S03E05
Готовься к Войне На крыльях Чумы

Поступь Голода

Из-за вчерашнего происшествия Твайлайт легла спать довольно поздно, поэтому раздавшийся ни свет ни заря резкий стук в дверь настроения ей не прибавил. С трудом разлепив глаза, она приподнялась на постели, широко зевая, и сонно взглянула сначала в окно, за которым только-только начал заниматься рассвет, а потом на беззаботно посапывающего в своей корзине Спайка, которого шум, казалось, совершенно не трогал.

Твайлайт потянулась, стараясь прогнать сонливость, но тело в ответ на это тут же отозвалось ноющей болью: чтобы помочь потушить устроенный незваным гостем пожар, ученица Селестии со своими подругами присоединились к группе добровольцев, примкнувших к пожарной команде. Не привыкшие к такой нагрузке мышцы требовали дополнительного отдыха, но некто, решивший посетить библиотеку, считал иначе. Стук повторился, куда более настойчивый, чем раньше, и кобылка, тяжело вздохнув, начала спускаться по лестнице, награждая возмутителя спокойствия нелестными эпитетами.

Впрочем, стоило ей открыть дверь, как эти слова застыли у нее на языке. На пороге стояла Принцесса Луна собственной персоной, облаченная в темно-синие одежды. Твайлайт даже с усилием потерла глаза копытом, предполагая, что все еще спит.

− Приветствую тебя, Твайлайт Спракл, − размеренно произнесла младшая правительница Эквестрии, опровергая догадку единорога. – Прошу прощения за столь ранний визит, но, боюсь, дело не терпит отлагательств.

− Конечно… − поборов растерянность, ответила библиотекарша и отодвинулась, делая приглашающий жест. – Проходите, пожалуйста.

Принцесса коротко кивнула, проходя внутрь, и только теперь Твайлайт заметила, что та прибыла не в одиночку. Вслед за ней показались трое пони, до этого скрытых ее развевающейся полотном ночного неба гривой. Первым порог переступил высокий кремового цвета пегас с темно-синей гривой, одетый в нечто, напоминавшее жилет грубого покроя с множеством ремешков и притороченными по бокам быстросъемными седельными сумками. На спине у него, поддерживаемый мощными крыльями, лежал небольшой серебристый ящичек. Этот жеребец неуловимо кого-то напоминал Твайлайт своей манерой держаться, плавно передвигаясь и внимательно оглядывая окружающее пространство взглядом карих глаз, но, как волшебница ни старалась, не могла вспомнить, кого именно, поэтому решила отложить решение этой загадки на потом.

Наиболее подходящим словом для описания шедшего вторым единорога было «неряшливый». Этот эпитет подходил под описание всего: потертого клетчатого пиджака, застегнутого только на половину пуговиц, совершенно не подходящего к нему покосившегося галстука-бабочки, растрепанной гривы и то и дело съезжающих прямоугольных очков. Даже движения жеребца, почему-то постоянно оглядывающегося на открытые двери библиотеки, были странно отрывистыми и неоправданно резкими. Твайлайт не любила мыслить стереотипами, но в этот раз ничего поделать с собой не могла: при взгляде на вновь прибывшего у нее перед глазами невольно представал сформированный художественной литературой образ живущего работой слегка сумасшедшего ученого.

Разглядывая его, кобылка совершенно упустила момент, когда в помещение вошел еще один посетитель. Пони в просторной накидке, практически полностью скрывавшей владельца от любопытного взора, словно соткался из постепенно сдающей позиции темноты. Совершенно бесшумно он прошел мимо Твайлайт и остановился рядом с остальными визитерами. Проникающий через окно свет тонким ручейком пролился в черный провал капюшона, и приглядевшаяся кобылка едва смогла удержаться от вскрика, когда на нее взглянули глаза с вертикальными зрачками. Глаза ночного пони.

− Принцесса Луна, что-то случилось? – поинтересовалась ученица Солнечной принцессы после того, как все прибывшие прошли внутрь библиотеки.

− Видишь ли… − опустив глаза, начала Луна, и Твайлайт вдруг показалось, что она стесняется. – Я знаю, что Селестия находит приемлемым обращаться к тебе… для решения некоторых вопросов. И так вышло, что… теперь мне нужна твоя помощь. Твоя и твоих подруг.

− Конечно! – с готовностью воскликнула Твайлайт. – Мы с радостью вам поможем!

Властительницу ночи такой энтузиазм, похоже, смутил еще больше, потому что она заговорила торопливо, словно пытаясь оправдаться.

− Я бы не стала взваливать это на вас, но у меня на кону очень важные переговоры и… − Принцесса устало выдохнула. – Ох, Светила мне свидетели, Предвестник выбрал неудачный момент для появления!

