S03E05
Поступь Голода Под ликом Смерти

На крыльях Чумы

− Напарник?.. – оторопела Твайлайт. – То есть, еще один Предвестник?

− Ни больше, ни меньше, − подтвердил Шарп, продолжая следить за появляющимися в сквозном блокноте строками. – Тоже, кстати, уникум, каких поискать. Сообщают, что он изрыгнул из себя целую стаю параспрайтов, которая тут же набросилась на яблочные деревья!

− Изрыгнул?! – ахнула Рэрити и прикрыла рот копытом, сдерживая приступ тошноты. Твайлайт могла ей только посочувствовать, зная, насколько щепетильно модельерша отнеслась к способу размножения этих паразитов. – Это же…

− Это же невероятно! Немыслимо! – воскликнул оживившийся сверх меры Теллер и тут же бросился разгребать огромную кучу книг. Твайлайт с откровенным испугом взглянула на Эплджек, опасаясь, что подруга, явно принимавшая ситуацию в Эпллузе близко к сердцу, сорвется и все-таки нанесет доктору пару-тройку телесных повреждений, но фермерша сдержалась. Возможно потому, что искреннего изумления в голосе ученого было куда больше, чем восторга от близости нового открытия.

Тем временем, Теллер добрался до уже знакомого фолианта, вновь безошибочно открыл его на нужной странице и принялся читать:

И ступил на некогда плодородные земли Предвестник Голода, и пришли за ним злобные порождения его чрева, исторгнутые лишь с одной целью – разрушать и пожирать все на своем пути… − Как и в прошлый раз, Твайлайт поразилась, насколько невыразительный тусклый голос единорога преображается при чтении страниц, наполненных древними легендами, оживает и начинает играть совершенно новыми красками. Настолько яркими, что впору начинать размышлять на тему наложенных на книгу заклинаний. – И не могли остановить их ни гром оркестров, ни подожженные в отчаянии леса, ибо слышали они только зов своего хозяина…

− Эх, док, ваши легенды исключительно точны, да уж больно не в нашу пользу, − осклабилась Грим, обнажив внушительные клыки, стоило профессору закончить. – Хоть раз бы вычитали что-нибудь приятное.

Ученице Солнечной принцессы вдруг показалось, что за этой фразой стоит нечто большее, нежели просто усталый упрек, но ночная пони уже отворачивалась от Теллера, продолжения не последовало, и волшебница решила не заострять на этой сцене внимание. Проблем у них хватало и без возникших на пустом месте подозрений.

− Насколько пострадал сад? – обеспокоенно спросила Эплджек. Страйк понимающе кивнул и вновь углубился в чтение.

− Точных цифр здесь нет, − произнес он, наконец. – Но написано, что потери не вышли за пределы буферной зоны. Не совсем уверен, что это значит…

− Слава Селестии! – вздохнула фермерша с облегчением и пояснила: − Эпллуза не может позволить себе сильно увеличить количество яблонь, у тамошних пони просто не хватит сил их сохранить. Однако некоторая площадь посадок сверх необходимой для пропитания и торговли у них имеется, она и называется буферной зоной. Даже ее полная потеря не повлияет на благосостояние города до следующего урожая.

− И то хлеб, − высказался Шарп, ободряюще улыбнувшись Эплджек. – Хотя в целом ситуация по-прежнему плохая. Особенно теперь, когда у нас, предположительно, появился второй Предвестник… Да, да, профессор, именно «предположительно»! И нечего на меня так смотреть! Лучше бы высказали свое профессиональное мнение и сообщили, насколько плохо все будет на этот раз.

Искренняя, почти детская обида мелькнула в глазах Теллера, но тот все же ответил:

− Несомненно, факт появления двух Предвестников представляется весьма настораживающим. Последнему упоминанию о подобном около трехсот пятидесяти лет, и оно уходит корнями во времена Междоусобной Войны.

− Это когда отменили самоуправление местной знати? – уточнил Страйк. – После того, как один из дворян сколотил небольшую армию и решил, что ему нехорошо живется под властью принцесс?

− В общих чертах, да, − с неохотой подтвердил явно недовольный таким фривольным описанием исторических событий единорог.

− Я, конечно, слишком молод, чтобы помнить то время, − протянул гвардеец, − но мне и рассказов хватает, чтобы понять, насколько поганая тогда вышла ситуация. Нужно что-то решать.

− В первую очередь, надо разобраться с тем, как будем разделяться, − вступила в разговор Клауд. – Часть группы должна направиться в Эплузу, взглянуть на место происшествия.

− Совершенно верно, − согласился с предложением коллеги Страйк и вопросительно посмотрел на носительниц Элементов.

