Автор рисунка: Stinkehund

Убита… драконом. Никакого сожаления в глазах, никакого страха. Вообще ни один мускул не дрогнул на милой желтой мордашке.

На Понивилль опустилась ночная тьма, большинство маленьких лошадок потушили свет в своих домах. Мелодично стрекотали сверчки, немногие жители городка вальяжно прогуливались перед сном. В домике на краю леса все было спокойно и умиротворенно. Лишь слабые отблески света в окне знаменовали, что хозяйка еще не спит. В этой идиллии, в ночной прохладе и тусклом свете луны, никто и ничто не стремилось нарушить тишину.

В коттедже же, наоборот, было далеко не до сна. Опасное путешествие, героическое противостояние силам зла, набор никому ненужных очков и, естественно, спасение принцессы в конце. Конечно, ни одна пони не считала, что принцесса не способна справиться сама или хотя бы спастись. Как раз наоборот, будучи в плену, она не спешила выбираться и давала бесценную возможность своим подданным стать настоящими героями – хотела быть уверена, что Эквестрия не падет, даже если лишиться правящий особы. Но, что ни говори, бытие принцессы есть обязанности и важные решения. Это не значит носить корону, жить в замке или наряжаться в красивые платья. В первую очередь это означает управлять большой страной, чем-то постоянно жертвовать, нести ответственность за действия каждого члена общества, пусть и косвенную, и вести дипломатические переговоры в атмосфере дворцовых интриг и политических хитросплетений. Даже при военных действиях королевская стража имеет больше шансов погибнуть, нежели могущественная аликорн. Скорее, стражники нужны лишь для статуса, а не для безопасности. Но на большую силу всегда может найтись достойная, ведь принцесса всемогущая, бессмертная, неуязвимая только по сравнению с обычными пони, коих большинство. А объективно: не может все – хотя, несомненно, способна на многое – не живет вечно – тысячелетия, конечно, очень много для простых смертных пони, но не бесконечно – не является непобедимой – если ей будет противостоять другая принцесса, королева, бог, богиня или даже просто очень могущественный единорог, еще неизвестно, кто выйдет победителем в схватке. Вот и получается, что принцесса подобна ферзю на шахматной доске: с одной стороны, самая сильная фигура, с другой – ее потеря, скорее всего, означает проигрыш. Даже если партия каким-то невероятным чудом будет выиграна, народ потеряет не только своего правителя, но и тысячелетний опыт управления государством, который к нему прилагается, что поставит крест на концепции социальной утопии, к которой пони-нация так стремится. Так что пусть спасением принцессы займется какая-нибудь достойная, смелая, не боящаяся опасностей, уверенная в своих силах пони, которая без последствий падет в бою, если придется. У Флаттершай были великие планы на эту ночь, лунная богиня тому свидетель.

Маленькая розовая лошадка резво перескакивает с блока на блок. На очередном кирпиче, висящим в воздухе, пони повисла, зацепившись грудкой и передними копытцами, забавно дергая задними ногами и не ощущая поверхности под собой. Пегаска с джойстиком едва заметно улыбнулась, вспоминая, как пыталась спрятаться в живую изгородь лабиринта Кантерлотского замка от бабочек. Тогда они показались ей чем-то ужасно опасным, а сейчас она может вспоминать об этом с улыбкой.

Пара платформ с монетками открыты ее взору, но пони и не думает прыгать на них. Осторожно пробираясь под платформу, она останавливается, но ничего не происходит. Еще шаг и еще, короткие перебежки, очередная платформа, и вот, наконец, экран стал темнее, словно небо заволокло тучами. Пони стоит и не двигается. Огненная волна покрывает большую часть экрана, но пиксельная лошадка предусмотрительно спряталась от опасности. Флаттершай больше не скачет по блокам, собирая золотые монетки, как горная лань, теперь она видит хитро сконструированную ловушку. По ту сторону экрана, в том волшебном мире, розовая лошадка не боится драконов и ничего не чувствует, обращаясь в горстку пепла. По эту сторону – у пугливой пегаски еще вся ночь впереди, чтобы запомнить последовательности и идеально отработать управление персонажем. Резво подскакивая к сундуку, пиксельная пони встает на дыбы и бьет передними копытцами по квадратному деревянному спрайту. Он открывается, ведь они всегда открываются, и из него сыпятся монеты. Ловко манипулируя геймпадом, Флаттершай собирает их все, пока они не начали мигать и не исчезли.

Прерываясь на стакан бодрящего, но холодного, почти ледяного чая, пони украдкой посматривает на темные углы своего собственного жилища. Она никогда не сможет стать такой же смелой и храброй, как ее виртуальная героиня, но пегаска бы и не хотела этого. Приятно думать, что даже если она и окажется в опасности, ей не придется превозмогать, ведь всегда найдется какой-нибудь герой, который придет и спасет ее и остальных, хоть она и не так важна, как принцесса. Забавно, но зачастую реальность похожа на виртуальную игру. Разве что в ней нет парящих блоков из платформеров. Закинув в рот небольшой бутерброд, Флаттершай задерживает взгляд на сдобном кексе в прозрачном пакете, но, не поддавшись искушению, закрывает дверцу полки.

Розовая лошадка без страха входит в темную жуткую пещеру. Ах, эта неотъемлемая локация эдвенчеров. Наверху и внизу сталактиты и сталагмиты, но те, что внизу – определенно просто фон, пони проходит сквозь них, и они ее даже не замедляют. Флаттершай не может проверить, также обстоит дело с верхними или нет – они слишком высоко, а у розовой пони нет крыльев.

С задумчивым выражением на мордочке пегаска оторвалась от игры и вытянула одно крыло, внимательно его рассматривая. В повседневной жизни она ими почти не пользуется, иногда даже забывая, что они у нее есть.

Подземные катакомбы похожи на лабиринт, спустя несколько минут Флаттершай поняла, что заблудилась и ходит кругами, потому стала запоминать обстановку и куда идет. Удивительно, сколько всего можно найти в, казалось бы, пустой пещере. Взгляд цепляется за искрящиеся капельки воды, падающие с потолка и образующие лужу на полу, в некоторых темных местах периодически появляются два зеленых глаза, которые также фон, как уже поняла пони, и совершенно не опасны, есть даже небольшое подземное озеро. Проходя через него, лошадка значительно замедляется, а из динамиков слышно журчание воды. Нежный свет люминесцирующих грибов являет чудеса местной графики, а потоки воды стремятся показать достойную физику. Даже данжи выглядят уютно, если их программируют с любовью. И конечно, здесь есть летучие мыши. Они довольно часто появляются в видеоиграх в качестве противников. Приседая, а точнее ложась всем телом на пол, когда мыши высоко, и перепрыгивая их, когда низко, пони без труда проходит этот участок. Флаттершай улыбается, вспоминая, как ей тоже довелось обзавестись парой клыков, а ее крылья обтянулись кожей, потеряв все перья. Должно быть, стражники принцессы Луны находят этих противников самыми интересными. Может, поэтому их так много.

Занятно, но чем дальше Флаттершай продвигается в игре, тем больше меняется геймплей. К примеру, при спуске все глубже и глубже в недра пещеры игра имеет другие, отличные от основных правила. Теперь здесь наблюдается пошаговость, пещера четко разделена на сектора, при спуске нельзя вернуться назад, а главное – здесь нет сэйвов. Пони не удалось определить, генерируется ли игровое пространство случайным образом каждый раз, ведь ей посчастливилось пройти этот участок не погибнув. Может, оно и к лучшему. Смерть – это всегда больно. Почти.

