RPWP-1: "У Селестии выходной"

Впервые за века Принцесса Селестия получает выходной. Этот день будет просто идеальным!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Лимоны

Лимонад - тяжелый с моральной точки зрения напиток.

ОС - пони

Столь восхитительный вкус

В этот прекрасный день Пинки оставили за главную в "Сахарном Уголке" и, чтобы скрасить своё одиночество, она позвала на помощь своих верных друзей. К сожалению, почти все отказываются, кроме Твайлайт, которая с радостью принимает предложение. Вот, только она никак не ожидала того, что, помогая своей розовой подруге, она поймёт одну важную вещь: Пинки не такая уж и странная, а даже милая...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Попаданец и магия. Часть I

Человек попадает в Эквестрию. Банально? Может быть. В последствии, у него обнаруживаются способности к магии. С помощью которых, он спасает Рэйнбоу Дэш, сам при этом едва не расставшись с жизнью.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Понивилль на краю света

Твайлайт Спаркл увидела, как над её головой взорвалась ядерная ракета. Ещё минута, и от Понивилля не останется и следа. Взрывной волной единорожку прижало к земле, раздался взрыв... и всё смолкло. Всё вокруг осталось таким каким было до взрыва, разве что звёзды теперь видны и днём, а Солнце стало алым. Неужели бомба была лишь оптической иллюзией? Но всё оказалось намного драматичнее...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Трикси, Великая и Могучая Спитфайр Доктор Хувз Дискорд

ТвайЧат/ TwiChat

Твайлайт встречает жеребца. В надежде обрести нового друга, она начинает с ним общаться. Но все не так просто, как кажется...

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Моя соседка — вампир!

Для всего этого существовало лишь одно объяснение. Для её странного, непредсказуемого поведения. Этот неестественный страх солнечного света, привычка закрывать себя в ночной темноте, завесив все занавески. А эти солнцезащитные очки уже почти стали частью её тела! Соберись, Октавия. Пришло время для серебра, чеснока и осинового кола.

Принцесса Луна DJ PON-3 Октавия

Алый Солнечный Свет - Том I: Расслабься / Scarlet Sunlight Vol. I: Relax, Take it Easy

Эквестрия. 870 год после Изгнания Найтмер. В крохотном провинциальном городке на границе Вечнодикого Леса, прожигая свою жизнь чередой мёртвых серых будней, не покладая копыт и не жалея себя, трудится юная врач-травматолог Твитчинг Дэйлайт, потомственный аристократ, уехавший из столицы на благо спокойной жизни вдали от суеты большого города. О её профессионализме ходят сказания, будто бы сама она, красавица завидной красоты, подобна ангелу, сошедшему с небес, ибо навыки её в медицине способны поднять на копыта любого захворавшего беднягу... Однако, вопреки этому великому дару, статная леди весьма и весьма одинока, ибо характер её за годы напряжённой кровавой работы стал крайне скверным. Но всё изменяется в один день, когда, напрочь поехав кукушкой, эта необузданная жаркая барышня вынуждена начать курс психотерапии, в ходе которого она будет вынуждена сразиться со многими негодяями родного города, познакомившись с новомодной технологией зачарованных камней - СЕТами. Безусловно, со стилем и вкусом~

Другие пони ОС - пони

Приморский город

Думал долго — аж со вчерашнего вечера: выкладывать или нет. Эту незавершенную и эклектично-клочковатую историю написали, играя в ролёвку, два парня что когда-то были друг другу симпатичны. Документ с год пролежал на гугл-доках, пока второй, который его создал, не решил его удалить. Первый же, коим являюсь я — предусмотрительно сохранил его у себя на компьютере. Есть сюсюканья, встречается частое повторение названия вида поней в одном предложении. Но есть и пара интересных моментов, поэтому — выкладываю сюда, как единственный нынче обладатель. В рассказе он и она — так что не кривитесь заранее :3 Public domain. P.S. от 18.05.2021: «Не завершен» и уже никогда не будет завершен. Репкин Егор умер сегодня, в 05.00 по МСК. Спи спокойно, мой маленький пони, теперь ты в Эквестрии и навсегда останешься в моём сердце, лапа. Лунных сов.

Chronicles Postapocalypse: Equestria

Неведомая Катастрофа поглотила мир более двух веков назад. Почему это произошло и кто виноват, никто не знает до сих пор. Найдутся ли смельчаки, которым окажется под силу раскрыть тайны нынешней Эквестрии? И не окажется ли правда, узнанная ими, слишком тяжелой ношей? Ставки высоки, как никогда. Враг силен, хватит ли сил одолеть его?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

Автор рисунка: Devinian
Глава 9. Глава 11.

Глава 10.

