Метель в честь земного пони...

Решил просто написать минифик, пока набираю материал для третьей главы Межпланарных Странников.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Не бойся смерти

Эта история известна каждому. Твайлайт Спаркл, бессмертный аликорн, вынуждена жить в мире без своих друзей, навсегда разлучённая с ними безжалостным временем. Одна-одинёшенька сидит она в своём замке и горюет по счастливым денькам, которые они проводили вместе. …Жаль только, что некоторым пони совершенно чужд трагизм подобной ситуации и не достаёт ни стыда ни совести, чтобы на самом деле быть мёртвыми.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Старлайт Глиммер Сансет Шиммер

Северный исполин

Селестия задумала масштабную модернизацию страны.

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Для полета нужно четверо

Эквестрия. Солнечная страна населенная миллионами разумных существ: пегасами, единорогами, земными пони, драконами и многими другими. Мирная и тихая жизнь под покровительством двух принцесс – Солнечной и Лунной. Но какая цена была уплачена за безмятежную жизнь? Возможно ответ на этот вопрос наконец будет найден. Три случайных путника, оказавшиеся в неизвестности. Там куда уже многие века не ступало ни одно копыто, они обнаружат даже больше, чем ищут.

ОС - пони Человеки

Я тебя люблю… Я тебя тоже нет

Любовь...

Флаттершай Твайлайт Спаркл

Когда я пью...

Вечер в компании хикки.

Эплджек

В пещере горной королевы

Веками пони считали, что великолепная серебряная корона принцессы Платины утеряна. Но Твайлайт Спаркл, самопровозглашенная Принцесса Воров, нашла ее в Эребарке - давно павшем королевстве Алмазных Псов. Она добудет ее и уладит все между ней и принцессой Селестией. Маленькая проблема - воровать корону придется у одного из могущественнейших драконов мира.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Мгновение перед неизбежным

Просто мысли, проносящиеся в головах.

Облако

Я — облако. Обычное облако, коих тысячи висят в небе над Эквестрией. Нас мало кто замечает, когда мы не нужны, но мы всегда готовы прийти на помощь вам, пони. Какова же моя судьба? Этого не знаю даже я. Но знает ли кто-то ещё?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Флатти

По мотивам рассказа Jbond «Флаттершай и кровожадный Энджел»

Флаттершай Эплджек

Автор рисунка: aJVL
Глава 7. Глава 9.

Глава 8.

Окончательно не скатиться в яму депрессии и самобичевания мне всё-таки удалось. Праздники окончены. Может, пережить это время получилось бы легче, будь Твайлайт или Флаттершай рядом, и они предлагали, упорно, а я с тем же упорством выгонял их к подругам. Не дело им сидеть и смотреть на хмурую рожу хомосапиенса. Каких же трудов тогда стоило делать вид, что все хорошо, что мне так лучше. Почему же они не пригласили подруг ко Флаттершай? Все просто — животные. Беспокоить их скромная пегасочка не хотела, а никто и не возражал против этого.

Сам-то я человек не сильно верующий, но последние события заставили молиться всем богам что я знал, Египетские исключением не стали. Разве к богу мертвых не пытался взывать, еще ответит. И они ответили, не знаю, древние ли это были или современные, но ответили в своеобразной форме.

Под конец зимы к моему пристанищу прискакала озадаченная единорожка.

— Утро доброе. Чай будешь? – Кинул вопросительный взгляд на застывшую гостью.

— А? Нет, спасибо, я тут принесла письмо, от принцессы Селестии. – Помотала головой единорожка.

— Здорово. Что пишет? – Постарался я выдавить улыбку. Вышло походу не очень. Она никогда раньше не приходила с этими письмами. И мурашки, бегающие по спине, подсказывают, что там не про очередную командировку в библиотеку.

— Она хочет с тобой поговорить. Просит приехать в Кантерлот в ближайшее время. – Приговор озвучен дамы и господа. Мною плотно заинтересовались высшие силы.

По моему перекошенному лицу Твайлайт сразу все поняла. Мы не раз говорили о подобном. И как бы не пыталась единорожка расписывать мне принцессу, я остался при своем. Лучше держаться подальше.

— Ну не переживай ты так. – Попыталась утешить подошедшая поняшка. Она, встав на задние ножки, положила передние мне на плечи. Так что теперь мое лицо и её мордочка были на одном уровне.