− Я поеду, − сразу же выступила вперед Эплджек. Шарп, нисколько не удивленный таким выбором, только одобрительно подмигнул оранжевой пони.

Дальше возникла небольшая заминка, но предложение неожиданно внесла Флаттершай.

− Возможно, Пинки стоит поехать, − робко произнесла она. – В прошлый раз мы справились с нашествием параспрайтов только благодаря ней, наверняка ее умения будут полезны.

Подруги встретили идею одобрительным гулом, а Пинки Пай, гордо выпятив грудь, отрапортовала:

− К выдвижению готова! Мне только нужно собрать парочку инструментов…

− Ты хотела сказать, парочку десятков, − рассмеялась Рэйнбоу, вспомнив марш параспрайтов под музыку импровизированного оркестра. – Страйк, вам понадобится транспорт побольше!

− Кстати, а как они, собственно, доберутся до Эплузы? – практично подошел к делу Спайк. – И как будут держать с нами связь?

− Предметно мыслишь, Спайк, молодец, − похвалил дракончика гвардеец, вытащил из седельной сумки перо и быстро набросал что-то в тетрадке. – Но беспокоиться не стоит: все продумано.

С этими словами пегас протянул Эплджек еще один блокнот, отличавшийся другим цветом обложки.

− У нас есть еще несколько пар сквозных блокнотов, связанных попарно, − объяснил он. – О том, что удалось выяснить, сообщите через этот. А насчет транспорта…

Шарп сделал паузу, что-то высчитывая, а затем сказал:

− Примерно через полчаса транспорт будет здесь, так что вам лучше начать собираться.

Хотя такая оперативность показалась носительницам Элементов сомнительной, спорить со стражником они не стали. Пинки розовой молнией метнулась к выходу из библиотеки, намереваясь собрать свои инструменты, а остальные засуетились, собирая припасы для Эплджек.

− Грим, я настаиваю, чтобы ты отправилась с ними, − обратился Шарпенд к ночной пони. – Поглядишь, не оставил ли наш новый знакомый более четких следов, чем предыдущий.

Видно было, что кобылка собиралась немного поспорить с гвардейцем по старой памяти, но, очевидно проникшись серьезностью ситуации, не стала этого делать и молча отправилась собираться.

− Простите, но я тоже намерен поехать, − сообщил Теллер, однако к появлению еще одного добровольца Страйк отнесся без ожидаемого энтузиазма.

− Вы меня тоже простите, док, но вы останетесь, − тоном, не терпящим возражений, ответил пегас. – Предвосхищая ваш вопрос: вы понадобитесь здесь для разработки нашей дальнейшей стратегии. Кроме того, пора, наконец, предоставить принцессе Луне отчет о том, что мы узнали и для разнообразия предложить что-нибудь дельное для выхода из этой ситуации. А то даже меня уже начинают посещать сомнения в нашей полезности. А теперь, к делу, коллеги!

***

− Мы почти на месте! – повысила голос Эплджек, перекрикивая шум ветра, обрушившегося на нее, стоило кобылке выглянуть из-за обтекаемого защитного экрана их транспортного средства. – Скоро снижаемся!

Шарп не обманул: спустя полчаса после отправки сообщения перед библиотекой материализовался экипаж с запряженными в него шестью мускулистыми пегасами. Гвардеец обменялся с ними приветствиями и попросил добраться до Эплузы как можно скорее. По всей видимости, его словами прониклись: стоило Грим, Эплджек и Пинки занять места, как жеребцы рванули с места, едва не сбросив своих пассажиров за борт.

Быстрому перемещению способствовал и сам экипаж. Основанный на стандартной модели для перевозки принцесс, он обладал куда более зализанными формами, вытянутым профилем и вышеупомянутым экраном, не дававшем встречному ветру доставлять неудобства пони, находящимся внутри. В общем, властительница ночи действительно сделала все возможное для успеха организованной ей миссии.

Эплуза встретила прибывших мрачным, как грозовая туча, молчанием. Эплджек машинально отмечала разительный контраст с их предыдущим визитом: на сей раз их не встречали звуки танцев, пони, разъезжающие в повозках, и шумные посетители местного салуна. Жители городка не сидели сложа копыта, но все как один выглядели сосредоточенными и подавленными, и не сказать, что фермерша их не понимала. Трудно осознавать, что все, чего ты так упорно достигал, может быть кем-то с легкостью разрушено.

Первым делом группа отправилась на поиски кузена Эплджек, и вскоре обнаружила его возле офиса шерифа утешающим заплаканную кобылку голубого цвета. Жеребец тихо говорил ей что-то успокаивающее, хотя и сам выглядел не самым лучшим образом. Тем не менее, появление команды во главе с его родственницей смогло ненадолго отвлечь его от насущных проблем.

