Одна легенда одного северного народа...

Рассказ, который я писал для литературной дуэли на табуне. Написан очень посредственно, намного хуже, чем я могу... Но я все-таки решился выложить его сюда.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Черили

Дневник БигМака.

Рассказ о том, как после забавы с братом, ЭплДжек находит его дневник и читает о его ещё одной забаве.

Эплджек Биг Макинтош Черили

Дух Очага

Твайлайт Спаркл всегда была весьма пунктуальной и организованной пони. Каждое её действие было следствием долгой и упорной работы, а также невероятного мозгового штурма. Вот только нужно ли это для празднования Дня теплого Очага?

Твайлайт Спаркл

Драконье сердце

На главного героя наложино проклятье которое к его удивлению в будуюшем не раз ему поможет. Действие происхоит в коралевстве Ракос.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Навёрстывая упущенное

Насколько притягательной для двух друзей жеребячества, чьи дороги давно разошлись, окажется мысль вернуть всё назад?

Другие пони

Юноша в саду

17 сентября 1862 года стало самым кровавым днём в истории Америки. Именно тогда во время Гражданской войны США состоялось сражение между федеральной армией и силами Конфедерации возле реки Энтитем-Крик, что рядом с городом Шарпсбург, штат Мэриленд. А вчера Флаттершай напевала что-то весёлое себе под нос, поливая сад. И эти события связаны между собой.

Флаттершай Энджел Человеки

Дневники Старсвирла

Прошло 30 лет с того дня, как три пони разожгли Огонь Дружбы, и спасли Эквестрию от гибели в холоде Виндиго. Но как бы ни была крепка их дружба, они не решили проблемы, которые изначально привели к разладу между расами.Мудрый маг предвидит эту далекую, но неумолимо приближающуюся грозу. Найдет ли он решение, которое сможет обеспечить вечное процветание Эквестрии?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд

Haggard

Теперь он ни о чём не жалеет. А стоит ли?

Другие пони ОС - пони

Твайлайт, ты любишь своего С.Б.Л.Д.Н.?

Что ты скажешь своей младшей сестре? Как ты справишься с этими чувствами? Я не знаю. Клянусь, я никогда не хотел причинить ей боль. [Sad][Dark]

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Сокрытое

История обычной пони, узнавшей тайну Эквестрии

Автор рисунка: Devinian
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Тепло. Проснувшись, Твайлайт ощутила именно это чувство. Солнце уже стояло в зените и мягкими лучами грело лавандовую шкурку единорожки. Она лежала на мягком диванчике, свернувшись калачиком и уткнувшись носом во что-то пушистое и приятно пахнущее ментолом. Открыв глаза, она поняла, что тычется в бок Алхи, как в подушку. Немного покраснев, единорожка оглядела своего спящего компаньона, мерно похрапывающего на книжке и решила не тревожить его. Тем более, что принцессе Селестии наверняка было бы интересно узнать мнение Твайлайт о происходящем. Постаравшись не разбудить Алхи, она спрыгнула с дивана и, сладко потягиваясь, спустилась к себе в комнату.

Во всяком случае, сперва она так подумала. Но когда единорожка проморгалась, то она поняла, что спросонья перепутала лестницы и оказалась в комнате Алхи. Смущение и любопытство боролись внутри Твайлайт, но, в конце концов, любопытство пересилило смущение одним аргументом – они уже делили один плед на двоих. «Думаю, что Алхи не будет против…» — решительно подумала она и вошла в комнату. Шторы, не будучи закрепленными, развевались от легкого ветра, кровать была не заправлена, да и вообще, в комнате было практически пусто – судя по всему, огненный земнопони не планировал задерживаться тут надолго. «Интересно, какой у него особый талант?» — подумала про себя Твайлайт, еще раз осматривая комнату. Она, по сути, мало чем отличалась от того состояния, в котором была, скажем, неделю назад – в крайние комнаты редко кого селили, отчасти и потому, что здесь жила и училась Твайлайт. Но принцесса не с проста поселила сюда именно Алхи, а не кого-либо еще. И не зря она говорила о «незапланированном этапе обучения». Но, был ли это этап связан с талантами потерявшего память земнопони или же с его поисками в Пограничье, сложно было понять. Во всяком случае, принцесса настояла на том, чтобы Твайлайт осталась в Кантерлоте.

-Дело даже не в опасности, — сказала она вчера вечером, — А в том, что здесь ты сможешь помочь Алхи намного большим. Кто лучше тебя разбирается в книгах?

