Автор рисунка: Siansaar

# Закат и рассвет (Dusk and Dawn)

Изящный нож, лежавший на гладком каменном полу в полосе лунного света, внезапно окутался фиолетовой аурой и медленно поднялся, но почти тут же остановился, не пройдя и половины пути. Блестящее лезвие замерло и неуверенно подрагивало в воздухе.

— Ну? И почему ты колеблешься?

В полутемной камере можно было рассмотреть молодого единорога, примотанного цепями к грязному металлическому столу. Бессильно бьясь в своих узах, он мог лишь издавать нечленораздельные звуки сквозь свернутый из грязной измызганной тряпки кляп, забитый ему в рот. Дерганья не вели ни к чему, только глубокие язвы от кандалов, сплошь покрывающие всё его тело, снова раскрылись.

— Может быть, ты испытываешь... сочувствие... к этому маленькому пони?

Глаза единорога поднялись, ища если и не свободы, то хотя бы жалости и милосердия.

— Скажи мне, что все эти чувства сделали для тебя лично?

Прошла секунда. Нож возобновил свое движение. Острая грань поймала луч лунного света, коротко озарив глаза, скрывающиеся в темноте. Они молчаливо смотрели сквозь умоляюще кричавшего единорога. Лунный отблеск в глазах ответил отказом. Свет померк.

— Доброта, забота, надежда, радость... Чем они хороши? Как они могут помочь истинному аристократу?

Нож остановился над единорогом, указывая тому точно в горло, и приглушенные крики стихли до рыданий, когда его глаза с ужасом сосредоточились на клинке.

— А что насчёт дружбы?

~~~

— Нет!!!

— Твайлайт! Что это сейчас было?

— Что это был за вихрь? Где наши Элементы?

— Похоже, их забрала Найтмэр Мун! О нет, что нам теперь делать? Нам ведь было нужно, чтобы они победили её!

— Дорогая, надо успокоиться, и все кончится хорошо. Нам лишь нужно найти, куда она их спрятала.

— О, так это охота за сокровищами? Обожаю искать сокровища!

— Но... руины столь обширные. Она могла спрятать их где угодно.

— Флаттершай права! Немедля найдем их!

— Но у нас нет вечности в запасе! Нам придётся разделиться...

— Что? Нет! Ты что, сумасшедшая? Разделить нашу команду в огромном, жутком замке ночью? Это звучит как предложение монстру, чтоб он забрал нас одну за другой! Как попкорн! Хрум-хрум-хрум! Вот так!

— Боюсь, но Пинки в чем-то права. Если мы столкнемся с Найтмэр Мун, я бы предпочла сделать нам это всем вместе.

— И, кроме того, друзья не бросают друзей, не так ли, сахарок?

~~~

— Что это тебе дало?

~~~

— Я... — в тот же момент она поняла: Эплджек, Флаттершай, Пинки Пай, Рэрити и Рэйнбоу Дэш были её друзьями. После всего того, что они пережили _вместе_, как они не могли быть ими?

— Да, ты права. Мы сделаем это _вместе_.

~~~

Тишина

Нож обрушился вниз.

Найтмэр Мун злобно ухмыльнулась:

— Всё верно. — Она повернулась и вышла из темницы, а Твайлайт Спаркл осталась сидеть перед уже остывающим телом. Перед глазами, которые больше никогда не будут говорить.

Длинные секунды, может быть, минута прошла, прежде чем её взгляд обратился к дверному проему, впервые так и оставленному открытым после всего.

