Ракхэн

Ракхэн — с одного из древних мертвых языков означает «стихия». Проше говоря, Ракхэном называли существо способного управлять всеми силами природы: водой, землей, огнем, воздухом и молнией. Но кто способен управлять такой силой, кто достоин владеть ею. Может дракон, а может быть грифон. Нет, судьба выбрала представителя совершенно другого вида. Стихии стали частью совсем обычного единорога. И теперь он должен решить, как он будет ее использовать. Будет ли он использовать ее во благо или же искушенный силой использует ее во зло. Это история началась еще до того, как принцесса Селестия отправила свою сестру, принцессу Луну, в заточение на тысячу лет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Десктопные пони

Пони-разум простенькой программы внезапно осознает себя.

Флаттершай

Потухшее вдохновение

Жизнь частенько подкидывает нам испытания. Полагается, что встречать их нужно с гордо поднятой головой. Но как реагировать, когда на кону стоит вся твоя жизнь? Если светлое будущее рушится прямо на глазах? Хватит ли Вам духу принять этот удар судьбы? Многие самоуверенно ответят: "Да!". Но Аффлатус придерживается иного мнения.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Метаморфоза

-Что вы со мной сделали?- испугалась Ловинг. Она замерла и внутри неё всё похолодело. -Это ещё часть превращения... - улыбнулась Кризалис. - Пройдёт ещё немного времени и ты будешь полноправным членом Улья. -Нет... Никог... -сонно проговорила Ловинг, но с каждой секундой внутри кокона она теряла силы. Но перед тем, как она заснула голове промелькнула мысль: - Ты никогда не станешь прежней.

Другие пони

Первопроходец

"Даже в самом начале жизни у людей есть хоть что-то, что им принадлежит помимо самих себя. Со временем количество этого «чего-то» только накапливается, появляется своя территория, вещи, заготовленные решения. И сейчас я внезапно лишился всего этого наносного слоя. У меня ничего нет, включая даже представлений о том, как работает мир, в котором я нахожусь. С одной стороны это новое начало, и мое нынешнее состояние ближе всего остального к абсолютной свободе. С другой стороны, это пугает."

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая DJ PON-3 Человеки

Флаттершай и Селестия играют в шахматы

Когда основная шестерка приезжает в Кантерлот, чтобы увидеть выступление Вандерболтов, Флаттершай отказывается идти из-за боязни толпы. Подслушав разговор, Принцесса Селестия решает провести этот день с пегаской. И они задумали сыграть пару партий в шахматы, чтобы скоротать время…

Флаттершай Принцесса Селестия Принцесса Луна

Темнейшие уголки вселенной

Отважные носительницы элементов гармонии не раз спасали мир от злодеев и катаклизмов, всегда выходя победителями. Но никто и предположить не мог, что самое могущественное зло таится в них самих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Старлайт Глиммер

Новая жизнь

О парне, попавшем в Эквестрию к событиям первого сезона.

ОС - пони

Эверфри и отрава-цвет

«Жили-были две сестры, — начала Флаттершай, — да мама их, в лесной хижине. Они очень друг друга любили...»

ОС - пони

True face of justice

Горячая и засушливая страна Вармсендс граничит с западом Эквестрии. Из песчаной соседки в сторону Кантерлота движется Армия Освобождения, которая, по их мнению, собирается свергнуть тысячелетний гнет правления четырех принцесс. Эта армия, состоящая только лишь из земнопони и, вовсе не имеющая магии, собирается выступить против могущественных Аликорнов! Храбрость или безумие? Глупость или расчет?

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 8. Смотровая площадка. Глава 10. Победа над драконом.

Глава 9. Побег.

Глава 9. Побег.

Я с тихим стоном открыл глаза. Всё вокруг покрывало марево, как будто я смотрел через очень грязное стекло. Сфокусировать взгляд на чём-нибудь мешала ломота в затылке. Плечо тоже царапала боль, повязки на мне, судя по всему, не было, а пошевелиться было невозможно. До меня вдруг дошло, что я связан. Ну, просто замечательно! Это объясняет удар в затылок и потерю сознания. Мы в плену, нас схватили. Супер. Полный улёт. Странное чувство разливалось по телу, словно кровь приливает к рогу. Прямо перед лбом висел клок чего-то белого. Паутина? Стекловата? Ох, да это же моя собственная грива! Я что, вешу вниз башкой?!?! Да что за хрень тут происходит?!?!

