Октавия выбирает букву "О"

Продолжение рассказа на одну букву. На сей раз "О".

Октавия

Вечное лето

Когда ты жеребенок, летние дни длятся бесконечно. Лето – это свобода. Мир живее, шире и ярче, а краски насыщеннее. Лето – это беготня по лугу, купание в пруду и ловля светлячков в последний вечерний час. Поведет ли Эппл Блум своих друзей к пиратским сокровищам, зарытым на ферме? Сможет ли Скуталу пересечь выжженную пустыню и найти волшебный исцеляющий источник? Удастся ли Свитти Белль победить злобного чейнджлинга Рэрити, который посадил ее под замок безо всякой причины? Летом каждый день – это настоящее приключение. Вот один из них.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Всю ночь напролёт

Принцесса Кейденс хочет добавить новизны в отношениях с Шайнингом, но немного перебарщивает с заклинанием.

Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Пинки И.

Пинки неожиданно не приходит на встречу с Дэши, пропадая на пару дней неизвестно где, а по возвращении отказывается говорить на эту тему. В чём же дело? Подруги решают найти ответ на этот вопрос…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Битвы Магов

Санрайз — потерявшая память единорожка, которая обнаруживает себя участвующей в Битвах Магов: боевых соревнованиях между единорогами со всей Эквестрии. Её ждут захватывающие приключения, в которых каждый новый знакомый может стать как лучшим другом, так и злейшим врагом, а столкнуться предстоит со множеством непростых испытаний, которые определят её судьбу. Хватит ли Санрайз решительности и силы духа, чтобы преодолеть их? Помогут ли смекалка и хитрость достичь своей цели? Сможет ли она одолеть своих противников и выйти победителем?

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд

Мастерство уловок

Твайлайт нужны ответы. Трикси нужен покой. Обе стараются не взорваться

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

In Young Pony’s Life …

Книги, как много знаний они таят на своих страницах. Твайлайт, как никто другой знает цену печатному слову, и каждый раз радуется, получая новые книги. Что же преподнесёт судьба на этот раз? Какие знания скрыты в новой книге?

Твайлайт Спаркл Спайк

Прекрасный и тлеющий мир

Эквестрия столкнулась с небывалой тьмой. Когда в конце проигранной из-за моральных убеждений пони войны был выпущен магический вирус, погибло почти всё население планеты. Немногие выжившие стали лишаться чувств. Первым исчезло обоняние, затем вкус... Носительницы элементов в тщетных попытках пытаются спасти планету. Тем временем выжившим пони предстоит найти путь в этом прекрасном и тлеющем мире.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора ОС - пони

Купание

Пони захотелось прогуляться и искупаться

ОС - пони

Murder in the Midnight

Нуарный фанфик о буднях детективов МПД

Твайлайт Спаркл Спайк

Автор рисунка: Stinkehund

Рождение богов: новая жизнь

Глава I

Стив Олдрин ехал домой из лабораторного комплекса. Он прислонил голову к стеклу и смотрел на деревья, мелькающие за окном. Дорога, петляя из стороны в сторону, проходя через горную гряду.

За рулём сидел Эрик. Всё его внимание было направлено на дорогу. Но всё же он заметил чересчур хмурый вид своего друга. И понял, что нужно было с ним поговорить, хоть как-то разрядить обстановку.

Сегодня, они оба прошли собеседование в одной компании. Корпорация БЭТ. Та самая коммерческая организация, что получила доступ к секретным разработкам военных, а точнее к их последнему и самому страшному оружию. Хотя сам же ни какого отношения к оборонному комплексу не имели.

В БЭТ занимались коммерческими исследованиями и выпуском продукции для гражданских потребителей. Основным видом товара являются генно-модифицированные животные: пони-пегасы, пони-единороги. Как оказалось, многие родители покупают своим детям таких существ, да и частенько для себя тоже. Это был основной пункт, в их прайлисте. Так же они выпускали и ещё кучу всего. Например, карликовых собак живущих в клетках, или более диковинных, давно вымерших животных, типа тигров или медведей.

Пройдя собеседование, оказалось что Эрик попал в отдел программирования ДНК, а Стив показав результаты чуть ниже — в центр наблюдения за животными. Поэтому и находился в подавленном настроении.

— Знаешь, нам очень повезло, что мы смогли попасть сюда. БЭТ является мечтой для всех биологов! И вот мы здесь, ты и я — работаем в одном месте, разве это не прекрасно! — Заговорил Эрик.