− Эплджек! – удивленно воскликнул он, обнимая фермершу. – Какими судьбами?

− Прибыли помочь вам разобраться в случившемся, − сообщила Эплджек. – С Пинки Пай ты уже знаком, а это – Грим Клауд, наш специалист. Мы здесь по поручению принцессы Луны.

− Что ж, в прошлый раз вы здорово нас выручили, − вымучено улыбнулся Брэйберн. – Надеюсь, в этот раз выйдет не хуже. Пойдемте, я провожу вас на место…

Подвергшийся нападению сад производил ужасающее впечатление. Передние ряды некогда стройных яблонь превратились в гротескное кладбище скелетов, ощетинившихся частоколом изломанных, лишенных листвы и плодов веток, с отслаивающейся, испещренной множественными язвами корой. Только по-прежнему виднеющаяся позади мертвых деревьев зелень не позволяла окончательно похоронить это место.

Грим, узнав, где именно появился и в каком направлении отправился Предвестник, оставила группу, отправившись искать следы, а Эплджек и Пинки двинулись вдоль искалеченных стволов в сопровождении Брэйберна.

− Знаешь, ЭйДжей, это было страшно, − произнес медленно бредущий жеребец. – Это чудовище стояло всего в паре шагов от меня, а я не мог даже пошевелиться, только смотрел на его жуткую морду, как загипнотизированный.

Эплджек с беспокойством отметила, что ее кузен говорит совершенно бездумно, нисколько не заботясь, слушают ли его.

− Когда он … выпустил параспрайтов, внезапно стало легче, − продолжал откровенничать Брэйберн. – С меня словно наваждение сошло, я подал сигнал. Думал, что теперь-то мы сможем справиться, раз имеем дело со знакомым противником. Дурак был… В тот момент, когда они не отреагировали на музыку, я осознал, что мы бессильны, что эта тварь все уничтожит, если захочет. Он просто стоял и смотрел на меня, а потом вдруг топнул – и параспрайты замерли! Понимаешь? По одному жесту! У меня только в ушах что-то щелкнуло, я даже понять ничего не успел, а эта штука одним движением остановила целую стаю!

Жеребец не заметил, как почти перешел на крик, но тут же опомнился, понизив голос, и устало опустил голову. Эплджек растерялась, не зная, что сделать, чтобы привести кузена в чувство, однако на помощь пришла Пинки.

− Есть идеи, почему параспрайты не среагировали на музыку? – деловито поинтересовалась розовая пони. Обреченность в глазах задумавшегося над заданным вопросом Брэйберна несколько потухла, и фермерша благодарно кивнула подруге, сумевшей перевести беседу в конструктивное русло

− Мы уже думали над этим, − ответил жеребец. − Так ни к чему и не пришли. Видите ли, эти параспрайты… Они серьезно отличаются от обычных. Так отличаются, что я и слов подобрать не могу, чтобы это описать. Поэтому лучше я вам покажу.

Брэйберн кликнул какого-то рослого земного пони темно-коричневого окраса, который принес в зубах резко раскачивающуюся стальную клетку и поставил ее рядом с кобылками. Эплджек подошла к ней, заглянула внутрь – и отпрянула, натолкнувшись на взгляд существа, бесновавшегося внутри.

Заключенный в тюрьму из толстых прутьев параспрайт действительно отличался от своих собратьев, несмотря на наличие их основных черт: двух пар прозрачных крылышек, шарообразного тельца и набора коротких лапок. Для начала, расцветка его, в пику сородичам, щеголявшим разнообразными яркими цветами, была полностью черной, а кроме того… Ни у одного параспрайта, виденного Эплджек ранее, не было на мордочке такого выражения абсолютной злобы. Фермерша допускала, что подобная эмоция ей просто привиделась из-за необычных красных глаз создания, усыпанных множеством черных точек, но, так или иначе, впечатление это производило удручающее.

− Эй, кузен, − насилу оторвав взгляд от мечущегося по клетке существа, сказала Эплджек, − а клетка не хлипковата для него? Это ведь следы укусов на прутьях, верно?

− Не волнуйся, − успокоил кобылку Брэйберн. – Клетка выдержит, это специальная прочная сталь. Ты лучше скажи, что думаешь по поводу этого… не знаю даже, как его назвать.

− Пинки, твое мнение, − переадресовала оранжевая пони вопрос своей подруге.

− Сейчас, сейчас, − задумчиво проговорила носительница элемента Смеха, доставая небольшую губную гармошку. Вообще, она прихватила с собой весь свой оркестровый набор, но таскать его с собой по городу было неудобно, и пока он дожидался своей очереди в экипаже.

