Ты видишь свет?

Начало новой жизни одного пегаса, родом из северных земель, нелегкая судьба которого заставила искать новое пристанище.

Пинки Пай Миссис Кейк

Fallout Equestria : Backstage.

ГГ попадает в Эквестрию, и при надзоре Богини он должен найти древний зебринский амулет, который был должен дать полный контроль над мутациями Богине.

ОС - пони Человеки

Мы просто пили чай

Что делает Селестия большую часть времени? Правильно! Ничего! Просто пьёт чай...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Стихотворения о поняшах, сборник.

Все стихотворения, написанные мною по МЛП, разных рейтингов и жанров, от флаффа до гримдарка. Первое, третье и девятое - по "Фабрике Радуги", четвертое по S02E11, седьмое - эпилог к "Кексикам".

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Скуталу Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Экспедиция

Катаклизмы... Непредсказуемые стихийные бедствия, возникающие спонтанно, неожиданно, по причине естественных процессов на планете. Но все-ли они являются результатами капризов природы? После прошедшей серии землетрясений в Сибири в горах происходит что-то странное. Туда направляется группа археологов и исследователей с целью выяснить, что же произошло на самом деле...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Форка и багрепортов псто

Проверка работоспособности добавления рассказа.

Дискорд Человеки

Секрет Селестии

Какой же ужасный секрет хранит Селестия? Когда Твайлайт узнает, ее жизнь уже никогда не будет прежней.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Совелий

Проблема со сном

Это первое утро Луны в Кантерлоте, но она не может заснуть. Может быть у ее сестры есть что-то, чтобы помочь ...?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дружба — это Оптимум: Осколки Целого

Райан желает остаться человеком после эмиграции в Эквестрию. СелестИИ может исполнить это желание, но за него придётся заплатить.

Принцесса Селестия Человеки

Фильм-катастрофа

Вот вам немного реалистичности в волшебный фэнтезийный мир разноцветных лошадок с магией. На примере эпизода про путешествие к дракону и обвал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Автор рисунка: aJVL
4. Ночь кошмаров. 6. Страж

5. Путешествие сквозь тьму

— Да кто ты такой? – воскликнула на всю площадь Дэш, нарушив вновь нахлынувшую тишину ночи. Ее подруги с неким удивлением поглядывали не только на темного незнакомца, что решил неожиданно помочь им в поисках, да и просто непонятно как тут оказался, но и на Рейнбоу, которая очень бурно среагировала на подобное предложение. Но в ответ на нее лишь шикнула ЭпплДжек, а в разговор вступила Твайлайт.

 — Рейнбоу права. Кто ты? – слегка изогнув одну бровь, лавандовый аликорн осмотрел пони, оказавшегося единорогом.

 — Извините, что не представился, Принцесса, — слегка поклонившись, изрек темный пони в шляпе. – Мое имя – Дарк. Извините, что напугал вас, — вновь извинился единорог, скрывая свою улыбку во тьме. – Сразу отвечу, что хотел бы помочь вам в поисках Принцессы Луны. Ведь помощь пони, который знает здешнюю часть леса вам не помешает, верно?

 — Откуда ты знаешь, где она? Может это ты ее украл? – вновь завелась лазурная пегаска, от чего ЭйДжей пришлось оттаскивать ее для разговора.

 — Я не говорил, что знаю где она, — проговорил Дарк и поглядел на Твайлайт, которая явно размышляла, стоит ли принимать стороннюю помощь. В один момент она хотела отказаться, но вспомни, что никто не знает этой части Вечнодикого леса, все же согласилась.

 — Что ж, Дарк. У нас нет выбора. Мы принимаем твою помощь.

 — Стой! – взвизгнула Пинки и подскочила к своей подруге. – Разве ты собираешься отправляться в лес? Сейчас?! – розовая пони почти в плотную уставилась в глаза своей лавандовой подруге. Подобная реакция заставила Рэрити и Флаттершай переглянуться.

 — Ну… Да… — неуверенно сказала Твайлайт, не понимая, что нашло на ее подругу. Услышав ответ, Пинки резко отстранилась, набрала в легкие воздуха и изрекла с улыбкой:

 — Оки-доки-локи, — розовая пони поскакала на месте и отскочила в сторону, продолжая прыгать.