− Предвестник? – зацепилась жадная до новых знаний кобылка за незнакомый термин.

− Именно так называют существо, встреченное вами недавно, − пояснила Луна. – И именно с ним будет связано ваше задание. Мне нужно, чтобы вы с подругами выяснили, действительно ли Предвестник вернулся в Эквестрию, и чем его возвращение может грозить. А вот эти господа вам помогут.

С этими словами темный аликорн подошла к своим сопровождающим.

− Позволь представить: Шарпенд Страйк, − сказала она, указывая на сразу же вытянувшегося по струнке пегаса. – Командир особого отряда королевской гвардии, опытный боец и превосходный тактик. Его порекомендовала Селестия, а я склонна полностью доверять ей в таких вопросах.

Теперь-то Твайлайт поняла, кого ей так напоминал этот жеребец. Действительно, сходство со стражниками Кантерлота было заметным, но ученицу Солнечной принцессы сбило с толку отсутствие привычной золотой брони.

− Рад познакомиться с вами, мисс Спаркл, − вежливо склонил голову Страйк. На ремарку Луны он просто кивнул, с достоинством, но без единой доли превосходства или самолюбования, как и положено пони, принимающему заслуженную похвалу.

− Член кантерлотского научного общества, доктор исторических наук Теллер, − продолжила ночная принцесса, подходя к продолжающему оглядываться на открытые двери единорогу. – На нем лежит информационное обеспечение вашей миссии, и поверь, лучшего помощника вам не найти. Едва ли кто-то знает о Предвестниках больше него!

− Весьма рад встрече… Да… − несколько отрешенно произнес Теллер, поправляя съехавшие очки, а Твайлайт мысленно поаплодировала себе. Ее догадка с блеском подтвердилась: попадание в архетип ученого было стопроцентным.

− Последний по порядку, но не по значению участник, − Луна приблизилась к ночному пони, который тут же скинул капюшон и оказался, к удивлению Твайлайт, кобылкой. – Грим Клауд. Один из лучших бойцов в Ночной страже и, по совместительству, хороший следопыт. Ее уже рекомендую я, и можешь быть уверена, что Грим станет достойным пополнением вашей команды прикрытия.

Темно-синяя кобылка склонила голову в приветственном жесте, Луна, закончив представление команды, подошла к Твайлайт, одновременно материализуя перед собой небольшую невзрачную тетрадку.

− Это – сквозной блокнот, − начала объяснять она. – Все, что ты в нем напишешь, тут же продублируется в связанном с ним втором экземпляре, расположенном в Кантерлоте. С его помощью вы будете держать меня в курсе успехов расследования и, в случае необходимости, сможете вызвать подмогу.

− Конечно, большая часть стражи занята на обеспечении переговоров, − поморщилась Принцесса ночи, нервно прохаживаясь перед слушателями, − но пару отрядов на посменном дежурстве я обеспечу. Они будут готовы к немедленному выдвижению в место, которое вы укажете. Кроме того… Шарпенд, будь добр…

Пегас ловко снял со спины ящичек, активно помогая себе крыльями, и поставил его рядом с младшей правительницей Эквестрии. Та, в свою очередь, пододвинула его поближе к библиотекарше.

− Я привезла Элементы Гармонии сюда, − постучала Луна по гладкой металлической поверхности. – На время расследования им лучше находиться рядом со своими носителями… На всякий случай…

Твайлайт выглядела несколько ошарашенной и смущенной объемом приготовлений, выполненных аликорном, но мгновенно заметившая подобный настрой властительница ночи развеяла все ее сомнения.

− Если уж я даю вам задание, − твердо произнесла она, − то должна быть уверена, что обеспечила вас всем необходимым для его выполнения. А теперь прошу прощения, но мне пора. Я и так заставила премьер-министра Стомпа ждать, и вряд ли ему это понравится. До свидания, Твайлайт, и удачи тебе.

Луна отошла к двери, и Твайлайт впервые увидела, как она телепортируется. Ничего похожего на сияющую солнечную сферу ее сестры: откуда-то сверху аликорна осветили бледно-желтые лучи, ее тело стало быстро терять плотность, и через мгновение принцесса растворилась в воздухе.

На некоторое время в библиотеке повисла несколько неловкая тишина. Твайлайт незаметно разглядывала гостей, не решаясь заговорить первой: все-таки из-за спешки Луны их знакомство оказалось слишком сумбурным, и теперь кобылка растерялась. Ситуацию разрешил Шарпенд Страйк, который, встряхнувшись, решительно обратился к ней:

− Мисс Спаркл, мы оставили снаружи некоторое снаряжение. Пожалуй, нам следует забрать его, подготовить палатки и приступить к развертыванию стоянки.