После ночной работы, Твайлайт уже не была уверена, что ее помощь вообще может понадобиться – Алхи был невероятно самодостаточен. Она не была уверена, были ли у него друзья в прошлой… Жизни. «Конечно были!» — она вспомнила записку. ЛТ. Алхи и эта загадочная особа были близки друг-с-другом. Возможно, они были даже большим, чем просто друзья. Вздохнув, Твайлайт подошла ко входной двери. Та была заперта на ключ изнутри, но его по близости видно не было, а рыться в чужих вещах, единорожка считала ниже своего достоинства, поэтому, она развернулась, чтобы выйти через балкон.

В дверях стоял Алхи, в зубах он нес второй том «Фольклора Крайнего Севера». Не сразу заметив незваную гостью, он небрежно бросил книгу на кровать и только потом увидел стоящую у дверей единорожку.

-О, с добрым утром, — приветливо улыбнулся он, — Точнее, уже с добрым полуднем. Я что, спросонья не к себе зашел?

-Нет, это я не к себе зашла, — Твайлайт смутилась, — Я уже ухожу.

-А ты разве не хочешь узнать, что может сказать нам эта книга? – он указал на «Фольклор». Твайлайт задумалась на мгновение, а затем решительно подошла к Алхи.


«Главное, не свести все к роману» — подумал я, уютно расположившись на кровати вместе с единорожкой. Не подумайте, никаких отношений сверх рабочих у нас не было. Даже мордочкотыканья. Хотя, признаюсь, подобные мысли меня посещали. Но принцесса бы этого не одобрила. А злить Селестию мне хотелось меньше всего. Поэтому, приняв контрастный душ, решил сконцентрироваться на работе. А точнее, на содержании книги. Информации там было всего ничего, только несколько абзацев в главе, описывавшей «мифы и легенды Пограничья». Самих текстов мифов там не было, но были их сжатые описания-пересказы, а к некоторым даже прилагались исследования их природы. К сожалению, «Легенда о Ночных Странниках» проверке не подвергалась, но и выглядела скорее не как легенда, а как краткая выжимка из истории.

«…Легенда о Ночных странниках берет свое начало с времен, следовавших за заточением Найтмер Мун на Луне. Множество ее сторонников бежали от гнева Ее Величества, принцессы Селестии на Север. В то время, еще не существовало пограничных сталлионградских укреплений, как и самого Сталлионграда, поэтому, многим последователям Найтмер удалось уйти. Долгое время, об этих пони ничего не было слышно. Отгремело Сражение под Семью Соснами, давшее начало союзу Эквестрии и Сталлионграда. Частью мирного договора, заключенного между принцессой Селестией и первым предводителем сталлионградцев, Марком Защитником, Сталлионград обязывался патрулировать северные границы Эквестрии, дабы защитить мирных пони от возможной агрессии ренегатов. Шли годы. Сталлионградцы подошли к своим обязательством с присущими им упорством, трудолюбием и инженерным гением, возведя неприступные укрепления от Филлидельфии до Мейнхеттена, надежно укрывшие Эквестрию от любой возможной и невозможной угрозы. Однако, за этими укреплениями остался и сам Сталлионград, и негостеприимные малозаселенные земли, названные впоследствии Пограничьем, которое вожди Сталлионграда опекали на протяжении многих веков. Таким образом, Пограничье и Сталлионград стали буфером между Севером и Эквестрией.

Шли годы. Первые тревожные сигналы стали поступать в Кантерлот около четырехсотого года со дня Заточения. Никто точно не знает, когда случилось это нападение, однако, по началу летнего торгового сезона, когда дороги стали пригодны для передвижения, на ежегодной ярмарке в городке Хуффингстоун – неофициальной столицы местных земель – недосчитались представителя одной из деревень. Этому придали очень большое значение, ведь торговля была единственным способом закупить привезенные из Эквестрии и Сталлионграда продукты, столь необходимые в суровых северных условиях для выживания – зерно, масло… Тотчас, был снаряжен отряд, который в кратчайшие сроки добрался до деревни, носившей название Литтл Стоун (стал. — Малые Камни). Вернулись они ни с чем – деревня была абсолютно пустой. Дома стояли, закрытые на все засовы, но они выглядели так, словно жители просто вышли пройтись теплым летним днем – все вещи были на месте, погреба были почти наполовину заполнены, что позволило установить примерное время исчезновения жителей – середина зимы. Но кто-то утверждал, что часть припасов могла исчезнуть вместе с жителями, по понятным причинам и установить время исчезновения не представляется возможным. Но все сходились только в одном – это было похищение. Никаких улик найдено не было, но меры были приняты и каждая деревня получила возможность связываться с Хуффингстоуном. Возможно, именно это и спасло остальные деревни от участи Литтл Стоуна.

