Fallout: Equestria - Расщепление - Осколок Гаст

Кантерлот. Простой пегас-перевозчик. Последний день, пошедший не так.

Другие пони ОС - пони

Пегаска и мышиный горох

Радужногривая летунья в порыве скуки решает пронестись над Вечнодиким лесом - местом, полным тайн, загадок и ужасов. Казалось бы, что может случиться с самой быстрой пегаской на свете? Кое-что, однако, может...

Рэйнбоу Дэш Зекора

...И всё?

В самый разгар сражения со Старлайт Глиммер Твайлайт Спаркл узнаёт причину, по которой её соперница стала такой, какая она есть. Получив возможность заглянуть в прошлое Старлайт, Твайлайт собственными глазами видит «ужасную трагедию», ставшую всему виной. Однако вместо сочувствия Старлайт получает более циничную реакцию.

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Первый снег

Сегодня вспоминаем осенний тлен, любимый возраст последних романтиков, на которых постлетняя депрессия давит особенно сильно, а так же замечательный фильм "Игра".

Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Per aspera ad astra

Дискорд сидит в мягком уютном кресле, наблюдая за маленьким огоньком свечи. Грустно и временами тяжко на душе, но одновременно с этим светло и... мягко. Он расслаблен и словно засыпает, глубоко погружаясь в свои мысли: о себе, о своей жизни и новом друге...

Флаттершай Дискорд

Внутривенное вмешательство

В последний день года медсестра Свитхарт отправляется на миссию по спасению сестры Редхарт и пытается вылечить еще одного трудного пациента. Одно можно сказать точно — Новый Год будет просто бомбическим.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони Сестра Рэдхарт Старлайт Глиммер

Долг

Эта история об одном из солдат Сомбры, которого схватили и заточили в камень на пять тысяч лет. Но через пять веков магическая печать рушится, и герой оказывается в новом, неизведанном мире. Сможет ли он исполнить свой долг перед королём, и королевством которого нет?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Король Сомбра

Тайна Праздника Железных Птиц

Небольшое приключение лётчика 176-го Гвардейского истребительного авиаполка Сергея Крамаренко, одиноко стоящего посреди чужого поля.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Другие пони ОС - пони Человеки Стража Дворца

Битвы Магов 2

Битвы Магов - боевые соревнования между единорогами со всей Эквестрии. Магические олимпийские игры, награда за победу в которых - исполнение желания. Пятьдесят добровольцев собрались в Кантерлоте для того, чтобы принять в них участие. У каждого были свои причины, но каждый был готов победить и собирался приложить все усилия для победы. В межсезонье двадцать участников отсеялось и осталось тридцать самых целеустремленных и подготовленных. Начался второй, завершающий сезон. Главная героиня - Санрайз, единорожка, владеющая магией огня. Она еще не догадывается, как она проведет эти пять дней, каких друзей и врагов приобретет, и как эти соревнования повлияют на её дальнейшую судьбу.

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд

Герой эквестрийского времени

Гвардейская жизнь не всегда бывает лёгкой, с каждым защитником Эквестрии рано или поздно что-нибудь случается. Когда речь заходит об обыкновенном члене рядового состава гвардии, капрале Кэде Пиллсе, то эти слова буквально приобретают издевательский смысл: он вечно вляпывается в переделки, порой нестандартные, наживая себе проблемы на пятую точку, по-прежнему не меняя своего стиля жизни и отношения к службе. Чем же судьба порадует его в ближайшее время?

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Заметка: имеются ввиду старорусские мили (1 миля = 7 верст)

-Найтмер Мун? – в голосе единорожки смешались тревога и недоверие, — Но это же, — она с тревогой в голосе произнесла это слово, — сказки…

-Ну, похоже, не такие уж это и сказки, — сказал я. Твайлайт покачала головой:

-Даже если это все и правда, подобное предположение просто нелепо. Воздействовать на таком расстоянии просто невозможно!

-Невозможно? – усмехнулся я, — Это как сказать, — я одним глотком допил оставшийся кофе и, поставив чашку на столик, сказал, — Найтмер Мун заточена на Луне. Стоит отметить, что Луна – это не какой-нибудь абстрактный объект, а очень даже и материальный. Символ, появившийся на ней тоже далеко не абстрактен, а вполне реален. Да и потом, что, в сущности, расстояние между заточенной Найтмер и Кантерлотом лунной ночью. Какие-то пять десятков тысяч миль – не так уж и много для той, чей лик теперь виден по всей Эквестрии и не только…

-Поверь, Твайлайт, — сказала Селестия, — Все, что произошло с Алхи… Я бы могла поверить, что все это совпадение, если бы не прошла почти ровная тысяча лет с того дня, когда я изгнала свою сестру. Сейчас осень, близится самая длинная ночь в году. Ты прекрасно понимаешь, что это может означать. Луна особенно сильна только в два календарных дня – в праздники Летнего Солнца и Зимней Ночи.