— Этот рогалик съел у меня половину инвентаря. Хм… хотя стоит признать, игра умеет удивлять. Что дальше? Аркады со стратегиями и поинт-энд-клик эдвенчеры с 3дэ шутерами от первого лица? Я думала, это простая фэнтезийная РПГшка.

Выйдя из пещеры, пони обнаружила населенный пункт. Несколько домиков с чудными резными крышами, пара десятков одинаковых кустов с одной текстурой на все, забавные пятнистые грибы у стен жилищ, а также снующие туда-сюда пони, с которыми при желании можно поговорить. Только вот они не говорят почти ничего полезного. В этом небольшом городке, судя по всему, должен быть энписи, который выдает побочные задания, неважные для основного прохождения игры, но Флаттершай еще не обследовала поселение досконально. Перепрыгивая с одной крыши домика на другую и ломая низкополигональные коробки, изредка с добром, но часто пустые, пегаска сомневается, что ей бы хватило смелости делать так в повседневной жизни. А вот ее подруга Пинки скакала по крышам, призывая других улыбаться и напевая при этом песенку.

В городке действительно нашелся пони, что выдает побочные задания. Прогулка по лесу ночью и сбор трав, поиск различного квестового хлама в самом городе, возвращение в пещеру за светящимися грибами… Пегаска съежилась от одной мысли, что ей вновь придется туда идти, и проверила статистику, выйдя в меню.

Прыгая на противников сверху и давя их, пони набивает все больше и больше очков. Сейчас на первых парах игры, когда обучение было не так уж и давно, никаких сложностей игрок не испытывает. Но постепенно противников становится все больше и больше, ловушки – все скрытнее, а запутывающие лабиринты – все сложнее. Тактика игры меняется, просто ее пройти будет уже недостаточно. Нужно будет выбирать метод, каждый – больше не подойдет, а ведь в игре и элементы стратегии присутствуют. Пони вынуждена заглядывать в потайные местечки и обыскивать все уголки, чтобы не остаться в будущем в невыгодном положении. Радость наполняет сердце кобылки, когда с сундучков дропается много ресов. Каждые зелье, бинт, монетка и оружие на счету, все бережно кладется в инвентарь. Трудности будут потом, в данный момент можно об этом не думать, однако игра поощряет исследования уже сейчас. У пони с контроллером в копытцах можно заметить озорной блеск в глазах. Блеск жадности. Если не получается унести с собой все, она подолгу выбирает, что же следует оставить, а что выкинуть. Хорошо, что в игре нет интерактивных сцен, ведь пегаска бы раз за разом отправляла свою пони на смерть, просто чтобы посмотреть все сценки.

Лес совсем не дикий и не страшный. Каким бы его не хотели показать разработчики, любой лес для пони, любящей животных, будет домом. Наверное, поэтому Флаттершай и жила к лесу так близко, не только зверье считало ее коттедж своим вторым, после леса, домом, но и пони считала лес домом для себя. Хотя она никогда бы не пошла гулять туда одна ночью по своей воле, по крайней мере, пока там не заблудятся жеребята, например сестры ее подруг. А вот ее персонаж с жизнеутверждающей улыбкой, кажется, неплохо проводит время, несмотря на то, что клинок не лучшее оружие против древесных волков. Подпрыгивая на больших грибах, розовая лошадка отпружинивает куда-то высоко в кроны деревьев, откуда может допрыгнуть до дупла, что служит здесь локальным порталом. Листья срываются с веток и мерно опадают в искристую в ночи реку под луной, кружа влево и вправо по правильной дуге.

Прошла уже половина ночи, но у розовогривой пегасочки еще полно сил, а огонек в глазах не угас. Хотя, возможно, это отблеск экрана. Пони вошла во вкус и прыгает с одного противника на другого, на третьего, четвертого… Ничто не может поколебать ее уверенность и прервать комбо, и даже если случайность сыграет свою роль, лошадку просто отбросит назад к предыдущему чекпоинту. Розовая кобылка обзавелась и новыми атаками: теперь она может не просто прыгать по противникам, а подойти вплотную, быстро развернуться и лягнуть неприятеля, и даже новым оружием – клинок крепится к копыту и выбрасывается, когда нужно, а когда не нужно – фиксируется на ноге, чтобы не стеснять движения копытной милахи. Грудь теперь прикрывает кожаный жилет, взамен седла, что защищало только спину, на копытцах – подковки, хоть и ржавые, но практично снижают урон от падения и немного увеличивают атаку – все лучше, чем ничего – а в седельных сумках имеются пара зелий, волшебные камни и лук, но стрелять пока получается только по одной стреле за раз и не очень метко – тяжело натягивать тетиву зубами, удерживая лук одной ногой и стоя тремя другими на земле, стараясь не упасть. Хорошо, что лук привязывается к ноге ремешком, так его держать значительно удобнее, и он не падает, а когда нужно двигаться дальше, то его можно повернуть вправо параллельно движению, и он не мешается. Да и колчан на спине довольно удобен. Чтобы схватить зубами стрелу, достаточно просто повернуть мордочку в сторону, а остальное – дело техники и опыта. Метательные ножи и лук со стрелами очень полезны для дальних атак. Почти бесшумны, не требуют владения магией и помогают сохранять здоровье, оберегая поняшу от сражения вблизи.

Враги также стали беспощадными и жестокими. Теперь они тоже вооружены оружием, поражающем на расстоянии, урона наносят гораздо больше и замечают пони с более дальней дистанции. Что ж, никто не говорил, что будет легко. Прокачка персонажа требует усердия и времени, экспа с мобов неохотно льется тонкой тягучей струйкой, собираясь для очередного уровня. С каждым часом, отсчитанным циферблатом больших деревянных часов на стене, Флаттершай становится все сильнее, крепче и выносливее, а ее шанс увернуться от очередной атаки растет. Однако ошибки все еще случаются.

— О, да ладно! Меня что, экраном придавило?

Эквестрийский экспресс с грохотом несется по рельсам, но важно то, что экран двигается вместе с ним, и даже быстрее. Если игрок слишком медленный и не успевает среагировать на все препятствия, противников, бонусы, монетки и прочее, ему приходится отступать к краю экрана, чтобы выиграть себе время и успеть сделать все задуманное. К сожалению, когда стена оказывается перед персонажем, а отступать уже некуда, игра не имеет милосердия и продолжает двигать экран вперед и только вперед, даже не думая притормозить и дать игроку возможность передохнуть. Это даже хуже, чем когда игрок сам спешит и двигается ближе к правой части – он не может увидеть противников заранее, и они появляются внезапно, но всегда ведь можно сохранять дистанцию и подождать, пока экран не явит все превратности судьбы. Что ж, очередной урок выучен. Нужно быть быстрее и успевать сделать все необходимое пока не поздно – даже игры не любят медленных кобылок. А ведь дальше вообще пойдут миссии на время…

Очередное падение под колеса многотонного состава, еще одна стрела прямо в голову, снова огненный шар, испепеляющий бедную кобылку. С другой стороны, хорошо, что даже в пассажирских вагонах кто-то любезно рассыпал несколько красных бочек, вражеские единороги не отличаются сообразительностью и иногда взрывают сами себя. Баланс безмерно важен, и порой заметить это трудно, если игра подгоняет игрока режимом скрин-скроллера. В грузовых вагонах, наполненных черным углем, обнаружилась пара секретов, закопанных глубоко под мажущимися кусками. Довольно очевидно, Флаттершай тоже бы прятала сундучки куда-нибудь в подобное место.