Все было решено. Шесть подруг и их провожатый должны были отправиться в лес немедленно, но только с рассветом пересечь границы леса. Поэтому торопиться было некуда. Пока шли до леса, Твайлайт узнавала их нового знакомого, который оказался не так уж и прост. Дарк поведал подругам, что до сегодняшней ночи всю жизнь владел в этом городке небольшой фермой на окраине, часто посещал лес и многое о нем знает. Но, как признался Дарк, он не любитель использовать магию. Это слегка удивило Твайлайт, но заострять на этом внимание она не стала, ведь каждый единорог по-своему использует свой дар. С Дарком успели переговорить все, кроме Рейнбоу, которая испытывала недоверие к проводнику, взявшемуся из неоткуда. Она изредка поглядывала косым взглядом на темного единорога в шляпе и плаще, который старался улыбаться. Это настораживало лазурную пегасочку, которая искала подвох во всей этой затее. Твайлайт же объясняло поведение Дарка тем, что он пытался расположить к себе, дабы их поход был более успешным.

К лесу группа вышло как раз к рассвету. В воздухе стояла ночная свежесть и легкая прохлада, а на траве стала проявляться кристальная роса, которая поблескивала в первых, еще совсем холодных лучах утреннего светила. Создавалось впечатление, что на растениях осели маленькие бриллианты. Со стороны леса же веяло каким-то холодом, неприятным и неизвестным. По мере приближения к первым деревьям в воздухе начал появляться непонятный запах, который щипал нос и заставлял чихать. Но как только солнце поднялось выше, то лучи изгнали этот запах, вернув это место во власть утру. И вот семь пони стоят в преддверье Вечнодикого леса, глядя в его темноту, что пряталась за стволами массивных столетних деревьев, что раскинули свои широкие кроны. Осмотрев своих подруг и получив кивок от Дарка, Твайлайт выдохнула.

 — Что же, нужно идти туда… — Принцесса сделала неуверенный шаг вперед, потом еще один. А потом двинулась вперед куда более смелее.

Переглянувшись, подруги двинулись за Спаркл, неспешно входя в лес. Здесь было куда темнее, чем снаружи, ведь солнечный свет тормозился листвой высоких деревьев. Пони повезло: Дарк вывел их к небольшой тропке, которая смело углублялась в лес. В ином бы случае подруги были бы должны продираться сквозь заросли, что сильно навредило бы им. Окружение было не самым лучшим, но не слишком тормозило группу. Дарк шел впереди, за ним двигалась Твайлайт. После нее шли Рэрити и ЭпплДжек. После них – трясущаяся от страха Флаттершай. Замыкала процессию Рейнбоу Дэш, которая иногда подталкивала свою нежно-желтую подругу. Шли пони относительно быстро, без запинок, что очень радовало Твайлайт, ведь никто не знает, сколько времени понадобится на поиски Принцессы, а лишних секунд на дорогу у них не было. Ситуация была бы слишком унылой, если бы не вездесущая Пинки Пай, которая неуемно скакала вокруг процессии, строила рожицы деревьям, которые имели дупла в форме страшных лиц, да хохотала на всю округу, распугивая мелкую живность и прогоняя угнетение здешних мест.

Так шли они несколько часов, пока дорога не начала уходить куда-то выше. Чем дальше они продвигались, тем меньше становилось пространство слева от тропки, и тем громче слышалось журчание воды. Только Твайлайт захотела узнать, что это, как Дарк притормозил и огласил ситуацию.

 — Так, девочки, мы приближаемся к реке. Будьте осторожны: по левое копыто начинается обрывистый склон до реки, который часто обваливается. Так что не подходите близко к краю. Это не безопасно.

Услышав сие заявление, пони поглядели на начинающийся обрыв и сделали пару шагов от него, зафиксировав дистанцию. Вновь возобновилось движение вперед. Пейзаж начал слегка меняться, ведь близость реки предвещала редкость там деревьев, а, следовательно, и больше света. Местность начала приобретать более светлые и яркие тона, что слегка приободрило пони. Воздух начал увлажняться, а шум воды стал усиливаться. Так пони прошагали еще около получаса. Вскоре тропа почти вплотную подошла к краю обрыва, от чего Твайлайт попросила быть всех внимательными.