Зазвучала легкая ритмичная мелодия, и если бы Эплджек не была свидетелем того, как Пинки Пай с ее помощью выдворила из Понивилля почти разрушивший его до основания рой, подумала бы, что в этот раз она что-то напутала. Параспрайт никак не отреагировал, продолжая злобно пялиться на окружающих и периодически пробовать на прочность свою темницу.

− Очень интересно… − задумчиво потерла подбородок Пинки. – Такое ощущение, что он нас просто не слышит.

− Вот и остальная стая была такой же, − поморщившись, ткнул копытом раскачивающуюся клетку Брэйберн. – Ладно, вы извините, но мне нужно помочь с восстановлением сада. Зовите, если что.

Жеребец отошел, а Эплджек, опасливо косясь на крылатого паразита, повернулась к подруге.

− Что ж, кажется, мы снова в тупике, − сказала она. – Будем надеяться, Грим больше повезет со следами.

− Однажды ощутив надежды вкус, не стань его рабом навечно, − как всегда незаметно подкралась Клауд и с нескрываемым интересом уставилась на запертого параспрайта. – Неплохо смотрится, кстати.

− Ну что? – сразу же накинулись на нее носительницы Элементов, на что ночная пони помотала головой.

− Боюсь, ничего существенного я узнать не смогла, − стыдливо проговорила она, раздосадованная неудачей. – Все прямо по старой схеме: появление Дискорд знает откуда, потом такое же исчезновение. Так что фраза про тупик была как нельзя кстати. Пишите Шарпу, пора и его «обрадовать» нашими успехами.

***

…к сожалению, имеющиеся признаки появления Предвестников представляются весьма убедительными, хотя и не все члены группы сходятся в их оценке. В чем мы все солидарны, так это в том, что толчком для происходящих событий послужили начавшиеся переговоры. Осмелюсь предположить, что вам стоило бы потянуть время и попытаться узнать как можно больше подробностей о предлагаемом минотаврами соглашении, дабы исключить возможность двоякого толкования его положений…

Содержание первого обстоятельного отчета от собранной ночной принцессой группы намертво врезалось в память последней и периодически вспоминалось против ее воли. Вот и сейчас знакомый до последней запятой текст всплыл перед глазами аликорна, вызвав неконтролируемый приступ раздражения в адрес автора – Шарпенд Страйка. «Потянуть время, как же! – думала Луна. – Ему легко предлагать такое, находясь в Понивилле, в стороне от дипломатов, готовых съесть меня живьем!»

По мнению младшей правительницы Эквестрии, все возможности по затягиванию переговоров она уже исчерпала. Луна по-прежнему считала себя никудышным политиком, но настроение собеседника она всегда чувствовала отменно и прекрасно понимала, насколько Стомп разозлен. Впрочем, сейчас даже жеребенок бы угадал, как чувствует себя премьер-министр, настолько очевидными были признаки: периодически сжимающиеся массивные кулаки, раздутые ноздри и угрожающий блеск, неотвратимо разгорающийся в глазах минотавра.

− При всем уважении, принцесса Луна, − чеканя каждое слово, проговорил Стомп, − я не понимаю, почему мы обсуждаем базовые вопросы соглашения уже в четвертый раз.

Властительница ночи мельком оглядела своих советников, расположившихся за столами позади глав государств, и увидела в их глазах почти суеверный страх. Помощи от них ждать не приходилось. Специалисты по международной политике, похоже, уверились в том, что их принцесса сошла с ума, и Луна даже не могла винить их за это. Под давлением обстоятельств ее действия наполовину носили характер импровизации, и предупредить кого-либо она не просто могла.

− Ну как же, премьер-министр, − собравшись с духом, ответила принцесса, осознав, что выкручиваться придется в одиночку. – Вы же понимаете, насколько данное соглашение важно для всех трех государств. Торопиться никак нельзя. Кроме того, вам ли не знать, насколько щепетильны в вопросах всяческих тонкостей грифоны. Чем подробнее и тщательнее мы все обсудим сейчас, тем проще дело пойдет на финальном этапе.

На данный момент эта фраза была лучшим, что Луна могла придумать, хотя Стомпа ее доводы, по всей видимости, не очень-то убедили. Однако премьер сделал глубокий вдох, успокаиваясь, и согласно кивнул.

− Как я уже неоднократно говорил, − не удержался от шпильки минотавр, − в случае успешного завершения переговоров мы, совместно с Грфионьим царством, примем участие в создании единого экономического пространства по кантерлотскому проекту. Кроме того, с нашей стороны гарантируется организация поставок передовой продукции сельскохозяйственного машиностроения по сниженным ценам. И наконец, в случае необходимости минотавры обязуются оказать Эквестрии военную помощь.