Пегаска оторвалась от игры и посмотрела на свою чистую шкурку, видимую при свете экрана, а после – перевела взгляд на окно. На ночном небе пестрели звезды, манящие своей загадочностью и чистотой, мелькали, как прорехи в ткани пространства. В реальности поезда совсем не такие, как в игре. Они часто розовые, с завитушками на крыше и окнами в виде сердечек. И ездят они не так чтобы слишком быстро. Никаких черных огромных махин, внушающих ужас и заставляющих сердце сжиматься от осознания собственной беспомощности. Слава Селестии, в реальности такой кошмар вроде бы не выпускают, и вероятность увидеть, как он гуляет по железнодорожному полотну и пугает своим видом, ничтожно мала. Хотя пегаска и не была уверена, она не так уж часто и путешествовала этим видом транспорта, а в это темное время суток черный состав можно было и вовсе не заметить. Быть может, как раз в ночном мраке и разгуливает один из таких поездов и поджидает, пока какая-нибудь розовогривая пони захочет перейти рельсы. Флаттершай быстро отвернулась от окна, в котором темноту разбавляло только мерцание звезд.

Наверняка Рэйнбоу Дэш посмеялась бы над ней. Она даже рассказывала когда-то янтарной пегаске тот анекдот про розовый поезд с рюшечками и бантиками, что пестрили паровую машину до ряби в глазах, делали ее сильно выделяющейся даже на фоне цветастых лугов. Но, по мнению Флаттершай, ничего смешного в этом нет, такие поезда даже милые. Уж лучше, когда они похожи на торт с клубничной глазурью, чем если бы были черными несущимися вестниками приближающейся смерти. Но ничего, и у бесстрашной радужногривой кобылки есть страхи. Кто знает, может однажды под вечер она постучится в дверь ее коттеджа и слезно будет умолять ту ее простить, беспорядочно лепеча что-то про обвал.

Розовая довольная лошадка, вся перепачканная углем и сажей, уже прибыла в пункт назначения – Кантерлот. Да, это была та еще поездочка, но в игре многое происходит по скриптам, и если уровень пройден, а миссия выполнена, то опасаться в виртуальном мире больше нечего. Можно сохраняться и искать пони, выдающего побочные квесты.

Флаттершай снова глянула в статистику. То, что она там увидела, ее, мягко говоря, не устраивало. Конечно, напротив количества смертей все еще красовался ноль – спасибо перезагрузкам – но некоторые другие показатели были… не идеальными. Пони надула губы и пошла на кухню выпить стакан воды, покормить ночных гостей из числа зверят, что не спят в это время суток, и заодно съесть что-нибудь. Жуя круассан и запивая его чаем, пони с шерсткой цвета солнца снова посмотрела на сдобный кекс. Обернувшись влево и вправо, будто заподозрив, что за ней наблюдают, кобылка закрыла дверцу, так и не притронувшись к угощению.

Еще несколько часов прошли в попытках улучшить статистику, набрать побольше процентов к прохождению и, само собой, разблокировать достижения. На экране то и дело с характерным звуком выскакивало уведомление, что ее виртуальная протеже делает успехи. Пони с джойстиком упустила момент, когда это перестало приносить ей удовольствие и превратилось в серую рутину. Улыбка стерлась с ее мордочки, но пони уже не могла остановиться. Кантерлот, Мэйнхэттан, Понивилль, Филлидельфия, Ванхуфер, Лас-Пегас, Сан-Флэнкцискольт, Эпплвуд – и везде есть, чем заняться. Пегаска силилась вспомнить, где именно она получала задания по угону повозок – в Троттингеме или Детроте. Мелкие дела и события, почти никак не связанные с основной сюжетной линией и уж точно никак на нее не влияющие, поглотили разум маленькой розовогривой кобылки. С другой стороны, теперь она могла похвастаться лучшей броней в игре, у нее имелось несколько мечей, она умела делать сальто, сбивая сразу четверых противников вокруг нее с ног, а лечебных зелий было так много, что можно было снабдить тарой целый бар. Кстати, насчет этого…

Розовая милашка, принципиально не носящая шлем, потому что он не стильно смотрится в кат-сценах, да и вообще не нужен, учитывая прокаченную максимально возможную вероятность увернуться при атаке в голову, заходит в бар. Или, скорее, в таверну – в помещении есть пара закрытых дверей, куда нельзя пройти, но пони более чем уверена, что некоторые из них ведут на второй этаж, где сдаются комнаты, превращая это место в нечто среднее между баром и гостиницей. Группка цветных кобылок слева что-то увлеченно обсуждает, точнее, судя по мимике и движениям копыт, говорила в основном белый единорог, а другие увлеченно слушали и время от времени вставляли свои комментарии. Справа – кобылка в зеленом фартуке несет в зубах поднос, на котором ютятся несколько деревянных кружек. Розовая пони подходит к стойке, за которой перешептываются две пегаски, одна – ярко-оранжевая, будь она единорогом, она бы могла сыграть в этой игре роль босса, неплохо кастующего фаерболы, а другая – голубого цвета с зеленым хвостом, нетерпеливо им виляющая.

— Торговля, торговля… Мне барахло нужно сбросить. И есть побочка какая-нибудь? — Флаттершай, кажется, уже и забыла, какие в этой игре прекрасные величественные леса, безмолвно созерцающие вечность, знойные пустыни с колючими кактусами на фоне желтого раскаленного песка, снежные равнины, где ее розовая малышка постоянно скользит, смешно растопыривая ножки, опасные, но завораживающие яркие вулканы и другие локации – теперь она погрузилась в геймплей с головой. — Только сюжетку не предлагай, не до этого сейчас, — однако игра решила иначе.

Запустилась кат-сцена, и ее протеже стала увлеченно болтать с баркольтом. Время от времени игра предлагала пони сделать выбор – интересно, на многое ли он повлиял? – но в остальном приходилось читать субтитры или слушать актеров озвучки. Выражения лиц персонажей расплывались – Флаттершай хотелось спать. Но речи о теплой, мягкой кроватке не шло. Нескончаемые диалоги и горы текста заставляют пегаску терять самообладание. Порой сценаристы внедряют в игры слишком много сюжета, вынуждая игрока не играть, а смотреть интерактивный фильм. А ведь были времена, в которых история настолько не была важна, что ее просто не прописывали. Или прописывали мельком, уповая на то, что она там нужна так же, как в фильмах для взрослых пони.

— Я в визуальную новеллу играю, что ли? Дайте мне уже контроль, наконец! — вскрикнула пони, клацая по кнопкам геймпада. — Эти сцены не скипаются и не заканчиваются…

Игра соизволила смилостивиться над уставшей пони, и теперь она была отдана в свое распоряжение.

— Отлично, я беру всю побочку, какая здесь только есть. О, и сундучки спрятанные надо поискать, — пони зевнула и улыбнулась, будто заучка-зубрилка, которой дракон-ассистент принес большую кипу книг.

Слишком многое отдано этой пиксельной жизни, пегаска и сама это понимала. Но оно несомненно того стоило. Какой смысл в жизни без капельки удовольствий? Яростные баталии, гонки на картах, полеты пегасов, даже нарушение закона – разве была способна стесняша на такое в реальности? А пауэр-апы, апгрейды, бонусы, и, конечно, ачивки, которые она с их помощью доставала – лишь игровые условности.

Вот Флаттершай повстречала внушительную группу некро-пони на проклятых пустошах. Однако для ее персонажа такие столкновения уже не представляли угрозы, особенно после последних нескольких левел-апов. Тем не менее ряды пони-зомби и пони-скелетов не увядали и после минуты сражения, словно поняша наткнулась на читеров.