— Ты ведешь себя, как будто тебя в изгнание собираются отправить. Причем прямо из замка. – Пыталась утешить кобылка.

— А вдруг так и есть? – Неровно усмехнулся я, всерьез начав рассматривать этот вариант.

— Ты ведешь себя как Флаттершай. – Состроила скептическую мордочку подруга. – Ну, вот что тебе такого сделала принцесса, чтобы так её бояться?

— Ничего, конечно. – Опустил я взгляд вниз. – Просто знаешь, наши власть держащие, они такие …

— Ай … не бери в голову. – Я легко улыбнулся, а правой рукой провёл по фиолетовой гриве, остановился у ушка и тут применил свои загребущие пальцы. Единорожка зажмурилась от удовольствия, а мордочка приобрела блаженный вид.

— Ладно. – Перестал почесывать единорожку за ушком, хотя руку из гривы убирать не спешил. Прям бзик какой-то по поводу длинных мягких волос. Что на Земле просто обожал зарываться пятерней в волосы девушек. А тут, тут то же самое, хоть что-то родное и приятное.

Каждый раз, когда вот так вот запускал руку в гриву, вспоминал о доме, о своей девушке. Интересно она меня еще ждет или нашла другого? Наверное, нашла, сколько я уже тут болтаюсь? Три месяца зимы, три месяца осени, два месяца лета. Вполне хватает, чтобы объявить погибшим. Для своего мира я мертв — проползла червячком мысль.

— Рассказывай. – Уверено произнес я, стараясь отогнать вновь нахлынувшие мысли.

— Что рассказывать? – Произнесла удивленная мордочка напротив меня.

— Ну как что? Этикет. – Свободной рукой описал круговые движения в воздухе. – Сколько раз челом о пол биться? Какое копыто сначала целовать, правое или левое?

— Дурак. – Оттолкнулась от меня пони и опустилась на четыре ножки. С гордым видом развернувшись, она пошла в гостиную.

— Ну Твааай, прости неразумного. – Вещал я, с глупой улыбкой на лице следуя за сердитой единорожкой. – Это все нервы.

— Если обещаешь так больше не шутить, то прощаю. – Усевшись на диванчик, взглянула на меня единорожка.

— Честное благородное! – Тут же ляпнул я под осуждающим взглядом.

— Честное слово, иногда ты хуже, чем жеребенок. Того хоть в угол поставить можно, а с тобой что делать?

Я, было, открыл рот, чтобы сказать, что именно со мной можно делать, но был перебит.

— Молчи! Лучше молчи. – Предостерегла фиолетовая.

Послушно усевшись рядом с поняшкой и помалкивая, я стал готовиться к лекции по общению с королевскими особами тысячелетней выдержки.

В принципе не было ничего такого, чем бы ни тешили себя монархи Земли. Разве что падать ниц в благоговейном трепете не надо. Неглубоко кланяться при приветствии и прощании. Говорить только когда спрашивают. В конце добавлять “ваше величество”. Ни в коем случае не лгать, она ненавидит ложь, и если это вскроется, могут быть последствия.

— Твай. – Окликнул я совсем разнежившуюся единорожку под моей рукой. После рассказа ученая кобылка решила улечься на диване, а поскольку на нем сидел еще и я, то был назначен подушкой. Чем я тут же и воспользовался, запустив пятерню в гриву.

— Мммм. – Протянула лениво поняшка.

— А ты поедешь тоже?

— Конечно. Меня она попросила сопроводить тебя. А то заблудишься еще. – Издала короткий смешок волшебница.

— И не поспоришь. А в Кантерлот поезда ходят только днем? – Задал я наводящий вопрос.

— Опять ты за своё. – Вздохнула кобылка на коленях. – Хорошо, поедем на ночном поезде и рано утром будем на месте.

— Ты чудо. – А все не так плохо. Сижу на мягком диване, на коленях миленькая пони, камина только не хватает, и тапочек-зайцев. Вот бы еще написала Селестия чего ожидать от разговора, или хотя-бы тему его. Но это наверно совсем хорошо было бы.