Около пятисотого года от Заточения, по всему пограничью прокатилась волна странных инцидентов, тоже связанных с исчезновениями. Но обстоятельства да и цели были совершенно иными – пропадали не пони, а техника и продукты. Справедливости ради, стоит отметить, что с неопределенной периодичностью, со складов и из погребов пропадали продукты. Никто не мог поймать воров, но они никогда не брали все, а, в одном случае, даже и оставили продукты в погребе одной из бедных семей (от подозрений, этих пони спасло то, что отец, мать и двое жеребят, трудились на каменоломне в Хуффингстоуне, в то время, как бабушка и остальные жеребята никак не могли быть причастны к происходящему по причине слабости).

Но инцидент пятисотого года отличался своей масштабностью, а так же тем, что одного из воров все-таки удалось изловить. Но столь большой резонанс вызвало даже не то, что одного из воров все-таки поймали, а то, что пойманный, оказавшийся единорогом, даже и не скрывал того, что принадлежит к числу пони, все еще поклонявшихся Найтмер Мун. Но дальнейшее событие поразило всех участников того дела. Через некоторое время, кто-то стер подозреваемому память. Исчезновение предметов не прекратилось, но с каждым годом шло на убыль, что позволяло говорить о сокращении численности так называемых «Ночных Странников». Но некоторые вполголоса придерживались иной теории – на Севере могло образоваться самодостаточное государство. В пользу этой теории говорило так же и то, что с течением времени, все чаще пропадали предметы быта и роскоши, а не продукты. Около девятисотого года, исчезновения практически прекратились. Стоит так же отметить, что иногда, пропадали и пони, но никакой связи между этими исчезновениями и похищениями вещей установить не удалось.

Но многие связывают эту историю пропажей жителей Литтл Стоуна. От этого и пошло множество легенд, связанных с жестокостью Ночных Пони, которые, впрочем, считались детскими сказками, так как, причастность Ночных Странников к тому инциденту так и не была доказана. Выдвигались теории и о том, что жители Литтл Стоуна сами покинули свои дома, так как, это была одна из самых отдаленных и маленьких деревень Пограничья, располагавшаяся намного севернее остальных. Но эта загадка до сих пор не нашла своего ответа…»

Я оторвался от чтения, переваривая полученную мной информацию. Твайлайт еще дочитывала, но она, как я понял, предпочитала анализировать в процессе и уже могла прийти к какому-либо выводу. Итак, мы имели следующие данные: пропала целая деревня. Таких совпадений просто не бывает, они могли уйти только на Север – ведь вокруг тундра, а севернее пограничья возвышались Каскадные Горы, в которых можно было переждать суровую зиму и даже построить поселение. Потом, почти через сотню лет, первый и единственный прокол допускают неизвестные налетчики. И снижение активности… Неужели, в Каскадных Горах теперь есть еще одно государство? Мое сердце чуяло, что одним Пограничьем дело не окончится. Хотя, даже посещение Хуффингстоуна, ранее простого горнодобывающего городка, а ныне большого города с развитым аграрным сектором и угледобывающей промышленностью. Ведь, если никто на вид не может отличить Ночных Странников от жителей Пограничья, то почему бы не создать сеть агентов-наблюдателей?..

Это предположение я и озвучил единорожке. Она кивнула и сказала, что пришла к похожим выводам и это очень ее тревожит. Особенно, тот факт, что тому единорогу кто-то так же стер память, как и мне. Хотя, было странным, что имея подобный источник, никто еще не озаботился проблемой предполагаемого Северного Государства. Хоть принцесса Селестия и была той еще перестраховщицей, эту характеристику вряд ли можно было применить по отношению ко многим ее подчиненным – врожденный оптимизм пони, которого даже я не был лишен, в таких ситуациях мог только мешать.

-Идем к Селестии? – поинтересовался я у единорожки. Та решительно кивнула и я, не забыв блокнот с картой и книгу, которые я положил в сумки, снарядился и отправился искать принцессу.