Зимняя уборка окончена, а это значит, что пришла весна. В этот раз я не стал докапываться, зачем нужна уборка снега, как это было с забегом листьев, просто принял как данность. Тем более, причина радоваться этому празднику была своя, особенная. После Зимней уборки должен был состояться наш отъезд в Балтимер. Там в доках стоял наш корабль, тот, что любезно предоставила правительница. Его снарядили согласно нашим требованиям. Вопрос со специалистами так же успешно решен и все они должны были прибыть в назначенный день в Балтимер.

— А ничего так, внушает? – Обернувшись, спросил я Твайлайт. Шикарный парусник носил гордое имя Роуз Сиа. Именно ему предстояло стать моим пропуском домой.

Домой, такое сладкое слово, такое простое, и в то же время такое желанное. Трап манил взойти на борт, сделать еще один шаг навстречу дому. Но как же тяжело дался этот шаг. Всего день назад в Понивилле я говорил “до свидания” маленькой жёлтенькой пегаске, что приютила никому неизвестное существо. Нежное создание роняло слезы, уткнувшись мордашкой в грудь. А я мог лишь поглаживать её по гриве, обещая, что все будет хорошо. От всхлипов поняшки сердце сжималось ещё сильнее. Как я смогу сказать ей, что ухожу совсем? А как скажу Твайлайт? Эти две пони стали мне родными, пожалуй, я даже могу назвать их семьей.

Два мира, две семьи разрывали на части. И чем ближе момент выбора, тем тяжелее сам выбор. Когда-то давно все казалось простым и незамысловатым, я тут чужой, я хочу домой. А теперь, когда в этом мире появился якорь. Всего две поняшки, и вот уже уверенность и решимость пошатнулась.

Облокотившись на перила красавицы Роуз Сиа, я пытался отогнать грустные мысли, пытался заменить их, на другие, думать о работе, о тех свершениях, что предстоят. Только помогало не очень, стоило промелькнуть фиолетовой единорожке, как все возвращалось на круги своя. Так чего же я на самом деле хочу?

Двадцать девять дней прошли в проверках или перепроверках, больше всего доставалось водолазному колоколу. Чудо понячей мысли выдалось весьма увесистым, шутка ли, монолит. Были серьезные опасения на счет того, что корабль даст сильный крен, стоит выдвинуть колокол за борт, потому в довесок была погружена стальная груша, что крепилась с противоположенной стороны и уравновешивала судно. Интересно, а без противовеса оно и правда кувыркнулось бы? Хватило бы того рычага в восемь метров, что давала стрела крана, чтобы такое провернуть? Еще одна нерешенная загадка, проверять не дадут, а посчитать мозгов не хватит. Пойду к Твайлайт приставать, она точно все знает. Порой удивляюсь, как в такой маленькой пони помещается столько знаний.

Поиск древнего строения мы начали за неделю до прибытия в означенные координаты. Воображение рисовало поисковое заклинание как огромную пентаграмму, беспрестанно светящую рогом единорожку, или вообще что-то магическое и эфемерное витающее в воздухе. На самом деле магические силы заключили в кристалл горного хрусталя. Твайлайт с гордостью рассказывала, как сама принцесса зачаровывала этот маленький камушек.

Но сколь бы не была сильна принцесса в деле магических наук, океан был во многие тысячи раз больше, чем мог охватить поисковый кристалл. Первую неделю я просто не отлипал от сверкающей побрякушки, как и Твайлайт. Усевшись на широкой кровати в её каюте, мы могли часами созерцать блики на его гранях в надежде увидеть заветное голубое свечение. Первой сдалась Твайлайт, за ней я. Последующие месяцы мы следили за ним по очереди, причем не без помощи. В этом полезном и, безусловно, увлекательном деле нам помогал ученый состав. По доброте душевной, да и просто, потому что делать было нечего. Вся работа должна была начаться только после находки, а до нее — неизвестность.

Достигнув заданной точки, корабль стал прочёсывать океан, плавая по спирали. День за днем кристалл молчал. Приближалось лето, а эта проклятая стекляшка упорно не хотела радовать нас обещанным голубым сиянием. Может, он неисправен? Раз за разом я приставал к единорожке, заставляя проверять, правильно ли он работает. Но, увы, он был в порядке, курс корабля был в порядке, все было блин в порядке, кроме моих нервов.

Надежду и радость постепенно сменяло разочарование и апатия. У меня есть все, чтобы достичь своей цели, помощь друзей, покровительство самых верхов, корабль, водолазный колокол. Только эта самая цель утекает как вода сквозь пальцы.

Страшно подумать, куда бы я скатился, если бы не одна фиолетовая пони. Она постоянно забиралась ко мне в каюту, когда выдавалась свободная минутка, и как бы невзначай подставляла макушку под ладонь. Вот такая пони-терапия. Чудесное создание, настоящий друг, думал я, проваливаясь в сон, очередной раз зарыв пятерню в гриву дремавшей рядом кобылки.