Мои глаза сумели наконец рассмотреть окружающую действительность. Я был и впрямь подвешен вверх задними ногами и напоминал гусеницу, завернувшуюся в кокон. Будь я пегасом, можно было бы даже представить, что я бабочка. Интересно, где именно я сейчас? Взгляд выхватил перевёрнутые перила рядом с огромным проёмом в стене. Так это же смотровая площадка! Размышлениям помешали два возникших перед глазами силуэта.

-О, гляди, очухался, — говорил силуэт покрупнее.

-Та-ак. Ну, сейчас мы те, земной, устроим весёлую жизнь.

Земной? Это они мне? Странно. У меня же рог торчит посреди башки, разве нет? Я как-то не заметил, чтобы мне оторвало его взрывом или ещё что. Может, они мне его спилили, пока я был в отрубе? Однако рог был в порядке, быстренькая и простенькая проверка показала, что моя колдавайская деталь при мне.

Зрение окончательно вернулось ко мне. Я смог хорошенько рассмотреть тюремщиков. Один довольно здоровый тяжеловоз, другой – толщиной с соломинку. Оба земнопони. И, ко всему прочему, оба вооружены чем-то вроде автоматов. Просто прекрасно. У них численный и орудийный перевес. Во всём остальном у меня перевес. В чём перевес? Да хотя бы в магии. Рог, знаете ли, очень полезная штука.

Худой подошёл ко мне вплотную.

-Ну, давай-ка посмотрим, крепкие ли у тебя кости.

Я совладал со своим голосом.

-Не любишь ты своих земных собратьев, да?

До меня, наконец, дошло, что мой рог скрыт от них моей гривой. Вот вам и плюс носить длинные волосы.

Бандит хмыкнул.

-Собратьев я люблю. Я только не люблю, когда они лезут куда попало. Зачем так нехорошо поступаешь? Почему моих друзей убиваешь, а? Щас мы тебе за каждого нашего братана таких люлей отваляем, что больше не захочется. Да ещё с собой дадим. Тока ты их унести уже не сможешь.

Тюремщики загоготали. Худой повернулся к двери. На смотровую площадку вела одна-единственная стальная дверь, запиравшаяся на маховиковый замок, как на кораблях или подлодках.

-Лады, Флэйм, наваляй-ка нашему гостю так, чтобы встать не смог. А я пока кобу притащу.

Скут тоже у них. Ну, здорово. Надо что-то делать, но что? Лихорадочно соображавший мозг взял управление голосом на себя.

-А самому слабо? Боишься перед дружком опозориться, а? – поинтересовался я у уже шагнувшего к двери бандита и добавил: -Сразу видно, что слабачок, даже пушку и ту еле держишь.

Стоп. Эмеральд, ты чего несёшь-то? Раздразнить вооружённого бандюка, будучи при этом связанным по всем ногам? Чистой воды самоубийство! Однако коварный расчёт мозга был ясен даже остальному телу: оружие худой и впрямь тащил через силу, постоянно закидывая ствол на плечо, чтобы и не уронить, и перед приятелем выглядеть пафосно. Вот если он мне врежет, пусть даже и задними ногами, то выжить шансы есть, причём неплохие. Если же за меня примется громила, придётся заказывать деревянный макинтош и писать завещание.

Как бы то ни было, мой хитрозадый план сработал на ура. Чувство бандитского самолюбия рвануло с силой противотанковой мины.

-Чё вякнул?! Это кто тут слабачок?! Я?!?! Ну всё, шкура, щас я те…

С этими словами он принялся охаживать меня прикладом по всему, чему мог достать. Самые ощутимые удары приходились в морду, потому как всё остальное опутывали верёвки. Правда, удары в раненое плечо и промежность тоже щекоткой назвать было нельзя.