− Да, конечно… Погодите, палатки? – растерялась Твайлайт, не ожидавшая такого поворота. – Вы собираетесь расположиться снаружи?

− Конечно, − невозмутимо подтвердил пегас. – Мы все… Ну, почти все… подготовлены к жизни в полевых условиях.

− Ни в коем случае! – решительно отринула идею Твайлайт. – Вы разместитесь здесь! Как вы вообще могли подумать, что я позволю вам…

− Мы не хотели бы вас стеснять, мисс Спаркл… − протянул Страйк, но библиотекарша прервала его.

− Если бы вы знали, каких гостей принимали эти комнаты, то не говорили бы так! – рассмеялась кобылка. – Заносите свое снаряжение! И зовите меня Твайлайт!

Гвардеец довольно усмехнулся, кивая Грим и Теллеру, и волшебница неожиданно поняла, что он нарочно разыграл этот спектакль, пытаясь заставить ее войти в роль гостеприимной хозяйки и забыть о неловкости.

− Простите, мистер Страйк… − обратилась она к стражнику, но тот жестом остановил ее.

− Для вас – Шарп, − улыбнулся он.

− Шарп… − продолжила, немного помедлив, Твайлайт и слегка понизила голос. − Скажите, почему доктор Теллер постоянно оглядывался во время нашего разговора?

− Вы тоже заметили? Что ж, я могу приоткрыть завесу этой страшной тайны, − перешел на заговорческий шепот Шарпенд, в глазах которого зажглись озорные огоньки. – Видите ли, мы с мисс Клауд оставили снаружи снаряжение, а доктор… Доктор оставил книги!

Библиотекарша прыснула, прикрыв рот копытом, и, оглянувшись, встретилась взглядом с вернувшейся Грим Клауд. Ночная пони быстро оценила обстановку и насмешливо фыркнула.

− Где ты, боец, орудуешь клинком, там он привык разить сердца глаголом, − продекламировала она, обращаясь к Шарпу, и поставив на пол небольшой рюкзак, вышла.

В ответ на совершенно ошарашенный взгляд ученицы Селестии Страйк загадочно произнес:

− Мисс Клауд очень разносторонняя…

А Твайлайт подумала, что в более колоритной команде ей работать еще не приходилось.

***

Твайлайт была хорошо знакома с таким типом пони. Они легко могли потеряться в обычной беседе о каких-нибудь малозначимых вещах, чувствовали себя неуютно во время дружеских посиделок, но, стоило разговору перейти на интересный им предмет, разительно менялись, увлекаясь и раскрепощаясь. Именно поэтому метаморфоза, которую претерпел доктор Теллер, нисколько не удивила кобылку. Как только группа собралась на импровизированный военный совет в главном зале библиотеки, и единорог взял слово, его отрывистые движения и рубленая речь тут же уступили место спокойной уверенности и огоньку интереса в глазах. Обсуждаемая тема явно его увлекала. Как показалось Твайлайт чуть позднее – даже слишком увлекала.

− … Предвестники являлись частью истории Эквестрии с незапамятных времен, − оживленно жестикулируя, рассказывал Теллер. – И каждое их упоминание соседствует с описаниями каких-либо катастроф и несчастий!

Пока волшебница пыталась понять, как ему удалось произнести эту фразу с радостью, сидевший рядом с ней Спайк выделил из фразы ученого наиболее интересную, по его мнению, часть.

− То есть, наш светлячок не один такой уникальный? – нахмурившись, спросил он.

− Конечно, нет, юный дракон! – с готовностью отозвался доктор. – Предвестников четверо, и каждый из них отвечает за свою … область. Юным леди, например, судя по описаниям, посчастливилось повстречать Предвестника Войны…

− О, да, мы получили ни с чем не сравнимое удовольствие! − съязвила Рэрити, заметно поежившись от нахлынувших воспоминаний.

− Конечно! Это такая удача! – подхватил Теллер, не замечая сарказма в словах модельерши. – Современное научное сообщество отрицает существование предвестников, считая их всего лишь легендой. Лишь немногие мои коллеги поддерживают меня в борьбе за истину. Но ничего, теперь они узнают, все узнают…

− Эй, док, может, вернемся к делу? – вмешалась Рэйнбоу Дэш, которой Теллер явно пришелся не по вкусу.

− Да, да… На чем мы остановились? Ах, да, описание… Где же она? – Ученый принялся разгребать груду книг за своей спиной, словно забыв, что может сделать это с помощью магии. – А, вот, нашел!