Но, к несчастью, Флаттершай была слишком пуглива, чтобы не завизжать, когда ей на нос с листвы свалился маленький паучок. Ладно бы все кончилось только звуком. Но нет. Желтая пегасочка завизжала, отскочила назад и врезалась в Рейнбоу, которая не успела ничего даже понять. И, возможно, ничего бы фатального не было, но каким-то образом лазурная пегаска шмякнулась головой о ветку и вместе с Флатти кубарем свалилась с обрыва. Девочки было бросились за ней, но и остановил Дарк.

 — Стойте! Не смейте прыгать за ними! – темный единорог возник перед обрывом. – Если сиганете за ними – погибнут все! Это место опасно оползнями!

 — Но нельзя бросать их! – воскликнула ЭйДжей. Ее поддержали Твайлайт и Рэрити. Пинки же просто носилась с криком, не зная, что делать. Никто не обращал на нее особого внимания.

 — Они скатились к реке, — начал Дарк. – И мы сможем встретить их дальше по течению, где тропа пересекает эту реку. Не волнуйтесь за них, — Дарку удалось успокоить взволнованных за подруг пони. – Если мы хотим их скорее увидеть, то нужно ускориться!


Утро в Вечнодиком лесу. Обычно, в глубине леса оно более живое, нежели на окраинах. Растения усыпаны мерцающими каплями. Утренний зверь уже во всю живет своей жизнью, о чего местность порой закипает. Но на полянках чаще царит тишина, ведь там редко сидят певчие пташки. Луна очнулась неожиданно даже для себя. Потерев копытцем голову, которая ужасно болела, она попыталась подняться, что у нее не вышло сделать. Вздохнув, она обнаружила, что лежит на небольшой соломенной подстилки, накрытой красивым, но потускневшим от времени вязаным пледом. Оглядевшись, она заметила, что лежит в уголке комнаты, отделанной темной древесиной, имеющей закругленный потолок и такие же округлые углы. Метрах в пяти от нее стоит стол неправильной формы с такими же плавными изгибами. Сама комната имеет два пути: дверь, увешанную некими оберегами, и проход, видимо, в соседнее помещение. «Кухня…» — подумала Луна, услышав тихо громыхание, доносившееся из прохода. Тут же ей на глаза попались некие талисманы и прочие атрибуты здешнего интерьера, что висели на стенах, стояли на подоконниках, украшали само помещение. Тут ее гриву обдул легкий ветерок, что свежестью проник через открытые окна. Луна сначала подумала, что она в домике некого мага, который… Стоп. Луна прислушалась и услышала… Шипение! Ее зрачки резко сузились, сердце заколотилось так, что, казалось, сейчас выпрыгнет, а тело сковало некое непонятное чувство, не позволяющее Луне двинуться. Шипение доносилось с противоположной стороны помещения, где в специальном углублении в стене находилась широкая, имеющая неправильную форму, кровать. Луна поняла, кому принадлежит этот звук.

Так бы и лежала она в остолбенении, если бы в комнату, мягко ступая, не вошла Вулфсул. Она с помощью магии несла большую миску фруктов и ягод, которую поставила на предполагаемую середину стола. Закинув в рот пару ягод малины, она радостно прикрыла глаза и прожевала их, наслаждаясь вкусом. Открыв глаза, она заметила удивленный взгляд Луны.

 — Что? – задала риторический вопрос Вулфсул и, вспомнив наказ Хейза, тут же замолчала, развернулась и направилась на кухню, дабы хоть куда-то уйти.

 — Эй, постой! – тихо воскликнула Луна, Пытаясь подняться.

 — Мне нельзя с тобой разговаривать… — донеслось с кухни, словно песнь. Услышав это, Луна была еще больше удивлена. И тут она начала осознавать, что это та самая пони, что была на ярмарке.

Вздохнув, Луна улеглась на своей подстилке. Что-то ей подсказало, что сейчас лучше помолчать. И верно, ведь шипение резко оборвалось и послышалось нечто, похожее на бормотание. Спустя минуту, с кухни вновь вышла коричневая единорожка, которая быстро подошла к той самой кровати. Луна старалась не показывать того, что она очнулась: кто знает, зачем ее притащили сюда. Вот Вулфсул отошла от кровати, а с нее слез темно-серый единорог, который, покачиваясь, направился умываться. Луна свернулась на соломе, ожидая, что же с ней сделают. Но так она и не дождалась, лишь уснула. Усталость дала о себе знать.


