Evil takes revenge

Что было бы с Эквестрией, если бы все антагонисты собрались вместе? А это мы и узнаем.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая DJ PON-3 Дискорд Дэринг Ду Кризалис Король Сомбра

Летописи Демикорнов

Летописи Демикорнов, небольшие главы рассказывающие о моментах их жизни, этапах становления некоторых персонажей, проводимых ритуалах и общем укладе их быта. Рассказ будет идти о времени до эпохи Алого Мастера и в самом её расцвете, приоткрывая тайны этого странного народа. Это истории исполненные грустью, радостью, разочарованием и надеждой...

ОС - пони

Слендерпонь

Кошмар для маленькой кобылки начинается.

Эплблум

Sweetie

Воспоминания Свити о том, что когда-то давно прошло, оставшись лишь ярким пятном в памяти.

Твайлайт Спаркл Свити Белл

It's about memory

Принцесса Твайлайт Спаркл помогает кантерлотскому детективу вспомнить нечто, сокрытое глубоко в его подсознании. Говорят, это нечто способно многое перевернуть с ног на голову

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Куда уходит музыка

Винил Скрэтч решила узнать, куда по ночам уходит Октавия, однако, ответ её приятно удивил

Флаттершай Принцесса Луна DJ PON-3 Октавия

Облако

Я — облако. Обычное облако, коих тысячи висят в небе над Эквестрией. Нас мало кто замечает, когда мы не нужны, но мы всегда готовы прийти на помощь вам, пони. Какова же моя судьба? Этого не знаю даже я. Но знает ли кто-то ещё?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

The story of Ria

В этом рассказе описывается история жизни одной пони.

ОС - пони

Мечты сбываются...

Эммм...а зачем?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

НайтмэрДжек

Эплджек стала новой носительницей Кошмара. Ничего особенного. До сих пор

Рэйнбоу Дэш Эплджек Другие пони

Автор рисунка: Devinian
Глава 2. Три вещи, которых стоит опасаться Глава 4. За магическими клыками

Глава 3. Лицом к лицу с вампиром

Школьная столовая Клаудсдейла ничем особенным не отличалась: такие же стулья, столы, шторы на окнах, деловитые повара и восхитительный аромат свежей выпечки. Уроки только-только закончились, а значит, пришло время обедать.

Кобылки взяли каждая свою порцию и направились к ближайшему свободному столику. Ели молча. Пока Флаттершай оценивала здешнюю кухню, Рэйнбоу Дэш прикидывала в уме, чем ещё можно удивить новенькую. О самой столовой рассказывать особо нечего, значит, остаётся спортзал, куда Дэш и заторопилась сразу после обеда. Флаттершай изо всех сил пыталась отговорить радужную пегаску, но та не желала ничего слушать и упорно подталкивала её в требуемом направлении.

Спортзал поражал своими размерами и чистотой. Тем не менее, любимое место всех учеников Клаудсдейла оказалось Флаттершай не по душе. Хотя кроме неё и Дэш там никого не было, робкая жёлтая пони всё время жалась к стене, то и дело оглядываясь по сторонам, словно ожидая какого-то подвоха. Это не ускользнуло от внимательного взгляда Рэйнбоу, и потому она решила переключить внимание Флаттершай на игру. Подхватив одни из лежавших у стены хуфбольных мячей, она сделала лёгкую подачу. Жёлтая пегаска неуклюже ткнула мяч копытом, и он откатился в сторону. Рэйнбоу замерла в растерянности.

– Знаешь, я обожаю спорт! А ты? – Дэш наконец нарушила томительное молчание.

– Не очень, – вздохнула Флаттершай в ответ.

– Странно, – Рэйнбоу нахмурилась. – Ты вообще откуда к нам пришла?

– Из Южной школы. Такая же школа, как у вас... Почти… Я из другого города пегасов. Их много, но Клаудсдейл называют пегасьей столицей. Я думала, что здесь всё совсем иначе... – с этими словами она понурила голову.

– Разве ваш директор тоже вампир? – удивилась Рэйнбоу Дэш.

– Нет, – замотала головой жёлтая пони.

– У вас старшеклассники дерут младшим уши?

– Нет, – Флаттершай отвела взгляд в сторону.