Он положил перед собой большую пыльную книгу и мгновенно раскрыл ее на нужной странице, даже не пользуясь закладками.

И ступил на некогда мирные земли Предвестник Войны и затрубил в свой проклятый рог, призывая не нашедшие покоя души усопших на бой. И зазвучали тысячи криков и тысячи клинков вторили им, − продекламировал Теллер, и во внезапно охватившей библиотеку мертвой тишине его голос вдруг загремел боевыми барабанами, паузы между словами налились сталью боевых лезвий. Твайлайт понимала, что это всего лишь иллюзия, порожденная вчерашними впечатлениями, но все равно вздрогнула, когда пробудившиеся воспоминания вытащили из небытия ужасающий хор несуществующих голосов. – И прошел Предвестник по полям сражений, ступая сквозь пожарища, дабы насытить яростью свое пламя, вдыхая прах падших, дабы укрепить свое тело, собирая утерянное в боях оружие, дабы продолжать сеять раздор…

Единорог закончил читать, но остальные пони продолжали молчать, все еще находясь под впечатлением от жуткого описания. Первой тишину нарушила Эплджек.

− Ну… Весьма похоже… − нервно сглотнув, сказала она.

− Ладно, считаю, что теоретической части наших изысканий мы уделили достаточно времени, − снова взялся за разрядку напряжения Страйк. – Пора поработать в поле.

***

Отправляться всем вместе было неразумно, поэтому Пинки Пай и Рэрити под руководством Спайка как лучшего специалиста по каталогам остались в библиотеке с выданным Твайлайт заданием найти все имеющиеся материалы по Предвестникам. Страйк также горел желанием оставить и Теллера, но тот отчаянно воспротивился, напирая на то, что он ну никак не может упустить уникальный шанс изучить следы пребывания живой легенды, и в итоге гвардеец сдался.

По дороге группу покинули Грим Клауд и Флаттершай. Последняя вызвалась показать ночной пони место, где Лотос и Алоэ повстречали монстра: Шарпенд предполагал, что следопыт сможет пролить свет на его происхождение.

Несмотря на то, что Понивилль уже кипел обычной дневной жизнью, а строители активно занимались восстановлением пострадавшего от пожара здания, улица, по которой вчера прошел Предвестник, осталась в первозданном виде, очерченная яркими лентами. Как выяснилось, идея принадлежала Страйку и Принцессе, которые справедливо рассудили, что иначе любые имеющиеся улики до светлого времени суток бы не дожили.

Перед тем, как ступить на огороженную территорию, Шарпенд Страйк на несколько секунд застыл на месте, закрыв глаза и глубоко, размеренно вдыхая прогретый дневным светилом воздух. На вопросительный взгляд заинтересовавшейся его действиями Эплджек Твайлайт только пожала плечами, не решаясь отвлекать стражника вопросами. Впрочем, одна догадка у библиотекарши имелась: Страйк пытался сосредоточиться на предстоящем осмотре, избавляясь от лишних мыслей. По мнению кобылки, его подход буквально дышал основательностью и профессионализмом…

… в отличие от подхода слегка отставшего от группы Теллера, который, едва завидев оставленное огненным пони обгоревшее пятно, бросился вперед, едва не сбив подруг с ног. Остановился он только воткнувшись в преградившего ему путь гвардейца.

− Доктор, я буду вынужден попросить вас на некоторое время умерить свой исследовательский пыл, − спокойно произнес Шарп, придерживая ученого, уже вытащившего откуда-то из внутреннего кармана пиджака большое увеличительное стекло.

− Но как же?.. – растерялся Теллер, пытаясь выглянуть из-за плеча пегаса. – Уникальная возможность…

Страйк ругнулся сквозь зубы, но тут же взял себя в руки и спокойным монотонным голосом пробубнил:

− Место происшествия должно быть изолировано вплоть до проведения первичного осмотра с целью сохранения объективной картины произошедшего…

Именно тогда Твайлайт осознала, что подобную фразу жеребцу приходилось говорить уже не один раз. И даже не два. По всей видимости, работа в особом отряде разительно отличалась от труда обычных кантерлотских стражников.

Отвадив неугомонного Теллера, все порывавшегося изучить обгоревшие следы, Шарпенд принялся осматривать улицу. Он несколько раз прошел вдоль траектории движения Предвестника, то и дело останавливаясь и низко наклоняясь, чтобы внимательнее рассмотреть что-то на земле. Больше всего времени он уделил месту, откуда монстр исчез: осмотрел чуть ли не каждую песчинку, несколько раз провел копытом по следам копоти, задумчиво хмыкая. Потом обратился к носительницам Элементов:

− Напомните мне еще раз, у нашего общего друга были крылья?

