Автор рисунка: aJVL
3. Черный день 5. Путешествие сквозь тьму

4. Ночь кошмаров.

Smoking ruins in the eyes of death. A smell of ashes overdose... Good Nightmare!

Вспышка. После того, как свет погас и на комнату вновь набрел мрак, посреди нее возникла Вулфсул, лежавшая на спине у темно-серого единорога. Она все так же продолжала плакать и слегка трястись, ничего вокруг не замечая. Через пару мгновений она уже лежала на кровати, слегка сжавшись, уложенная с бережностью своим другом, который выглядел слегка иначе, чем обычно. Шерсть его еще больше потемнела, глаза стали ярче, слегка светились и источали еле видный дым. По всему телу меж шерстью пробегали зеленые молнии, слегка освещая собой жесткий покров. Но это не все, что изменилось. Изменился и сам настрой. Из привычного спокойного, единорог обратился в обозленного и голодного духа. В воздухе стал появляться запах озона, который шел от шкуры духа. Вулфсул продолжала уже тише, чем раньше, плакать. Она иногда сильно вздрагивала и еще больше сжималась, сильно зажмуриваясь. На нее опять нахлынули ведения.

Молчание. Лишь легкий стрекот напряжение в шерсти единорога, да плач единорожки. И тишина. Так бы продолжалось всю ночь, и нечего не произошло бы, если бы Вулфи резка не вскрикнула и не разрыдалась вновь. И это стало роковой точкой. Не выдержав больше внутренней бури, единорог отпустил узды контроля над разумом, которым тут же завладело древнее существо, которым и являлся наш герой. Оскал. Тихо шипение нарастает. Стрекот напряжения увеличивается, заставляя сердце не просто бешено стучать, а сбиваться и начинать хаотично гонять вскипающую кровь. Вот в пол ударило несколько молний, исходящих из тела духа. Вся эта картина заставила Вулфсул резко прийти в себя. Но она не успела. Гром, переходящий в дикий рев разнесся по всему лесу, извещая, что страшное существо вышло на охоту. А молния, что взмыла вверх и направилась в сторону города, лишь указала направление, в котором движется Дух Страха.

В хижинке все стихло. Лунный свет стал освещать комнатку, исходя из дыры в крыше, края которой были оплавлены и местами дотлевали. Стоял запах озона, который щекотал в носу при вдохе. Вулфсул сидела с печальным взором под зияющей дырой, устремив глаза к звездам.

 — Хейз… Зачем? – тихо проговорила она, будто надеясь, что ее услышит Он. Но в ответ была лишь тишина ночи. – Зачем… Хейз… — одинокая слеза скатилась по щеке пони, растворившись в шерстке, слегка смочив ее. – Хейз…

***

Начало ночи в Форестауне было тихим. События давностью в несколько часов не прошли бесследно. Мало где в домах горел свет. Многие горожане не спали. Но никто не осмеливался покинуть свои дома. Свет горел и в том доме, что был рядом с площадью, в том, в котором поселились Луна и Хранительницы Элементов Гармонии. Настроение у них было, мягко говоря, не лучшее. Заклинание, которое сразило Рейнбоу Дэш никак не проходило, хотя Луна знала, что подобного рода заклятие снимается само и через пару часов. Но только не сейчас! И, что самое главное, Луну не знала, как снять его самой! Ведь если неправильно подобрать обратное заклятие, то… Нет, об этом никому думать не хотелось. И так весь дом был полон гнета и печали. ЭпплДжек и Флаттершай сидели подле кровати Рейнбоу, ожидая чуда. Рэрити не находила себе места, рыдая в своей комнате. Пинки все это время сидела у себя и лишь изредка показывалась, приходя к Рейнбоу. Луна же с Твайлайт сидели на кухне и думали, что делать дальше.

У каждой были совсем разные мысли. Твайлайт предлагала собраться всем и отправиться в Кантерлот, за помощью. К тому же, только Принцесса Селестия могла точно сказать, что за заклинание было наложено на Дэш. Луна же настаивала на том, что следует остаться, ведь не ровен час злу явиться. Так они и сидели, ища выход.