Сделав небольшую паузу, Стомп выразительно добавил:

− Я понимаю, что военные действия не в стиле правления вашей сестры, но никогда не знаешь, как все может обернуться…

Ночная принцесса нахмурилась. Все же раздраженный министр не сдержался и последней фразой дал понять, кого именно он воспринимает как реального правителя. В былые времена Луна бы уже обрушила на подобного наглеца всю мощь Клича Кантерлота и вышвырнула его вон, но нынешняя Луна проглотила обиду, понимая, что сама поставила себя в подобное положение и на самом деле не выглядит профессиональным политическим деятелем.

− Могу я еще раз уточнить, каковы будут обязательства Эквестрии в данном союзе? – спросила она.

− Быть его гарантом! – вспылил Стомп, резко подавшись вперед. – Послушайте, принцесса, если бы я вас не знал, предположил бы, что вы нам не доверяете! И это оскорбительно!

− Как можно, министр! – воскликнула принцесса, почувствовав, что еще немного – и все окончательно выйдет из-под контроля. – Вы прекрасно знаете, что мы не меньше вашего заинтересованы в прекращении вражды между вами и грифонами, унесшей столько жизней!

Луна была абсолютно искренней в своем заявлении, и Стомп это почувствовал. Сев обратно в кресло, он сцепил пальцы в замок и кивнул, давая понять, что принял аргументы собеседницы. Властительница ночи улыбнулась было, порадовавшись успешному выходу из кризиса, но тут в поле ее зрения бесшумно возник Шорт Репорт, сразу подавший знак о наличии новостей.

− Министр, полагаю, что мы все немного утомились, − немедленно отреагировала Луна. – Предлагаю сделать небольшой перерыв, а затем приступить к обсуждению деталей соглашения.

Нельзя сказать, что Стомп был очень доволен очередной задержкой, но, тем не менее, он поднялся и вежливо поклонился принцессе. Та, в свою очередь, тоже склонила голову и обратилась к сидящему сразу за ней белому единорогу:

− Блюблад, будь добр, проводи наших гостей.

Жеребец поднялся и жестом пригласил минотавров следовать за ним, о чем-то тихо переговариваясь со Стомпом, а Луна, быстро распустив советников, вопросительно взглянула на Репорта.

− Мэйнхэттен, − по привычке кратко высказался тот. – Очередное нападение.

***

− Мама, мама, посмотри, какой странный пони на крыше! – энергично подпрыгивая, указывал куда-то наверх маленький жеребенок в темно-синем костюмчике и шляпе. Его мать – высокая кобылка кремового цвета с заплетенной в сложный узел гривой, одетая в аккуратный бордовый жилет, строго взглянула на него.

− Веди себя прилично, − немного растягивая слова, сказала она, − Ты мешаешь прохожим.

Жеребенок немедленно затих, приуныв, а кобылка, мягко улыбнувшись, нежно провела копытом по его шерстке, стараясь сгладить свои слова. Затем посмотрела наверх, на крышу возвышавшегося над Мэйнхэттеном Центрального банка.

Прилагательное «странный» как нельзя лучше подходило для описания пони, фигура которого высвечивалась пробивающимися через редкий облачный покров лучами солнца на фоне гигантской подковы, которой было увенчано здание. Во-первых, просто так на крышу обычный пони забираться бы не стал, а на представителя городских служб, выполняющего свои непосредственные обязанности – единственной пришедшей кобылке на ум кандидатуре, способной там оказаться, − он совсем не походил. В основном, потому что неизвестный стоял абсолютно неподвижно. Во-вторых, его одежда выглядела весьма необычно: казалось, что с его тела свисают ленты разной длины, извивающиеся на ветру.

В следующий миг незнакомец одним неуловимым движением распахнул широкие крылья, и приглядевшаяся повнимательнее кобылка замерла, когда ей почудилось, что на их поверхности нанесен какой-то странный рисунок.

− Пойдем скорее… − поторопила она своего сына, будучи во власти нахлынувшего дурного предчувствия, но покинуть площадь они не успели.

Оттолкнувшись от поверхности крыши, пегас камнем устремился вниз, размытым пятном отражаясь в блестящем стеклянном фасаде. Из толпы послышалось несколько изумленных и испуганных вскриков, но неуправляемое падение незнакомца прекратилось за несколько мгновений до земли. С глухим хлопком распахнулись его крылья, он резко изменил направление полета, проносясь над головами прохожих и оставляя за собой дымный след. Легкая взвесь темно-зеленого цвета непроницаемым туманом опустилась на улицу, быстро скрывая очертания домов и пони; ее клубы, двигавшиеся быстро и целеустремленно, подобно стае хищников, настигали своих жертв и окутывали их непроницаемым для взгляда коконом.

