть в одну точку. Её сознание отключилось, пони начала разговор с подсознанием Рейнбоу.
 — У тебя нет, и никогда не было никакой сестры. Ты – единственный ребёнок в семье и ты счастлива. Имя «Спидвэйв» тебе ни о чём не говорит. Всё, что тебя беспокоит – это скорое поступление в лётную школу.

Мозг маленькой кобылки вбирал в себя информацию, не выдавая её сознанию.
 — У тебя нет сестры. Ты счастлива.

Пони сказала всё, что было нужно, и сняла свои чары. Рейнбоу очнулась и забегала глазами по комнате, пытаясь вспомнить, где и зачем находится.
 — Итак, детка, мы беседовали, но ты немного задремала. Скажи-ка, есть ли у тебя сестра или брат? – как ни в чём не бывало прощебетала гипнотизёрша.
 — Нет. Я у мамы с папой одна.

Рейни и Саншайн ждали свою дочь за дверью. Вдруг она распахнулась, и из неё вышла пони-единорог, выводя за собой небесно-голубую пегаску. Мать бросилась к Рейнбоу, обхватила её голову копытами и нетерпеливо спросила:
 — Ну, что ты сейчас чувствуешь? Всё хорошо? Знаешь, кто такая Спидвэйв?
 — Какая Спидвэйв? Понятия не имею, кто это, и вообще, когда я уже пойду в лётную школу? – ответила Рейнбоу, вызвав облегчение родителей.
 — Она точно её не вспомнит? – подойдя к гипнотизёрше, тихо спросил Саншайн. Рейни обнимала и целовала свою дочь, пегаски ничего не замечали.
 — Не вспомнит, пока сама Спидвэйв ей всё не расскажет. Но, думаю, к тому времени моя магия уже будет не нужна, — ответила пони и зашла, закрыв за собой дверь.
 — Ну да. Спасибо вам большое, — поспешил сказать Саншайн в закрытую дверь. Мать тискала Рейнбоу Дэш, та весело смеялась. Пегас подумал, что теперь его дочь сможет быть весёлой, как раньше, и улыбнулся этой мысли.