Повисло напряженное молчание, нарушаемое только треском поленьев в камине. Зимняя Ночь. До нее оставалось всего-ничего, чуть больше месяца. Не такой уж и большой срок. Но, каким бы диким не было это предположение, ему нашлось немало подтверждений. Буквально пару недель назад, тревожные слухи стали доноситься с северных гор. Слухи, конечно, сами по себе ничего не значили, но не все они были безосновательными, но через некоторое время, появился я, со странной запиской от некой ЛТ и без памяти. Мало? Добавьте к этому круглую дату и перестраховщицу Селестию. Обо всем этом я и сказал Твайлайт.

-Но… Что с вами случилось? – спросила Твайлайт. Я откинулся на спинку кресла и достал из седельной сумки письмо.

-Ты умеешь читать по-сталлионградски? – спросил я единорожку. Та робко кивнула и я протянул ей помятый исписанный свиток. Подхватив его телекинезом, она начала читать его, не вслух, но каждую строчку она просматривала несколько раз, прежде чем перейти к следующей.

-Я… Я все еще не уверена, что это может быть связано с Найтмер Мун, — сказала единорожка. Я мысленно похлопал ей – принцесса правильно воспитала свою ученицу. Я тоже сомневался в этом, но лучше готовиться к худшему из возможных вариантов. Особенно, если он сразу пришел в голову.

-Это только предположение, — сказала Селестия, — Вполне возможно, что я ошибаюсь, но если это вдруг правда – а я склонна этому верить. Просто… — принцесса запнулась, — Даже после того, как я изгнала свою сестру, я держала ее близко к своему сердцу. И… У меня плохое предчувствие.

«Если принцесса выказала уважение к моей интуиции, то это повод довериться ее суждениям, пусть и основанным на предчувствиях» — подумал я с полуулыбкой на лице. Но, как бы не обстояло дело с Найтмер Мун, мы все сошлись в едином мнении – нужно узнать, что за опасность таят мои воспоминания. Хотя, меня терзали смутные сомнения.

-А если прошлый я был каким-нибудь маньяком-шизофреником? – спросил я, — Что помешает вам после всей этой заварушки просто заточить меня в темницу?

Принцесса задумалась. По видимому, это вариант, несмотря на то, что он лежал на поверхности, в голову ей не приходил.

-Сдаюсь, — вздохнула она, — Что помешает?

-Ну, может, вы какое-нибудь помилование мне выпишите? – сказал я. Принцесса вновь задумалась. Молчание продлилось не меньше минуты, в течении которых, ни я, ни Твайлайт даже шевельнуться не смели.

-Даже если все и обстоит, как ты описываешь, — задумчиво проговорила наконец принцесса, — То разве честным будет судить тебя нынешнего, за то, что совершил не ты, а кто-то до тебя?

-А если мои воспоминания вернутся? Что, если они вообще сейчас со мной и я просто разыграл тут спектакль? – настаивал я на своем. Принцесса улыбнулась и оставила мой вопрос без ответа, хотя, он был мне и не нужен. «Будем решать проблемы по мере их поступления» — вот что значило ее молчание. Наверное, в данном контексте, позиция Селестии была лучшей из всех, что можно занять.

-Хорошо, с этим мы, кхм… — я многозначительно кашлянул, дабы придать своей речи легкий оттенок пафоса, — С этим мы разобрались. Но, мне пока совершенно непонятно одно – как мы вообще собираемся проверить версию, о причастности ко всему этому Найтмер Мун?

-Думаю, что она действовала не напрямую, — сказала принцесса, — Далеко, в северных землях, за границей Эквестрии, была главная цитадель Найтмер. С тех пор, как она была повержена у ворот Кантерлотского Дворца, этого замка больше никто не видел. Но моя сестра, вернее, то, что овладело моей сестрой – эта сущность заручилась поддержкой тех моих подданных, которые были не довольны тем, как восстанавливалась страна после правления Дискорда. Они тоже исчезли. Кто-то мог раствориться среди простых граждан и позабыть обо всем, как о страшном сне. Некоторые были пойманы и осуждены, но большей части сторонников Найтмер Мун бежали на север. С тех пор, никто ничего о них не слышал и те места до сих пор считаются гиблыми.

-Значит, будем искать ответы там? – спросила Твайлайт с легкой дрожью в голосе. Принцесса покачала головой:

-Нет, это слишком опасно. Мали-ли что могло случиться там за последнюю тысячу лет. Но вот где мы сможем найти ответы – это в пограничных землях.