Заботы были не только у важных пони, но и у их стражей. Конечно, многие из них сейчас отдыхали в своих комнатах, но вот трое, сидевшие в карауле на веранде, были крайне обеспокоены происшествием.

 — И что теперь? – спросил один из стражей Луны, который был, как и все стражи, пони-летучей мышью. Этих пони от обычных отличало то, что они имели дымчато-фиолетовую окраску, вертикальный зрачок, крылья с перепонками, как у летучей мыши, и ушки, имевшие небольшой вырост на верхнем внешнем краю.

 — Теперь будем ждать приказа, — сказал второй страж, сняв с головы темно-фиолетовый шлем. И первый и второй страж были, по всей видимости, рядовыми.

 — Это понятно. Но что теперь будет со всеми нами? Ты же слышал, что дух заявился на ярмарку, а потом исчез!

 — Со всеми нами будет то, что предрешено, — в разговор вступил третий страж, имевший отметину на шлеме в виде синей полоски. Это был Мун Стронг, капитан стражи Принцессы Луны. Все это время он стоял возле оградки веранды, облокотившись на нее и глядя на небо, которое, кстати говоря, было необычайно чистым. – Какая разница, что с нами случиться. Наша задача – защищать Принцессу и Хранительниц. А какой ценной – уже не столь важно.

Эти слова заставили призадуматься двух рядовых, которые поняли, что и в правду струхнули. Вскоре разговор перешел в новое русло, менее интересное, чтобы его извещать. Но Мун уже в нем не участвовал. Он снова погрузился в свои мысли, смотря на звезды. Его задачей всегда была защита Принцессы от ее врагов, но после рассказа о том, с кем они имеют дело, Стронг понял, что он будет песчинкой, которая вряд ли сможет что-либо решить, если вдруг завяжется битва.

А время перевалило за полночь. Все уже было начали расходиться по комнатам, как вдруг Стронга привлек свет на горизонте, исходящий со стороны Вечнодикого леса. И тут же его тонкий, выработанный годами службы слух уловил гром. И рев. А свет становился ярче, будто приближался. И тут до Муна дошло.

 — Стил! Бегом к Принцессе! Извести ее о том, что эта тварь снова вернулась! – чуть ли не проорал Мун своему подчиненному, натягивая на голову шлем. Страж по имени Стил шмыгнул прочь, а вот сам капитан поскакал к комнатам, где спали остальные стражи.

После того, как была объявлена команда «Подъем!», из комнат стали выбегать стражники, бывшие уже в полной боевой готовности. Что же касается Хранительниц, то они вместе с Луной уже стояли на улице и наблюдали, как молния на большой скорости снижается в сторону западных окраин города. Секунда, и она скрывается за крышами. Вторая, и слышится тяжелый грохот от падения чего-то ужасно тяжелого. Или быстрого? Но сейчас не это заботило Луну. Отправив пару стражей за местной гвардией, Принцесса начала объяснять Хранительницам, что им нужно делать.

 — И так, Твайлайт. Ты и девочки должны отправиться в восточную часть города и увести оттуда жителей. Пусть уходят подальше. Не важно куда, только подальше от города и леса, — Луна покачала головой, понимая, что времени у них мало. Тут в разговор сунулся Мун.

 — Принцесса. У вас будет на все полчаса. Именно столько я с ребятами смогу удерживать этого монстра на безопасном расстоянии от вас. Потом… Потом уже мы вряд ли сможем чем-то помочь, — в голосе, полном уверенности и серьезности, проскочили звуки грусти. Но вздохнув, Мун продолжил. – Надеюсь, вам хватит этого времени, чтобы увести жителей не только с востока…

 — Мун. Ты уверен в этом? – спросила, что удивительно, Твайлайт. Она была крайне взволнована, ведь появление столь страшного существа было неожиданным. Получив кивок от стража, Твайлайт выдохнула. – А что делать с Рейнбоу?

 — Забирайте ее и уходите вместе с горожанами. Ночные стражи, я и городская гвардия задержим и остановим духа. Вы же покиньте город и, как только Дэш очнется, возвращайтесь сюда… — в голосе у Луны было слишком много всего, чтобы объяснить то, как он звучал в тот момент. Отчаяние, страх... Злоба и ненависть. Грусть. Все переплеталось не только в голосе, но и в сердце Принцессы. Слишком много решений свалилось на ее молодые и хрупкие плечи.