Перебирая рукой гриву задремавшей Твайлайт, я все больше обретал уверенность, что все закончится хорошо. Всё-таки эта фиолетовая понька ко мне привязалась, да и Флаттершай тоже. Сделать что-то действительно плохое мне, означает навредить и им, мудрая принцесса не станет так рисковать. Ну если только не телепортирует куда-то в казематы а им скажет что домой.

Так! Хватит себя накручивать, итак нервы ни к черту уже. От этой мысли я чуть сильнее сжал гриву под рукой, к счастью единорожка только пробормотала что-то и вновь засопела. Спокойно, спокойно. Кстати о близких пони, одна есть, а куда вторая задевалась? Опять со своими зверятами счет времени потеряла, стемнеет же скоро, а я сиди, волнуйся.

Дааа, до чего я докатился, как курица наседка.

Ночью отъезда был выбран вторник. Почему именно он? А фиг его знает, просто вторник, без всякого смысла. Вернее, может он и был, выбирала единорожка по своим, никому не ведомым мотивам. Я просто согласился и всё. Вторник ничем не лучше или хуже, например среды, или четверга.

Как и ожидал, Твайлайт везла с собой далеко не одну сумку книг. Они неспешно плыли за единорожкой в фиолетовых облачках магии. Куча книг сзади, значит, Твайлайт готова. А я, я одел свой самый лучший наряд, тот, что на минотавров. Хотя бы не совсем оборванец — разглядывал я себя в зеркале. Ну вот, теперь мне не только страшно, но и стыдно, неясно только что больше.

Потрепав на прощание по макушке Флаттершай, мы отправились к вокзалу. Как я и надеялся, на улицах было пустынно, все уже давно попрятались в домах и видели десятый сон. Ночной город, казалось, не терял своего уютного очарования даже сейчас. Разноцветные домики в серебристом цвете луны, лавочки, фонтан. Деревья, что сменили зеленые кроны на белые воздушные шапки. Я словно шел по сказке, воплотившейся сказке, что иногда кажется кошмаром.

Платформа оказалась под стать городку: небольшой, деревянной, очищенной от снега. В середине платформы приютился небольшой домик станционного смотрителя, что совмещал в себе еще и кассу, и в котором уже не горел свет, еще бы, далеко за полночь. К счастью, со мной была смышленая единорожка, что купила билеты заранее.

Мы уместили пятые точки на почищенную от снега лавочку. Рядом с единорожкой сложились сумки с книгами, рядом со мной уселась единорожка. Всё на месте, ожидаем.

Оделся я явно не по погоде, ночные морозы заставляли кутаться в одежду в попытке сохранить остатки тепла. Не приди поезд так скоро, я предстал бы перед правительницей еще и с температурой. Как будто и так мало.

Пыхтя в свете луны, к платформе подъехал черный паровоз, выпуская клубы пара. Разноцветный вагончик принял двух замерзших путешественников. Ну хорошо, одного замерзшего путника — меня. Твайлайт с её шерсткой было вполне комфортно.

Зайдя в купе, я тут же закутался в одеяло и улегся. Греться, греться, срочно греться. Чаю, естественно, никто не предложит — ночь, все спят. Да и расстояние не то, чтобы чаи предлагать. Завтра с утречка уже буду пред светлыми очами правительницы. И в этом тоже заслуга одной замечательной единорожки, заранее договорившейся о времени прибытия. Ждать не придется. Как же колотит, то ли от предстоящего разговора, то ли от холода, а может, все вместе.

— Эй, ты чего? – Вырвалось у меня, когда единорожка запрыгнула сверху на мой одеяльный кокон. У нее свой диван есть, в конце концов.

— А что тут непонятного? – Устроившись сверху, поинтересовалась единорожка, ближе придвинув мордочку к моей половинке лица, что торчала из под одеяла, да так, что её дыхание приятным теплом пробегало по замерзшему лицу.

— Аммм. – Замялся я, не зная как реагировать на это. Что же творится в этой умной головке? Неужели эта маленькая единорожка настолько привязалась ко мне, чтобы...? Не, не, не, не надо мне такого счастья. Она конечно миленькая, но воспринимать это серьезно я не могу. Даже если отбросить разные виды — она же младше меня, и далеко не на пару лет. Обычно люди в моем возрасте уже детей в школу водят. Только вот я непутевый, все мотаюсь по миру, ковыряюсь в древностях. – Не совсем понятно.