— Некроманты что, суммонят новых юнитов? Никогда не замечала раньше.

Пони поставила игру на паузу и задумалась. За окном все та же тьма, за это время ничего не изменилось, хотя по ощущениям казалось, что прошла вечность. На завтрашний день ничего не запланировано, так что кобылка сможет отоспаться. Она ничего не теряет этой ночью.

Истратив последние остатки маны, чтобы активировать режим берсерка, розовая кобылка принялась рашить. Все или ничего. Мешанина на экране из ярких цветов стала напоминать уровни в даммаку… данмаку… в общем, умопомрачительный беспорядочный ад, наполненный экстазом, скоростью и музыкой. Комбо за мгновения ока ушло за отметку в двадцать, а моргнув, Флаттершай видела на экране уже пятьдесят. Ни секунды передышки, поражения недопустимы. Пони с контроллером была неприступна, уверенно направляя своего персонажа через пестрые цвета, проводя хитбокс в опасной близости от противников и их снарядов. Интересно, что чувствует ее героиня, когда ей приходится буквально бросаться в самую гущу действий? Если бы она только знала, что ей управляет пони, способная на грэйзинг, страхи моментально бы покинули ее маленькое сердечко. Счетчик комбо тем временем ушел уже далеко за сотню, и игра оповестила кобылку, что очередная ачивка взята. Если раньше Флаттершай завидовала своей героине, считая ее безмерно смелой и не надеясь самой стать такой же, то теперь ситуация в корне поменялась – какая бы великая храбрость не таилась в розовой пушистой пони, в этом аду она смогла бы выжить только под управлением янтарной пегаски, прошедшей долгий путь проб и ошибок. Покой битэмапов уступил место экшну, уже давно никто не ждет стрелочек с надписью, повествующей, что все противники повержены и можно идти вперед. Пара зелий здоровья идет в расход, и вот он – финальный аккорд. Меч виртуальной лошадки наконец достиг некроманта, и новые пони-зомби прекратили спауниться. Дело за малым – всего лишь зачистить область от пары десятков оставшихся противников. Берсерк как раз ушел на кулдаун. Обычная повседневность, жизнь потихоньку возвращается в спокойное русло. Последний пони-скелет пал, и пони обернулась на место респауна, перед тем как уйти отсюда. Горы трупов и костей, части тел, выжженные заклинаниями области, реки крови и остальные ужасы геймплея, оставшиеся после зубодробительной мясорубки. За несколько минут стеснительная пони вырезала пару сотен покойников, оставив после себя лишь смерть и запустение. Флаттершай хищно улыбнулась и двинулась дальше.

Пауза, статистика. Создается впечатление, что эти безликие цифры радуют поняшу больше сюжета, графики, физики, музыки, геймплея. Больше самой игры. Превосходные киллеры, профессиональные шпионы пони-насекомые чейнджлинги не могут ничего противопоставить маленькой розовой милашке с луком. Они даже не понимают, откуда следует ожидать угрозы, а когда понимают, становится слишком поздно – в немногих сообразительных уже летят метательные ножи. Кобылка быстра и проворна, моментально обирает лут, передвигается бесшумно, а максимальный шанс доджа и крита дает проценты к инстакиллу. Хотя с такими показателями в мгновенном убийстве нет необходимости. Что ж, пони перестаралась, и теперь игра кажется чересчур легкой. А может, все дело в стелсе. Кто как не Флаттершай знает, где и когда нужно прятаться. Вполне возможно, другие игроки могли бы увидеть здесь трудности, но пугливой пони не привыкать сидеть тихо по углам и не издавать ни писка. Ей не составляет труда вычислить, кто из энписи перевоплотившийся перевертыш, она умеет определять, насколько мобы подозрительно себя ведут, а также может видеть заранее заготовленные игрой ловушки или ивенты.

Пони поставила игру на паузу и задумалась. Неужели она действительно настолько мнительная? Холодный чай и булочка скрашивают ее раздумья, но сильно легче не становится. Пони вздыхает и открывает упаковку со сдобным кексом. Она не виновата, что живет в таком опасном мире. Да, преступность почти искорена, безработица – редкость, а на медицину и образование тратится уйма средств из налогов. Но в мире, где есть церберы, мурены, драконы, химеры, мантикоры, гидры и прочие, нельзя чувствовать себя в безопасности. Да она живет рядом с уникальным лесом, единственным в Эквестрии, где природа, животные и даже облака существуют сами по себе. Они, конечно, и так действуют без вмешательства пони, даже времена года меняются, но крайне неохотно, так, что им приходится помогать, но все же в этом лесу слишком уж много самостоятельной активности. Розовогривая пегаска дожевала кекс и запила последними глотками чая. Со способностями бога Хаоса ее друг драконикус может прервать жизнь всего мира в одно мгновение, и даже божественные сестры не в силах будут его остановить. Конечно, она боится! Само собой, опасается! Он говорит, что исправился, но кто может быть уверенным в словах самого непредсказуемого существа их мира? Опасность подстерегает на каждом шагу, возможно лишь благодаря своей бдительности она все еще жива. Пони задергивает шторки, чтобы редкие лучи утреннего солнца не касались ее глаз. Да простит ее Селестия, но эта ночь еще не закончена.

Внимательность пегаски помогла отыскать уже не один десяток секретов по всему игровому миру. Попадались и пасхалки в виде… пасхального яйца. Иронично. Буквально. Самобытно. Что ж, пришло время двигаться дальше. Но сначала сдать выполненные квесты. В качестве награды жеребец перед ней с гордостью презентовал ее персу новый сет доспехов и меч. У пегаски уже была экипировка, даже качественнее этой, не говоря о мече, но смысл был в самом задании, а уж никак не в броне, деньгах или опыте. Нигде не сыщешь настолько принципиальных наемников, как в видеоиграх. Пушистая розовая пони идет на рынок. Здесь можно встретить блэксмита, способного выковать меч или топор или даже скрафтить что-нибудь поинтереснее, но ей это не нужно, мага, предлагающего различные способности, заклинания и зачарованные артефакты, но героиня не особо часто пользуется магией, ассасина, который рад решить проблемы кобылки, но она справиться сама, и, конечно, торговца, который и является целью ее прибытия. Сбрасывая ненужные доспехи и меч за бесценок, Флаттершай довольна освободившемуся месту в инвентаре. Это единственное, что ей было нужно, ведь за такие цены торговцу только диэлси за донаты продавать.

Вот игра и подходит к концу, остался лишь замок с принцессой. Кем только розовая лошадка не побывала в этом мире, тяжело упомнить все ее похождения. Не было разве что симулятора свиданий и тайм-менеджмента. А сейчас пони сражалась со всеми сильнейшими противниками, хотя сражением это можно было назвать с трудом. Имбовый меч прокаченного перса дамажит настолько сильно, что парад боссов превратился в кровавое месиво, один за другим ложились они от сильнейших ударов, а иногда пони отстреливала их еще издали. Больше это не было файтингом – не осталось никого, способного устоять – больше не напоминало шутер – лишь тир с утками. Потоки крови и расчлененные трупы – все ради ее усталой улыбки. Слишком шокирующие сцены? Чересчур много жестокости? Нет, просто дань уважения реальности. Порой реальность поистине страшна, и она бывает таковой без спецэффектов. Игра предоставляет выбор, тогда как жизнь зачастую нет, и чтобы Флаттершай понимала, насколько ужасны бывают последствия ее решений и сколько всего в этом мире не подвластно ее вниманию, она отыгрывает роль жестокой убийцы, обыскивающей каждый клочок земли и потайную комнату, обследующей любой темный угол любого жилища, скалу, озеро, дерево, даже труднодоступные декоративные камни, наполовину утонувшие в лаве местного вулкана. Пегаска хочет осознавать, что из себя представляет Добро, чьим элементом она является, но для этого должна увидеть, каким может быть Зло, хочет сравнить свою жизнь светлой в мыслях пугливой пони с темной ролью своей героини, бесчувственно улыбающейся всему, что происходит, просто потому что программный код не способен оценить, насколько мерзко пони с джойстиком играет. Пушистая кобылка входит в башню на одной из стен замка, поднимается на самый верх и замирает. Еще ничего не окончено.