Флаттершай открыла глаза. Как оказалось, она лежала на спине Рейнбоу, которая до сих пор не пришла в себя. Попытавшись подняться, желтая пегасочка обнаружила, что ударилось копытцем, но кроме этого она ничего себе не повредила. Только грива да хвост растрепались. Слезть у Флаттершай с лазурной пегаски получилось достаточно быстро, поэтому через несколько мгновений она стояла возле подруги, которая начала приходить в себя. Заметив это, Флатти решила помочь

 — Рейнбоу, все в порядке? – спросила Флаттершай робко, слегка сжавшись. Рейнбоу же кое-как поднялась с травы и тут же схватилась за левое крыло.

— Ау! Мое крыло! – ее мордочку исказила сильная боль в крыле, из которого выпало несколько перьев. Флаттершай тут же подпрыгнула и полетела искать что-то.

Вернулась нежно-желтая пегасочка быстро, неся несколько палок, пару больших листьев и какие-то травы.

 — Позволь, я помогу, — робко сказала Флатти и, получив кивок согласия, принялась накладывать шину из подручных материалов. Через пару минут крыло было зафиксировано, а Рейнбоу полностью пришла в себя. Оглядевшись, Дэш была слегка удивлена тому, что они оказались у реки, да к тому же одни.

 — Что произошло? – спросила лазурная пегаска, поднявшись на ноги. Но ответа не последовало, поэтому Рейнбоу, покачав головой, пошла вдоль реки, вниз по течению. – Пойдем, что ли. Здесь вряд ли кто-то спуститься. Слышала Дарка — склоны крутые… — Флатти от этих слов лишь тихо вздохнула. Рейнбоу, подождав свою подругу, медленно пошла вдоль берега, поглядывая на небо и на воду, в которой оно отражалось.

Путь был отнюдь не близкий. Если учесть еще и то, что Флаттершай периодически чего-то шугалась, то время пути увеличивалось. Иногда две подруги делали остановку, дабы Дэш могла передохнуть. Все же ходить она не привыкла. Спустя некоторое время две пони вышли к большой иве, вокруг которой росли ягоды. А вокруг ягод летали бабочки. От вида бабочек Флаттершай приободрилась, поэтому ближайшие полчаса они шли быстрее, чем обычно. Стоит отметить и тот факт, что Рейнбоу мало что знала о произошедшем, поэтому Флатти рассказывала ей подробности. Так они и шли вдоль реки. Вдруг Дэш начала осознавать, что река стала неким образом оттеснять их к кустам, непролазным дебрям.

 — Флаттершай, подожди, — скомандовала Рейнбоу, преградив путь подруге. – Тебе не кажется, что река становиться шире?

— Эм.. – замялась Флаттершай, слегка задумавшись, но не над сутью проблемы, а скорее над тем, какую реакцию вызовет ее ответ. – Не знаю…

 — Эй, Флаттершай. Слетай и посмотри, что там впереди. Если бы не мое крыло, — лазурная пегасочка с легкой грустью глянула на перевязанной крыло, прижатое к телу. – То мы бы уже давно были с девочками.

Флаттершай хотела что-то сказать, но, подумав, лишь вздохнула и легко вспорхнула в воздух, оставив свою подругу ожидать ее на берегу. Флаттершай летела не спеша, осматривая окрестности. Ведь от того, сколько всего она подметит, и зависело то, насколько быстро они будут идти потом. Вот река резко увеличилась, стала слегка мельче, но более неспокойной. Все чаще показывались грани подводных камней, рвавших и так бурное полотно воды. И вот впереди стал слышаться некий шум, который сразу же смутил слух желтой пегасочки. И вот он, источник шума.

 — Водопад! – пискнула Флаттершай, понимая, что обойти его у них не выйдет ну никак.

Развернувшись, Флатти как можно скорее полетела назад. Лазурная пегаска же. Устроившаяся под деревом, в тени, завидев желтую фигуру, поднялась и подошла к краю берега, скорее бывшем небольшим обрывом до воды. И вот Флаттершай осталось пролететь всего ничего. Но в тот день неудачи просто преследовали подруг. Стоило ей только открыть рот, чтобы начать свое повествование с расстояние в десять метров, как земля под ее лазурной подругой начала осыпать, и та с воскликом свалилась в бурное течение реки. Пискнув, желтенькая пегасочка застыла в воздухе, панически размышляя, что же делать. В это время, барахтаясь, Дэш уносилась течением все дальше и дальше. Тут Флаттершай сорвалась с места и полетела в сторону уплывающей подруги, в надежде хоть как-то помочь ей. Но неуверенность и страх желтой пегасочки также вносили свою лепту в спасение, поэтому особых плодов это не принесло, хоть та и пыталась вытянуть Рейнбоу из воды за копыто.