Твайлайт, поняв, что спорить смысла не имеет, кивнула и, скомандовав подругам, галопом помчалась исполнять то, что от нее требовалось. Мун также успел покинуть Луну, отправившись со своими подчиненными и тремя магами туда, где находился Дух. Оставшись одна, Принцесса ночи подумала, что стоит отыскать мэра. Как только Луна решила отыскать его, то жеребец сам прискакал к ней. Отдышавшись, он только хотел что-то сказать, но Луна жестом его остановила и быстро обрисовала ситуацию.

 — …И от вас требуется выделить всех гвардейцев на помощь моим стражникам, а самому организовать отход мирного населения в восточные районы, а уже оттуда – из города. Пусть берут только самое необходимое. Максимальное время – полчаса. Больше мои стражи не протянут, — последнюю фразу Луна произнесла с грустью. Она не хотела, чтобы погиб Мун. Почему, спросите вы. Может потому, что этот пони был всегда ей верен. Или потому, что у него была семья, которая будет слишком тяжело переносить смерть кормильца. Или может потому, что он был просто хорошим пони?

Луне не дали додумать, ведь со всех сторон на улицы стали высыпать в страхе бегущие горожане. Дабы не быть сбитой паникующей толпой, Луна вспорхнула в воздух и стала следить за массами. Тут с запада послышался треск, стали виднеться вспышки. В воздухе закружились темные быстрые силуэты. «Удачи, Мун…» — подумала Луна, с горечью наблюдая бой вдалеке. – «Храни тебя Селестия….».

***

Темно-серый единорог, по чьему телу пробегали зеленые молнии, чей оскал заставлял сердце замирать и скукоживаться, чьи яркие глаза, полные ужаса, холода и ярости, приправленной безумием, заставляли всех застывать на месте в припадке паники, чей запах заставлял шерсти на спине вставать дыбом от мурашек, крупной рябью пробегавшими по телу, чей образ вселял страха больше, чем вид дракона, после приземления не спешил идти вперед. Он лишь медленно проводил глазами по домам, из которых потихоньку выходили мирные пони, дабы утолить свое любопытство, но почти сразу же бежали в страхе, выдирая за собой остальных. Когда почти половина района сбежала, ухмыльнувшись, а потом и улыбнувшись, все так же сохраняя оскал, Дух, чье имя Хейз, медленно переставляя копыта, направился в город. Как только он пересек черту города, то подул холодный, продирающий до костей ветер с запада, который стал раскачивать фонари, при приближении Духа которые гасли. Спустя пару мгновений улицы медленно стали покрываться пеленой низкого тумана, который со временем густел и наполнял собой все большее пространство.

В это же самое время на улицы спустилась и стража Луны. Оскалившись во все стороны железными когтями и пиками, стража начала свое движение навстречу неизвестному им доселе врагу. Мун, обнажив свой железные когти, что он нацепил на копыта в полете, шел впереди всех, ведя своих бравых бойцов вперед. Как только перед ними начал возникать туман, Стронг скомандовал всем остановиться. Тут же все три мага вышли вперед и общими усилиями создали волну воздуха, сбившую туман. Но стоило холодной пелене разлететься, как впереди, метрах в пятидесяти, перед отрядом предстал тот, кого Мун должен был задержать. Почувствовав близость битвы, стража напряглась, сосредоточилась, приготовилась. Повисла пауза. Хейз, перед этим мерно шагавший, тоже притормозил и застыл. Но пауза длилась от силы секунд пять, казавшихся вечными. Воздух пронзил рев, смешавшийся одновременно с шипением и эхом от всей той канонады, которую выдали голосовые связки духа. Но стоило только долететь звуку до ушей Муна, как он и его стража ринулись в бой с боевым кличем. Половина пони-летучих мышей взмыла в воздух, готовясь совершить маневр, остальные же, при поддержки магов, ринулись в бой на земле.