Быть может, если бы пони играла по-другому, игра проявила к ней хотя бы капельку милосердия. Есть же полно способов упростить жизнь: прокачивать медицину, чтобы эффективно и быстро восстанавливать здоровье и иметь его больше, взрывчатку, чтобы не рисковать при сражениях и снимать больше здоровья противников, мораль и торговлю, чтобы иметь возможность воодушевлять неодушевленные куски кода на битву или нанимать их за внутриигровую валюту в виде наемников.

Быть может, если бы пони играла хоть с капелькой милосердия, то игра выглядела бы по-другому. Необязательно же убивать несокрушимого плохиша, чтобы забрать его ключ от сейфа: можно использовать дипломатию или торговлю и уговорить крепкого злодея отдать или продать ключ, скрытность, чтобы подкрасться сзади и незаметно выкрасть вожделенный предмет инвентаря, взлом, чтобы даже не встречаться с боссом, а сразу идти к сейфу и пользоваться преимуществами медвежатника.

Но Флаттершай знала, на что шла и кого отыгрывала. В особняке – жилой части замка – собрались освобожденные героиней главнокомандующие. Игра любезно передает под управление розовой кобылки небольшую армию, предлагает передислоцировать войска, а со всех сторон наступают толпы противников. Просчитывая пути отступления и ища стратегически важные объекты и огневые точки, пони отправляет своих защитников на оборону. Это будет нелегкая битва.

В замке полно величественных высоких башен, соединенных крепкими крепостными стенами, цветущий сад с чудесными удивительными растениями, множество темных ходов, пугающих своим непреклонным мраком, богато обставленных комнат и залов, достойных царских особ, коридоры, украшенные статуями богини Фауст и портретами богини Закерли. Найти принцессу во всем этом многообразии будет отнюдь непросто. Несколько пони галопом носятся по всему замку в поисках правительницы, в то время как Флаттершай занимается подготовкой к сражению.

Лесные массивы вокруг замка не дадут противникам обойти его сбоку: олени отлично сражаются на своей территории, их скорость, ловкость, изворотливость превращают их в непривлекательные мишени, в то время как перемещение между деревьями и над ними дается оленям лучше остальных. Учитывая, что некоторые и активной магией владеют, помимо пассивной, нападать с этой позиции явно невыгодно. Пути к отступлению проходят через подземные тоннели. Лабиринты из камня и земли запутаны и опасны, ведь там поджидают хитрые бэтпони: они бесшумны – не издают ни малейшего звука, пока враги не подойдут слишком близко – они невидимы – прячутся в темных углах, и тьма скрывает их очертания – они смертоносны – быстрые точные движения повергают противников наповал. Мышепони предпочитают атаку из-за угла, со спины, из темноты, нападают неожиданно и убивают одним ударом, но если придется, они бросятся в открытый бой и будут сражаться до последнего во имя своей ночной принцессы. С одной из сторон к замку прилегает залив. Но королевский флот хорошо вооружен и имеет поддержку как с воздуха, так и под водой: морские пони и морские поньки готовы дать бой любым сиренам и келпи, которые посмеют напасть на замок. Их изящные хвосты вспенивают и так бушующие воды залива, а чешуя мутная и тусклая, словно не желает отражать солнечный свет. На главной позиции не все так гладко, и Флаттершай, получив данные разведки и отдав приказы обороняться, отправляется к огромным воротам, чтобы помочь удерживать форт. Пони надеется, что ее скиллы и перки, заработанные за игру, будут полезными, а резист к физ урону не даст погибнуть.