Кобылка, закрывавшая жеребенка своим телом, не могла воспрепятствовать неведомому туману. Повинуясь инстинктам, она задержала дыхание, но буквально через пару шагов столкновение с другим пони в непроглядной дымке заставило ее сделать вдох. Зеленоватый поток ворвался в ее легкие, невидимые песчинки заскребли в горле, из груди начал рваться натужный кашель. Остановился, зашатавшись, ее сын, не способный долго обходиться без воздуха и тоже наглотавшийся смеси.

− Мамочка… − прошептал он и без сил упал на землю.

Мать бросилась к нему, но в этот момент что-то тяжелое прорвало плотный покров прямо перед ней, поток воздуха на мгновение разогнал мешающую приглядеться взвесь. Посреди улицы, буквально в нескольких шагах от кобылки приземлился неизвестный.

Все тело пони с ног до головы было туго замотано несвежими бинтами, в некоторых местах пропитавшихся чем-то темно-бурым. Именно их незакрепленные концы, размочаленные до состояния бахромы, создавали впечатление развевающихся лент, пока он стоял на крыше. Редкие свободные от перевязок участки кожи покрывала короткая грязно-желтая шерсть, пронизанная разветвленной мелкой сеткой серых прожилок. Такая же сетка, только гораздо крупнее и более строго организованная, проглядывала между короткими, желтыми с черными концами перьями, покрывавшими внутреннюю поверхность больших крыльев, которые существо держало раскрытыми. Большая часть испарений, завивающимися струйками поднимавшихся в воздух от тела создания, сосредотачивались как раз рядом с этим рисунком. Голова пегаса также полностью скрывалась под множеством монотонных слоев бинтов, и только в области глаз и рта темнели бурые потеки, быстро преображающиеся в жуткий оскал.

Искра разума окончательно погасла во взгляде кобылки; она смогла сделать еще пару неуверенных шагов, а затем рухнула на землю…

***

− Гнилое сено! – громко выругался Шарп, в сердцах отбрасывая сквозной блокнот в сторону. – Чтоб вас всех!..

Увлеченная изучением очередной книги, Твайлайт вздрогнула. Во-первых, от неожиданности, во-вторых, потому что ранее не слышала от гвардейца подобных выражений.

− Что-то случилось? – с опаской глядя на разозленного Страйка, поинтересовалась оторвавшаяся от справочника Рэрити.

− Догадайтесь с трех раз! – резко бросил жеребец, но, устало потерев глаза, продолжил уже тише: − Простите, просто столько навалилось… Только что сообщили об атаке на Мэйнхэттен. Очередной Предвестник за один пролет над улицей заразил какой-то дрянью кучу жителей.

Носительницы Элементов синхронно ахнули, а Теллер, замерев буквально на секунду, ринулся за своим любимым фолиантом, но был остановлен предупреждающим взглядом Шарпа.

− Доктор, как пони вас прошу, не стоит этого делать, − медленно и весомо произнес он. – Меньше всего мне сейчас хочется слушать исключительно точные, но мрачноватые описания из ваших книг.

Либо угроза в голосе стражника была недостаточно скрытой, либо он и не пытался ее скрывать, но, так или иначе, единорог остановился на полпути и быстро вернулся на место. Повисла пауза.

− Итак, я предполагаю, что это не сулит нам ничего хорошего? – Вопрос жеребца, неподвижно смотревшего в одну точку, казалось, не относился ни к кому из присутствующих, однако у него, очевидно, был адресат. Теллер, который, похоже, даже забыл обидеться на коллегу по команде, проникшись серьезностью ситуации, ответил:

− Безусловно. Последнее известное упоминание о появлении трех Предвестников одновременно относится к Эпохе Дисгармонии, временам разгула Духов Раздора.

− О, Селестия, то есть нас ожидает возвращение разлада между пони? – ужаснулась перспективе Флаттершай.

− Не стал бы доподлинно утверждать, но весьма вероятно, что… − начал профессор, но его прервал Шарп.

− Притормозите, док, − бросил гвардеец, и вновь прозвучало в его голосе что-то такое, отчего ученый беспрекословно подчинился. – Мы еще не закончили.

Шарпенд несколько раз прошелся туда-сюда перед замершими в ожидании членами команды.

− Поверьте, мне очень не хочется задавать вам следующий вопрос, но придется, − выдохнул он. – Имелись ли в прошлом какие-либо свидетельства появления четырех Предвестников?

Твайлайт, будучи единственной наблюдавшей за доктором в этот момент, увидела, как испуганно расширяются его глаза по мере осознания сути заданного вопроса.