-Э… Ну, тогда ты тут разбирайся, а я девку приведу, да? – поинтересовался тяжеловоз.

-Ага, — ответил запыхавшийся мститель, отирая пот со лба.

Быстрее! Запереть дверь, запереть любой ценой! Телекинезом и прочей магической ерундой! Мне никогда раньше особо не давались заклинания, но сейчас был не такой случай, когда можно было свалить с ненавистного урока. Сосредоточиться. Наплевать на удары и тупую боль в плече. Задействовать всю силу воли, собрать её в кончик рога и приказать предмету сделать то, что тебе угодно. Мы сто раз это проходили, давай же!!!

Никто из бандитов не заметил, как затворилась дверь. Не увидели они и золотистого сияния, появившегося из щели между дверью и стеной, не расслышали чавкающего хруста, с которым дверь запечаталась наглухо. Избивавший меня отморозок, норовивший попасть в морду, не мог не заметить, как я плотно закрыл глаза и наморщился, но принял это за гримасу боли. Кому-то это магическое усилие может показаться совсем крохотным, ничтожным, многие единороги могут выполнить его даже не поморщившись, но нам в тот день Запирающее Заклятие спасло жизни. Я смог, я справился… Волна эйфории притупила боль от ударов, я даже смог расслабиться. Ну, господа благородные пираты, посмотрим теперь, кто кого.

Качок, взглянув на дружка, обливающегося потом и дышащего так, словно проскакал галопом две мили, ухмыльнулся и двинул маховик двери. Маховик провернулся, ещё разок, и ещё, громила дёрнул за него, опять повернул… Безрезультатно.

-Шэд… Шэдоу!!! – позвал он приятеля.

-Чё…те…надо… — хрипло ответил тот.

-Тут…это…дверь…

-И…чё? Дверей…раньше…не…видел…

-Она…ну…закрылась…

-Против…часовой…тупая…башка…

-Так я и кручу! Она захлопнулась по ходу!

-Как это захлопнулась?! Уйди!

Вдвоём они вертели маховик так и эдак, но преодолеть заклинание не смогли. Я даже смог ухмыльнуться.

-Чё ты ржёшь, шкура?! – снова подскочил ко мне худой.

-А чё мне, плакать, что-ли? – невнятно ответил я. Моя морда была разбита, изо рта и носа сочилась кровь.

-Заплачешь, когда с кобой твоей развлекаться начнём.

-Гы. Она вам устроит развлечение…

-Будет брыкаться – ноги прострелим.

-Эта… Шэд, а давай вниз спустимся, ну, по верёвке, — подал голос мордоворот.

Бандит только фыркнул.

-А где ты её возьмёшь, мозгокруп?

-А во, — указал на меня копытом здоровяк. Морда его приятеля просветлела.

-Блин! Флэйм, вот ты реально профессор Мозги! Давай, снимай этого…

Довольно лыбясь над похвалой дружка, «профессор Мозги» отвязал узел на стене. Я грохнулся на пол, конечно же, прямо на рану. Парочка матюков сама сорвалась с языка. Громила навёл на меня ствол.

-Не рыпайся, а то в чейнджлинга превращу, — посоветовал он мне, а худой тем временем развязывал меня. Почувствовав свободу, я потянулся, разминая затёкшие ноги, и тут же получил прикладом.

-Те ж сказали, не рыпаться, а ты чё? Давай, Флэйм, привязывай её своим коронным узлом.

Тяжеловоз отошёл к перилам пристраивать верёвку, а хлюпик наставил на меня дряхленький автомат. Терять времени больше нельзя. Я снова напрягся, окутывая его телекинезом. Мордоворот, высунув язык от усердия, закручивал какой-то мудрёный узел, а его приятель, сам того не замечая, окутывался золотистым искрящимся полем.

-Ну, вот и всё, щас тебя пристрелим, а потом…

-Да? Пристрелишь, говоришь?

-Ага. Чё с тобой ещё делать? О, или вниз скинем. Тоже нормально.

-Гляди сам туда не полети.

-А с чего бы мне?

-А ВОТ С ЭТОГО!!!