Ночью мне не спалось. После окончания нашего обсуждения и утверждения всех необходимых ресурсов, принцесса отправилась решать государственные дела, предварительно лично показав мне комнату в гостевом крыле, которая теперь была закреплена за мной. Комната оказалась небольшой, но была оборудована санузлом, камином и балконом, да и к тому же, находилась под библиотекой и напротив комнаты Твайлайт Спаркл, которой принцесса дала задание помочь мне в поисках ответов. Не в поле, а непосредственно отсюда – для того, чтобы мы могли держать связь, принцесса дала нам две небольшие записные книжки.

-Каждая страница одной книжки соответствует этой же странице в другой, -Селестия дала нам эти блокноты, как великие реликвии, хотя, по сути, это был обычный телеграф, только без проводов и копытописный, — Это поможет вам оставаться на связи.

Я оценил подарок и положил его во внутренний карман в одной из седельных сумок, как и прилагавшееся перо с походной чернильницей, в которой были – кто бы мог подумать – магические чернила, без которых, блокнот не работал. Кстати, что еще меня удивило, так это то, что жила единорожка вовсе и не одна, а со своим спутником – драконом Спайком. Ограничившись в знакомстве с чешуйчатым компаньоном ученицы простыми «здрасьте-здрасьте», мы пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по своим комнатам.

Итак, я не спал. А лежал и думал о том, во что, за два неполных дня осознанного существования успел вляпаться. И во что я еще вляпаюсь. О простом «начать все заново» уже не приходилось и мечтать. А что до воспоминаний… Если бы Селестия меня не попросила, я бы ни за что не стал искать свое прошлое. Если бы это было необходимо, прошлое само бы нашло меня. И эти северные земли… Пограничье. Надо будет разузнать о нем несколько больше, чем сказала мне принцесса. И, коль скоро я не могу заснуть, пойду в библиотеку – проводить время с пользой. Тихо выскользнув из постели, я вышел на балкон. Тут была лестница, ведущая на следующий этаж, прямо на библиотечную читальную лоджию.

На улице было прохладно, поэтому, кроме свечи и спичек, я захватил еще и плед с кресла на балконе, надеясь, что само кресло в библиотеке найдется. Поежившись от холодного ветра, я бросил случайный взгляд на убывающую Луну. «А ведь несколько дней назад как раз и было полнолуние — подумал я, глядя на частично невидимый оттиск на Луне, — Кто ты такая, Найтмер, и зачем все это?..». Отяготив голову невеселыми мыслями, я поднялся наверх. Лоджия не зря называлась читальной – под легким, но прочным навесом, защищавшем читателей от дождя и палящего солнца, располагались кресла, столы и стулья, мирно стояли импровизированные клумбы, а резные перила лестницы обвивала виноградная лоза, невесть как переживавшая зиму за зимой. В библиотеку же отсюда вела красивая остекленная арка. Двери здесь были не нужны – они бы только испортили весь архитектурный ансамбль.

Войдя в библиотеку, отделанную деревянными панелями, я проникся абсолютной тишиной, что обитала здесь. Если на улице можно было изредка услышать пение ночной пташки, а свист ветра в горах сопровождал меня повсюду, то здесь не было ни единого звука. Запах свежих и не очень страниц, дерева и типографской краски дурманил и заставлял задержаться здесь хотя бы до утра. Сотни, тысячи книг – старых и новых, многотомников и тех, что вовсе существовали в единственном экземпляре, монографии по теории магии и простые учебники по алгебре логики… А стеллажи тянулись вдаль, настолько, насколько хватало глаз – не удивлюсь, если библиотека занимала во дворце целый этаж.

Дойдя до стойки с каталогом, я открыл толстенный талмуд, исписанный от копыта (или, скорее, «от рога») мелким аккуратным почерком.

«Так, так, так… — подумал я, листая каталог, — Художественная литература, научная… География, история… Так, это не то, не то… — пролистнув еще несколько страниц, я наконец заметил заветное слово, — «Пограничье: от зари Эквестрии до наших дней», датирована 980 годом от восстания Найтмер Мун…». Решив, что двадцать лет в масштабах тысячелетия не сыграют большой роли, я выписал код книги, ряд и место ее расположения и проследовал к, без шуток, стеллажу под номером 12-68. Но на месте, меня ожидал неприятный сюрприз. Место, аккурат между тоненькой книжкой с названием «Пограничные конфликты Эквестрии и Сталлионграда» и многотомным «Распадом Империи Грифонов» пустовало, при чем, книгу взяли чуть-ли не только что. Где-то в стороне читальной лоджии раздался еле различимый шорох. Напрягшись, я, прячась за стеллажами и тележками для книг, стал медленно пробираться к выходу. На двадцатых местах, стал отчетливо виден выход, а стоило мне дойти до третьего, как я увидел лавандовую нарушительницу спокойствия, разместившуюся на читальной лоджии, полулежащую на столе, укрывшуюся моим пледом и листавшую «Пограничье» при свете одинокой свечи. Стараясь не потревожить ее, я подошел ближе и тихо поинтересовался:

-Тоже не спится? – Спаркл вздрогнула от неожиданности и обернулась. Я улыбнулся и тоже забрался на стол, — Как успехи?