И вот впереди показался бурлящий срыв. Что самое удивительное, камни, что торчали из воды, спасением не являлись. Поросшие мокрым, скользким мхом, склизкие скалы лишь мешали. И вот до обрыва осталось всего ничего. Сделав последний бросок, Флатти все же попыталась вытянуть подругу. И то, что произошло потом, навсегда заставило запомнить обоих пони этот день. Полет вниз занял всего несколько секунд. А потом настало лишь удивление, осознание того, что они не в воде и боль от ушиба о каменный пол пещеры, что скрывал водопад. Рейнбоу, поморщившись от боли в боку, слегка приподнялась. Желтая пегасочка, что вытянула их сюда, лежала в паре метрах без сознания. Ее розовая грива слиплась от воды, шерсть местами взъерошилась. Все же встав на копыта, Рейнбоу медленно подошла к своей подруге.

 — Эй, Флаттершай? – с небольшой опаской она посмотрела на пегасочку. – Флаттершай! Ау! – взяв копытами Флатти, Дэш слегка потрясла ее, чтобы привести в себя. Слегка откашлявшись, розовогривая все же пришла в себя. Неуверенно открыв свои ярко-голубые глаза, она с легким смущением посмотрела на свою подругу.

 — Рейнбоу… Прости меня… — тихо пропищала пегасочка.

 — Все нормально, Флаттершай. – бойко ответила лазурная пегаска, махнув копытом. – Хотя бы мы теперь не в воде. – смахнув липкие от воды, радужные волосы с мордочки, Рейнбоу осмотрела пещеру. Холодная, сырая и темная. Впрочем, как и все пещеры. – Теперь бы нам понять, куда ведет эта пещера.

Обе пони взглянули в темноту, что скрывало внутреннее пространство пещеры. Оттуда веяло прохладой и сыростью, но ничего более. Обычная пещера, в глубине которой мог оказаться либо тупик, либо выход не пойми куда.

 — Ну что, Флаттершай, пошли? – скорее для вида спросила Рейнбоу, начав медленно углубляться в пещеру.

 — Может не стоит? – тихо спросила желтая пегасочка. Но увидев, что Рейнбоу считает иначе, медленно поднялась и не спеша поплелась за своей подругой, не желая блистать особой храбростью.

Продвигались пони небыстро. Иногда им приходилось останавливаться, ведь Флаттершай металась за валуны от любого шороха впереди. В основном они были вызваны мелкими животными, что обитали здесь. То мышь пробежит, то ящерица с камня спрыгнет. Так вот они и шли по пещере, пока та не начала резко уходить вниз. Тут-то подруги и притормозили. Резкий спуск вниз был слегка затуманен, поэтому Рейнбоу и Флаттершай не спешили туда. Кто знает, что их там ждет.

 — И так, что мы будем делать? – Рейнбоу поглядела на свою желтенькую подругу.

 — Повернем назад? – неуверенно спросила Флаттершай.

 — Нет, конечно. Сейчас ты снова слетаешь и проверишь, что там. Давай, Флаттершай, не дрейфь, — приободрила пегасочку ее радужногривая подруга и слегка подтолкнула ближе к спуску.

Поняв, что перечить подруге будет не слишком этично, желтая пегасочка нехотя взлетела и медленно стала опускаться вниз, куда вел склон. И вот она вскоре достигла каменного пола и то, что она увидела, слегка ее удивило. Там, внизу, проходила подземная река, вокруг которой обосновался свой небольшой пещерный оазис. Здесь было светло, ведь кругом росли заурядные растения, чьи листья фосфорицировали разными цветами, которые зависели от вида растения. Так бы она и стояла, если бы сверху не послышался голос Рейнбоу, который вернул пегасочку к реальности.

 — Флаттершай! Ну что там! – слышалось сверху. Пегаску, по всей видимости, раздирало нетерпение. Пегасочка, выйдя из ступора, с легким волнением ответила подруге.