− Нет, таких свидетельств не было, − Единорог помедлил, будто отчаянно пытаясь все же обнаружить ответ, но в итоге смирившись с его отсутствием.

− Понятно, − кивнул Страйк так, будто подтвердились предположения, в которых он надеялся разувериться. – А имеются ли у научного сообщества какие-либо теории о том, что может нам грозить в случае, если действительно появятся все четверо?

Все пони в комнате и даже неожиданно притихший Спайк замерли в ожидании.

− Имеются, − сказал Теллер, отводя глаза. – На основании имеющихся в летописях сведений ученые, придерживающиеся теории о реальности Предвестников, полагают, что одновременный приход их всех будет означать…

− Что?.. – шепнула Твайлайт, у которой от волнения перехватило дыхание.

Побледневший ученый перевел на нее взгляд.

− Конец нашей цивилизации…

***

В библиотеке было сумрачно, и царила тишина, изредка прерываемая лишь шелестом страниц и невнятными бормотаниями, доносившимися с верхнего этажа. После шокирующего заявления о возможном конце света помещение опустело довольно быстро: Шарпенд Страйк где-то уединился для экстренного сеанса связи с принцессой, куда-то запропастились Рэйнбоу Дэш и Флаттершай, Рэрити, охнув, бросилась в бутик за сестрой, а Теллер облюбовал одну из комнат наверху, зарывшись в какие-то вычисления. Даже Спайк куда-то запропастился, так что в главном зале осталась только Твайлайт, окруженная подобием крепостной стены из разного размера книг. Фиолетовая кобылка магией быстро перелистывала страницы, однако содержимое прочитанного стало ускользать от нее уже полчаса назад. Откровенно говоря, волшебница не особо надеялась на положительный результат, ей просто была невыносима мысль о том, что все, чем она дорожит, может в одночасье исчезнуть, и копание в бесконечном потоке сведений помогало отвлечься.

− Бесполезно, все это бесполезно! – Кобылка раздраженно отбросила фолиант в сторону и улеглась на пол, положив голову на скрещенные копыта и скользя взглядом по батарее корешков в книжных шкафах. Внезапно ее внимание привлекла блеснувшая металлом в свете закатывающегося солнца обложка на одной из полок, и Твайлайт тут же вскочила.

− Энциклопедия Тартара! – воскликнула она. – Как я могла забыть о ней!

Магический захват подтянул тяжелый том к ученице Солнечной принцессы, осветился изысканный орнамент, холодной сталью сверкнула стилизованная эмблема Департамента Контроля Грани с кроваво-красными рубинами вместо глаз, щелкнули открывающиеся замки.

− Предвестники, Предвестники… − бормотала Твайлайт, шурша содержимым справочника. – Вот, нашла!

К сожалению кобылки, новых подробностей в книге не обнаружилось: практически все перечисленное в соответствующей статье было известно ей и раньше. Волшебница уже отчаялась, когда заметила несколько выполненных чернилами приписок в самом низу страницы. Почерк Раша, который Твайлайт раньше видела на протоколе о снятии обвинений с Эплджек, был легко узнаваем. Как оперативник и обещал, энциклопедия содержала множество заметок с его наработками.

«… существование Предвестников до сих пор не подтверждено, но в последнее время в научных кругах Тартара бытует мнение, − писал Жнец, − что на самом деле они представляют собой демонов среднего класса, питающихся энергетическими компонентами, возникающими в местах произошедших трагедий. Иначе говоря, они, возможно, ничего не предвещают. В общем, если увидите их, не торопитесь готовиться к катастрофам…»

Глаза Твайлайт загорелись. Наконец нашлось что-то, способное опровергнуть жуткое предсказание, озвученное Теллером!

− Спайк! – крикнула кобылка, поворачиваясь, и вздрогнула, встретившись взглядом с незаметно оказавшимся рядом драконом. – Ох, Спайк, ты меня напугал.

− Прости, − пробормотал дракончик, явно до сих пор подавленный последними новостями. – Что-то случилось?

− Да, случилось! – возбужденно забегала по комнате волшебница, собираясь. – Мне нужна твоя помощь в одном исследовании.

− Исследовании? – удивился Спайк. – Какой в этом теперь смысл? Если появится четвертый Предвестник, нам всем конец…

− Возможно, все наши сведения о Предвестниках неверны! – оборвала ассистента Твайлайт и вновь принялась зачитывать отрывок из книги, − «… основным признаком средних демонов является наличие следов чистого магического пламени в местах их появления». Понимаешь? Мы должны вернуться на место появления Войны и проверить! Быть может, все не так страшно, и конец света нам не грозит!

