Remastered

Ещё один фик мне выложить не дали, так что будем редачить этот~

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Шайнинг Армор

Таннибитарра

Порой чтобы путешествие началось хватает лишь немного любопытства...

ОС - пони

Новый житель маленького города

Что может быть лучше очередного попаданца в светлый сказочный мир нашей любимой Эквестрии? Ну как можно устоять от соблазна прочитать новую историю об обыкновенном парне, как ты и я, окунувшемся в эту тёплую атмосферу чуда, произошедшего наяву? Ах, ну что же ты ещё здесь? Давай уже примемся за столь многообещающий фанфик!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Дискорд Человеки

Сап анон, ты попал в Эквестрию...

Вспышка "попаданцев" в Эквестрии за последние пять лет, не осталась незамеченной. Правительство открыло массовую ловлю людей. Ты простой парень с пакетом молока совершенно случайно попавший в Эквестрию, сможешь ли ты выбраться из этой ситуации?

Лира Другие пони Человеки

Отфоллаученная Эквестрия.

Допустим, кроссовер Фоллаута с пони. Допустим, он отличается от того Фоллаута в Эквестрии, который мы с вами прекрасно знаем. Скорее всего, это пародия на Фоллаут. Возможно, комедия. Возможно, драма... Решать вам, всё зависит от того, под каким углом на это посмотреть. Но каким бы мог быть кроссовер Фоллаута с пони, если всё было несколько иначе, чем в действительности? Добавим иронии, добавим красок в этот мир пост-апокалипсиса. Добавим немножко каноничного поведения пони! Пусть они будут петь, когда этого захотят! Пусть будут всё теми же наивными цветными лошадками! Да, это Фоллаут, но... От цветных поней же должно что-то остаться? :) То самое волшебство... И пусть всё выглядит несколько нелепо, где-то жестоко, где-то слишком радужно. Я постараюсь сделать это так, чтобы вам понравилось.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Герои Новой Эквестрии

Единороги-националисты, коммунисты и либералы. Все они ведут между собой постоянную вражду, ведь каждый считает свою идеологию единственно правильной. Но политические споры идут не только среди политиков, писателей и философов, но и среди обычных пони, причисливших себя к той или иной фракции. Эта история о том, как судьбы трех молодых пони, имеющих абсолютно противоположные друг другу политические взгляды, неожиданно сплелись.

Другие пони Стража Дворца

Тени на побережье

Как яркое солнце оставляет тени, так и сияние Эквестрии оставляет свои следы. В такой тени может оказаться любое соседнее поселение или даже страна. Рассказ повествует о последнем жителе полиса грифонов на Восточном побережье Эквестрии.

ОС - пони

Пегас-хранитель

Краткая зарисовка, навеянная воспоминаниями о старых рассказах. В воздушный поединок внезапно вмешивается новое действующее лицо.

Сорен Человеки

Весенняя лихорадка

Весна. Для кого-то это пора рассвета жизни, благоухания, беззаботности, но не для Большого Макинтоша

Биг Макинтош

Моя маленькая Флатти

Сказки о волшебном мире никогда не умрут, пока есть те, кто ими наслаждается, их пишет, в них живет.