На исходе четвертого месяца плавания, когда моё смурое настроение грозило перейти в полноценную депрессию, этот чертов кристалл ожил. С воплем “Нашли!”, в каюту, где мирно посапывала Твайлайт, удобно устроившись на мне, ворвался худощавый земнопони, профессор геологии каких-то там степеней. Твайлайт представляла мне их тогда в порту перед самым отплытием, только я к своему стыду не запомнил их имена. Потому ко всем приглашенным специалистам обращался “профессор”. Удачно сложилось, что все приглашенные были профессора, и вдвойне удача, что нисколько не возражали против подобного обращения.

От неожиданной побудки я сусликом вскочил с кровати. И лететь бы Твайлайт в объятия деревянного пола, если бы не мой фетиш с гривами. Рука, остававшаяся на загривке пони, сыграла роль ремня, не дав пострадать поняшке. Переглянувшись и сообразив, что сейчас сказали, мы и рванули в каюту с кристаллом.

— Он светится, светится! Скажи, что он светится? – Тараторил, подняв на вытянутых руках Твайлайт.

— Мы нашли! Нашли! – Визжала счастливая единорожка.

От избытка чувств сознание затуманилось, мысли сплелись в тугой клубок. Здесь, нашли, скоро я увижу родных, еще один шаг, она здесь, роилось в голове. Говорят, когда человека переполняют чувства, будь то радостные или грустные, он делает какую-нибудь глупость, и я её сделал. На радостях я поцеловал первого, кто оказался рядом, а первой оказалась единорожка у меня в руках. И ладно бы еще угодил в щеку или лоб. Как говорится, если облажаться, то по полной, никаких полумер. Фиолетовая поняшка как раз повернулась ко мне мордочкой и уже открыла ротик, чтобы что-то сказать. Фразу оборвал поцелуй, ничего пошлого или эротического, но и далеко не легкий чмок.

Под лавиной чувств я даже не смог осознать произошедшего, сразу же поставил её на пол и прилип к кристаллу, что мерно моргал голубоватым огоньком. А позади с широко раскрытыми глазами и чуть приоткрытым ротиком стояла шокированная единорожка. К моему стыду, все это отошло на задворки сознания, сейчас я видел только этот голубоватый свет.

Неизвестно, сколько прошло времени, прежде чем я отлип от кристалла, но комната была пуста. Не знаю зачем, но, выбежав на палубу, я стал вглядываться в океанские волны, стараясь разглядеть то, что ищу, за ними, перебегая от борта к борту и кидая жадные взгляды в пучину. Парусов на мачтах явно поубавилось, рядом с рулевым стояла Твайлайт с сияющим рогом и корректировала курс. Мои метания не особо бросались в глаза, вся ученая братия, так же как и я, бегала по палубе, готовясь к предстоящему открытию.

Перед самым закатом корабль полностью опустил паруса и лег в дрейф. Мы над ней, или где-то рядом. После долгих месяцев бездействия такое резкое возбуждение выжало все силы из нас. Продолжать что-либо делать сейчас было неразумно и потому, предвкушая столь же бурный день завтра, пони разбрелись по каютам восстанавливать силы. Не исключением стал и я, проходя мимо каюты единорожки хотел заглянуть, но передумал, пускай отдыхает, завтра великий день.

С разбега плюхнувшись в свою кровать, я с удовольствием потянулся. Жить хорошо и жизнь хороша, когда все идет как задумано, пускай и с запозданием. Еще немного и смогу обнять родных, поцеловать девушку, если она конечно еще ждет. А если нет, найду другую и буду целовать её. Странно, почему мысли о поцелуях ассоциируются с мятой? Раньше такого не замечал за собой.

Сколько еще предстоит сделать. Сейчас же не позволят испытать телепорт на себе, но хотя бы проверим состоятельность теории о телепортации органики. Да и не хочу прыгать вот так, без подготовки, как в прошлый раз. Кривенькая улыбка наползла на лицо. Рано или поздно любопытство возьмёт свое и пони решатся на эксперимент с живым существом, и им буду я.

Из сладких мыслей и приятной полудремы меня вырвал робкий стук в дверь. Ну и спрашивается, кому там не спится? Да и стук какой-то флаттершаистый.

— Войдите, не заперто.

Дверь приоткрылась и в дверном проеме показалась Твайлайт. На мордочке застыла неуверенность, поняшка мялась, переступая с ноги на ногу.

— Можно? – Странным, тихим голосом отозвалась волшебница.