Твайлайт отрицательно покачала головой, а Эплджек, хохотнув, добавила:

− Даже если бы они были, воспользоваться ими он бы не смог, столько на него было навешено!

− Да, да… − пробормотал он так, словно уже знал ответ. – По следам и не видно, чтобы он взлетал, нет характерных отметок изменения давления. Только вот насчет телепортации не совсем уверен…

Обернувшись, он увидел, что кобылки смотрят на него, раскрыв рты.

− Ты понял это по следам?! – тонко пискнула Рэйнбоу.

− Да, а что? Я понимаю, что штатный следопыт у нас Грим, но это не означает, что я просто погулять вышел, − фыркнул Страйк. Затем невесело усмехнулся: – Хотя, будь здесь мой учитель, обозвал бы меня неучем, как пить дать.

− Кто же тебя учил? – пораженно спросила фермерша, и Твайлайт готова была спорить, что знает, о чем она думает. Насколько же искушенным в своем деле должен быть учитель, чтобы ругать ученика, достигшего подобных успехов?

− Да Грим и учила. Вы не смотрите, что она такая мрачная и неприступная, это только с незнакомыми пони. А мы с ней знаем друг друга уже очень давно, − Шарп прищурился, всматриваясь вдаль. – А вот и она…

Действительно, вскоре рядом с группой приземлились Клауд и Флаттершай, и ночная пони, не теряя времени, заговорила:

− Эта штука вышла из Вечнодикого леса, и от точки выхода до дороги все довольно обыденно. Но вот то, как наш светлячок туда попал… По следам выходит, что он свалился с неба, спалив по дороге парочку деревьев, и пусть мне дадут три наряда вне очереди, если я понимаю, как так вышло!

− Он либо не пегас, либо не мог воспользоваться крыльями, − сообщил общие выводы гвардеец. – Это подтверждается следами и словами очевидцев. И… Я не уверен насчет признаков магического перемещения, не посмотришь?..

− Ученье – свет, и ты, мой милый друг, застрял навеки в темном переулке, − ядовито усмехаясь, нараспев произнесла кобылка, проходя мимо товарища, а потом совершенно непоэтично добавила: − Неуч!

Шарпенд незаметно подмигнул Твайлайт, одними губами произнеся «Я же говорил!», а Клауд, между тем, решила окончательно добить коллегу.

− Кстати… Он уже демонстрировал вам свой фирменный прием? – обманчиво сладким голоском поинтересовалась она у носительниц Элементов. – Как ты там его называл? Сфокусированная отрешенность? Ну, знаете, когда он закрывает глаза, глубоко вдыхает?.. На дам обычно действует безотказно!

Шарп окончательно смутился, ярко покраснев, и Твайлайт пришлось приложить все возможные усилия, чтобы не рассмеяться в голос. Правда, ее подруги сдерживаться не сочли нужным.

Ночная стражница прошла по огороженной территории только один раз, на несколько секунд задержалась у места исчезновения Предвестника, медленно проведя копытом по земле, и повернулась к остальным членам группы, ожидающим ее вердикта.

− Что ж, Страйк был прав, светлячок не взлетал, − одобрительно кивнула Грим своему напарнику. – И не телепортировался: нет ни одного характерного признака «воронки» от схлопывания. Иначе говоря, мы понятия не имеем, как именно он смылся… И кто-нибудь объяснит мне, чем здесь пахнет?

Только после слов ночной пони, чье обоняние, несомненно, превосходило таковое у остальных, Твайлайт поняла, что так смущало ее с того момента, как они прибыли на место. Необычная смесь запахов гари, раскаленного металла и чего-то кислого, не поддающегося опознаванию уже почти выветрилась и потому ощущалась практически неосознанно, дразня органы чувств и не позволяя на себе сосредоточиться.

− Эй, док, − обратился к Теллеру Страйк, как обычно быстро нашедший выход. – В ваших записях говорится что-нибудь о запахах, оставляемых Предвестником Войны?

И пропиталась земля духом сгорающей крови и пепла, в который обратились защитники… − процитировал ученый так быстро, будто бы заранее подготовившись к подобному вопросу.

− Ну, извините, − беспомощно пожал плечами Шарп. – За точность совпадения ручаться не могу, мне сравнить не с чем. Не довелось почувствовать такую смесь. Слава Селестии…

− Прошу прощения… − снова раздался нетерпеливый голос Теллера. – Я могу, наконец, приступить к осмотру?