— Грею тебя, конечно, не хватало еще, чтобы перед принцессой кашлял и чихал. – Как ни в чем не бывало, ответила единорожка. – А ты о чем подумал? – С озорным блеском в глазах прошептала она.

— Почти о том же самом. – Поспешно произнес я. Кажется, краснею, и на этот раз не от мороза. Позор мне, позор. Здорового мужика смущает пони подросток. Вот не мог представить, что она на такое способна, что вообще на нее нашло? Или это я так истосковался по женскому вниманию, что воображаю невесть что?

Фиолетовая зараза хихикнула, явно довольная собой, и положила мордочку мне на грудь. Закрыв озорные глаза, уже через пять минут она мирно посапывала. Я же вновь сделал, что так любил: высунув руку из-под одеяла, запустил пальцы в мягкую гриву и так же тихо провалился в сон.

Снилась всякая ерунда — города, что перетекали из современных в древние и обратно. Снились люди, что гуляли по одним улицам с пони. Это не казалось чем-то необычным, все было так, как должно. Я гулял по городскому парку, рядом бежала Твайлайт. И все было так привычно. Словно делал так уже давно.

Резкий толчок вырвал из объятий Морфея и возвестил что мы прибыли. С трудом разлепив глаза, я первым делом увидел Твайлайт, сладко потягивающуюся в проходе. Похоже, спалось ей так же хорошо, как и мне. Пожелав доброго утра, единорожка подхватила магией книги и выбежала из купе. Что же, пора! Слегка покачиваясь, я побрел за ней. Хорошо, что одеваться не надо, бухнулся же прямо в одежде спать.

Солнце едва выглядывало из-за горизонта, еще красное, но спустя какой-то час оно приобретет свой истинный цвет. Идя рядом с единорожкой, я то и дело крутил головой, отмечая про себя схожесть архитектур Кантерлота и замков средних веков. И если на земле для этого использовали более прочный гранит, то здесь явно был использован песчаник. Сказывается разница в устройстве мира, если на земле, прежде всего, требовалась защита, то тут все сделано для красоты. А песчаник для этого куда более подходящий материал.

Заглядевшись на архитектурные изыски, я и не заметил, как мы дошли до входа в сам замок. Причем опомнился я, когда уже вошли внутрь. Сам замок значительно отличался от домиков за его стенами. Прежде всего, материалом. Это был уже не простой светлый песчаник, а мрамор. Белоснежные мраморные блоки иногда переходили в розовые, иногда в голубые, создавая причудливые узоры.

Высокие стрельчатые окна, высокие колонны, золотые люстры под высоким потолком и неизменный атрибут каждого замка — гобелены. Все это просто поражало воображение: богатство, роскошь, власть, огромная власть живущих здесь царственных сестёр.

Что ж, я опять это сделал. Раскрыв рот, вновь пропустил весь путь мимо сознания. Очнулся я только от пинка по ребрам от уже знакомой единорожки. Реальность оказалась сурова, из астрала меня вывели прямо перед троном. Не могла пораньше пнуть, заучка фиолетовая? На высоком троне сидела она, такая знакомая по многим гравюрам, что видел в книгах. Её Величество, владычица дня, принцесса Селестия. Не будь дурак, я тут же склонился в поклоне, не только чтобы соблюсти этикет, но и чтобы спрятать полыхающую морду. Так облажаться при первом же визите...

Однако, белоснежного аликорна, кажется, это совсем не расстроило. Тем лучше для меня, хоть бы все прошло удачно, пожалуйста, я так не хочу в казематы. В замках же казематы?

— Приветствую вас в моем замке. Легким ли был ваш путь? – Поинтересовалась могущественная. Что поразило меня больше всего — так это не белоснежная шерстка и перья, не высокая стройная фигура, не вся величественность, что присуща ей, а голос. Такой мягкий, такой успокаивающий, такой родной. Все что я знал об обличенных властью начинало рушиться, и всего то из-за одного вопроса обладательницы сего голоса. Сейчас, рядом с ней, возникало двоякое чувство, хотелось убежать и спрятаться, но в то же время, приблизиться и внимать каждое слово.

