The Unexpected Love Life of Dusk Shine / Нежданная любовная жизнь Даска Шайна

Как пошли бы известные нам события, если бы Твайлайт Спаркл была жеребцом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Сказанное мимоходом

Obiter dicta - сказанное мимоходом. Сборник коротких историй, виньеток и удаленных сцен, большей частью происходящих во вселенной Гражданской службы Эквестрии и являющихся либо описанием повседневности, либо комедией. Также содержит конкурсные работы, включая написанные для конкурса FanOfMostEverything "Волевые суверены".

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Подушка?..

Иногда сон и является той дверью в страну мечты, в Эквестрию... или всё же нет?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Биг Макинтош Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Бряцание оружием

Король алмазных псов, осмелевший после того, как собрал стотысячное войско, решает, что наилучшим способом похвастаться своим недавно обретённым могуществом будет вторжение в Эквестрию под предлогом каких-то прошлых обид. И поэтому он шлёт принцессе Селестии письмо с объявлением войны. Результат предсказуем.

Принцесса Селестия

Как патриот воевать ходил...

...или история одного краснобая об участии в войне за независимость Народной республики Кристаллбасса.

Биг Макинтош

Осколки зеркал

Порой, нам всем кажется, что жизнь как каменная плита. Нерушима и крепка. Все невзгоды и неурядицы, подобно шторму, мимолётны и, стоит немного подождать, как они рассеются, словно дымка после дождя. К сожалению, жизнь и мы сами очень хрупки. Хрупки как зеркало. Разбив такое, помимо несчастий, мы навлекаем на себя необходимость собирать осколки голыми руками, разрезая в кровь не только руки, но и наши души.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Длинною в вечность

Жизнь, длинною в вечность. Это дар или проклятье? Мельершер не знает ответа на этот вопрос, пусть и живёт дольше чем все, а это значит, что и знает то, что было погребено под прахом времени

Другие пони

Утренний сон

Когда Селестия поблизости, Анону бывает сложно даже сходить в душ.

Принцесса Селестия Человеки

Удивительные приключения Пинки Пай

Самое обычное утро Понивилля, тишина и покой. Но Пинки-чувство предупреждают одну определённую пони о том, что вот-вот опять произойдёт фанфик с Мэри Сью в главной роли. Но дела обстоят настолько ужасно, что хуже и быть не может - в город вторгнется не один омерзительный персонаж, а сразу два! Под угрозой сама ткань пространства и времени, два ОС-пони сталкиваются лицом к лицу в сражении за своё превосходство и только Пинки может спасти четвёртую стену от разрушения. Мы обречены.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Любовь и Искры

Однажды принцесса Каденс едва не была раздавлена роялем, но её спасает молодой жеребчик - курсант Королевской Гвардейской Академии Шайнинг Армор. Между ними промелькнула искра. В свой черёд приходит время знакомиться с его семьёй. Если бы Каденс знала, чем это закончится...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Мундансер Сансет Шиммер

S03E05
Глава 8. И вновь столовая Глава 10. Я верю в тебя…

Глава 9. Необычный урок

На следующее утро в классе никто не шалил. Все быстро расселись по местам и тихонько перешёптывались между собой: сегодня первый урок по новому предмету, и вести его будет новый учитель.

Прозвенел звонок, и почти сразу в кабинет вошёл немолодой серый пегас в очках. Грива его была тронута сединой, взгляд строг, но в то же время добродушен. Он много лет проработал в клаудсдейловской школе и стал чем-то вроде живой легенды, одним из персонажей тех историй, которыми старшеклассники любят при случае изумлять малышей.

– Меня зовут Шторм, – представился учитель. – Возможно, кто-то из вас уже слышал обо мне, но так или иначе вы все уже должны знать о кьютимарках. Есть желающие рассказать? – с этими словами Шторм обвёл класс внимательным взглядом.

Файрфлай тут же подняла копыто и заёрзала на месте от нетерпения.

– Слушаю тебя, – улыбнулся Шторм.

– Кьютимарка – это метка, которую пони получает, когда находит в себе что-то особенное! – с довольным видом отчеканила пегаска.

– Верно, – кивнул Шторм. – Правда, не «что-то особенное», а свой особый талант. Но всё равно ты в чём-то права. В большинстве старых учебников написано именно так, но я считаю, что они не совсем верны: в них чересчур много громких слов. Но всё равно ты молодец.