Вопросительно взглянув на Клауд и дождавшись согласного кивка, Шарп ответил:

− Вперед, профессор. Здесь мы уже ничего нового не узнаем…

***

− Итак, предположительно, у нас на повестке дня действительно Предвестник… − начал Шарпенд Страйк, когда все вновь собрались в библиотеке.

− Предположительно?! – возмутился Теллер, прервав гвардейца. – Я считаю, что его прибытие неоспоримо! Все признаки на лицо. Мы должны как можно скорее уведомить Принцессу!

Между строк легко читалось желание профессора как можно скорее поделиться своим исследовательским триумфом с научным сообществом, но остальные члены группы притворились, что этого не поняли. Только Рэйнбоу и Грим почти синхронно поморщились.

− Давайте-ка не будем торопиться, док, − ответил Страйк, также сделав вид, что не понял скрытой мотивации Теллера. – Вы, быть может, и хорошо разбираетесь в истории, а я очень хорошо разбираюсь в последствиях срыва важных переговоров, наподобие тех, что ведет сейчас Принцесса Луна. Мы не можем заставить ее отменить их, не имея хотя бы идеи о возможных причинах появления этой ходячей легенды.

Недовольно нахмурившись, ученый притих, а слово взяла Твайлайт.

− Смотрите, Понивилль посетил Предвестник Войны, значит Эквестрии угрожают военные действия… Как скоро, профессор? – обратилась кобылка к Теллеру. − То есть, каков обычный промежуток между его появлением и … последствиями.

Библиотекарша ожидала, что обиженный единорог будет артачиться, но тот ответил быстро и четко:

− Согласно проведенному мной анализу, максимальный срок составляет два месяца. Обычно гораздо меньше, у нас могут быть недели, а то и дни.

− Значит, через пару месяцев может разразиться война, − благодарно кивнула жеребцу Твайлайт. – Нам осталось понять, чем это может быть вызвано.

− Тут нам придется снова возвратиться к теме переговоров, − проговорила Грим и, заметив недоуменные взгляды товарищей по команде, фыркнула: − Да ладно, вы действительно думаете, что появление Предвестника одновременно с их началом – просто совпадение?

− Может быть, кто-нибудь все-таки пояснит нам, в чем вообще суть этих переговоров? – спросила Рэйнбоу. – Будет легче, если поймем, из-за чего сыр-бор.

− Кстати, верно, − покивал Шарп. – Профессор, не возражаете, если я этим займусь? Отниму, так сказать, на время ваш хлеб…

− Пожалуйста, − радушно согласился Теллер, который то ли уже забыл о своем споре с пегасом, то ли талантливо делал вид.

− Наши уважаемые принцессы пытаются положить конец вражде, начавшейся давным-давно по исключительно глупой причине, − начал Страйк свой рассказ. – Была у минотавров небольшая провинция, по причине оторванности от основной территории называвшаяся Аутлэндом. Большого значения для правящей династии эти земли не играли, управлять ими было неудобно, население небольшое и состоявшее преимущественно из недолюбливающих города отшельников. Так бы и не обратили на провинцию внимания, если бы не ее общая граница с Грифоньим Царством, в котором к тому времени как раз набирала мощь очередная клановая война. Один из мелких лордов, желая упрочить свои позиции, вторгся со своей дружиной к мирным соседям, согнал их с земли и объявил себя там правителем, рассчитывая, что жалобы местных до столицы не дойдут, а если и дойдут, то там их проигнорируют. Это и стало первой ошибкой грифонов. На исключительно неудобный клочок территории минотаврам и вправду было наплевать, но вот открытое пренебрежение их державой… Они прислали к пернатым делегацию, объявив ультиматум и потребовав немедленного возвращения Аутлэнда. Грифоны могли совершенно спокойно избежать эскалации, просто сдав заварившего эту кашу аристократа и свалив все на него, но их покоробило, что кто-то смеет угрожать им. Так и начался конфликт.

− То есть, два народа, по сути, начали войну из-за своего упрямства? – поразилась Рэрити, ахнув. – Какое варварство!

− О, а на грифонов это так не похоже! – саркастично ответила Пинки, наверняка вспомнив Гильду. – Они же такие душки!

− Страйк, а какую ошибку грифоны совершили второй? – поинтересовалась внимательно слушавшая пегаса Флаттершай.

− Куда более серьезную, − отозвался гвардеец. – Они недооценили своего противника. Точнее, пернатые знали, что минотавры отчаянные вояки, но считали, что им нечего противопоставить подавляющему господству в воздухе… Считали они так ровно до так называемого «сражения над Аутлэндом», где им пришлось столкнуться в бою с объединенным воздушным флотом. Как выяснилось, минотавры оказались достаточно продвинутыми в военном и научном направлениях. От некоторых их игрушек у меня до сих пор мороз по коже!