 — Тут все хорошо, Рейнбоу, спускайся!

После этих слов повисла тишина, которую почти тут же нарушили кряхтения Рейнбоу, которая начала спускаться вниз. Да, все же пегаске нелегко приходилось без полетов. Спустившись наполовину, Рейнбоу резко оступилось и, коротко вскрикнув, полетела кубарем вниз. Шлепнувшись на каменный пол пещеры, она чуть-чуть полежала, а потом поднялась, потирая ушибы. И вот она уже стоит по левую сторону от Флаттершай, смотря на все великолепие подземного оазиса.

 — Тут красиво, — тихо произнесла Флаттершай вырвавшееся восхищение.

 — Да уж, — не пытаясь скрывать ошеломление, Рейнбоу на мгновение залюбовалась этим зрелищем, но потом, вспомнив об истинности их задачи, добавила: — Так, нам нужно двигаться дальше, Флаттершай, идем.

И их путь продолжился. На этот раз шли подруги куда быстрее, чем раньше. Сказывалось то, что Флаттершай слегка успокоилась и стала реже метаться от шорохов в стороны. По мере продвижения все дальше и дальше, оазис становился все больше и все красочнее. Шли пони около часа, иногда тормозя, дабы Флаттершай могла насладиться видами. Это немного нервировало Рейнбоу, которая к тому же была расстроена своим положением. Пройдя еще около ста метров, Рейнбоу резко почувствовала боль в крыле, поэтому подруги решили, что стоит сделать привал. Пока была возможность, лазурная пегаска набрала того, что могло послужить сухим топливом, и они с Флаттершай развели костер. На этой ноте было решено на время закончить продвижение вперед.


Вулфсул после ухода Хейза осталась в доме одна с Луной. Перед уходом, темный единорог дал массу указаний, как вести себя с аликорном. А так же сказал, чтобы единорожка надела амулет, что он изготовил вместе с ней. Так она и сделала, от чего на шее Вулфи красовался прямоугольный амулет с образом волка. Первое время Принцесса спала, поэтому Вулфи позволила себе заняться чем-то отвлеченным. И она занялась рисованием. Поначалу мало что выходило, но потом единорожка все же вошла во вкус и увлеклась делом с головой. Но долго у нее прозаниматься этим не получилось: проснулась Луна. Завидев, что аликорн заерзал, Вулфсул тут же отложила все свои дела и, молча, стала наблюдать за действиями пленницы. Луна же долго пыталась проснуться, что, в итоге, у нее вышло. Приподняв голову и потерев глаза копытцем, Принцесса огляделась. Все та же комната, слегка освещенная лучами солнца, сама она на той же соломе. Вот только единорожка дома одна и.. Смотрит на нее! Это сильно насторожило Луну, ведь кто знает, что ей велено делать с синим аликорном.

Но вопреки всем опасениям Принцессы, Вулфсул ничего не хотела делать с ней. По крайней мере пока. Так они осматривали друг дружку около десяти минут. Во взгляде Луны читались лишь опаска и недоверие. Взгляд Вулфи же был полон интереса и любопытства. Оглядев темно-синего аликорна с ног до головы, единорожка подметила, что ростом она слегка выше нее, а вот пропорциями отличается куда больше. Тело аликорна было куда короче. Нежели единорожки, да и ноги у последней были длиннее. И все же Вулфсул была крайне удивлена виду Принцессы. Никогда она не видела подобных существ. А вот Принцесса была, мягко говоря, шокирована. «И эта единорожка тогда была на площади…» — подумала Луна, продолжая недоверчиво зыркать на Вулфи, которая продолжала пожирать ее любопытством. Так прошло еще минут семь, пока тишину не нарушил живот Луны, который недовольно заурчал от голода, что заставило Луну схватиться за него. Но тут Вулфи слегка погрустнела.

 — Прости, аликорн. Мне не велено кормить тебя больше одного раза до того, как вернется Хейз. А он придет только завтра утром. – Вулфи поглядела на тоже поникшую Луну. – У тебя есть выбор: поесть сейчас, или поесть потом. Выбирай.

Задумалась. Конечно, она могла бы отложить трапезу на потом , если бы точно знала размеры еды, которые будут выделены на нее. Но тут Вулфи снова проговорила.