Принцесса Селестия была в тронном зале. Наверное, именно та часть повседневных дел, которой она занималась именно сейчас, утомляла ее в наименьшей степени – сейчас, она выслушивала предложения простых пони о том, как можно улучшить ту или иную сферу деятельности. Далеко не каждый мог просто так прийти во дворец со своими идеями, нет, все предложения оформлялись на бумаге в виде тезисов и рассматривались лично принцессой. Таких предложений было немного, а добирались до стадии рассмотрения, обычно, только самые перспективные, сулившие повышение производительности труда или большие доходы. Формально, проект должен был получить одобрение принцессы, но на практике, это одобрение получали практически все, чьи идеи были отобраны для демонстрации. За некоторыми исключениями, конечно. Селестии вспомнились два брата, чьи имена она не могла припомнить. На бумаге, их проект, «электрический веник», выглядел неплохо, но когда выяснилось, сколько шума он издает и сколько просят на реализацию проекта два брата, она решительно указала изобретателям на дверь. А через месяц, похожий проект, но гораздо меньших размеров и шума, представил ей один из преподавателей Школы для Одаренных Единорогов, Фристайл, совместно со своим студентом. Вот этот проект получил одобрение и финансирование и, более того, уже был выпущен в свободное плавание.

И сейчас, похоже, кандидат, представивший вычислительную машину, выглядевшую, как несколько огромных шкафов с ленточными проигрывателями и огромным количеством лампочек, тоже мог рассчитывать на вложения. Хотя, договорить ему не дали. В зал, из бокового коридора, вошли Твайлайт и Алхи, явно что-то раскопавшие. Пегас, представлявший свое детище, немного занервничал.

-Простите, Ваше Превосходительство, — учтиво начал Алхи, — Но кажется, мы нашли то, что искали.

Твайлайт согласно закивала, предоставив земнопони право описать их догадки.

-Эм… — Алхи словно только-что заметил, что в тронном зале принцесса была явно не одна, — Мы не вовремя?

-Вовремя, если вы согласитесь подождать с пяток минут. Хотя… — принцесса посмотрела на единорожку, — Твайлайт, ты достаточно неплохо разбираешься в математике и физике. Не могла-ли ты поучаствовать в оценке проекта?

-С удовольствием!

Пегас прочистил горло и продолжил с того момента, на котором он остановился.

-…Таким образом, эта машина будет способна вычислять дифференциальные уравнения за доли секунды, что немаловажно, как при работе с металлами, так и при создании новых заклинаний.

-Постойте, это что, какой-то автоматизированный аналог абака для уравнений? – спросила Твайлайт недоверчиво. Пегас кивнул:

-Если можно так выразиться, хотя, я бы сказал, что это лучше, быстрее и удобнее, чем счеты. И не только для дифференциальных уравнений. А вообще для всего, что можно описать математически. Но это только часть ее возможностей – вы можете запрограммировать ее на выполнение абсолютно любых вычислительных операций для расчета или моделирования всего, что придет Вам в голову!

Некоторое время, Твайлайт молчала. Затем, словно собравшись с мыслями, она сказала Селестии:

-Я лично хочу провести длительный тест этого устройства.

Принцесса кивнула и с улыбкой сказала пегасу:

-Я даю вам финансирование в полном объеме, можете продолжать работу над своим проектом.

Пегас поклонился и направился к выходу. Мы же, тем временем, встали перед принцессой и ждали, пока она распорядится об окончании сегодняшних слушаний и перенесет оставшиеся два рассмотрения на выходной день.

-Итак, что вы узнали? – спросила она, приглашая нас в небольшую комнатку, находящуюся за тронным залом. Там был сервирован обед на трех персон (оперативно, ничего не скажешь), а я вдруг понял, что за всю мою вторую жизнь, ничего, кроме двух яблок и чашки кофе не побывало у меня в желудке. Вода не считается. Обед был нехитрым, можно даже сказать, обыденным – если бы за столом не сидела принцесса. Я бы мог сказать, что нас пригласил отобедать, к примеру, среднего достатка парикмахер. Жареное сено, несколько яблок, ромашковый салат и сок. Все. Приступив к обеду, я так же, приступил и к рассказу. Принцесса внимательно слушала меня, изредка уточняя детали, но, как я понял по ее взгляду, она соглашалась с моим и Твайлайт мнением.

-И что делать теперь? – спросила ученица. Селестия задумалась.

-Необходимо разобраться на месте, — вздохнула она, — Другого выхода я не вижу.

-Это я и так понимаю, — сказал я, — Но проблема в том, что один я там много не узнаю, во многом из-за моего состояния.

-А никто тебя одного туда и не отправит, — сказала принцесса, поглядев на меня, — В Хуффингстоун вместе с тобой отправятся два моих доверенных лица. Они в курсе ситуации и помогут тебе всем, чем смогут.

«И будут следить за мной» — подумал я, припоминая вчерашний разговор. Селестия действительно перестраховщица или же это я такой параноик?..