Форт не выдержит серьезного натиска, сил повстанцев едва хватает, чтобы не дать некро-пони, чейнджлингам и различным преступным группировкам из числа самих эквестрийцев подойти к воротам. Земнопони с копьями, щитами и в латах стойко отражают удары, один за другим. Пони-зомби и пони-скелеты напоминают несокрушимый океан смерти, раз за разом они волнами бьются об отважных рыцарей, будто это тауэр-дефенс. Воины отступают к стенам замка, но не потому что боятся – они будут биться до конца – а для того, чтобы дать лучникам шанс прицельнее стрелять с башен. Кажется, будто их усердие передается оружию, стрелы серебряной лавиной осыпаются на покойников, вонзаясь им в головы и тела. Наконец упокоенные, они усеивают собой поле боя, оставаясь лежать несмотря на усилия некромантов. Зловещие черные тучи надвигаются на форт, то не превратности погоды, но пони-насекомые, жужжащие перепончатыми крыльями и ищущие новый улей фасеточными глазами. А ведь с ними в игре вполне можно было подружиться, как и с грифонами, и тогда они были бы на стороне союзников. Кобылка с геймпадом с ужасом вспоминает, что ее репутация настолько плоха, что даже драконы ей не друзья. Стрелы поражают многих, но число противников, похоже, только растет. Гул нескольких сотен, если не тысяч крыльев заглушают свист смертоносных стрел. Флаттершай дает приказ пегасам защищать пехоту, и вот элитная королевская авиация с громом и молниями, преследующими их хвосты, пролетают над мертвецами, сбрасывая на них камни и осыпая стрелами, и вонзаются в стройные ряды чейнджлингов копьями и клинками, привязанными к телам и удерживаемые передними копытами. Но врагов не становится меньше, напротив, из неоткуда появляются пони-вампиры, пони-оборотни и едва видимые призрачные силуэты, а из болота неподалеку прибывают древесные волки, ихти-пони и мерпони. Вздох отчаяния пронесся по коттеджу понивилльской кобылки, но она не знала, что ждет ее впереди. Нет, не устрашающая многоголовая гидра невообразимых размеров и не красные мурены из ужасного ущелья, не рой голодных параспрайтов и не яростная ненасытная мантикора, а собственная невнимательность и недостаток реакции. Оказывается, уже восьмая часть ее земного отряда была обращена в камень кокатриксом. Командир на стене указывает розовым копытцем в его сторону, определяя как приоритетную задачу, и с гнетущим молчанием медленно отводит взгляд от каменных изваяний, которые все еще служат своей госпоже, все также держат оборону. Пони из озерных глубин подкрадываются сбоку, древесные волки бросаются на обороняющихся земнопони, кажется где-то промелькнул виндиго, и Флаттершай решает перераспределить боевые заклинания между единорогами, пока не стало слишком поздно. Передавая им магические накидки, шляпы, амулеты, ожерелья, кольца – словом, все, что героиня только смогла найти и не успела продать, она может быть уверена в поддержке. Огненный ливень покрывает поле боя, магическая артиллерия сносит сотни врагов. Взрывы сотрясают место сражения, мертвецы буквально разлетаются на части. Их останки находят пристанище в выжженных воронках, красных от крови и противников, и уже павших союзников. Огонь очень эффективен против деревянных, ледяных и водных существ, но воздушные цели единорогам за крепостными стенами не поразить. Несколько точек в небе появляется на горизонте. Неужели поддержка пегасов? Это было бы очень кстати. Точки становятся больше, и у пегаски с контроллером опускаются копытца – это свирепые грифоны. Они рвут в клочья пегасов замка, но стойкость боевых пони непоколебима. Удары молний озаряют небо, слепя вспышками экран, ледяная пурга дезориентирует и замедляет грифонов, а иногда и насмерть замораживает перевертышей, несколько десятков летучих повстанцев собираются вместе и создают смертоносный смерч. Пока одни единороги кастуют огненный армагеддон, покрывая все вокруг взрывами, другие лечат раненных пегасов. Врата замка открываются, чтобы единороги могли помочь земнопони. С победным кличем розовая кобылка, ведомая Флаттершай, бросается впереди всех, сдерживая натиск. Воздушные волны в воздухе, создаваемые пегасами, отбрасывают грифонов назад, а молнии из туч цепью поражают сразу нескольких пони-насекомых, крепкие, выносливые земнопони шагают строем за розовой героиней, разнося молотами многих мертвецов, что она пропускает, насаживая их на копья и рубя топорами. Как бы Флаттершай не старалась, боевиков чересчур много, и она не может пробиться сквозь этот полк. Дивизии обходят кобылку со всех сторон, пытаясь отрезать ее от земнопони с хлыстами, молотами и копьями. Хаос вокруг разросся до настолько внушающих размеров, что в игре стал проседать фэпээс. Меч пушистой героини рубит сразу несколько противников, перерубая некоторых пополам, заливая все вокруг кровью, копья пегасов пронзают грифонов и чейнджлингов, но как бы крылатые пони не были быстры и проворны, время от времени и их трупы падают с небес. Зачарованные хлысты земнопони-паладинов сжигают врагов праведным огнем, а молоты при ударе поражают ближайших противников энергетическими разрядами. Иронично, но при таком стиле прохождения кобылке решили помочь пегаски-валькирии с яркими мечами и демонессы-суккубы с адскими хлыстами. Великие боевые крылатые лошадки в блестящей броне обратили свой взор на розовую кобылку, что никогда не бежала от сражений, рогатые пони с кисточковыми хвостами и обтянутыми кожей крыльями рады присоединиться к жестокосердной милашке, что не оставляла никого в живых на своем пути. Сражаясь наравне с паладинами, они выигрывают Флаттершай немного времени, чтобы та использовала лечащие зелья. К сожалению для нее, их участия в финальном сражении явно недостаточно. Огромные стрелы проносятся над головами соратников – это вражеские баллисты, и они способны пробить силовое поле единорогов, снося группы лучников со стен твердыни, а когда и единорогов стало заметно меньше, силовое поле исчезло. Катапульты пробивают крепостные стены, и противники входят в замок. Розовая кобылка не может добраться до своих союзников, враги повсюду, сил сопротивления не хватило, чтобы выстоять. Бедняги погибают там, за стенами, на территории замка, скоро и особняк падет. Сотни персонажей в этом жестоком игровом мире, даже не осознающих, что живут в условиях сурвайвала, будут вынуждены закончить свое существование и ждать перезагрузки. Пони оборачивается на валькирий и суккубов, с воодушевлением разносящих силы тьмы, на бронированных земнопони и быстрых пегасов, круша всех вокруг молотами, топорами, копьями, мечами и хлыстами, на едва заметные стрелы лучников, незримо и бесшумно поражающие покойников, и на единорогов, использующих остатки своей маны, чтобы продержаться как можно дольше. В озаряемом молниями небе рядом с эквестрийским флагом на одной из башен замка вдруг воспарил феникс. Его расправленные крылья пустили волну света над полем боя, и с ледяным пронзительным взглядом он камнем бросился с небес огненной стрелой прямо в гущу сил тьмы. Кобылке с джойстиком это придало уверенности в себе, и вот в группу пони-вампиров уже летит боевое испепеляющее зелье, поглощающее нечисть языками пламени, а в мертвецов сбоку – замораживающее зелье, с хрустом и треском сковывающее движения покойников навечно. Зловещие личи с ухмылкой смотрят на свою погибель, зеленым туманом пожирающую их тела, от брошенной малахитовой бутылочки ярко-розовой пушистой кобылки. Ее меч с легкостью рубит скелетов, золотые отблески взмахов прорубают дорогу к крепостным стенам замка, раз за разом сотрясаемым снарядами катапульт и баллист, и ни глюки, ни баги, ни фризы, ни лаги не способны поколебать упорство, размыть путь, заставить остановиться кобылку, которая полна решимости… решительности… детерминирована на победу. Добравшись, наконец, до стен, героиня с облегчением увидела, что отважные рыцари успешно отбивают нападение прорвавшихся в замок врагов. Число противников все еще растет, достаточное многие смогли проникнуть в жилые помещения, но без этих частей обороны замок уже был бы взят. Эти великие воины давали отпор там, где высокая знать предпочитает не думать о кровавых баталиях: боевики прорвались в столовые, спальни, гостиные, танцевальные залы, кухни, даже тронный зал. Повстанцы в замке так и не смогли отыскать, где удерживают принцессу, но большая его часть была проверена, осталась всего пара комнат в подземных катакомбах. Добраться до туда будет отнюдь непросто, но это единственный шанс на победу. Колоссальное строение архитектуры поражает своей роскошью, пожалуй поблизости и не найдешь богаче, но сейчас, в отчаянных попытках спасти принцессу и выиграть войну, оно напоминало лабиринт, не иначе. Везде и повсюду – в проходах, коридорах и комнатах – адепты магии разнообразной нежить били всеми силами, средствами, способами, дабы участи избежать ужасной. Никаких парадоксов не видит история эта, когда тьма и свет, порядок и хаос побеждают скелета. Вот, подобно предвзятой защите апологета, сущность доброго клирика верит в магию света. Подвластно ему и лечение, что регенит хэпэ, и удача, что крит и додж повышает, благословение, воодушевление, может боевой дух и вправду решает. А вот чернокнижник, имеющий покровителя злого, что грифонов сражает силой могучего слова. На одной стороне он с добром, но оружие: высасывание жизненных сил, неудача, проклятие, а также в страх повергает он, в ужас, в кошмар – и ему жутко нравится это занятие. Раздор и гармонию, хаос, порядок маги, чародеи, волшебники и колдуны используют, чтобы отстоять этот замок столицы богатой на магию пони-страны. Маги порядка поля силовые кастуют, снаряды противников в прах обращаются, лишь долетев, а то и вовсе от них отражаются – с чем вы пришли от того и падете, пожинайте то, что вложили в посев. Хаоса маги как тень бестелесны, покойников стрелы проходят порой через них, эффекты волшебные, луки, мечи возникают из мрака, порталы из тьмы вдаль уносят злодеев любых. Порядок, гармония, радуги сила, когда всемогуща – ломает баланс, и знают богини – должна быть незрима, чтоб свет преломлялся, скрывая от глаз. Хаос, бардак, беспорядок, раздор – везде повсеместно Дискорда отрада, бог уповал, что баланс – это вздор, быть нигде и повсюду – вот жизни награда. Адепты порядка уходят в невидимость, заветы богов и богинь не забыв, служители хаоса неуловимы, порталов из тьмы мастерами прослыв. Большой великан в Кантерлотском саду – подчинение ль, затмение – выбирайте судьбу. Белая вспышка – союзник готов, контроль его разума, мыслей и слов. Черная вспышка – и в разуме мрак, он не союзник, но больше не враг. Стойкость, устойчивость – непобедимы гармонии маги, радужной силы, меньше атака, но больше защита, смелость героев не будет забыта. Берсерк, одержимость – яростный гнев хаоса магов, что хватит на всех, меньше защита, но больше атака, не будет забыта также и драка. Последняя битва, итог всех сражений, одной сценой на полторы тысячи слов подобна игре без чекпоинтов, без сохранений, и сложности уровень этот не нов.