— Да конечно, — произнес Стив, продолжая смотреть в окно. — Только я попал в зону наблюдения за животными.

— Ладно. Я ещё раз скажу, БЭТ является мечтой для всех биологов! И мы здесь! Мы были лучшими в университете, старались, как могли, и в конце концов благодаря всем нашим усилиям потраченым на учёбу, мы получили положительные характеристики. — Эрик мельком глянул на Олдрина, тот отлип от стекла. — И это всего лишь первое назначение, они просто тебя не знают, и потом, со временем ты получишь заслуженную должность.

— Ну, вообще, ты прав, я покажу им, чего стою. И в скором будущем стану начальником отдела биоинженерии!

— Ну, не загадывай Стив. Кем ты не сможешь стать, так это начальником отдела биоинжинерии, потому что им буду я! А меня не так просто будет сместить.


Первый рабочий день Стива начался так, как он и ожидал. К нему приставили человека, который водил его по лаборатории и рассказывал, что к чему. Они шли по комплексу, где жили животные — продукция корпорации. Но это не было похоже на какую-то ферму, кругом лишь высокотехнологические помещения. Оборудованные сканерами двери, повсюду видеокамеры, пол, потолок, стены были белыми и походили, скорее, на коридоры космической станции, чем на место, для содержания животных.

Его наставника звали Марк Харрисон — вполне добрый отзывчивый человек, по крайней мере, так выглядит с первого взгляда. Немного полный, с круглым лицом и причёской в виде горшка.

— Так вот, твоей основной работой является процедура взятия анализов у подопытных, наблюдение за ними, уход. Ты же умеешь обращаться с животными?

— О да, конечно. — ответил Стив. — этому меня учили с первого курса. Скажите, а какая следующая ступень в этой профессии?

— Лаборатория исследования анализов. — Он посмотрел на своего подопечного и улыбнулся. — И да. Я знаю, о чём ты думаешь. Мне не повезло, я попал в отдел наблюдения за животными, в сектор «В» в самый последний из трёх. — Это прозвучало немного с ехидством. — Вообще сектор «В» тесно связан с «А» ведь мы ведём наблюдения за новыми только что созданными образцами. Вот куда я б не хотел попасть так это сектор «Б» — это, знаешь ли, действительно ферма.

— Мне мой друг сказал, что-то типа этого. — Улыбаясь произнёс Стив.
“Да, вообще, совсем неплохо. Работать поусерднее и повышение у меня в кармане, попаду в то место, где играют в Бога.”

Стив продолжал идти по коридору, думать о своём, и мельком рассматривать отсеки. В них, особо не было ничего интересного — просто животные, сидевшие в комнатах. Но вдруг, когда он снова быстро пробежался глазами по очередной камере, которая была такой же, как и все остальные, заметил нечто особенное. Большое стекло, круглое помещение, но животное, которое там сидело, абсолютно без движений, проводило его взглядом, пристально рассмотрев его.

Это была пони. С очень белой шерстью. Её грива была непривычного размера, походила на причёску и свисала с плеч. И это была пони не пегас, и ни единорог, но всё же были заметны последствия вмешательства в ДНК. Конечности странным образом изогнуты, простая пони не способна на такое. И этот выразительный взгляд. Глаза была красного цвета, хотя это и не так, ведь по настоящему у них вообще не было своего цвета и поэтому данный оттенок придавали капилляры в глазу. Но всё же, у зрачков была какая-то особая глубина. Казалось, что там запрятано очень много мыслей.

Стив потрогал своего коллегу по плечу, и спросил:

— А что это за животное? Какой смысл проведённого эксперимента над ним?

— Это пони по имени Селера. — Ответил Марк, потом сделал паузу, чтоб понять, как бы рассказать ему о исследовании и есть ли у него доступ на это. — Ты знаешь, что военные изобрели газ «Ирис» способный убивать только людей?

— Да, хоть эта информация и не афишировалась, но и не скрывалась.
“Ирис”, или же изделие под кодовым названием «H67B3Z», был гигантским прорывом в своей отрасли. Это чрезвычайно сложное молекулярное вещество, будучи запрограммированным на человека, было способно убить население целого города и не затронуть ничего ценного. Это было оружие сдерживания, ибо ни кто не хотел его применять.