− Вспомнил Кулак Толоса? – оживилась Клауд, с интересом поглядывая на стражника.

− Вот, Грим меня понимает, − довольно ухмыльнулся Шарп. – Короче говоря, ожидаемой грифонами быстрой победы не вышло, конфликт затянулся. В конце концов, обеим сторонам это надоело, и они решили сесть за стол переговоров. Правда, имелась одна проблемка: слишком долго державы были на ножах, их правители друг другу не доверяли, ожидая подвоха. И тут на сцену вышла Эквестрия, вызвавшаяся выступить в качестве гаранта. Принцесса Селестия отправилась уговаривать грифонов, минотавры согласились прибыть в Кантерлот…

− … а существо из древних легенд напророчило нам войну, − пробурчала Эплджек. – Здорово, ничего не скажешь!

− Может, переговоры и впрямь ошибка? − предположил Спайк. – Вдруг участие в них как раз и втянет Эквестрию в войну?

− Тут мы заходим на территорию домыслов и предположений… − ответил Шарп, но не закончил мысль, отвлеченный гулким жужжанием, донесшимся из его седельной сумки. Открыв карман, пегас извлек из нее свой сквозной блокнот. – Прошу прощения.

Страйк отошел, принявшись рассматривать содержимое тетради, а обсуждение продолжилось.

− Я вообще не понимаю, как переговоры могут перерасти в войну, − заявила Флаттершай. – Ведь их цель – помирить грифонов с минотаврами, а не стравливать их.

− Ох, это так мило! – приложила копыто к сердцу Клауд. – Если бы ты только знала, сколько попыток добиться мира привели к войне…

− Нет, правда, − встал на защиту подруги Спайк. – Как технически это осуществимо?

− Как угодно! − заявила Грим, задумчиво потирая подбородок. – Слишком много у нас вариантов. Переговорный процесс может сорваться, и разозленные стороны решат отыграться на незадачливом миротворце. Кто-то из участников играет нечестно или намерен стравить Эквестрию со своим оппонентом. Вся эта мишура – всего лишь прикрытие для интервенции. Мы можем гадать до бесконечности.

− Боюсь, столько времени у нас в запасе нет, − тихо произнес гвардеец, отрываясь от тетрадки. – Плохие вести из Эпллузы.

Подобралась готовая хоть сейчас броситься в бой Грим, зажегся жадным интересом взгляд Теллера, охнула Эплждек, вспомнив о своем кузене.

− Наш Светлячок обзавелся напарником…

***

Оранжевый диск солнца не жалея сил освещал монотонную равнину. Лучи дневного светила нагревали поросшую мелкой травой почву, наталкивались на скалы, возвышавшиеся мощными гранитными столбами, яркими росчерками блестели на рельсах железной дороги и, будто растерявшись, исчезали в зеленом мареве листвы. Это на их пути контрастным пятном на коричневом холсте раскинулся яблочный сад близ городка Эпллуза.

Под сенью первого ряда деревьев рослый желтый пони в жилете и широкополой шляпе, зажав зубами сухую травинку, глубоко вдохнул насыщенный мягкой свежестью воздух. Здесь он был совсем другим, в нем не стояла столбом пыль от повозок и поездов, как в городе, а главное – разливался запах яблок. Жеребец невольно залюбовался крупными блестящими плодами насыщенного красного цвета.

− Эй, Брэйберн! – донесся до него голос.

Обернувшись, он увидел свою напарницу Бриз – земную пони цвета морской волны, чья грива была заплетена в три длинные косички. Кобылка подбежала к товарищу и шутливо пихнула его в бок.

− Что, решил обойтись без меня?

− Как я мог? – в наигранном испуге шарахнулся от нее жеребец.

Отнюдь не праздный интерес и не романтическое свидание привело их в сад. Создание этого оазиса потребовало полной отдачи от жителей Эпллузы, но еще больше сил требовалось для его сохранения. Наблюдение за оросительной системой, защита деревьев от вредителей, контроль температуры – все эти важнейшие задачи ложились на плечи специальных добровольных команд наблюдателей, в одну из которых как раз входили Брэйберн и Бриз. До недавнего времени еще одной головной болью пони были постоянные нападки бизонов, но благодаря кузине Брэйберна и ее подругам поселенцы зажили в мире с коренным населением, и одной проблемой стало меньше.

− Эй, а это кто? – прищурилась Бриз, приглядываясь.

Напарник проследил за ее взглядом и неожиданно застыл на месте. На первый взгляд, в фигуре пони, находившегося шагах в ста пятидесяти от них, не было ничего необычного, но Брэйберн буквально кожей почувствовал нечто нехорошее. И чем дольше он всматривался в силуэт незнакомца, тем больше крепла его уверенность.