– У вас жеребята тягают кобылок за хвосты?

– Разве что изредка...

– Ну и дела! – недовольно вырвалось у Рэйнбоу. – Не хотела бы я оказаться в твоей старой школе.

– Почему? – удивлённо спросила Флаттершай.

– Да ты сама посуди: у нас тут столько опасностей, а у вас там – тишь да гладь. Скукотища, в общем. Кстати, ваши спорт любят?

– Да, все... – улыбаясь, кивнула Флаттершай, но её личико тут же стало грустным. – Кроме меня... Но на второй год я осталась совсем по другой причине, – тяжело вздохнула она.

– А по какой? Чем ты отличилась? Молчи, дай-ка угадаю... Что-нибудь сломала? Или побила кого-то? А может, запугала до полусмерти?

– Ничего подобного, – жёлтая пегаска резко тряхнула гривой, – я просто не уме...

Щёлкнул дверной замок, и в спортзал вошла Санни Джонс. Надо сказать, что она была не только учительницей по высшему пилотажу, но и руководителем класса, в который попала Флаттершай.

– Вот вы где, а я вас повсюду ищу. Надо было сразу догадаться, что Рэйнбоу Дэш приведёт тебя именно сюда... Флаттершай, тебя хочет видеть директор.

– Ди...ди...ди... – жёлтая пегаска начала заикаться.

– Именно, – улыбнулась Санни. – Всё в порядке, ты ни в чём не виновата. Что случилось? Да на тебе лица нет! Пожалуйста, успокойся, он просто хочет с тобой познакомиться.

В ответ Флаттершай задрожала ещё сильнее. Ясно как день: вампиру давно приелись ученики Клаудсдейла, и он решил как можно скорее попробовать на вкус кровь новенькой. Страх сжал сердце маленькой пони, и она замерла на месте, не в силах пошевелиться. Санни Джонс пришлось, как и утром, обнять её и вести рядом с собой.

– Не бойся, он тебя не укусит, – ласковым голосом сказала Санни. Напрасно. От её слов ноги Флаттершай подкосились, и если бы учительница не удержала её, она бы непременно рухнула на пол.

Крохотная процессия молча двигалась по коридору. Впереди бок о бок медленно шагали Санни Джонс и Флаттершай, следом за ними плелась Рэйнбоу Дэш. Вид у жёлтой пегаски был обречённый. Когда они приближались к директорскому кабинету, Флаттершай обернулась, и взгляд её встретился со взглядом радужной пони. «Прощай, Рэйнбоу Дэш, мы могли бы стать лучшими подругами, однако судьба распорядилась иначе. Сейчас вампир выпьет всю мою кровь, и мы с тобой больше никогда не увидимся». – «Прощай, Флаттершай. Я изо всех сил старалась уберечь тебя от опасности, но теперь бессильна помочь», – такой молчаливый разговор состоялся между двумя кобылками.

Зловещая дверь всё ближе, и тут Рэйнбоу не на шутку струхнула. Байку про директора-вампира ей когда-то давно рассказал один старшеклассник, и тогда она не слишком поверила ему, однако сейчас в её душу начинали закрадываться сомнения: а вдруг всё, что ей говорили – правда?

Санни Джонс стучит в дверь. «Да-да, войдите», – доносится из-за неё в ответ.

Надо срочно спасать Флаттершай, но как? Ни осиновых кольев, ни чеснока у Дэш при себе нет. Конечно, за последним можно сгонять на кухню, но пока она вернётся, всё уже будет кончено.

Дверь открывается, бедняжку заводят внутрь.

Мамочки, что же теперь делать-то? Ворваться следом? А если вампир схватит их обеих? Тогда некому будет звать на помощь. Звать на помощь! Ну разумеется!.. Нет-нет, исключено. Кто поверит, если даже сама Санни Джонс не подозревает о том, что ведёт свою ученицу на верную гибель.

Звук захлопнувшейся двери эхом прокатился по пустому коридору.

Всё, опоздала. Надо было действовать не раздумывая, но возможность упущена. А вдруг… А вдруг Флаттершай от укуса директора сама превратится в вампира и отомстит Дэш за то, что она так и не отважилась её спасти? По спине голубой пегаски пробежал холодок. Но что она может сделать теперь? Ей остаётся лишь ждать и надеяться. «Только бы пронесло, только бы пронесло!» – твердила про себя Дэш, приложив ухо к двери, жадно ловя каждый доносящийся из-за неё звук.