— Так вот, здесь мы проводим исследования побочного эффекта на животных. — Продолжил свой рассказ Марк. — Да военные говорили что они не нашли ни какого патологического воздействия на природу. Но я думаю, они и не искали. Мы же заметили, что этот газ воздействует на следующее поколение, а не на саму особь, попавшую в область заражения. И вот, по специальной технологии, увеличивающей скорость эволюции в сотни раз, мы вывели этот экземпляр пони.

— А почему вы не поставили эксперимент на мартышках там, вроде эти животные более популярны.

— Приматы похожи на нас и особого эффекта с заражением не получилось, да и вообще, некоторые испытуемые умирали. Как потом ещё стало известно, лучший эффект достигается с травоядными животными. Вот мы и выбрали пони, так как их у нас предостаточно.

— Понятно. Так вы считаете эксперимент удавшимся?

— Я ещё не знаю. Эта пони получилась, как мне кажется, какой-то недоразвитой. Всё время сидит на одном месте, не бегает, как остальные, возможно, есть какая-то патология в суставах. — они дошли до выходной двери из загона, Марк приложил руку к считывающему устройству. Когда дверь открылась, он обернулся к Стиву и добавил. — Знаешь, это будет твоя подопечная. Сегодня займись бумагами, а на следующей неделе пойдёшь к ней.


Одна неделя работ позади, и вот новая. Стив уже более менее свыкся с обязанностями и чувствовал себя гораздо увереннее. Хотя, сегодня опять предстояло новое дело. Пройтись по загону, взять анализы у подопытных. По всему комплексу из динамиков, встроенных в стены, лилась тихая классическая музыка. Это было сделано для успокоения животных. В секторе «Б» поступают так же. А вот в главном отделе, где находятся только люди (секторе «А»), музыка не играет, так как это отвлекает от работы. В первом помещении был карликовый медведь, во втором — опять медведь, только полосатый. Ничего особенного. Наступила очередь комнаты номер 6 «Селера».

— Привет. Как дела? — Стив закрыл за собой дверь и подошёл к сенсорной панели, чтобы отметиться. — Как настроение сегодня? Ага. Знаешь, а ведь у меня сёгодня первый день работы в загоне.

Пони продолжала пристально смотреть на него, и, по-прежнему, не шевелилась. Стив закончил работу с панелью и повернулся к ней.

— Вообще-то я знаю, что ты ходишь. Я наблюдал за тобой при помощи видеокамер, так что не надо тут изображать памятник. — В университете, конечно же, его не учили разговаривать с подопытными, это был просто способ занять себя. Он точно так же пообщался с полосатым медведем, рассказывая ему о пчёлах, и с очень дружелюбной золотистой собакой из 4 комнаты. Но вот это животное, кажется, понимало то, что он говорит.

Стив взял немного сена из тележки, что привёз с собой, и раскидал его в углу. Потом достал миску, наложит туда специально приготовленной питательной каши. Посмотрел на пони и сказал:

— Ну вот тебе новая подстилка, еда, угощайся. И ещё кое-что. — Он поднёс белый продолговатый предмет к её боку, нажал на кнопку. Пони немного вздрогнула и отшатнулась. — Вот, анализы взял, теперь я ухожу. Пока.

Выйдя из загона, Стив сначала направился к лаборатории, чтобы отнести данные полученные при обходе. После чего подошёл к Марку. Тот сидел за столом, заставленным мониторами, на которые выводилось изображение со всех видеокамер, наблюдавших за подопытными. Тот начал разговор первым:

— Ну как, милые животные?

— Да весьма, ни какой агрессии, спокойные все такие.

— Это потому что у хищников мы поработали над генами агрессии. Конечно, желание съесть тебя у медведей мы не до конца убрали, над этим ещё работать и работать.

— Ну, из-за медведей я не беспокоюсь, если что просто встану на табуретку.

— Стив сделал паузу, после чего заговорил серьёзно. — А вот Селера, такая странная. Она какая-то особая, я чуствую это.

— Да, особая, для своей цены. Её вырастили не жеребёнком, а уже взрослой особью и угрохали на это дополнительные средства.

— Так значит…

— Да ей всего год. — сказал Марк, после отвлёкся и нажал на пару клавиш на клавиатуре, выполняя очередную принятую рутинную директиву.

— А ей уже год или будет?

— Зачем тебе это знать?

— Ну как же, первый день рождения, — улыбнувшись сказал Стив после посмотрел на монитор комнаты шемть. Селера повернула голову и тоже посмотрела на него через экран компьютера. От этого по телу молодого учёного пробежала лёгкая дрожь.