Дух тоже не заставил себя ждать. Как только расстояние между ним и отрядом Муна сократилось вдвое, все тело темного единорога заискрилось, резко увеличилось в размерах, став в полтора раза больше, его глаза засветились, а пасть… Пасть стала настолько устрашающей, что те, кто нападал с земли, чуть притормозили. И правильно сделали. В следующее мгновение всех нападавших отбросило на пару метров назад ударной волной, что последовала за ослепительной вспышкой. Но оглушило стражей ненадолго. Придя в себя, все обнаружили, что ближе всех к туману, который вновь нахлынул на улицу, оказались один из летунов и маг. Причем оба еще толком не отошли от ударной волны. Но им этого и не дали. Тут же из тумана вылетел дух и с ревом накинулся на ближайшую жертву – мага. Тот успел лишь распахнуть глаза и рот, дабы закричать, но звук так и застыл в горле единорога, чью шею стиснули мощные челюсти, которые венчались огромным числом ужасных обоюдоострых зубов. Откинув в сторону резким движением чуть ли не перекушенный пополам от середины шеи до верхней трети груди труп, дух в один прыжок настиг вторую жертву. Но то, что произошло со вторым бедолагой, было скрыто резко надвинувшимся туманом. Был слышен лишь крик, который резко оборвался. В эту же секунду стража, которую переполняли страх и ненависть, поднялась на ноги и перегруппировалась для последующей защиты. Туман вновь рассеялся. Сквозь тьму был виден труп пони, из которого Хейз вытянул всю жизнь.

Дух не заставил долго ждать и вновь ринулся в бой, вылетев из тумана. Его встретили пять пони-летучих мышей, которые рассыпались в стороны, дабы не быть уничтоженными все сразу. Остальные же взмыли в воздух и нанесли удар с разных сторон. Особо дух не стремился защищаться, получая раны и с ревом вновь бросаясь вперед. Когда же стало понятно, что в скорости он их пока не превзошел, в ход пустилась черная магия. Вот с рога духа слетела зеленая молния, ударившая в ближайшего стража. Оглушенный бедолага пал на землю, а через секунду его настиг темный единорог и… Смахнув с переднего копыта ошметки головы, дух обернулся, дабы выбрать новую цель, как вдруг получил копьем в правое плечо. Взревев, дух тут же изрыгнул молнию в своего обидчика, распылив его. Избавившись от копья, Хейз открыл всему миру рану, из коей сочилась синевато-зеленая бледная жидкость, смочившая шерстку под раной, от чего та слиплась. Но это не особо помешало Духу продолжить бой и сократить популяцию стражей еще на две особи.

В ходе получасового боя духа покотцали, но не остановили; стража Луны сократилась вдвое, а часть квартала превратилась в руины. Муну везло так же, как и остальным выжившим. В ходе боя он успел расколоть себе шлем, заиметь рану под левым глазом и получить еще одну на правом бедре. Но при этом он дважды успешно атаковал Хейза, только, казалось, этим он еще больше раззадорил духа. И вот очередная атака с боку. Обманный маневр и… Мун почувствовал резкую боль в груди и то, что вектор направления его движения резко поменялся на обратный. Иными словами, он полетел назад по инерции удара. И так получилось, что влетел он в окно, проломив собой раму и стекло. Когда же он, наконец, встретился со стеной, то осознание того, что с ним произошло, пришло само собой. Как казалось, Дух не повелся на обманный маневр и встретил Муна ударом в грудь. Очень сильным ударом. Но чем он бил? Не головой же? И тут Мун посмотрел на свою грудь. Щиток, что должен был ее защищать, теперь имел аккуратное отверстие с рваными краями. С трудом сняв его, Мун истошно выдохнул. В груди сияла кровоточащая колющая рана. «Вот это он… Бодается…» — поморщившись, подумал Стронг и сплюнул кровь. Тут же в дом влетел еще один страж, на этот раз по своей воле. Завидев своего капитана, он бросился к нему.

 — Капитан! Черт, потерпите… Черт! — оглядев рану, пони был шокирован, но сохранил самообладание. Выругавшись, боец попытался что-то предпринять. – Капитан, держитесь. Сейчас я вам помогу. Мы вас вытащим…

 — Я свое отлетал, парень... – с кашлем выдал Мун. – Я попробую помочь вам… Он придет за мной. Иди, спасай себя и своих товарищей. Найдите Луну!