Флаттершай Человеки

Автор рисунка: Noben
Увертюра: Вдохновение Завтрак Твай

Киносеанс в Эквестрии

— Цыгане! Цыгане! — кричала Эпплблум, весело скача по дорожке сквера, — Сегодня приедут цыгане!
Спайк и Твайлайт, которые устроили миниатюрный пикничок на травке, переглянулись: что за радость такая?
— Эй, Эпплблум, иди сюда! — позвала жеребенка Твай. — Расскажи, чему ты так радуешься?
— Как, вы не знаете? — подбежала к ним Эпплблум, — ведь сегодня к Понивиллю приедут цыгане.
— Ну и чему тут радоваться? — возразил Спайк. Он был наслышан о цыганах, хотя никогда их не видел. Цыгане обитали в Вечнодиком Лесу, сами о себе говорили, что они потомки тех пони, которые жили с людьми. Они не подчинялись никому и зачастую промышляли темными делишками: все в Понивилле знали, что если нужно достать что-то неразрешенное, то надо обратиться к цыганам. Потому дракончик искрене удивился восторгам Эпплблум.
— Ну как же! У них будут сладости, они покажут всякие диковинки, и они привезут, — лошадка запнулась и выговорила по слогам — Ки-Не-Ма-То-Граф. Во!
— Кинематограф? — переспросила Твайлайт, — Это еще что такое?
— Это... Ну это... — стушевалась Эпплблум, а потом выпалила — Это очень интересно и весело!
— От тебя ничего не добиться! — буркнул Спайк, — вернемся домой и посмотрим в энциклопедии.


Энциклопедия, однако, ничего не знала о кинематографе. Единорожка и дракончик перерыли всю свою библиотеку, но так и не нашли ни в одной книге упоминания этого загадочного явления или предмета.
— Скорее всего, какой-то фокус, — пожала плечами Твайлайт.
— Люблю фокусы! — вдруг заявил Спайк.
— Ты? Фокусы? — удивилась Твай. — И с каких это пор?
— Просто понимаешь, — смущенно заговорил Спайк, — я думаю, нам надо развеяться, а то мы какой уж вечер проводим за занятиями.
— Ну, на прошлой неделе мы ходили на музыкальный вечер, на котором, между прочим, кто-то заснул, а потом и захрапел!
— Камерная музыка такая скучная, а тут — Ки-Не-Ма-То-Граф! — мечтательно возразил Спайк, — неужели, самой неинтересно?
— Интересно, — призналась единорожка.
— Ну так пойдем!
Твайлайт призадумалась.
— Ну хорошо, только с условием: от меня не отходить, и ничего не клянчить!