Небо опустело. Человек давно перестал летать. Стив же ещё помнил те времена, когда аэропорты запускали сотни самолётов в день. Раньше, в детстве, когда его дом находился в каких-то двадцати километрах от взлетно-посадочной полосы, он частенько забирался на крышу и наблюдал за взлетающими авиалайнерами. Теперь производят лишь по одному вылету. И билеты практически невозможно купить. Топлива не хватает даже для авиации. После того как нефть перешла в разряд редких ископаемых, все машины перешли на электрические двигатели. Но реактивную тягу ничто не заменит. Человечество дошло до такой степени кризиса, что даже на гражданские суда устанавливают реакторы. Теперь практически каждая страна способна сделать атомную бомбу и применить её против другой.

— Двадцать четвёртое ноября, двух тысяче сорок третьего года. Последние новости на сегодня. Политическая обстановка между нашим государством… — заговорил диктор по телевизору, висевшему над потолком в баре, в котором сидели Стив и Эрик.

— Они говорят, что мы отказываемся поставить им дополнительный уран, и у них нахватает энергии. Но, позвольте, ведь они были заподозрены в связи с террористической организацией, и мы должны беспокоиться о своей безопасности.

— Безопасность! — злобно сказал мужчина, сидевший за столиком в компании ещё каких-то людей. — Да ведь они тратят кучу денег на ядерные бомбы, на ракеты, а ведь это тоже топливо, лучше пустили б его в дело. — Его друзья начали говорить что-то в ответ, по всей видимости, поддерживая его.

— Они не понимают. — Произнёс Эрик. — То, что используют в боеголовках баллистических ракет, это гроши на них не проживёшь. Скоро ни одна страна не сможет удовлетворить свои энергетические нужды. Вся надежда на исследования антивещества. Знаешь! Мой шеф много знает об этом деле, у него есть связи. И он говорит, что в этой области большие успехи.

— Ну, я рад это слышать. — Сказал Стив, потом взял бокал вина и посмотрел в сторону той группы людей. — Почаще надо говорить по телевизору об этом, а то многие нервничают и теряют надежду.

— Как думаешь? Если одна из сверхдержав изготовит рабочий реактор на антиматерии, она поделиться с другой страной своей технологией.

— Надеюсь, войны никому не хочется. Да ладно мы не сможем на это повлиять, ты лучше скажи как дела в секторе «А»?

— Нууу. — Протянул Эрик. — весьма интересно, хотя мне всё приходится делать по шаблону, ни какой творческой работы, знаешь ли, хотя у меня всё таки есть пару идей, как разнообразить рабочие дни… Вот тебе повезло, можешь тискать пушистиков.

— Ну да, они буськи. Если хочешь, можешь прийти ко мне в сектор и играться с ними, сколько тебе влезет.

— Ох, если б было время…

— Ну, со мной в баре у тебя время есть сидеть. Кстати, там есть Пони… тебе будет интересно на неё посмотреть.

— Может быть, как-нибудь зайду.


Ещё несколько рабочих недель позади. Очередной обход комнат, теперь всего два подопытных остались на обязательствах молодого учёного. Остальных продали коллекционерам. Многие животные жили в этих камерах. Привозят новых, увозят старых. Только одна Селера тут живёт уже в течение года, научный интерес стал к ней пропадать, а покупать сие творение никто не хотел. Что же будет с ней дальше, всё время думал Олдрин. Ведь неудавшиеся эксперименты уничтожают и больше не вспоминают о них.

День начался как обычно. После рутинного заполнения бумаг Стив взял планшет, устройства взятия анализов крови и направился в комнату 6. Проходя мимо стекла комнаты Селеры, он заметил её лежащей около стены. Приложил руку к хэндкею, открыл дверь и, как всегда, произнёс:

— Привет, как дела? — после потянулся к ручке двери, чтоб закрыть её за собой.

— Привет.

Стив обернулся. Кажется, он что-то услышал, но нет, этого не могло быть. Взяв ручку двери, подёргал туда-сюда. Петли издали слабый скрип. В лаборатории полно посторонних звуков — успокоил он себя, — должно быть показалось. После чего подошёл к панели на стене.

— А у тебя как?

Стив выронил из рук планшет, тот, падая, ударился о ногу и отскочил в сторону. Секунду простояв в оцепенении он всё же обернулся и еле произнёс:

— Что?