Единорожка печально вздохнула:

-Даже и не знаю. Тут практически ничего не говорится о Северных Землях, лишь пара кратких сносок в одной единственной главе, посвященной времени восстания Найтмер Мун, — Твайлайт выглядела невероятно разочарованной, — И это единственный источник, которому мы можем доверять.

Я задумался. Селестия сказала, что места севернее Пограничья считались гибельными… Но кем считались, если официально, никто даже и не рисковал совать туда нос. Может быть…

-А если поискать среди художественных источников? – предложил я. Стоило мне пояснить суть моей идеи, как в глазах единорожки зажглось понимание и мы, спрыгнув со стола и укутавшись в один плед на двоих (ночи поздней осенью не такие уж и теплые), вновь направились к каталогу, только теперь, уже вместе. Быстро отыскав несколько книг, как жеребячьих сказок, так и относительно серьезных стихов и прозы, я уже собирался закрыть каталог, как вдруг наткнулся на название, которое сулило хороший источник информации.

-Фольклор Крайнего Севера — Сказания Пограничья. Двухтомник, — обратил я внимание единорожки на номер стеллажа, — Я схожу за свечами, а ты возьми тележку и пробегись по стеллажам, хорошо?

Спаркл кивнула и, катя тележку перед собой, двинулась в проем между рядами. Я же развернулся и пошел в сторону выхода. Выходя из библиотеки, я услышал легкий стук дождя по навесу и затушил свечу, сиротливо стоящую на столе – где дождь, там и ветер, а эти свечи очень неохотно гаснут от порывов ветра, спасибо кантерлотским магам. Сделав одну ходку и вернувшись с целой охапкой свечей различных длинны и цвета, которую я нес в передних ногах, балансируя при этом на задних, я неуклюже свалил их рядом с первой и принялся от нечего делать сортировать их по цвету. Красные к красным… За этим нехитрым способом времяпрепровождения меня и застала вернувшаяся Твайлайт. Удовлетворенно посмотрев на количество свечей, он признала, что ночь сегодня будет долгой и принялась раскладывать довольно-таки внушительное количество книг. Маленькие и большие, но в одной, а может, даже и в нескольких, наверняка содержался ответ на один простой вопрос – с чего начать.

К сожалению, удача повернулась к нам хвостом. Ни в первой, ни во второй, ни в пятой по счету книгах не было и намека на то, что мы ищем. Первый том «Фольклора» также ничего не дал. А вот небольшая книга «Темное Пограничье» как раз и рассказывала нам о временах, предшествовавших восстанию Найтмер. О тяжелой жизни, о пони, которым приходилось выживать на негостеприимных землях, но, к сожалению, ничего, кроме старой-престарой карты в ней нас не заинтересовало. А вот карта…

-Давай, осторожно продавим основные контуры тупой стороной карандаша, — предложил я, — Пометим так же и основные населенные пункты и я занесу это себе в блокнот. И у тебя появится, и у меня будет.

Единорожка согласилась с предложением, но с условием, что переводить рисунок и обводить его она будет сама. Телекинез, видите-ли и точнее, и нежнее, и аккуратнее. Хотя, по этому вопросу, я был склонен согласиться с ученицей Селестии.

Уже начало светать, когда я добрался до отложенного «на десерт» второго тома «Фольклора». А теперь, представьте себе такую картину: я и Твайлайт уютно устроились под пледом на диванчике, я беру последнюю книгу и открываю ее ровно в тот момент, когда первый луч восходящего солнца появился над горизонтом. Я бы принял это за знак свыше, если бы не знал, что принцесса поднимает Солнце из своих покоев, этажом ниже и на другом конце замка. Хотя, что-то сверхъестественное в этом все-таки было – мне повезло открыть второй том именно на странице, принадлежащей рассказу о пони, которые остались верны Найтмер Мун. Но, взглянув на единорожку, уже давно сладко сопевшую у меня под боком, я наступил на горло своей любознательности и заложил страничку одной из спичек и, поправив плед, откинулся на спинку дивана, закрыв глаза.