— Да, конечно, что за вопросы? – Недоуменно взглянул я на нее. Какая-то она странная сегодня. Это из-за находки? Из-за того что я могу скоро уйти? Я приподнялся и сел на кровати, Твайлайт же, подойдя к ней, замерла на секунду в нерешительности и запрыгнула, садясь рядом. Она устроилась бочком и, кажется, старательно старалась смотреть куда угодно, только не в мою сторону.

Единорожка молчала, задумавшись о чем-то своем, молчал и я, не желая её торопить. Неужели, правда, из-за моего возможного возвращения домой? Но она же понимала, что все к этому идет. Может, просто боится, что там меня ждет смерть? Ну это еще бабушка надвое сказала, пока ничего неизвестно. Так надо уверить ее, что все хорошо, что я счастлив, что именно этого и ждал. Постараться как-то передать ту толику радости, что ощущаю сейчас.

— Я. – Тихо начала она. – Я хотела поговорить о том, что сегодня произошло.

— Это было замечательно! – Та да! Я был прав, это из-за приближения моего ухода из этого мира. – Самый радостный день в жизни, думал никогда этого не случится. Как я его ждал! – Расплылся я в довольной мечтательной улыбке.

— Замечательно? Ждал? – Большими глазами единорожка вглядывалась в меня.

— Конечно, Твай. Да мы же вместе ждали. Неужели ты не была рада, когда кристалл засиял? – Вскинул я бровь.

— Да, засветился. – Сникла волшебница и опустила глаза. – Рада.

— Твайлайт. Что с тобой? – Решил я пойти напролом. С ней что-то не так, и это не так явно касается меня. Неужели повелительница прислала письмо с приказом не пускать меня к пирамиде? Пронеслась страшная мысль.

— Что со мной? Со мной? – Пони решительно тряхнула гривой и с вызовом посмотрела мне в глаза. – Это с тобой что? Причем тут этот дискордов кристалл? Почему ты это сделал, тогда, в каюте?

— Почему... – Чуть тише повторила волшебница и снова отвела взгляд.

Я? Сделал? А что я сегодня делал? Носился как умалишённый по палубе, ну так этим многие страдали. Чуть не уронил ее, когда проснулся, ну так не уронил же. Мысли вяло тянулись после бурного дня, после столь яркой новости все остальные события как-бы были засвечены в памяти. Мы проснулись, были слегка шокированы новостью, побежали в каюту с кристаллом, потом я схватил единорожку, спросил светится ли кристалл, она ответила согласием, потом … О боги Египетские, что я сделал …

— Твайлайт. Я … — начал тихим голосом пытаясь подобрать слова, — понимаешь.

— Скажи, что я для тебя значу? – Так же тихо произнесла волшебница.

— Ты мой друг. Даже больше чем друг. – Старался я подбирать слова. Ощущая внимательный взгляд фиолетовых глаз, боролся с желанием посмотреть на нее. Я боялся, боялся сильнее, чем тогда в клетке среди грифонов. Но не за себя, не за то, что сделает со мной повелительница, когда узнает, нет. Я боялся за эту кобылку, такую невинную, такую молодую. Боялся сломать ей жизнь. Один взгляд в её большие прекрасные глаза и сказать то, что нужно, может не хватить духу.

— В этом мире ближе тебя мне нет никого. И тот поцелуй. Он был из-за избытка нахлынувших эмоций. Я не хотел, как то обидеть или задеть тебя, то было выражением радости.

— Это правда? И ты не хотел ничего, ну, большего? – Чуть нервно произнесла единорожка, а щечки приобрели красноватый оттенок.

— Да. Я бы никогда не позволил себе чего-то, что может тебе навредить. – Решился всё-таки поднять глаза на кобылку. Она так же сидела, а в глазах читалась надежда.

— Значит, все как прежде? – Неясным тоном озвучила единорожка вопрос.

— Если ты позволишь, если простишь.

— Конечно. Конечно, я прощаю тебя. – Улыбалась Твайлайт. – Я так рада, что все по-прежнему. – Последнее слово единорожка произнесла чуть громче и с каким-то напряжением, едва заметным, едва. А может, это моё сознание рисует то, чего нет.

— Приятных снов. Я рада, что мы во всем разобрались. – Улыбаясь, единорожка спрыгнув с кровати поцокала к выходу.

— Приятных сновидений. И я рад.

Когда фиолетовый хвостик скрылся за дверью, я плюхнулся на кровать и обхватил голову руками.

— Что же ты творишь, глупые обезьяньи мозги. – Шептал я. – Черт бы с тобой, но за собой ты потащишь её. Не хочу, не могу так. – Сильнее сжимал голову руками. – Один шаг и всему конец, один шаг и обратного пути не будет. Просто не смогу, не захочу переступить порог миров. Надо торопиться, форсировать поиски, как только можно.

— О боги, дайте мне сил! – Каюта погрузилась в ночной мрак.