Проводник души

Каждое лето Аня проводила у тёти в деревне. Однажды, гуляя в лесу, девочка вышла на полянку, где стояла избушка, да не простая, а на курьих ножках, прямо как из сказки. Кто бы мог подумать, что с этого самого домика и начнутся Анины приключения! Что девочка очутится в чудесном мире доброй сказки, рассказанной по-новому!

Трикси, Великая и Могучая Лира Другие пони Человеки Кризалис Король Сомбра Флари Харт

Your Sweet Little Belle

Вы со Свити Белль женаты чуть больше года. Сегодня был ее первый концерт в Кантерлот Мюзик-Холле. После впечатляющего выступления, вы знаете идеальный способ отпраздновать это событие…

Рэрити Свити Белл Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки

Но ведь она ничем не примечательна!

Просто ради забавы Спайк и Твайлайт пытаются написать фанфик по Могучим Пони. Казалось бы, простенькое и незатейливое развлечение, так? Вот и нет. Есть в написании фанфиков нечто такое, что Твайлайт обязательно должна узнать, если хочет, чтобы её история понравилась другим пони.

Твайлайт Спаркл Спайк

А что значит дружба?

Рассуждение на тему дружбы в нашем мире, во всех мирах.

Принцесса Селестия Человеки

Машина

Рассказ о Твайлайт, её шедеврах и ржавых рычагах. Но совсем не про это!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Fallout: Equestria - Frozen Shores

Война. Война никогда не меняется. Даже если она закончилась две сотни лет назад, она продолжает жить в умах и сердцах пони. Когда на Кристальную Империю обрушились зебрийские боеголовки, правительница северной страны, принцесса Миамора Каденция, пожертвовала жизнью, чтобы спасти своих подданных. Однако, ткань мироздания оказалась повреждённой, и часть Севера на долгие годы отрезало от континентальной Эквестрии. Много лет из-за арканного барьера не доносилось ни звука, ни обрывка радиопередачи - и вот правящей клике Империи становится известна возможность проникнуть сквозь лей-линию, и узнать, что же происходило с родной страной все эти годы...

ОС - пони

Триада Лун: глава 0

Перевод: Shai-hulud_16 Есть одна история. Одна — из многих историй. Или один мир из многих миров. Может быть, он не слишком гостеприимен. Так что... мы здесь. За высокими двойными дверями, в огромном городе, в зале мрамора и аквамаринового стекла. Уходящие вдаль ряды столов с письменными принадлежностями. За ними — изредка — пони. Они читают, сверяют записи, смотрят на полупрозрачные изображения. Иногда они сходят с лежанок, чтобы прогуляться или обменяться парой реплик с другими. Одна из них, неярко-синяя единорожка в очках, приглашает вас войти, и пройти чуть дальше.

ОС - пони

Любовь

Несколько рассказов со сквозным сюжетом.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Чёрный обелиск

В кантерлотском саду появляется странный чёрный камень, после чего пони один за другим становятся жертвами неизвестного. Принцессы всеми силами пытаются остановить его и вызывают в Кантерлот, пожалуй, единственного пони, который может в этом помочь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

По ту сторону блицкрига

Октябрь 1944 года. Антигитлеровская коалиция наступает по всем фронтам после провала немецкого блицкрига на Восточном фронте. Союзники рвались к Берлину, не считаясь с потерями

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 9. Побег. Глава 11. Гибель "Кастлгарда".

Глава 10. Победа над драконом.

Глава 10. Победа над драконом.

-Эм, погоди. Нельзя так.

Я уже собирался тронуться с места и продолжить путь, когда Скут зачем-то остановила меня. Я в недоумении уставился на пегаску.

-Как это «так»? Что случилось-то?

-Нельзя вот так уехать отсюда. Ты ведь отправил бандитов в ад, я правильно поняла?

Я был совершенно сбит с толку.

-Ну да. Ты что, хоронить их собралась, что-ли?

Крылатая только фыркнула.

-Вот ещё! Больно надо. Я имею в виду: у них тут база, так? Значит, тут полно всего полезного должно храниться. Ну, жрачка там, и всё такое.

Только сейчас до меня дошло. Мы ведь можем заняться мародёрством! Конечно, дело не очень аристократическое, но нам привередничать не приходится. Не те условия. Я закивал головой.

-Ага. Ну, давай пошарим?

Заглушив мотор «Кастлгарда», я вылез из машины, не представляя, с чего начать. Пернатая же, не теряя времени даром, принялась опустошать маслобак никому уже не нужной бандитской машины. Я вспомнил, что по пути наверх видел нечто наподобие склада на третьем ярусе, так что решил пошарить там. Однако, с простреленной ногой много за раз не унесёшь, так что надо было разгрузить спину.