— Замечательно доехали, принцесса. – С улыбкой произнесла единорожка, видимо решив, что я опять где-то витаю и все равно не отвечу. Так оно и было, пытаясь разобраться, что же за бардак сейчас у меня в чувствах, я вывалился из реальности. К счастью, вопрос, обращенный ко мне, расслышать сумел и вернулся в мир.

— А вы, Кирилл, хорошо ли доехали? Простые пони вам не докучали?

— Все замечательно, Ваше Величество. – Старался как можно спокойнее, ответить я.

— Чудесно. Тогда, пожалуй, начнем. – Спокойствие, только спокойствие. – Из отчетов своей ученицы я много почерпнула о вашем мире. Это довольно необычное место, сильно отличающееся от нашего дома, особенно, отсутствием магии. Твайлайт отлично справилась, описания очень подробные, но мне, все же, хотелось бы уточнить некоторые моменты.

— Готов помочь, чем только смогу, Ваше Величество. – Принцесса тепло улыбнулась. Рядышком стояла довольная единорожка, труды которой заметили и похвалили. Пока все очень даже хорошо, посмотрим, что будет дальше.

— Вы рассказали о батискафе, на котором опустились в океан. Очень оригинальное решение, должна признать. Но как можно на нем было опуститься до столь больших глубин? Если я правильно поняла, то чем глубже погружаешься, тем больше воды оказывается внутри. – Вот и первый риф. Глупо было надеяться, что вопросы окажутся легкими. Но отвечать надо, если не хочу лишиться доверия, конечно, если оно есть вообще. Так, на тебя смотрят, говори же что-нибудь внятное.

— Совершенно верно, ваше величество. Так можно погрузиться не очень глубоко, но если вход закрыть толстым стеклом в виде усеченного конуса, большим основанием наружу, то можно спускаться глубже и вода не поднимется. – Принцесса кивнула, такой ответ, по-видимому, её устроил.

— Тогда становится оправдано у данной конструкции наличие манипуляторов. Но скажите, как вы сделали, чтобы вода не проникала вовнутрь, для управления ими же необходимы отверстия в корпусе? – Это сложнее, про гидравлику и сервоприводы рассказывать будет перебором.

— Прошу простить, Ваше Величество, но этого я сказать не могу, не знаю. Моя профессия далека от техники и механизмов. Я могу рассказать о том, что видел когда-то, или читал в силу своего любопытства. Но мои знания все же ограничены.

— Жаль. Наверняка, их конструкция очень интересна. – Тем же спокойным тоном высказала принцесса. В её голосе не было даже намека на раздражение или негодование, что позволило хоть немного, но расслабиться. – Но вы правы, всего знать нельзя, как бы не стараться. – Принцесса с улыбкой вопрошающе посмотрела на свою протеже.

— Но попытаться стоит. – С робкой улыбкой отозвалась Твайлайт. А шерстка на щеках приобрела красноватый оттенок.

Принцесса столь же добродушно покачала головой и вернула взгляд обратно ко мне.

— Хорошо. Продолжим. Как я поняла, главы стран у вас выбираются большинством. А что же тогда остальные, кому не нравится тот, кого выбрали?

— По-разному, ваше величество. Кто-то принимает избранного, кто-то не соглашается, пытается возражать. Но все равно останется тот, кому поверило большинство.

— Это как то не справедливо. – Задумчиво проронила светлейшая.

— Не справедливо. – Подтвердил я и пожал плечами. – Но такова сложившаяся система. У нас же нет мудрого, бессмертного правителя, Ваше Величество.

Принцесса, улыбнувшись, легонько кивнула, показывая, что заметила комплимент. Дальше разговор шел так же плавно. Из уст коронованной особы сыпались вопросы, а я, в силу своих знаний и ограничений легенды, отвечал на них. Все оказалось куда проще, чем рисовало воображение. Просто невероятно, что есть правитель, которого можно не только бояться, но и искренне доверять.

— Мы уже долго беседуем, приближается время завтрака. Предлагаю прерваться ненадолго. И Твайлайт, – добро улыбнулась правительница – сегодня твои любимые черничные кексы. Ты же не разлюбила их? Или Пинки тебя избаловала?

— Нет, нет. Что вы! Ничего меня не избаловали. Я вовсе не … – Начала оправдываться единорожка, приняв все за чистую монету.