Вечер выдался теплым и безветренным. Как начало смеркаться, пони стали собираться группками и отправляться к опушке за околицей Понивилля. Они шушукались и выглядели возбужденными, как дети, которые готовятся сделать что-то неразрешенное, но очень интересное.
На самой опушке были установлены несколько балаганчиков из наскоро сколоченных досок и разукрашенных, словно в кошмарном сне дизайнера. Пони-цыгане сновали посреди толпы и зазывали публику посмотреть на пегаса-медведицу или же диковинного зверя из-за девяти морей. Некоторые торговали с лотков всякой снедью, впрочем, было заметно, что у этих лотков двойное дно и изредка продавался флакон с подозрительной жидкостью или какой-то блестящий металлический предмет.
Дракончик и единорожка могли теперь хорошо рассмотреть цыган. Это были пони без кьюти-марок, с нечёсаными гривами, в которых запутались семена репейника и череды. Их тела, видимо, никогда не знали ванны: пятна грязи были очень заметны. У всех в ушах были тяжелые золотые серьги, а на шеях — ожерелья из монеток. Это были бродяги, которые жили с рождения и до смерти на открытом воздухе, но не было заметно, что такая жизнь их тяготит.
Спайк все-таки выпросил у Твай купить ему какую-то подозрительную сладость, и теперь весь перепачкался. Впрочем, и городские жеребята перепачкались не меньше. Было шумно и суетливо, однако, заметчалось, что все чего-то ожидают.
Когда совсем стемнело, на центр поляны вышел пожилой пони-цыган, и зычным голосом торжественно сказал:
— Почтеннейшая публика! Сейчас мы вам продемонстрируем чудо из мира людей — кинематограф. Никто, кроме вас еще не видел этого — даже при дворе Принцессы. Бродя по свету, мой табор нашел пленки, чудом попавшие в наш мир. Они были сильно повреждены, и наши мастера потратили много сил и времени, чтоб вы смогли насладиться этим искусством. На этих пленках запечатлены самые настоящие люди. Не скупитесь, пожалуйте нам за наши труды, сколько сможете. Ведь то, что вы сейчас увидите, стоит того.
— Скорее всего, нам покажут пони в гриме, и скажут, что это люди, — шепнул Спайк на ухо единорожке.
— Конечно, — улыбнулась она, — ведь сам знаешь, современная наука ставит под сомнение существование параллельных миров.
Цыгане меж тем прошлись по группкам зрителей с подносами, на которые пони кидали монетки. Руководил ими все тот же пожилой пони-цыган. Когда он решил, что собрана достаточная сумма, то махнул копытом, и вдруг темноту пронзил яркий луч и высветил белую простыню, натянутую между балаганами. И тут на ней появилась картинка, которая неожиданно задвигалась, ожила.
Существо на экране не походило на пони — оно нелепо шагало вперевалочку на одних задних ногах, у него были смешные усики, забавная шляпа-котелок и тросточка. Вдруг в лицо этому существу попадает взявшийся из ниоткуда торт, и оно нелепо падает на свой круп. И тут раздался смех. Смеялись все пони — кто смущенно, а кто от всей души до слез. Всегда серьезная Твайлайт, и та не смогла удержаться, так развеселил её этот несуразный, ну пусть будет — «человек».
Вдруг картинка пропала, и простыня снова стала чисто-белой.
— Вот, почтеннейшая публика, — снова раздался голос пожилого цыгана, — вы увидели первый восстановленный нашими умельцами фрагмент пленки. А теперь прошу жеребят и жеребых пони отойти за деревья и не смотреть на экран, потому что сейчас вы усидите настоящий ужас!
На простыне снова задвигалась картинка. Бушевало море, и парусный корабль боролся с непогодой. На экране вдруг появился люк палубы, крышка которого медленно приподнималась, и вдруг откинулась резким движением, и из темноты трюма показался «человек». Он был без волос, у него были заостренные уши, пальцы его рук были с длинными когтями. Он взглянул на пони с простыни, пугающе завращал глазами без век, оскалил клыки и прыгнул словно прямо на поляну. Раздался единоголосый вопль ужаса. Спайк прижался к единорожке, которая тоже дрожала. И тут картинка исчезла. Простыня снова стала чисто-белой.
Видимо, чтобы успокоить зрителей, цыгане сразу же запустили следующую пленку. На экране богато одетый «человек» стоял на коленях перед незамечающей его красавицей... И тут на поляне раздался один единственный вопль, только не ужаса, а зависти. Пони обернулись и увидели быстро убегающую в сторону Понивилля Рарити. Послышались смешки, аплодисменты, и публика тут же позабыла монстра, так напугавшего её несколько минут назад.
А дальше еще были пленки. На экране «люди» влюблялись, умирали, сражались, плакали, смеялись, попадали в нелепые ситуации, но все это делали так эмоционально, что пони бурно сочувствовали или же от души веселились вместе с персонажами движущихся картинок. Даже всегда серьезная Твайлайт, и та была захвачена происходящим на экране. Что уж говорить о Спайке.


Киносеанс закончился далеко за полночь, эмоционально усталые, но довольные пони стали расходиться по домам. Единорожка и дракончик вернулись в библиотеку.
— Это как книга, которую не нужно перелистовать! — радовался Спайк, — скажи, что ты нисколечко не пожалела, что сходила?
— Я вот жалею, что мне сейчас придется умывать кого-то с мылом, -лукаво ответила Твайлайт, — ой, смотри...
И она показала Спайку свою седельную сумочку. Сумочка была аккуратно разрезана, и все её содержимое исчезло.
— Цыгане! — вздохнул Спайк, а потом хитро улыбнулся, — В следующий раз, как пойдем в кино, обещаю присматривать за твоей сумочкой.
— В следующий раз, — ответила Твай, тоже улыбнувшись, — мы пойдем в кино без сумочки!