Огненные Споры [Fire Spores]

Друзья, которых мы принимаем за нечто должное, подчас оказываются теми, кто оставляет самый важный след в нашей жизни. Когда Спайк подхватывает тяжелую и загадочную болезнь, и все вокруг изо всех сил стараются помочь ему поправиться, Твайлайт впервые серьезно сталкивается с осознанием того, что же для неё значит её помощник номер один… и друг.

Твайлайт Спаркл Спайк

Противоречие

Пусть они все говорят, что ты мертв. Но я не перестану надеяться, что когда-нибудь дверь скрипнет, и в углу комнаты появятся зеленые прорези твоих глаз. Страшных, вгоняющих в ужас, но таких желанных, таких...родных...

ОС - пони Король Сомбра

Последнее одиночество

Короткий рассказ о том, чего ещё не случилось, не должно случиться и, как я всей душой надеюсь, не случится никогда. Все точные указания убраны намеренно – пусть каждый решит для себя, о каком месте и времени идёт речь. Финалу первого показа девяти сезонов посвящается.

Другие пони

Копытун

Журналист Арчи Четыре Крыла, городок Копытун и древняя легенда...как-то так:)

ОС - пони

Как вырвать зуб единорогу/How to Remove a Unicorn Tooth

Три недостающих фрагмента, два любящих аликорна и одно-единственное глупое решение, направившее жизнь юной принцессы Кейденс по новому пути.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Камни

Трагедия в одном действии.

Пинки Пай Другие пони

Земля Фермы Камней

Филипп "Рог" Рэд, уроженец легендарного Сталлионграда, отправился на поиски себя в Эквестрии. Благодаря удачному стечению обстоятельств, а также умению оказаться в нужное время в нужном месте, ему удалось получить статус Королевского Исследователя. Им движет желание повидать иной, отличный от Эквестрии мир, далёкое Королевство Грифонов, и первым примечательным местом на его пути оказывается Ферма Камней семейства Пай. Такое ли уж это серое и неприметное место, каким кажется на первый взгляд? Или же нечто покоится под их землёй?

Другие пони ОС - пони Мод Пай

Самый обычный рассказ, про самую обычную пони

Небольшая зарисовка на тему повседневности из жизни Колгейт (В рассказе Менуэтт)

Бэрри Пунш Колгейт

Winter Wrap Up

Небольшая зарисовка об Ежегодной Уборке снега.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Я скучаю по тебе / I miss you by Silver Cloud

Иногда, все, что нужно - это письмо для того, чтоб дать им знать...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: BonesWolbach

Аллилуйя!

Никому не известно, как появилось это слово в Понивилле, как и никто не знает, что оно означает.
Спайк подметает пол в библиотеке и напевает: «Аллилуйя!» Метелка поднимает пыль, и, кажется, что звук этого напева сплетает пылинки в вязь на неизвестном языке, которая предвещает что-то важное, но прочесть которую никому не удается.
А на втором этаже библиотеки Твай очиняет перо и тоже задумчиво шепчет: «Аллилуйя...» Она старается сосредоточиться, чтоб не пораниться перочинным ножичком, однако это слово зудит на языке и всё равно чуть слышно соскальзывает с её губ: снова и снова.
Пинки Пай весело возится у столов с праздничным угощением, но вдруг замирает и пробует на вкус это странное слово: «Аллилуйя!» И чувствует какое-то неизведанное ранее послевкусие — не такое, как после её любимых веселых и нелюбимых грустных песенок. И пони ощущает ранее незнакомое ей состояние собственной души — замешательство.
Эппл Джэк, собирающая плоды в своем саду, неожиданно выкрикивает во весь голос: «Аллилуйя!», встряхивая очередную яблоню. Это созвучие рождается струнами её мышц и связок и выбрасывается легкими в такт ударов копыт, но пони некогда задумываться над словами или звуками — она слишком занята, чтоб тратить хоть секундочку на что-то, кроме сбора урожая.
Рарити вдевает нитку в иголку и вздыхает: «Аллилуйя!» Она откладывает шитье и думает о том, что на самом деле она очень-очень устала, и ей стоит немножко отдохнуть. Пони ложится на софу, выдыхает в потолок еще раз эти неясные звуки: «Аллилуйя!», и её охватывает приятное чувство покоя и умиротворенности.
Рэйнбоу Дэш разгоняет очередную отару кучевых облаков. «Аллилуйя!» — зло и задорно вырывается у неё. Она радуется — хороший клич получился: громкий и по-настоящему боевой. Пегаска снова выкрикивает: «Аллилуйя!» и устремляется к следующему облаку.
А у порога домика Флаттершай испуганно жмутся друг к дружке встревоженные животные: их взволновали рыдания, перемежающиеся со всхлипами: «Аллилуйя!», которые доносятся из-за запертой двери.
Это слово разлетается на крыльях эха, и постепенно заполняет собой весь Понивилль. «Аллилуйя!» — внезапно запевают жеребята на репетиции школьного хора. «Аллилуйя!» — неожиданно выкрикивают торговцы на рынке и замолкают, сами ошеломленные эти своим выкриком. «Аллилуйя!» — бормочут пони-фермеры, впряженные в неповоротливые плуги. «Аллилуйя!» — начинает своё торжественное обращение к приветствующим её понивилльцами принцесса Селестия, и озадаченно замолкает — все остальные слова из заранее заготовленной речи вдруг испаряются, и остается лишь одно «Аллилуйя!» — которого там не было, и быть не должно. И даже паровозный гудок на станции теперь фальцетом высвистывает: «Аллилуйя!»
И вот, когда, наконец, сердца всех жителей Понивилля до самых краев наполняются ритмом и звучанием этого, ранее чужого, да и до сих пор непонятного им слова, на небосклоне вспыхивает новое светило — оно ярче, чем тысяча солнц.