− О! – Глаза дракончика округлились, и он с готовностью закивал. – Тогда я с тобой! Только объясни, чем я могу помочь?

− Мне нужны твои способности чувствовать магию, − ответила кобылка, надевая седельную сумку.

− Я же говорил, что у меня ни разу не получилось… − начал Спайк, но подруга прервала его:

− А я говорила, что у тебя получится! Вперед!..

***

− Что за запах? – сморщился Спайк, как только они оказались на окраине Понивилля и приблизились к остаткам сгоревшей крыши.

− Доктор Теллер говорил, что это типично для Войны, − вспомнила Твайлайт, принюхиваясь. Сама она уже не чувствовала никаких посторонних запахов. – Что-то там про прах павших. И тому подобное.

− Нет уж, − покачал головой дракончик. – На прах не похоже. Я бы сказал, что это нечто горючее, какая-то странная смесь…

− Сейчас не это главное! – отрезала кобылка. – Твой выход, Спайк, постарайся почувствовать здешнюю магию.

Ее ассистент послушно прикрыл глаза, сосредотачиваясь, замер без движения, словно принюхиваясь, но через минуту удрученно опустил голову, виновато глядя на подругу.

− Прости, но я ощущаю только тебя, − замявшись, сказал он. – Твоя аура очень четкая, но больше ничего нет. Извини еще раз, я, правда, хотел быть полезным.

Умиленно улыбнувшись, Твайлайт мягко обняла друга.

− Ну что ты, − прошептала она, пригладив шипы на голове дракончика. – Ты – мой друг, и всегда им будешь, независимо от того, способен чувствовать магию или нет.

− Правда? – с надеждой взглянул на нее Спайк.

− Конечно, глупенький, − уверенно произнесла кобылка. – И вообще, на твоем месте я ни на секунду бы не сомневалась в успехе! Помнишь, что говорил Раш? Твои способности – часть тебя самого, твоей природы, твоего наследия. Ты обязательно научишься использовать их!

− Пожалуй, я еще разок попробую, − воодушевился словами волшебницы дракон и снова закрыл глаза … чтобы уже через полминуты изумленно распахнуть их.

− Я чувствую… − пораженно пробормотал он и, победно вскинув сжатую в кулак лапу, воскликнул: − Чувствую! О, Твайлайт, это так красиво!

− Я знала, что ты справишься! – с гордостью похвалила ассистента кобылка. – Так что скажешь насчет Предвестника?

Спайк ответил не сразу. Нахмурив брови, он немного постоял на одном месте, затем прошелся туда-сюда и в замешательстве остановился.

− Здесь что-то не так, − заявил он, закончив обследование. – Я заметил следы огненной магии, но мне кажется, что они принадлежат пони. В смысле обычному пони.

− Уверен? – удивленная не меньше самого дракончика, уточнила Твайлайт.

− Настолько, насколько может быть уверен тот, кто впервые использовал свой дар, − отшутился Спайк. – Слушай, тот, кто использовал здесь магию, довольно силен, но слабо походит на монстра из других изменений. Наверное… И еще этот запах…

Ящер принюхался, длинный раздвоенный язык выскользнул из его рта, пробуя воздух на вкус. Затем дракон развернулся и быстро направился к сгоревшей крыше, пострадавшей от огненного дыхания Войны. Приблизившись, он под непонимающим взглядом подруги принялся рыться в расслаивающихся на глазах остатках, отбрасывая в стороны не привлекшие его внимания куски.

− Что ты делаешь? – спросила ученица Солнечной принцессы, отчаявшись догадаться о смысле действий своего помощника.

− Вот, нашел! – торжествующе провозгласил Спайк, выбираясь из разворошенного им завала. Между пальцами у него блестели капли странной желто-зеленой маслянистой жидкости, от которой шел неприятный резкий запах.

− Это оно, − заговорщицки понизив голос, сообщил он. – То самое горючее вещество, о котором я говорил. Уж поверь, в том, что может воспламеняться, я неплохо разбираюсь!

− Интересно, − заинтересованно пригляделась к жидкости кобылка. – Мне кажется, пора нам вернуться в библиотеку.

***

Совершенно ошарашенная Твайлайт неподвижно сидела за столом в подвале, где у нее была оборудована лаборатория. Растеряться было отчего: анализ найденной Спайком жидкости показал, что перед ней – огнесмесь, то есть, хоть и созданная по неизвестному рецепту, но все же относительно обычная вещь, не имеющая отношения к потусторонним силам. Ведь ожившему персонажу древних легенд, духу проклятого пламени не было никакого смысла пользоваться достижениями пони, не так ли? Получалось, что их открытие не имело никакого смысла!

Если только…