 — Я не брошу вас!.. – тут же рядовой был перебит.

 — Вали! Это приказ! Или я прикончу тебя! – проорал Мун и закашлялся. Пони нехотя встал и также нехотя, но вылетел в окно.

Мун положил одно копыто на грудь, что отразилось острой болью раны. Покорчавшись, он посмотрел в окно. Бах! Стена обрушилась, а когда пыль осела, то перед капитаном предстала высокая фигура.

 — Пора умирать, капитан, – с ехидным оскалом произнес Хейз своим слегка хриплым, шипящим голосом.

Крика не было. Улицу охватила мертва тишина. Такая же мертвая, как и отряд стражей.

***

Луна наблюдала, как последние горожане покидают свои дома. Когда все мирные пони покинули город, Принцесса вернулась на площадь, где к обороне уже были готовы пони из местной гвардии. Обнажив копья и алебарды, создав тем самым железный оскал обороны, стражники города организовали два ряда обороны. Луна чувствовала, что никто из ее верных стражей не вернется. И никого она из них не увидит. Но грусть сменилась на ожидание. Ожидание того, кто виновен во всех смертях здешних. Время начало тянуться, как тесто. Медленно. Томно. Угнетающе. Вот на улицах стал появляться туман, который медленно выползал на площадь. В воздухе почувствовалось напряжение и страх. Страх! Луна отогнала от себя это чувство, понимая, что, боясь, она только придает сил монстру. Послышался цокот копыт о мостовую. Все замерли. Прошли секунды. И вот он обнажил себя. Показался на свету. Темно-серый, чуть ли не черный, высокий, громоздкий и в то же время грациозный. Его шкура переливается зеленым светом молний, гуляющих меж его шерсти. Черная грива зачесана назад, создавая эффект гребня. Черный длинный хвост волочиться позади него. И глаза… Злые, безумные, голодные. Смеющиеся над всеми глаза. Злорадный оскал сотен зубов, возглавляемых двумя длинными верхними клыками. Все это навело ужас на гвардейцев, которые невольно сделали шаг назад, отступив от приближающегося противника. Сократив дистанцию вдвое, Дух Страха резко остановился. Он широко улыбнулся, прикрыл глаза. И резко встал на дыбы, раскрыв глаза, которые засветились ярче звезд в ту ночь, и распахнув пасть в немом крике. Одна Луна знала что это. Спустя мгновение она одна стояла. Стояла живая и целая. Дух, впитав жизни павших воинов, вновь оскалился.

 — У тебя ничего не выйдет, Дух! – крикнула Луна, пока их разделяло двадцать метров. В ответ она получила лишь насмешку, что очень разозлило Принцессу. Она, сконцентрировавшись, испустила из рога синеватый луч энергии, который достиг цели. Но тот факт, что он развеялся в миллиметрах от цели, вверг Луну в отчаяние.

 — У тебя не хватит сил, Принцесса, — насмешливо заявил темный единорог, начиная медленно приближаться.

 — Стой на месте, если не хочешь познать Гнев Луны! – крикнула Принцесса ночи, расправив крылья. Она уже все продумала и готовилась произвести одно из самых мощных заклинаний ее арсенала. Но это не слишком остановило Духа.

 — Твоя магия бессильна против меня, аликорн. Ты слишком слабая, – эти слова развеяли тень сомнения у Принцессы. Вмиг она оторвалась от земли и взмыла вертикально вверх, поднимаясь все выше и выше. – Так вот значит как. Хочешь поиграть в догонялки… Будет тебе игра! – взревев, единорог чуть поник. Тут чуть позади плечевого пояса шкуру начали пробивать… Крылья! Продираясь сквозь плоть, на свет стали показываться два огромных перепончатых крыла, схожих с драконьими. Когда кровь остановилась, а крылья просохли, Хейз осторожно начал расправлять их, а потом рывком завершил дело. Всему свету теперь открылся вид на два громадных крыла, размах коих составлял около девяти метров.