Пристрастие к дешёвым эффектам взяло верх надо мной. Я откинул гриву, открывая свой рог обомлевшему бандиту, поднял гада повыше и швырнул прямо в качка. Не ожидавший такого громила перевалился за перила и с громким криком сорвался вниз. Худой от удара потерял на мгновение концентрацию. Я снова поднял его в воздух и выставил за ограждение, отобрав автомат. Знакомое чувство кровожадного азарта снова завладело мной.

-Пусти! Пусти, падла!

-Как скажешь, — прошипел я, снимая чары. Бандит отправился вслед за приятелем, огласив промышленные районы громким воплем, прервавшимся глухим стуком упавшего на землю тела. Выглянув за ограждение, я увидел их обоих, лежавших недалеко друг от друга. Между бандитами покоился нырнувший вместе с громилой автомат. Второй лежал тут же, на площадке, отброшенный моим заклинанием.

Я опустился на круп и закрыл глаза. Меня трясло от страха и какой-то звериной радости. Я чувствовал себя как в лихорадке, озноб распространялся по всему телу, зубы стучали. Удивительно, что мстителю не удалось выбить хотя бы парочку. Ведь так старался… Я был ментально вымотан. Никогда ещё не совершал я столько волшебства за столь короткий срок, для меня это был своеобразный рекорд, и мне было наплевать, что там умеют другие единороги. Произвести после всех этих манипуляций Взламывающее Воздействие было для меня чем-то неподъёмным, так что я не стал рисковать, просто спустившись по прикрученной к перилам верёвке и прихватив бандитское оружие. Ценный трофей, может пригодиться. Осталось только выяснить, где они держат мою пулемётчицу, освободить её – и драпать отсюда как можно дальше. Быстро обшарил я тело здоровяка, но нашёл только одну обойму к автомату. Та, что была заряжена, оказалась полупустой. Ну, и на том спасибо. Приятель громилы был ещё жив и водил глазами, смотря на меня, когда я обыскивал и его.

-Извиняй, дружище, если что не так, — похлопав умирающего по плечу, сказал я. Он не мог ответить при всём желании, изо рта у него текла кровь. Со сломанным позвоночником долго не живут.

У этого бандита помимо обоймы, закреплённой на поясе, оказался небольшой ржавый ключ. Я сразу узнал его: это ключ от подсобки, мне часто приходилось туда таскаться. Прихватив второй автомат и закинув его за спину, я поковылял к входу в здание. Подсобка, подсобка… Вот она, один лестничный пролёт из холла вниз. За проржавевшей решётчатой дверью, рядом с горой размочаленных коробок, я увидел свою спутницу, тоже крепко связанную. И откуда здесь столько верёвок? Бандюки что, заказывают их по почте, или сами плетут? Открыв дверь, я бросился к пегаске.

-Приветик. Заждалась меня, а?

Скуталу, мыча, попыталась выплюнуть верёвку изо рта. Телекинезом (откуда только силы взялись) я освободил крылатую, тут же бросившуюся ко мне.

-Эм, что они с тобой сделали?!?!

Она рукавом вытерла мне морду от крови.

-Да ерунда, пройдёт. Давай, вставай, пора сматываться.

Поднявшись, летунья оглядела меня… Не знаю, как описать этот взгляд. Так иногда поклонники смотрят на своего кумира.

-Что? – машинально спросил я. Тут только я осознал, что выгляжу как заправский герой какого-нибудь боевика: лохматый, заляпанный кровью, с двумя автоматами, в простреленной куртке, да ещё и с боевым ранением! Блин, будь у меня камера, я бы сфоткался на фоне поверженных врагов. Или за рулём «Кастлгарда», например. В любом случае, моя жизнь интереснее любого кинца.

-Эмеральд, Дискорд тебя побери, видок у тебя – просто супергеройский. Я бы тебе прямо здесь отдалась…

Сдержать широкую улыбку было выше моих сил.

-На это нет времени. Давай как-нибудь в другой раз, ладно?

«Интересно, не пожалею ли я, что отказался?» — думал я, щелчком зажигалки заводя машину и довольно ухмыляясь во всю пасть.

Конец 9 главы.