Добравшись до подземелья замка, Флаттершай с парой оставшихся в живых союзников увидела плененную принцессу в одной из камер. Белые кристаллы блокировали ей путь, великой богине, способной на могущественную божественную магию, ферзю, готовому расколоть шахматную доску. Удар копытом, и кристалл отлетает к стене камеры, освобождая крылатого единорога из заточения…

Белоснежная аликорн взлетает над полем боя. Даже сил богини не хватило бы, чтобы справиться со всей этой армией в начале сражения, а если бы среди врагов нашлись три-четыре огромных кровожадных дракона, то Кантерлот бы пал даже с принцессой. Но теперь, когда от вражеской армии остались жалкие остатки, вымотанные, обессиленные, хоть все еще и превосходящие силы союзников, они не были угрозой. Волна света поглотила экран, знаменуя, что игра окончена.

Флаттершай поставила игру на паузу и бросила взгляд в сторону окна. Утренний свет пытался пробиться сквозь задернутые шторы, и, судя по тому, что пони могла видеть весь интерьер своей комнаты, у него это неплохо получалось. Взглянув в статистику, милая уставшая пегаска увидела количество набранных процентов. Девяносто девять и девяносто две сотые. Оставшиеся проценты к прохождению давались за всего одну не взятую ачивку. Флаттершай видела ее, она знала про ее существование. Каждый раз она с тревогой пропускала ее, чтобы выполнить что-то другое, откладывала на потом, не решаясь взяться за это задание. Теперь отступать было некуда. Игра почти пройдена, осталась лишь маленькая деталь. Розовая пушистая кобылка пережила осаду замка, но теперь ей снова предстоит достать свой меч. Флаттершай пырнула беззащитную зайку. На экране высветилось название последнего достижения: "Как ты спишь по ночам, чудовище?". Звук оповестил пони, что в статистике теперь красуется круглое число.

Говорят, будто бы игры жестоки. Будто насилие недопустимо даже по ту сторону экрана. Что ж, никто из игровых персонажей никогда не сражается за деньги, власть, признание, никто не развязывает войны, не хочет подмять под себя весь мир или им управлять. Они бьются только за улыбки на наших мордочках, счастье и удовлетворение от очередной пройденной игры. Игры не могут быть злом просто потому, что не играют в сами себя. Лишь игрок с геймпадом в копытцах делает выбор, лишь персонаж под его руководством творит бесчинства, а многие игры вполне можно пройти и мирным путем. Они были созданы пони и являются отражением реального мира, ничем больше. И их прелесть в том, что жестокость по ту сторону никогда не найдет отражение в реальности. Когда-то, когда Эквестрия была еще дальше от социальной утопии, чем сейчас, виртуального мира не существовало, а войны и убийства были. Как не крути, взаимосвязь между ними довольно призрачная, однако всегда найдется тот, кто ее увидит. Главное, чтобы он помнил: самый большой выбор, какой может сделать игрок – это просто играть или не играть в игру. И этот выбор ничуть не эгоистичен, в сравнении с запретами играть другим. Особенно если эта игра – жизнь.

"Достижение разблокировано", Cold Sky, 2018

Написано на основе:

"My Little Pony: Friendship is Magic / Моя маленькая пони: Дружба — это магия", Hasbro Studios, DHX Media Ltd., 2010-2018

© Cold Sky, 2018

17 апреля 2018 г.

Комментарии (26)

0

Это круто.

Kobza #1
0

Спасибо.

Cold Sky #3
+1

Надо ей тетрис показать, пусть пройдёт весь.

Darkwing Pon #2
0

Отсылка к Тетрису имеется в виде картинки на ГуглДоках, ГуглДрайв и Табуне.

https://tabun.everypony.ru/blog/stories/179898.html

Cold Sky #4
+1

Автор, скажи мне пожалуйста, тебе кто-нибудь когда-нибудь рассказывал, зачем нужен абзац? Так вот, открою теб великую тайну: абзац нужен для того, чтобы РАЗДЕЛЯТЬ ГРЁБАНУЮ СТЕНУ ТЕКСТА НА ЧАСТИ ПО СМЫСЛУ ДЛЯ ОБЛЕГЧЕНИЯ ЧТЕНИЯ ЭТОГО САМОГО ГРЁБАНОГО ТЕКСТА!!! Ты нахрена сделал стену текста на грёбаные четыре страницы? Четыре, Карл! Читать это невозможно, после первой страницы без единого абзаца просто промотал текст до следующего абзаца, потому что нихрена не понятно, что там где кто делает, всё свалено в одну неперевариваемую кучу, отчего читать сей поток сознания невозможно. Раздели этот абзац-переросток на хотя бы десяток, а лучше на два десятка, разделив по смыслу, чтобы его хотя бы можно было нормально прочесть.
Хоть бы в книгу какую заглянул, там нигде и никогда не встретится абзац, который тянется четыре, мать его, страницы. Да, я видел абзацы по странице, по полторы страницы даже видел пару раз, и то за счёт крупного шрифта и полуторного расстояния между строками (примерно).
Так-то в целом фанфик неплохой, хотя немного ООС-ный, как по мне, но вот этот километровый абзац портит абсолютно всё впечатление своей нечитаемостью, так как глаз просто не может зацепиться за начало нового абзаца как начало новой мысли, отчего прочитанное забывается через несколько строк этого неструктурированного и нефильтрованного потока текста.

GORynytch #5
0

Да, так и было задумано. В этом абзаце — большое сражение, одной сценой. Я воспринимал его как хаос, где постоянно что-то происходит, ничего не понятно и неизвестно, когда закончится, и сравнивал его с игрой без сохранений. Это для того, чтобы показать, что даже игры бывают сложными, запутанными, беспорядочными и пугающими, а не только реальные сражения, хотя очевидно, что реальные сражения ужасны — там теряешь жизнь навсегда. В играх же — теряешь потраченное на прохождение время, что является лишь небольшим кусочком жизни. Но это все равно больно. Зато если удается поймать волну, кажется, будто можешь жить при таких скверных условиях — даже начинает нравится, потому что понимаешь, как устроена игра. Это передано стихами. Несмотря на то, что читать все еще сложно, текст сам начинает складываться как нужно, и приходит осознание, где паузы нужно делать, чтобы попасть под рифму. В любом случае, спасибо за отзыв.

Cold Sky #6
0

Милейший, мне бы хотелось порекомендовать вам более сдержано доносить до автора вашу мысль. Эта экспрессия совершенно излишняя.

Kobza #12
0

Согласен, погорячился, у автора прошу прощения. Просто подобные, по сути, дилетантские ошибки (потому что подобные километровые стены описаний без единого абзаца обычно новички и пишут, загляни на Фикбук, там таких примеров полно) после вполне неплохого и довольно интересного текста воспринимаются, мягко говоря, не совсем адекватно. Тем более, повторюсь: читабельность. У хорошего текста должна быть хорошая читабельность, и абзацы адекватных размеров также в эту читабельность входят.

GORynytch #13
0

Да ладно, сам виноват.