— Твайлайт. – Мягко остановила её наставница, сойдя со своего трона. Она, она... даже не знаю, как выразиться. Эта грация, плавность движений и доброта, безграничная доброта, что она излучает. – Я пошутила. – Опустив голову к протеже, она легонечко потерлась щекой о её щеку. – Беги в обеденный зал, мы тебя догоним.

Коротко кивнув, волшебница поцокала в направлении выхода. Дождавшись, пока она покинет зал, Селестия повернулась ко мне. Эти огромные лавандовые глаза пристально смотрели в мои, смотрели вглубь, в самую душу. Как будто вечность смотрит на тебя, а сил оторвать взгляд, нет.

Не знаю, сколько мы так простояли, но вскоре прозвучал вопрос. Вопрос совершенно не по теме, но ставящий на свои места многое произошедшее за последние месяцы.

— Кто для тебя Твайлайт Спаркл? – Прозвучало где-то на задворках сознания.

— Мой друг и опора в этом мире. – Тут же сказал другой голос, такой знакомый, такой … мой!

— И ты не желаешь от неё ничего большего? – Так же вспыхнуло вдалеке.

— Нет.

— А она желает от тебя большего, нежели дружба?

— Не думаю, что она желает большего. – Да что я несу? Что она со мной делает? Она сейчас может узнать все что захочет, все секреты моего мира, а интересуется привязанностями Твайлайт ко мне.

— А если она изъявит такое желание, что ты будешь делать? – Так же настойчиво продолжал вопрошать голос.

— Такое желание неправильно. Я буду убеждать её в этом. – Ей маленькая кобылка дороже целого мира новых знаний — внезапно пришло осознание столь простого факта.

Наваждение пропало так же быстро, как и появилось. Принцесса отвела взгляд в сторону, а я пытался проморгаться. Ощущение реальности медленно, но верно возвращалось. Тепло солнечных лучей на коже, блеск витражных окон и этот аромат, запах ванили, исходящий от правительницы.

— Простите. Я не должна была. – Не поднимая взгляда, негромко сказала светлейшая.

— Я понимаю почему. Не думал, что ты настолько привязана к ней. – Не придя в себя, ляпнул я, и тут же ужаснулся. Вот теперь точно кирдык. Настолько панибратски обратиться к правителю — хорошего не жди.

— Я бессмертная, а не бездушная. – Парировала принцесса, пропустив мимо ушей фамильярный тон. – Не держите зла на меня за этот поступок, прошу вас.

— Вы защищали близкое существо, я не вправе осуждать вас за это. – Попытался как-то сгладить произошедшее я. Было откровенно не по себе, не только от того, что сейчас она сделала, а из-за того, что просит прощения. Правитель огромной страны просит прощения у того, кто по идее является для нее никем. Пылинка, даже не её подданный.

— Пойдемте обедать, Твайлайт уже, наверное, заждалась. – Тепло улыбнулась могущественная, всё-таки посмотрев в мою сторону.

Миновав несколько коридоров, мы наконец очутились в просторном зале, гораздо меньше тронного, но от этого маленьким назвать его было нельзя. Все те же колонны и стрельчатые окна. Похоже, весь замок был выдержан в едином стиле. Возможно, жилые комнаты как-то отличались друг от друга, но это только мои предположения. Длинный дубовый стол был накрыт только в начале. Ровно на три персоны, ничего лишнего или вычурного. Несколько тарелок с кексами, печеньем и тостами. Пузатый фарфоровый чайник, из которого струился пар. Три фарфоровые чашечки на блюдцах и небольшие ложки.

Первой, конечно, села во главу стола принцесса, рядышком с ней слева устроилась Твайлайт, а за ней уже я. Сласти постепенно исчезали со стола, как и чай, заботливо подливаемый прислугой. Разговор шел между Твайлайт и Селестией, я же вновь ушел в себя, механически жуя печенье и попивая чай. К счастью, подобное устроило собеседников, и они не беспокоили тихо сидевшего человека, каждый по своим причинам.

Даже не смотря на извинения, Селестии было стыдно за содеянное ранее. Мудрый правитель не должен поддаваться эмоциям. И сейчас она решила дать человеку подумать, тем более, что скоро их разговор продолжится.