− Ты что? – Он сам не заметил, как перешел на легкий бег, и кобылке пришлось его догонять. – Знаешь его?

− Нет, − монотонно, по-прежнему не сводя глаз с неизвестного, проговорил наблюдатель. – Надо проверить…

− Ты меня пугаешь, напарник, − Бриз попыталась обогнать жеребца.

Чем ближе они подходили к продолжавшему стоять неподвижно пони, тем явственнее Брэйберн ощущал стучащие в висках молоточки начинающей паниковать интуиции. И когда им, наконец, удалось разглядеть незваного гостя, он понял, что не ошибся. К сожалению…

− О, Селестия! Что… Что это?! – воскликнула попятившаяся Бриз.

Представший перед наблюдателями пони был сильно, даже болезненно худ. Его нездорового, пепельно-серого цвета кожа, проглядывающая сквозь грязную свалявшуюся шерсть, туго обтягивала выступающие жутким каркасом ребра. Между тонких как спички ног была видна часть живота, которая, контрастируя с общей худобой, выпятилась к низу большим омерзительным шевелящимся комком, наполовину скрытая обрывками каких-то тряпок.

Но даже не это было в облике чудовища самым страшным. Расположенная на длинной шее голова – вот что внушало настоящий ужас. Напоминавшая наспех обшитый пергаментом череп, вместо рта она заканчивалась чем-то наподобие рогового клюва, обрамленного складками кожи. Маленькие, еле заметные глаза, скрывшиеся в глубине костяных впадин, прикрытых редкими волосками растрепанной гривы, неотрывно глядели на пони.

Позади жеребца раздался отчаянный визг, и Бриз бросилась прочь, в сторону города. Жеребец не винил ее, он и сам бы пустился наутек, не будь его мышцы парализованы видом неведомого монстра. А тот, словно потеряв интерес к наблюдателю, вновь повернулся к деревьям, глубоко вдохнул…

Сознание Брэйберна отказывалось принимать то, что произошло потом. Пасть чудовища широко раскрылась, почти втрое превосходя анатомические возможности обычных пони, натянулись кожные складки вокруг клюва, активней задвигался огромный ком в его животе… и на свободу из чрева неведомой твари вырвался рой небольших черных точек, немедленно взвившихся в небо. С монотонным жужжанием они заклубились над садом, их становилось все больше, черное облако становилось все более плотным, насыщенным, закрывая солнце. А потом оно обрушилось на яблони.

− Параспрайты… − прошептал Брэйберн, глядя на чудовищный рой, и сразу же перешел на крик. – Параспрайты!

Вид непривычно единодушных в цветовой гамме, но все же знакомых вредителей разорвал тиски паники, и жеребец схватил висящий на шее свисток. Три коротких сигнала разрезали гул крылатых пожирателей растительности, и тут же, отзываясь, зазвучали свистки других групп, передавая предупреждение дальше.

С параспрайтами поселенцам приходилось сталкиваться не один раз, и на этот случай у них были готовы меры противодействия. Уже через полминуты Брэйберн увидел приближающуюся со стороны города группу пони во главе с шерифом. И они все несли музыкальные инструменты.

− Приготовились! – послышался зычный бас Сильвер Стара. – Покажем им!

Грянула, разливаясь в воздухе, ритмичная мелодия, барабанный бой при поддержке труб врезался в жужжание летающих бестий… без какого-либо результата. Параспрайты продолжали вгрызаться в нежную плоть яблочных деревьев бешеным тайфуном, поглощая плоды, листву, прогрызая целые ходы в древесине. Оркестр добавил темпа в отчаянной попытке отбить сад, но усилия пони пропадали впустую.

Брейберн, сжав зубы в бессильной злобе, наблюдал, как гибнут труды поселенцев, когда ему на глаза вновь попался монстр. Темная фигура спокойно стояла в гуще роя, и в какой-то момент жеребцу показалось, что она с насмешкой смотрит прямо на него. Наблюдатель хотел было бросится на чудовище, но оно вдруг топнуло копытом… и параспрайты остановились. Просто зависли в воздухе, мерно покачиваясь вверх-вниз, словно ожидая команды. А потом незнакомец развернулся и медленно пошел прочь. Живая туча пожирателей, очнувшись, подалась к нему, уплотнилась, облепляя его со всех сторон. Стрекочущий шевелящийся шар удалился на пару десятков шагов и поднялся в небо. Над Эпллузой повисла мертвая тишина, нарушаемая лишь скрипом голых ветвей…