— Как твои дела сегодня? — Обычным тоном произнесла пони. И сделала она это так естественно, словно всегда говорила.

— Нормально, хотя даже, ээээм, превосходно. — протянул Стив. — Я знал, точнее, догадывался, что ты всё понимаешь. Ведь ты всё время подходила к стеклу поближе, когда в коридоре кто-то разговаривал, ты слушала! Как давно, как давно ты можешь?…

— Давно. — Селера сделала паузу. — Раньше никто не говорил со мной. И ты первый.

— Это невероятно! — Стив отошёл от стены и присел чтоб быть на одном уровне с пони. — это значит, что ты разумна… и ты всё время сидишь в запрети, тут ужасно скучно наверное…

— Здесь часто ходят люди, я наблюдаю за ними, и утром ещё эта штука…

— Музыка? Это те звуки, которые выходят из стен.

— Да! Это музыка, теперь я знаю, как её зовут, хотя кажется, я и раньше знала, но не могла вспомнить.

— Тебе нужны человечески условия! Ты не должна сидеть здесь. Я должен поговорить с начальством!

Стив вышел из комнаты. Ещё раз посмотрел внутрь, посмотрел на неё. Он всё ещё не мог опомниться. Он беспокоился. Последствия непредсказуемые, но что-то надо было делать. Рассказать. Да выхода и не было. Если нет, то её сочтут ненужной и тогда… Об этом даже не хотелось думать.

Взяв в руки телефон, Стив набрал Эрика:

— Привет мне надо с тобой поговорить. Срочно.

— Я свободен, если что давай, выкладывай.

— Помнишь ту пони, про которую я тебе говорил, так вот, она действительно особая! Она может думать, она может говорить!

— Постой. — Эрик усмехнулся. — Ты о чём, ты меня разыгрываешь?

— Нет! Я на полном серьёзе, мне надо поговорить с главным, и мне нужна твоя помощь, впусти меня в сектор «А». Я уже иду к тебе.

— Ладно, жду.

Комплекс «А» и «Б» соединял между собой полукилометровый подземный туннель. Пока Стив шёл по нему, он не переставал думать о том, что скажет начальнику исследовательского центра Джефери Кастлу. И не заметил, как подошёл к входной двери в лаборатории. Там уже стоял Эрик. Вместе они дошли до кабинета.

— Джефери Кастл? — начал Стив. — Нам надо поговорить. Включите запись камеры В172, время полчаса назад.

— Не знаю, почему вы такой бесцеремонный молодой человек, но я посмотрю.

— После чего, ввёл команду в свой компьютер, позволяющею получить доступ ко всей сети системы безопасности и видеонаблюдения. И через минуты просмотра он сказал:

— Это невероятно. Нам нужно произвести все анализы.

— Нет! — резко возразил Стив. — Я пришёл сразу к вам за тем, что эта пони разумна. Это живое, мыслящее на человеческом уровне, существо. Нам надо обращаться с ней подобающе. И я её смотритель, я не позволю вам навредить ей.

— Ну, тут я начальник. — Кастл встал и пристально посмотрел на молодого человека в халате, стоящего перед ним. — И я решаю, что делать и кого назначать смотрителями. Но вам повезло, и я согласен с вами. Нам надо позаботиться о ней и, в первую очередь, я хочу познакомиться с…

— Селерой, её зовут Селера.

Всё произошло так, как и ожидал Стив. Дженнифер Кастл был сначала работником сектора «Б» и о нём там очень хорошо отзывались. Он очень сильно заботился о животных, которые там жили. И он должен был принять правильное решение.

На следующий день, рано утром, Стив первым же делом направился в комнату шесть. Войдя внутрь, он посмотрел на Селеру и смущёно сказал:

— Ой я совсем забылся, извини. Я тебя разбудил?

— Нет, что ты, я просто лежала.

— Хорошо. Я решил тут сделать кое какую перепланировку и уговорил начальство уделить мне на это денег. И ещё вот, смотри. — Он достал из кармана халата большое спелое красное яблоко. И протянул Селере. Та взяла его копытами и осмотрела со всех сторон.

— Это яблоко. Я думаю, тебе стоит попробовать нормальной пищи, и прекратить питаться лабораторными припасами. Все земные лошади и пони любят яблоки.

Селера откусила краешек, прожевала, потом съела его целиком.

— Спасибо, это было… Необычно. Это было вкусно!

— Вообще, я принёс целую корзину. — Улыбнулся Стив. — И достал её из-за двери.