Твайлайт же была просто рада наконец полностью заполучить внимание своего кумира. Такие возможности выдавалось крайне редко, и потому каждое такое мгновенье для единорожки было ценнее золота. Каждый из них она помнила в мельчайших подробностях, каждый был уникален и неповторим. Возможно, сейчас она поступала немого эгоистично, так просто забыв что они не одни, но единорожка не могла преодолеть такое искушение.

Вынырнув из океана своих мыслей, я обнаружил, что чай давно кончился, а продолжать решили здесь, прямо за обеденным столом. Так сказать, для удобства. Обеденный зал так обеденный зал, тут я хотя бы не чувствовал себя как под микроскопом. Он хоть и был похож на тронный зал, но не так сильно давил сознание своим видом.

— Скажите, Кирилл, хотите ли вы вернуться в свой мир? – Без предисловий начала венценосная.

— Разумеется, хочу. – Не раздумывая выпалил я. – Ваше Величество.

— От чего же вы не пытались этого сделать?

— Это сложно, не имея четкого представления, что и как нужно сделать, чтобы достичь результата. – Я опустил взгляд. Ага, размечтался. Первая мысль была, что она сейчас скажет что-то вроде: тогда я отправляю вас домой. – Я много думал, как и что произошло, что необходимо, чтобы вернуться. Но в любом случае это будет мало реализуемо.

— Поделитесь своими выводами. – Все тем же теплым тоном попросила правительница. Вот он — твой шанс, другого может не представиться. Если не получится заинтересовать Селестию, то шансы возвращения уйдут в ноль почти наверняка. Тяжело чем-то заинтересовать того, у кого есть всё, что пожелаешь.

— Потребуется найти другой артефакт, скорее всего пирамиду. По всей видимости, они являются вратами в другой мир. А если есть одна, должна быть и вторая. Сомневаюсь, что развитая цивилизация построила портал в один конец, они должны были как-то возвращаться. Глубина ваших палеонтологических изысканий невелика. Тридцать, тридцать пять тысяч лет назад, упоминания более древних периодов в книгах я не нашел. И раз нигде в источниках не было упоминания о строении в виде пирамиды, рискну предположить, что она была скрыта задолго до того, как могла попасть на глаза древним жителям. Она может быть похоронена под землей, но скорее всего, опустилась на дно, как это произошло на Земле. И это место именно там, где появился я. Логично было бы связать приемник и передатчик, планеты же постоянно движутся, и каждый раз производить вычисления будет долго.

— В целом сходится с моими выводами.- Коротко кивнула принцесса.

— Тридцать пять тысяч лет для тебя мало? – С недоверием спросила единорожка.

Я только пожал плечами. А что сказать? Что человек чуть ли не до сотворения вселенной докопался, пускай и теоретически. А уж про прошлое родной планеты и того подавно знает. Ну, в общих чертах конечно, но знает. Нет, подобного разговора мне не надо, только не перед правителем.

— Сколько же лет тогда, по вашему, тому сооружению, что телепортировало вас? – С толикой любопытства уже произнесла принцесса, которую явно заинтересовала тема, поднятая Твайлайт.

— Ориентировочно от восьмидесяти до ста тысяч лет. А цивилизации ,что её построили — еще больше, примерно сто пятьдесят тысяч.

— Действительно впечатляет. – Согласилась венценосная. – Значит если, и у нас есть такое сооружение, возраст будет соответствующий.

— Согласен. Так далеко, что почти нет свидетельств. Потому-то она так и заинтересовала меня. Да и не только меня. Но повезло, если можно так сказать, только мне.

— И как я понимаю, если такая есть у нас, и вы ей воспользуетесь, то окажетесь в своем мире, посреди океана и абсолютно без всего?

— Вероятнее всего. Это-то и есть самое опасное. – Тяжело вздохнул я. – Тут мне повезло, а вот дома... кто знает? Это может оказаться билетом в один конец.

— А может и нет... – Задумчиво произнесла аликорн. – Вы прибыли не совсем без всего, вас нашли в луже чего-то маслянистого. Что это было?

Маслянистое, коричневое. Да шут его знает что это, может, какая техническая жидкость из батискафа, в нем же куча всего. А может это его так расплющило? Да нет, сомневаюсь, тогда бы там пятно было мама не горюй.

— Возможно, какая-то техническая жидкость из батискафа. Я в этом мало понимаю. – Аликорн вновь кивнула.