Файрфлай зарумянилась и робко спросила:

– Мистер Шторм, а что означает ваша кьютимарка?

Весь класс перевёл взгляды на бок Шторма, где красовалось изображение в виде горы и нескольких установленных на ней флажков.

– Я получил её на состязаниях по альпинизму между грифонами и пегасами. Тогда я был молод, ловок и полон сил. Мы разбили свои лагеря на заснеженных склонах горы. Был страшный мороз, у нас заканчивалась провизия и топливо. Соревноваться в таких условиях немыслимо, и мы решили переждать большие холода в юртах. Грифонам было легче, ведь они лучше приспособлены для жизни в горах. Нам, пони, было трудно, однако мы и не думали возвращаться. Время шло, но однажды отряд, который доставлял нам припасы, не появился в обычный срок. Мы ждали несколько дней, пока не поняли, что с ними стряслась какая-то беда. Меня отправили на разведку. Когда я был уже далеко от лагеря, разыгралась страшная буря, однако я не повернул назад. Недаром меня назвали Штормом! Я преодолел все трудности, нашёл пропавший отряд и привёл его в лагерь. В тот же день у меня появилась кьютимарка. Пускай это было поздновато для взрослого пегаса, но я был очень счастлив. Долгое время я работал спасателем в горах, однако порой судьба бывает к нам жестока: во время одной из спасательных операций мне нужно было перевезти на себе довольно много груза, но один из тюков был плохо стянут стропами, и в полёте произошла катастрофа. Я рухнул посреди снежной пустыни и не смог больше взлететь… Всё тело сводило судорогой от холода и боли, но я шёл и шёл, покуда хватало сил. Не помню, как и когда меня нашли, и сколько времени я пробыл в снежном плену. Врачи выходили меня, но летать я уже больше не мог. Тогда я устроился работать в эту школу. Вот так бывает, что кьютимарка есть, но соответствовать ей ты уже не можешь поэтому теперь она означает, что моя задача – помочь своим ученикам достигнуть их собственных вершин. Сейчас для каждого из вас вершина – это ваша собственная кьютимарка, и я уверен, что вы её обязательно получите. Часто можно услышать, что она обязательно появится со временем, но я так не считаю. Нужно идти навстречу своей судьбе! Только так вы можете найти своё настоящее призвание.

Какое-то время в классе стояла тишина. Первой нарушила молчание Оранжфреш:

– Мистер Шторм, получается, что ваша кьютимарка сперва означала одно, а теперь – совершенно другое…

– Видишь ли… – Шторм сделал паузу, вопросительно взглянул на малышку.

– Оранжфреш, мистер Шторм, – сразу же представилась оранжевая пегасочка.

– Видишь ли, Оранжфреш, не всякий пони сразу может понять, что именно означает его кьютимарка. Нередко её обладатель сам придумывает ей объяснение, и, как ни странно, оно зачастую оказывается верным. Всё дело в нас самих. К примеру, получила ты цветок… О чём это говорит?

– Что я цветовод, – незамедлительно ответила Оранжфреш.

– А ты хочешь быть им? – спросил Шторм.

– Нет, мне это неинтересно, – махнула копытом Оранжфреш.

– Хорошо. Представь, что твоя кьютимарка всё-таки именно с цветком. Но ты не хочешь быть цветоводом, тебе и не нравится. Что ты будешь делать? Кьютимарку нельзя поменять.

– А такое может случиться? – обеспокоенно поинтересовалась рыжевогривая пегасочка.

– Да, всякое бывает, – улыбнулся Шторм. – Например, ты не желаешь быть цветоводом, но у тебя есть артистические способности. И ты становишься актрисой. Но ведь у тебя на боку цветок.

– Но… это же неправильно! – воскликнула Оранжфреш. – У актрисы не может быть цветка на боку. Если я актриса и меня спросят, почему моя кьютимарка в виде цветка, что я отвечу? Моё призвание – выращивать цветы, а я занимаюсь не своим делом! Быть того не может!

– Может, – рассмеялся Шторм. – Ты можешь сказать: «Когда я выхожу на сцену, зрители расцветают от радости, словно этот цветок у меня на боку». Не люблю громких слов, но тут они уместны.

– Ого! – удивилась Рэйнбоу Дэш. – Это значит, что я могу получить карамель и сказать, что я прирождённый Вондерболт, потому что зрители любят карамель не меньше, чем Вондерболтов!