Cold Sky #15
+1

Проблема в том, что даже в крупных произведениях про войну и реальные сражения текст всё равно разбивался на нормальные абзацы, и каким бы хаосом ни была битва, абзацы служили для того, чтобы зрительно отделить один момент от другого и чтобы можно было отвлечься без необходимости перепросматривать взглядом пол-страницы текста, чтобы найти место на котором остановился. Так что хаос хаосом, но удобочитаемость всё равно необходима, и разделения подобных больших кусков на абзацы — один из входящих в это понятие элементов. Можешь мне поверить, то, что ты весь этот хаос разделишь на десяток абзацев, ничуть не ухудшит впечатление от происходящего "на экране", зато читать сие станет в разы легче. Это примерно то же самое, что и с едой. Абзацы — как куски. Ты же не станешь большой кусок мяса запихивать в рот целиком, а будешь откусывать по кусочку, чтобы нормально прожевать и проглотить, так? Или ты будешь косить под змею и проглатывать кролика целиком, не разделывая и не кусая? Как-то с трудом сие представляется.

GORynytch #7
0

Ну, хорошо, а как насчет остальных абзацев? Они тоже слишком большие или терпимые? И длинные предложения тоже не нравятся, да?

Cold Sky #8
+1

Так остальные-то нормальные. Не считая этого, остальные все в среднем не больше чем на пол-страницы, и это вполне нормально. Я же написал, что встречал в литературе абзацы на страницу и даже на почти полторы, и они воспринимались, конечно, длинноватыми, но в принципе читабельными, особенно когда в них шла какая-то одна мысль или описывалось какое-то одно событие или цепочка событий, происходящих друг за другом за очень короткий промежуток времени. Либо же большим абзацем может быть какое-то распространённое описание чего-то, например, пейзажа, который увидел персонаж. Но не когда в один абзац навалена куча всего, что любой нормальный писатель спокойно разделит на отдельные абзацы, которые, тем не менее, всё равно будут между собой взаимосвязаны происходящими событиями.
И, кстати, это же самое замечание — разбить абзац на несколько адекватных размеров — тебе бы сделали в любом издательстве, если бы ты вдруг решил печатать свой текст, например, в каком-нибудь сборнике. Потому что понятие "авторский произвол", конечно многое стерпит, но даже оно должно придерживаться определённых границ и рамок, чтобы соблюдать, например, нормы удобочитаемости, потому что большинство читателей, наткнувшись на такой абзац, строки после двадцатой поступят так же, как и я — просто промотают абзац до конца и начнут читать дальше, потому что читать стену текста, словно в каком-нибудь научном докладе, будет мало кому интересно.

GORynytch #10
0

О, хорошо. Мне казалось, остальные тоже слишком большие.

Cold Sky #14
-3

Наверное, вы и арбуз соломкой нарежете?
Не к чему придраться, так изощримся и придумаем всякую хню... Чтоб вам до конца жизни песенки СМС в ракосельке снились.

Хеллфайр Файр #9
+1

А вы таки только ёрничать и можете?
Я указал автору на конкретную проблему — километровую нечитаемую стену текста, которую по-нормальному нужно разбить хотя бы абзацев на десять, тем более там полно мест, где явно начинается новая мысль и где будет абсолютно логично сделать разрыв, начав новый абзац. Повторюсь: каким бы хаосом битва ни была, это не значит, что надо всё сваливать в одну кучу, словно армейское рагу, и выдавать, типа, "нате, жрите". И не знаю как вы, а я лично предпочитаю, чтобы торт был отдельно, а тараканы и муравьи тоже отдельно, не говоря уже о носках и автомобильных шинах, которые точно не нужно пихать в одну кучу, что так упорно попытался сделать автор. Вышло в итоге, как говорится, что вышло.

GORynytch #11
-3

Аналогии здесь ни к чему. Это авторский стиль.

Хеллфайр Файр #16
0

Оригинально.
Удивила Флаттершай, играющая в подобную игру, с обилием насилия и кровавыми сценами, а также "пасхалки в форме пасхального яйца". У поней нет христианства, соответственно, нет праздника пасхи, тогда откуда "пасхальные яйца" возьмутся?
А в целом вполне неплохо, спасибо

Oil In Heat #18
0

Потому что пони четко определяет, что реальность и виртуальность не одно и то же, она знает, что по ту сторону все ненастоящее. Это дает ей возможность посмотреть, какой бы она была будучи злой, ведь в реальности она никогда не поступит так, как делает в игре. А пасхальные яйца — потому что это пасхалка. Это игровое понятие. И это отсылка к Вайс Сити.

Cold Sky #19
0

Хо! Тогда она намного умнее некоторых людей :) Я встречал таких, которые могли отругать за неудачное действие в совместной игре, так, как будто что-то накосячил в реале.
ОК, пусть будут пасхалки в виде яиц :) Это так, мелочь.
Написано хорошо.

Oil In Heat #20
0

Спасибо. Почему-то мне кажется, что и в сериале где-то были пасхальные яйца. Но не могу припомнить.

Cold Sky #21
0

Этому фанфику не хватает тега "Глубокий сюжет", а заодно — автор, вы утопили меня в литературной воде. Зато очень понравилось куча отсылок к различным играм — здесь и Diablo, и Saint's Row, и TES (особенно TES), и даже Assasin's Creed, а так же отсылки к практически клише-ситуациям игроков, от пасхалки к визуальным новеллам валялся по полу от смеха. Одно не совсем понял — достижение "Как ты спишь по ночам, чудовище?" из какой игры? Я знаю, что это из Steam, даже уведомления от туда, но совершенно не помню игру, в которой его можно получить.
Другим моментом стал авторский посыл в концовке — отчасти драматический и в тоже время ирония указывает на эскапизм, туда же клонит и степень смирения, но жизнь — это сопротивление, и если тебе пытаются указывать как тебе жить, то намного проще послать их на три известные буквы, чем пытаться переубедить.
И на последок хочется отметить манеру автора уходить в стихи, отчасти не примечательную, но она очень даже заметна.

Strannick #23
0

Насчет воды: изначально весь рассказ строился лишь на финальной фразе-достижении и был довольно коротким. Но я подумал, что чтобы читатель понял, зачем добрая пони так нехорошо поступает, нужно расписать события, которые этому предшествовали. Ей понравилась игра, и этот поступок — дань уважения. Если бы она не дошла до самого конца, она бы ни за что так не поступила. Она и не хотела изначально, но игра подарила ей кучу интересных моментов и удовольствия, так что ей захотелось отплатить, как бы странно это не звучало. Для этого я прописывал сцену за сценой в начале, ориентируясь на разные игры в разных жанрах, чтобы показать, что именно ей понравилось. В каком-то смысле этот рассказ писался задом наперед. А та самая ачивка встречается даже не в одной игре, в нескольких можно встретить, но не факт, что именно с таким названием, подобные ачивки могут называться по-разному. И спасибо за отзыв.

Cold Sky #24
0

Слишком тягуче и очень на любителя — ну, я просто уже давно не играла в игры со времён Dizzy и Сибири, так что не протащилась.

Игры не могут быть злом просто потому, что не играют в сами себя.

Вообще весь этот абзац откуда выдернула цитату бредовый, уж прости.
Несколько раз вдумчиво перечитывала и нет — претензия на философию не оправдана.
Извини ещё раз, возможно не моё просто.

Anabel #25
+1

Да ничего, я не обижажаюсь. Это даже хорошо, мне важно любое мнение. А то, что на любителя, это да.

Cold Sky #26
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...