-Скутс, подойди-ка сюда.

-Чего там?

-Ну иди, иди, не бойся.

-Чего тебе?

Летунья приблизилась. Я снял со спины трофейный автомат и протянул ей.

-На-ка вот, чего подарю. Возьми, сделай милость, а то затвор, скотина, в спину постоянно втыкается, неудобно.

Скуталу недоумённо посмотрела на меня, но оружие всё же взяла.

-Всё?

-Ага, — ответил я и захромал в сторону завода. На третьем этаже и впрямь оказался импровизированный склад со жратвой, причём в больших количествах. Ладно, то, что её много, это понятно, ибо прокормить надо было как минимум двадцать голодных пастей. Но вот ОТКУДА тут столько всякой снеди, оставалось для меня загадкой. Может, тут, в городе, есть фабрика какая, или ещё что? Так или иначе, отыскав ящик попрочнее и нагрузив столько, сколько спина выдержала, я спустился вниз. Моя спутница уже успела залить спёртое масло в наш бак, вывести «Кастлгард» на открытое место…и поджечь вражескую машину.

-Нафига? – без предисловий поинтересовался я.

-Не знаю… Но мне так как-то спокойнее, — пожала она плечами.

Я снова сел за руль и, забывшись, захлопнул дверь раненой ногой. Боль полоснула её тупым кинжалом, заставив меня поморщиться и зашипеть. Тут только пегаска заметила, что повязки на мне больше нет, и вынула аптечку.

-Посиди смирно, я сейчас.

-Ой, да не надо, и так всё нормально, ну, – попытался протестовать я, в ответ на что получил хорошую оплеуху.

-Сказала же, посиди смирно! Почему до тебя никогда с первого раза не доходит?! Нет бы послушаться хоть разок! Хоть один раз в жизни ты можешь сделать то, о чём я тебя прошу, не вступая в возражения, а?

Изливая из себя эту бурную речь, Скут приматывала мне дырявую конечность к груди. Закончив, она слегка подалась назад, рассматривая свою работу с видом литературного критика, а затем махнула копытом и вынесла самой себе вердикт:

-Сойдёт. Поехали.

Недовольно бурча сквозь зубы, я снова подпалил масло. Двигатель зарычал, показывая свою мощь и готовность к работе, но это рычание тут же было заглушено другим, раз в сто мощнее. По сравнению с этими звуками рёв нашей машины был всё равно что собачье тявканье на фоне львиного рыка. Так может рычать только дракон. Только очень большой голодный дракон в дурном расположении духа. И при всём при этом, невидимый дракон, залёгший где-то рядом, был, судя по всему, сделан из стали.

Я замер, прислушиваясь. Ещё одна машина? На несколько это не похоже, звуки нескольких двигателей рано или поздно вместо синхронного рычания стали издавать бы рандомную какофонию, которую по достоинству смог бы оценить один лишь Дискорд. А рык, который мы слышали, теперь уже затихающий, словно отдаляющийся от нас, исходил из одного, но очень мощного двигателя. Я боялся представить себе, как выглядит стальной дракон, изливающий из своей многоцилиндровой глотки такую вот «музыку».

Мы с пегаской переглянулись. Её глаза вылезли на лоб, зрачки расширились от ужаса, губы дрожали. Я, наверное, выглядел не лучше.

-П-поех-хали, а? – как-то даже жалобно попросила она.

-Да, — ответил я и рванул с места.

Быстрее! Ещё быстрее! Как можно дальше уехать от почти затихшего шума, от этого проклятого, залитого кровью места! Мне становилось не по себе, но я находил успокоение в скорости, задаваемой машине. Промышленные районы, прошуршав на прощание истёртой в пыль почвой, сменились широкой восьмиполосной дорогой. Я прекрасно помнил, что в былые времена по ней было не проехать, настолько много машин скапливалось на потрескавшемся теперь асфальте. Все восемь полос не были способны пропустить всех желающих к их целям, потому как эта дорога, вернее, ровно её половина, заканчивалась недостроенной автострадой, которая по проекту должна была проходить по маршруту Понивилль – Пони Парадиз – Кантерлот. Теперь же, во времена постапокалипсиса, дорога была засыпана обломками зданий и помятыми остовами машин, однако посередине кто-то сбил в сторону весь мешающий проезду хлам. Наверное, бандюки своими бамперами и посшибали. Да вон хотя бы та же давилка, что едва не размазала нас по трубе. Нет, ну а что? Мощности её двигателя на это вполне хватит, а кому же не будет приятно вот так сметать всё подряд в сторону, чувствуя себя рыцарем дорог?