Переступив порог, Флаттершай сделала несколько робких шагов и замерла. Санни Джонс остановилась слева и чуть позади неё. Жёлтая пони осторожно, исподлобья разглядывала директорский кабинет, который оказался на удивление просторным и светлым. Прямо напротив двери расположился красивый стол, сделанный из светло-фиолетового облачного материала, на стене висели часы в деревянном корпусе, а за стеклом в длинном шкафу сверкали ряды кубков и статуэток; одни были из золота, другие – из серебра. Первое, что привлекало внимание на письменном столе – большая рамка для фотографии. Повёрнута она была так, что самой фотокарточки не было видно. Скорее всего, на ней изображён семейный портрет директора. Директора... Им оказался статный коричневый пегас с медно-красной гривой, одетый в клетчатую рубашку, поверх которой красовался синий галстук в белый горошек. Как неподходяще для вампира…

Пегас приветливо улыбнулся новенькой и встал из-за стола.

– Здравствуй, Флаттершай! Рад с тобой познакомиться. Меня зовут Бергвинд Флоу. Скажи, как прошёл первый день? Понравилось у нас? – голос у него был бодрый и приятный.

– Д-да, з-здес-сь оч-чень х-хор-рошо, – насилу выдавила из себя малышка.

– Почему ты дрожишь? – мистер Бергвинд вплотную подошёл к Флаттершай, которая окаменела от ужаса, и прикоснулся копытом к её лбу, покрытому мелкими капельками пота.

– Миссис Джонс, принесите стакан воды и аспирин, срочно! – отдал он распоряжение учительнице, и та моментально выбежала из кабинета.

Рэйнбоу Дэш в последний момент успела отскочить от двери, и когда она захлопнулась следом за Санни, снова прижалась к ней ухом.

Теперь Флаттершай осталась с вампиром один на один. В сердце радужной пони стремление выручить свою новую подругу из беды боролось со страхом превратиться в посмешище для всей школы.

– Как самочувствие? Похоже, у тебя сильный жар, – продолжал волноваться мистер Бергвинд. – Спокойствие, сейчас мы дадим тебе таблеточку, немножко полежишь – и сразу станет легче. К сожалению, школьного врача сейчас нет на месте, но ты не бойся, всё будет хорошо... – он всё говорил и говорил, но Флаттершай не слышала его.

Мистер Бергвинд вернулся к столу и начал один за другим выдвигать его ящики.

– Вот напасть, и здесь нет, – перерыв их содержимое, проворчал он. – Может быть, в шкафу завалялся.

Флаттершай стояла как раз возле шкафа, между ней и дальними отделениями оставался только узкий проход, и директору пришлось зайти ей за спину.

«Сейчас он вцепится мне в горло! – с отчаянием подумала Флаттершай. – Нет, не хочу! Как там говорила Рэйнбоу? Двинуть в челюсть…» Флаттершай набрала полную грудь воздуха, крепко зажмурилась и что есть силы лягнула.

Когда из кабинета внезапно раздался громкий удар и звук падения чего-то тяжёлого, Дэш вздрогнула. Она попятилась от двери, глядя на неё широко распахнутыми глазами, но в следующий миг выражение её лица стало решительным. «Держись, Флаттершай, я иду на помощь!» – выкрикнула она и ринулась к двери, однако её опередила Санни Джонс. Обе пони ввалились в кабинет почти одновременно.

То, что они там увидели, могло лишить дара речи кого угодно: в дальнем углу, съёжившись и закрыв лицо копытцами, тихо всхлипывала Флаттершай, а почти у самого порога на полу неподвижно лежал мистер Бергвинд; его левый висок украшал огромнейший синяк. Санни Джонс тонко взвизгнула, роняя зажатую в зубах упаковку аспирина, и бросилась к директору, однако привести его в чувство не смогла – он только на мгновение открыл глаза, тихо пробормотал что-то, и снова потерял сознание.

– Почему стоишь?! Зови на помощь, сейчас же! – закричала Санни на Рэйнбоу Дэш, которая торчала в дверях словно вкопанная. Кобылка встрепенулась и с криками «Спасите!! Помогите!! Караул!!» галопом припустила по коридору.