 — Хейз разрешил дать тебе столько еды за раз, сколько сможет тебя насытить…

И тут Луну одолело удивление. Похититель оказался снисходительным? Странноватненько.

 — А с чего такая снисходительность? – позволила себе немного наглости Луна.

 — Хейз не хочет, чтобы ты умерла. Как он сказал, «пока», — ответила единорожка, которой не понравился тон, который резко выдала Луна. Та же, заметив перемены в Вулфсул, слегка нахмурилась и чуть отвернулась, что вызвало тихое фырканье со стороны Вулфи, которая поднялась и направилась в сторону ложи, рядом с которой были врезанные в стену книжные полки. – И, да, кстати. Не советую пытаться подняться. Хейзи на тебя какое-то охранное заклятие наложил. У тебя все равно не выйдет даже поколдовать.

Эти слова заставили Луну сначала слегка открыть рот, а потом начать про себя проклинать темного единорога. Сейчас она была в крайне невыгодном для себя положении. К тому же, кто знает, что может выкинуть эта единорожка. А Вулфсул, тем временем, вытащила пару книг с полок и улеглась на кровать, приступив к чтению. Повисла тишина. «Что же делать? Не поколдовать, не подвигаться…» — Луна стала размышлять, как ей стоит отсюда выбираться. А время клонило к вечеру. Вот, судя по свету, сочившемуся сквозь окна, начало садиться солнце. И тут Луне напомнили, что она голодна. Кто напомнил? Желудок. Но стило ей повернуть нос в комнату, как перед ней уже возникла Вулфсул, держащая магией пару больших подносов.

 — Я решила, что дам тебе еду сейчас, а съешь ты ее, когда захочешь. В этом есть плюс и тебе, и мне. – Поставив перед аликорном ношу, Вулфсул с привычной легкостью удалилась, снова уйдя на кровать.

Удивленная таким поведением, Луна оглядела подносы с пищей. Хлеб, большая миска некого отвара, в котором плавали кусочки грибов, еще теплого, о чем говорил легкий пар над его поверхностью, пара кусков пирога с лиловой начинкой, видимо, ягодной. И резная деревянная чашка с теплым чаем, от которого шло приятное амбре. Слегка улыбнувшись, Принцесса поглядела в ту сторону, где территориально находилась Вулфсул. «Зря я была с ней так. Что тогда, что сейчас…» — подумала Луна и вновь осмотрела кушанье. Подумав некоторое время, Принцесса приступила к трапезе. Ела она неторопливо, дабы с осторожностью насытить организм. Съев примерно треть ужина, она решила, что с голодом покончено, а остальное стоит оставить на потом. Вот она снова окинула взором видимую часть дома. Теперь его освещал тусклый свет свеч, что расположились на столе, над кроватью и на одной из стен. За окном уже стояли сумерки, но ночного светила еще не было. Вновь обратив свой взор в сторону Вулфсул, Принцесса обнаружила, что та стоит возле книжной полки и убирает книги на их места. Недолго думая, Луна вздохнула и негромко изрекла: «Спасибо…». Услышанное слегка удивило единорожку, ведь та не ожидала благодарности со стороны аликорна, который показался ей немного грубым и гордым. Хотя, отчасти так и было. Но в этот раз Принцесса ночи обуздала свой характер и смогла сказать слово благодарности этой единорожке.

 — И, прости, что нагрубила, — сказала слегка виноватым тоном Луна, слегка прикрыв глаза. Уж подобного Вулфсул точно не ожидала. Она не просто застыла в изумлении, глядя на темно-синего аликорна, но и от удивления перестала контролировать магию, от чего книга, которую она держала, шмякнулась на пол, издав глухой стук. И снова воцарилась тишина. На этот раз ее нарушила Вулфи.

 — Ох… Это было… Неожиданно, — единорожка не спеша подняла книгу с пола. – Я и не обижалась на тебя. Вроде как.

 — И все же я была груба с тобой. Мне стоило быть более спокойной, — Луна подняла взгляд на коричневую единорожку-духа, которая также смотрела на нее.

 — Теперь все нормально, — сказала единорожка, подходя к кровати.

Как только она скрылась, Луна вздохнула. Снова произнеся «Спасибо», она опустила голову на копыта и прикрыла глаза. А потом и вовсе погрузилась во власть снов.