Недолго думая, Хейз оттолкнулся и взмыл вверх, начав преследовать Принцессу. Та же, завидев, что дух способен на полет, попыталась ускориться, но на много это ее скорость не увеличило. Тем временем, расстояние потихоньку сокращалась, как между дуэлянтами, так и между Луной и точкой активации заклинания. Секунды стали тянуться как часы. В воздухе появился запах адреналина, и повеяло холодом. И вот Луна все же добралась до заветной точки. Окрестности озарились ярким лунным светом. А в следующий миг в Хейза полетел яркий луч лунной энергии. Но готовый к такому, в ответ дух изрыгнул из пасти мощную зеленую молнию, которая устремилась навстречу лучу Луны. И вот встретились два противостояния.

Небо озарилось яркой вспышкой, а мощь взрыва заставила сферическую ударную волну добраться до города и навести там шухер. Но ровно через секунду этот страшный смерч исчез. И на том месте, где была площадь, лежали двое. Луну была без сознания, лежа на боку, подмяв под себя одно крыло. Хейз же был еще в сознании. Он шипел от боли, которую ему доставляли крылья. Одно было порвано в таком количестве мест, что число дыр превышало число жертв сегодняшней битвы. Второе же Хейз элементарно сломал в куче местах. Когда же духу удалось избавиться от назойливой ноши, переставшей быть нужной, то и боль поутихла. Но подняться он все равно не мог. Так прошли несколько минут, пока рядом с духом из вспышки не появилась… Вулфсул! Лесная хранительница тут же бросилась к своему другу, припав рядом и крепко обняв Хейза. Она начала что-то шептать ему, иногда всхлипывая и пуская одинокие слезы, но при этом она улыбалась. Вяло улыбнувшись, Хейз указал на лежащего аликорна.

 — Хватай ее и телепортируй нас отсюда… — тихо сказал он и… Вырубился.

***

Твайлайт наблюдала за разрушением города с небольшого холма в паре километров восточнее. Когда все стихло, Твайлайт оставалось лишь наблюдать за тем, как ночь вновь вступает в свои права, захватывая окрестности тьмой. Тут к ней сзади подошли пять подруг.

 — Твайлайт. Рейнбоу очнулась, — проговорила ЭпплДжек и кивнула на лазурную пегаску, которая стояла с поникшим видом.

 — Хорошо. Но что-то не нравится мне эта тишина, — отозвалась лавандовая Принцесса. Она еще раз глянула в сторону руин города и повернулась к подругам. – Нам нужно отправиться туда и отыскать Принцессу Луну.

Все переглянулись. Но выбора не было, ведь без Луны у них не было шансов одолеть то зло, которое тянулось из глубин леса. Быстро спустившись с холма и добравшись до города, точнее до того, что от него осталось, Хранительницы разделились. Рейнбоу быстро полетела осматривать руины, а все остальные разделились, дабы обхватить большую территорию. Через час поисков, прочесав все, что только можно, подруге встретились на бывшей площади и почти хором сообщи Твайлайт о том, что они ничего не нашли. Этот факт вогнал юного аликорна в сильное недоумение.

 — Не могла же она просто взять и испариться! – воскликнула Твайлайт и огляделась. Тут ее взор упал на то место, где некогда лежала темно-синяя принцесса. Там, слегка запыленные, лежали два темно-синих пера, одно из которых было потрепано, а другое помято. – Она была здесь! – еще громче воскликнула лавандовая пони и подскочила к перьям. Но кроме них она ничего не нашла, как и ее подруги. Ни следов, ни перьев, ни намеков на возможное местонахождение принцессы.

 — Что-то тут не так, — констатировала Дэши, оглядывая руины. – Если есть перья, то она лежала здесь. А потом ее, скорее всего, унесли.

 — Но кто? – тут же подхватила тему Рэрити.

 — И куда? – задумалась ЭпплДжек.

Тут в ночной тьме, которую рассекал свет ночного светила, послышались тихие шаги. Но никто не успел во время обернуться, поэтому появление кого-то было очень неожиданным.

 — Я могу помочь вам с поисками Принцессы… — послышался достаточно молодой мужской голос. Говорил темный пони в черной ковбойской шляпе и плаще. – Ведь вам нужна помощь, не так ли?..