Тут же поднялся переполох. Пока в учительской наперебой вызывали карету неотложной помощи, директора перенесли на диван, его синяк смазали йодом и накрыли холодным компрессом. Когда неотложка прибыла, и мистера Бергвинда забрали в больницу, Санни Джонс внезапно вспомнила о втором участнике драмы.

– Флаттершай! Где Флаттершай? Кто-нибудь видел жёлтую пегасочку с розовой гривой? – металась она от одного преподавателя к другому, но все лишь отрицательно качали головами. В суматохе никто не обратил внимания, куда исчезла главная виновница происшествия. Бросились искать, перевернули вверх дном всю школу, но без толку.

Рэйнбоу Дэш, как и другие ученики, участвовала в поисках. И ей посчастливилось: она решила в одиночку проверить место для мусорных баков неподалёку от школы, где и нашла беглянку – та сидела за одним из них и плакала.

– Не очень-то подходящее место для слёз, – заметила Рэйнбоу Дэш.

– Зато я тут одна. Меня никто не видит...

– Вот скажи, какой смысл рыдать, если тебя никто не видит? – недовольно спросила Дэш, после чего посмотрела на Флаттершай. Вид у той был жалкий: бессильно опущенная голова, всклокоченная грива, мокрое от слёз лицо. В сердце радужной пони шевельнулась жалость.

– Ты ведь врезала ему, да? – спросила Дэш, присаживаясь рядом.

Флаттершай молча кивнула головой.

– По челюсти?

– Почти… – едва вымолвила жёлтая пони.

– Фантастика! – Рэйнбоу вскочила. – Да за такое вызывают к директору! А, ну да... Его же тут нет... Забавно. Ты отправила директора в больницу, так что тебя не к кому вызывать.

– Что здесь забавного? – Флаттершай закрыла лицо копытцами и расплакалась ещё сильнее. – Что я натворила! Я больше не вернусь в школу! Я никогда не вернусь в школу!.. Он не простит меня... Никто меня не простит… – выговаривала она сквозь всхлипывания.

– Ну, будет... – Дэш погладила её по гриве. – Посмотри на это с другой стороны: благодаря тебе он больше не вампир... Он ещё тебе спасибо за это скажет, вот увидишь! – старалась она утешить подругу.

– Правда? – Флаттершай подняла голову и посмотрела в глаза Рэйнбоу Дэш.

– Конечно, – улыбнулась та. – Ты выбила ему клыки. Это же настоящий подвиг. Теперь ты героиня!

– Но он был таким добрым… как для вампира, – Флаттершай снова опустила взгляд.

– Значит, на самом деле он не хотел быть вампиром, и ты его избавила от мучений.

Обе кобылки притихли. Они долго смотрели вниз, на гигантское облако, на котором покоился Клаудсдейл. В молчании прошло несколько минут, как вдруг Рэйнбоу Дэш подпрыгнула на месте.

– Клыки! – вскричала она.

– Что? – переспросила Флаттершай.

– Его клыки! Они остались в кабинете! Ты понимаешь, что это значит?!

– Нет.

– Клыки вампира – это могущественнейший амулет, который защитит нас от любых врагов! Тебе больше не надо будет никого бояться!

– Оу, здорово, – кивнула Флаттершай. – Но как мы их достанем? Ученикам нельзя входить в директорский кабинет без спроса.

– А мы сделаем так, что никто ничего не узнает!

– Но как? Мы ведь не можем... – страшная догадка заставила Флаттершай умолкнуть.

– Можем, – хитро улыбнулась Дэш. – Ещё как можем. Сейчас мы как ни в чём не бывало пойдём в общежитие, – тебя всё равно подселят ко мне, потому что я пока живу одна, – там дождёмся ночи, проникнем в кабинет и заберём клыки. Один – тебе, а другой – мне! – Рэйнбоу Дэш моментально позабыла все недавние страхи, её глаза горели от нетерпения: что может быть лучше новой опасной авантюры?

– А ты уверена, что это хорошая идея? – спросила Флаттершай с нотками сомнения в голосе.

– На все сто! – снова подпрыгнула Дэш. – За мной!