– Ну… – с улыбкой взглянул на неё Шторм, – ты поняла почти правильно, хоть и немного поверхностно.

– Значит, получить не ту кьютимарку не так уж и страшно, – хихикнула Рэйнбоу.

– Получить не ту кьютимарку? – слега недоумённо переспросил Шторм. – Дорогая, так не бывает. Кьютимарки появляются не просто так, но их значения понятны только их владельцам.

– А у пони может быть сразу несколько талантов? – спросил Билли.

– Хороший вопрос. – Шторм тут же повернулся к жеребёнку. – Талантов у пони может быть сколько угодно, и кьютимарка никак этому не препятствует.

– Значит, получив кьютимарку, я не обязательно смогу хорошо делать только что-то одно?

– Разумеется!

– Да у тебя и так несколько талантов, – сказал Мик, который сидел за Билли. – Например, ты отлично играешь в хуфбол, волейбол и боулинг.

– Выходит, у меня будет целых три кьютимарки! – рассмеялся Билли.

– Нет, – усмехнулся Шторм. – Кьютимарка у пони всегда только одна.

– Эх… Значит, придётся выбирать какой-то один вид спорта, – Билли приуныл и облокотился на стол.

– Не обязательно. Может быть, твоё призвание – спорт вообще.

– Точно! – мгновенно просиял Билли. – Как я сразу не догадался?! Выходит, я могу преуспевать во всех видах спорта и получить кьютимарку спортсмена!

– Не совсем так. Заниматься ты можешь многим, но твой настоящий талант только один. И мы закончим наши занятия только когда каждый из вас получит свою кьютимарку. Моя задача – узнать, в чём именно заключается ваш талант и помочь развить его. Поверьте, в этом деле опыта у меня предостаточно.

– А вы можете сказать, какой именно талант у каждого из нас? – полюбопытствовала Файрфлай.

– Пока нет, но со временем обязательно узнаю. Вы пегасы, а пегасы обычно получают свои кьютимарки раньше других.

Остальная часть урока прошла незаметно. Ученики буквально завалили Шторма вопросами, ведь каждый пустобокий жеребёнок мечтает как можно скорее получить кьютимарку, наконец-то узнать свою особенность, свой талант, и в то же время слегка побаивается этого.

Когда уроки закончились, Флаттершай и Рэйнбоу Дэш пообедали в школьной столовой (на сей раз совершенно без приключений) и отправились в свою комнату.

Лёжа на кроватях, они делились впечатлениями от нового предмета.

– Представляешь себе, я могу получить любую кьютимарку и всё равно стать Вондерболтом! Это же здорово! – не унималась Рэйнбоу Дэш. – А если я, допустим, она будет в виде вишни, то могу сказать, что быстра, точно как падающая с дерева вишня! А у тебя, Флаттершай, какая мечта? Кем ты хочешь стать?

– Ох, Рэйнбоу… Я даже не знаю… – смущённо ответила жёлтая пегасочка.

– Так… – многозначительно произнесла Рэйнбоу. – А если у тебя появится кьютимарка с молотком?

– То я… стану слесарем, – неуверенно сказала Флаттершай, хотя её ответ был скорее похож на вопрос.

– А если с облаком?

– Буду делать облака…

– А если цветок?

– Стану садовником.

– Книга?

– Библиотекарем.

– Столом?

– Столяром.

– Расчёской?

– Парикмахером.

– Ложкой?

– Поваром? Или обжорой…

Рэйнбоу Дэш громко расхохоталась:

– Да ну тебя! Ты такая предсказуемая, что аж скучно! Неужели ты пойдёшь на поводу у какой-то там картинки на боку? Разве у тебя нет никакого собственного желания, как, например, у меня – стать Вондерболтом? А?

– Нет… Я и летать-то не умею, – грустно вздохнула Флаттершай.

– Да, досада… – задумчиво произнесла Рэйнбоу. – А давай я тебя научу!

– Боюсь, ничего не получится. Я пробовала сама, меня пытались учить другие. Бесполезно. Наверное, это просто невозможно… – последние слова Флаттершай произнесла шёпотом.

– Вот хоть прибей, не пойму, чего тут сложного? – пожала плечами Рэйнбоу. – Просто маши себе крыльями да летай. Давай завтра попробуем? Во дворе, хорошо?

– Ладно, я согласна, – слегка натянуто улыбнулась Флаттершай.

– То-то же, – довольно кивнула Рэйнбоу и откинулась на подушку.