— А ваша одежда была из чего сделана?

— Что-то вроде резины, как именно называется, не знаю. – Да причем тут лужа масла и гидрокостюм? К чему она ведет?

— И какой из всего этого вывод, моя маленькая Твайлайт? Вижу, ты уже поняла. – С легкой улыбкой обратилась Селестия к единорожке.

— Органические соединения. – Не спеша произнесла единорожка как бы боясь дать неверный ответ своему ментору. Под одобряющим взглядом белоснежной она продолжила. – Металл, стекло — это неорганические соединения, в то время как масло и ты — органические. Портал переносит только живую материю и отбрасывает неживую, если можно так выразиться.

Я идиот. Такой вывод сделал мой мозг, пока я большими глазами смотрел на двух прекрасных созданий. Как, как я мог этого не увидеть, не понять? Как? Ответ буквально плавал на поверхности. Я в нем плавал, чтоб его. Столько месяцев я упускал самое очевидное, наверняка, из батискафа еще что-нибудь перенеслось, только оно или утонуло, или его унесло течением.

Это в корне меняет дело. Теперь шансы на другой стороне значительно выше, я смогу выжить, смогу увидеть людей, обнять родных. Кажется, я сейчас расплачусь. Надо держаться, и так опозорился уже, хватит на сегодня. Соберись, тряпка, прекрати позорить свой вид, да еще и на глазах власти и слабого пола.

— Что же, Кирилл, вижу, вы тоже это поняли. И теперь шансы вернуться живым куда более высокие. – Я кивнул. – Тогда дело осталось за малым: отправиться к месту вашего появления и повторить то, что вы сделали у себя дома. – Не понял? Это она сейчас намекает?

— Думаю, подобное плавание будет очень интересным. Так глубоко в тайны нашего мира мы еще не забирались. Кораблем и средствами займусь я, вам же следует составить детальный план экспедиции. Список всего необходимого, пожелания и прочее. – Кажется, у меня сейчас будет разрыв сердца от переизбытка счастья. Держи себя в руках. Кидаться обнимать малознакомую принцессу — дурной тон. Хватит лыбиться как идиот. Хватит, я сказал. Черт, заметила. Ай, пофиг, сегодня ахренительный день! Земля, я иду!

— Что ты так удивленно смотришь, моя дорогая? – С озорством в глазах поинтересовалась правительница. – Тебе эту экспедицию возглавлять.

— Да, Да, Да, Да! – Прыгала кругами фиолетовая единорожка. Это казалась так глупо, так по детски, что я с трудом сдерживал себя, чтобы не присоединиться. Хотя правительницу, похоже, такое поведение нисколько не смущало. И если поразмыслить, то понятно почему, абы ради кого правитель не станет выворачивать мозг тому, кого только заподозрила. Твайлайт ей как дочь, нисколько не меньше. Повезло ей. Им.

— Я рада, что вы так отнеслись к этому делу. А так же рада, что смогла помочь, – тепло улыбнулась аликорн. – Но мне пора, государственные дела не ждут. Прошу простить.

Белоснежная аликорн грациозно покинула зал, мы же, оставшись одни, собирались отправляться обратно. Настроение было настолько высоко, а слой оптимизма не соскрести лопатой, что было все равно даже на толпу пони, глазеющих на меня.

— Твайлайт. – Вкрадчиво произнес я. А улыбке на лице позавидовал бы любой маньяк.

— Даааа? – Тем же тоном отозвалась единорожка.

— Обнимать малознакомых принцесс это же бестактно, так?. – Медленно приближался я к единорожке. Она же, заподозрив подвох, начала тихо пятиться назад. – А вот про их учениц ни слова не было. И кое-кому сейчас придется отдуваться за своего учителя.

Фиолетовая только развернулась, чтобы дать деру как была схвачена под животик и обнята со всем усердием, на которое я был способен. Но и этого мне показалось мало, я принялся кружиться, не выпуская единорожку из объятий и совершенно игнорируя протестующие писки. Фиолетовая грива по велению воздуха струилась по лицу, залезая в рот, нос и уши. Вот оно — счастье, только сейчас, когда, наконец, вижу дорогу к цели, я счастлив. Счастлив, как никогда до этого. Радость от прошлой экспедиции не шла ни в какое сравнение с ощущениями сейчас.