Мы уже успели основательно отойти от страха, вызванного грохотом чьего-то двигателя и даже слегка расслабиться, но в тот момент, когда мы проносились мимо подъёма полотна, который и должен был стать скоростной эстакадой, этот самый грохот раздался снова, теперь уже совсем рядом. Я машинально подбавил газу, чувствуя, как ускоряется пульс. А затем…

…затем мы увидели обладателя этого супердвижка. Огромный грузовик с намертво приваренным к седлу прицепом в виде цистерны (должно быть, так надёжнее, на повороте не оторвётся) спрыгнул с эстакады прямо на нас. Не будь «Кастлгард» настолько быстрым, чудовище запросто вдавило машину в асфальт, и на этом наши приключения завершились бы. Но мы пролетели опасную зону. Таран, служивший врагу бампером, лязгнул по покрытию, выбив искру, в считанных метрах от ракетомёта. Скут пронзительно завизжала от ужаса. Я тоже был готов орать во всё горло, но страх сжал мою глотку мёртвой хваткой. Выжимая из нашего двигателя всё, что мог, я рванул от этого чудища. Противник быстро сумел прийти в себя после столкновения подвески с дорогой, и теперь преследовал нас, осыпая очередями из пулемёта, торчавшего на крыше.

-Скут, нам было бы удобнее удирать, если бы ты оборонялась! – проорал я, справившись с голосом.

Летунья вздрогнула и принялась отвечать на огонь, лившийся по нам, паля по огромному лобовому стеклу преследователя. Но этот напоминающий помесь черепахи и дракона громила был на шаг впереди: его стёкла прикрывало армирование из стальных труб. Вот сомбрино отродье! Ладно, будь по-твоему. Выиграть в скорости тоже не получалось. Ракеты, выпускаемые Скуталу, ударялись в таран, отрывая шипы и не нанося ощутимых повреждений. Ну, класс. Будь у него ещё пушка – и мы точно пропали.

На очередном зигзаге, выполненном ради уворота от свинцового дождя, я понял, в чём мы можем выиграть. Капот врага с той стороны, где он должен открываться, был армирован не так сильно, а значит, у нас есть шансы пробить его.

Несколько секунд потребовалось мне, чтобы объяснить пулемётчице план. Та кивнула, смотря на меня взором, в котором читалось: «Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Эмеральд». Я и сам на это надеялся.

Вывернув руль, я зашёл на ещё один зигзаг, а пегаска тем временем, хорошенько прицелившись, выпустила ракету, ударившуюся в крышку капота врага. Запор на ней разнесло в клочья, крышка подпрыгнула и застыла, дрожа от вибрации и открыв взору моего стрелка двигатель. Крылатая принялась поливать его свинцом, отрывая детали. Скорость врага упала, мотор вспыхнул, как факел, но громила продолжал нестись вперёд. Нужно остановить его, но как? Моим мыслям помешал раздавшийся взрыв. Кабину тягача разнесло на кусочки, его мотор взорвался, выбросив из себя красивый огненный шар, цистерна вспыхнула и опрокинулась набок, сокрушая металлический крепёж. Проехав по инерции ещё немного, горящий грузовик стал замедляться и наконец остановился, громко хлопая взрывающимися шинами и выстреливая вокруг себя пылающие струйки масла из уничтоженного движка.

Я остановил машину и обернулся назад, глядя на горящую груду металла, в которую превратился недавний преследователь. Мы победили, мы справились, мы остались живы, не может этого быть… Несколько секунд, а может, и минут смотрели мы на поверженного стального дракона, захлебнувшегося собственным огненным дыханием, а затем, переглянувшись, бросились друг к другу, смеясь, плача, что-то крича… Нашей радости не было предела, и нам было наплевать, что здесь могут быть другие, главным было не это. Летунья принялась целовать меня всюду, где могла достать, заливаясь слезами от пережитого, я отвечал ей тем же. Лишь через минуту, отстранившись, мы смогли успокоиться и осознать, каким яростным градом поцелуев только что осыпали друг друга. Мордочка Скуталу вспыхнула так, что пламя, бушевавшее в развороченных взрывом останках грузона, померкло. Кровь прилила и к моим щекам.

-Знаешь, Скутс, по-моему нам надо почаще побеждать таких вот драконов, — наконец произнёс я, чувствуя, как горит кожа в тех местах, где касались её губы.

Спрятать улыбку моя спутница не смогла, как ни старалась. Ухмыляясь в ответ, я снова тронул «Кастлгард» вперёд, к цели, возвышавшейся вдали и прекрасно отсюда видимой.

Конец 10 главы.