— Неправильно, — прошептала она.

~~~

Улицы центра Мэйнхэттена были так же забиты, как и прежде. Улицы грохотали от шума карет и автомобилей, везущих внутри пони слишком богатых, чтобы они могли себе позволить просто гулять, а тротуары эхом отдавали звуки копыт сотен менее состоятельных пони. Мальчишки-газетчики стояли на углах и кричали последние заголовки, и их голоса не затихали ни на секунду. Двери магазинов распахивались и снова закрывались, когда очередная кобыла проходила, чтобы полюбопытствовать о последних модных моделях. Некоторые пони заходили в рестораны съесть обед отличный от дешёвого, жирного хайбургера, обед, сдобренный изысканными, чужеземными соусами, а некоторые не знали где взять клок сена себе на обед. Это было бы обычным днем в Мэйнхэттене, за исключением двух деталей.

Во-первых, невзирая на весь шум, в атмосфере чувствовалась приглушенность. Ни один из пони, что там жил достаточно долго, и раньше никогда бы не проголосовал за Мэйнхэттен как за самый счастливый город Эквестрии (хотя постоянный поток иммигрантов и пытался это оспорить), но теперь появилось почти физическое ощущение застоя. Улицы несущие приливные валы шумных пони, теперь скорее напоминали потоки густого меда, а не горную реку, несущуюся через пороги, как это было ещё несколько лет назад. Улыбки и смех друзей, совершавших покупки в огромных магазинах, вкушавших изысканные яства за столами ресторанов и пившие благородные напитки, выглядели измученными и вынужденными. Для многих пони не могло пройти и нескольких минут, чтобы они не бросали беглого взгляда в небо, что вело ко второй _недостающей_ детали.

Солнца не было. Не было уже семь лет подряд.

В небе над городом, там, где в зените должно было ослепительно сиять дневное светило, висела луна. Нет, скорее она нависала. Она была неестественно огромной и занимала слишком большой кусок неба. С таким размером каждый кратер был прекрасно виден, за исключением того, что рассматривать было нечего — безупречная поверхность луны была каким-то великолепно отполированным куском небесного мрамора, не обезображенным ни единым дефектом. По сравнению с этим остальное ночное небо казалось не чем иным, как мутными воспоминаниями из далекого прошлого. Звезды мерцали безжизненно, а созвездия, что они сформировали, были такими же разнообразными, как пчелиные соты — звезды были равномерно рассыпаны по небу в повторяющемся узоре.

Именно под этим небом и существовал Мэйнхэттен и вся прочая Эквестрия. И именно в этой обстановке и открылся портал.

Прямо посреди оживленной улицы возникло пятно света, быстро преобразившееся в вертикально стоявший диск. Ближайшие водители, увидев это, остановились, как и большинство пешеходов, распахнулись и некоторые из окон вагонов и карет, и пони, бывшие внутри, попытались выяснить причину столь неожиданной остановки, но большинство жалоб тут же смолкло, стоило жалобщикам увидеть растущее пятно серебряного света. К тому времени, когда он перестала расти, диск почти полностью перекрыл улицу, простираясь от тротуара до тротуара. Весь обычный шум города умер, словно впитанный этим мертвенным сиянием — все пони смотрели на светопреставление.

Внезапно из портала показалась голова, украшенная рогом. Не успело тело единорога появиться и до передних копыт, а уже раздался единый вздох ужаса и страха. Никто из пони не мог ошибиться, видя эти фиолетовую шерсть, прямую гриву, черную как само ночное небо и пронизанную фиолетовыми прядями или богато украшенную кирасу из тяжелой бронзы. (Хотя, подумали они про себя, темно-синий плащ, скрывающий большую часть её тела, был чем-то новеньким.) Её рог, длинный и спирально-рифленый, сиял серебром магии, и именно он, несомненно, питал открывшийся портал.

Внезапная гостья не остановилась ни для того, чтобы подтвердить, что видит павших на колени при её появлении пони, ни для чего другого, всё так же продолжая идти мерной рысью, полной достоинства. За её спиной всё больше и больше пони появлялось из недр портала и возницы, оказавшиеся перед этим окном в неизвестность, стали выталкивать свои грузы с дороги, а пешеходы тесниться к стенам, когда солдаты, все в матовых черных плащах и синих доспехах, в идеальном строю ряд за рядом стали выходить из портала на улицу. К тому времени молчание уступило место паническому шепоту, ведь каждый начал осознавать, что могло привести королевскую армию в Мэйнхэттен.

Толпа схлынула в переулки, и груз молчания покинул её. Тут и там стали раздаваться активные перешептывания.

— Всё кончено! Мы обречены! Она пришла, и они идут за ней, у неё целая армия, и о, нет, они собираются убить всех нас! Мы обрече... Уй! — раздалось в одной из темных подворотен, выходивших на главную улицу.

— Эй, заткни свой сифон, чудо! Это не конец, пока костлявая кобыла с косой не пропела!

— Но... Но с ней так много пони, просто прорва! И я не думаю, что у нас не найдется костлявых кобыл...

— Ничего! Мы просто будем продолжать делать то, что и до этого делали! А теперь приготовься пробраться в убежище и передай им «код желтый». С возможным переходом в «чёрный». Я буду вслед за тобой, с более полным отчётом.

— Чё-ё-ёрный код?.. Мы обречены!!!

Пони покачала головой в след быстро отступающей фигуре своего компаньона. — Что с него взять? Алмазная собака, больше ничего и не скажешь — пробормотала она, снова выглядывая из своего закутка, чтобы высмотреть побольше деталей происходящего.

~~~

— И как конкретно всё это происходит?

— Если уж я говорю об этом, то всё исполняется просто безукоризненно — ответил пожилой, но неплохо ухоженный жеребец в плаще. — Даже при всех своих внезапных проверках, в королевской армии так и не заметили, что свечи зажигания повреждены и пока совершенно не осознают, что их двигатели жрут раз в десять больше топлива, чем им положено.

— Не говоря уж о том, что им приходится постоянно менять валы, производство которых мы саботировали — с энтузиазмом добавила гораздо более молодая рыжая кобыла. — А их нелегко заменить в поле, поэтому их бойцы на фронте Филлидельфии могут хоть вечность целовать свои новенькие катапульты в задний мост!

— О да, безусловно, — наградил её неодобрительным взглядом жеребец постарше.

Оранжевая кобыла усмехнулась ему.

— Ладно, ладно, ладно! — произнесла она, и вся комната могла это услышать, хотя это и было произнесено негромко — несмотря на то, что это было собранием лишь двух десятков пони, но проходило оно в бетонном бункере, слабо освещенном несколькими волшебными лампами и каждое произнесенное слово многократно отражалось от голых стен из серого бетона, покрытого белесыми следами протечек. — Ополчение Рассвета признает любые усилия! И конечно, тебе, Ориндж, — кивнула она на жеребца, — отдельная благодарность. Без сомнения, мы не смогли бы скрыть от властей всё это без твоей помощи.

Он опустил голову в поклоне. — Для Рассвета, всё что угодно, Эплджек.

— И о тебе, Эплблум, я постоянно слышу, — продолжила Эплджек, поворачиваясь к другой кобыле, которая буквально расцвела от похвалы. — Пони поговаривают, что ты довела разрушение вещей до своего рода искусства, — продолжила она. — Не так уж и удивительно, принимая во внимания те разнообразные глупости, что ты со своими подругами привыкла устраивать.

Эплблум спала с лица.

— Не стоит так говорить, — пробормотала она.

— Я лишь дразню тебя, — ухмыльнулась Эплджек. — Я могу лишь гордиться тобой, сестренка. И, если уж говорить о подругах, то они хотели, чтобы я передала тебе, что ужасно по тебе скучают.

Она кивнула, подняв глаза.

— Я знаю, и я тоже скучаю по ним. Но я ещё не могу уйти отсюда!

— Она права! — заговорил жеребец. — Без неё мы вряд ли сможем идти в ногу со всеми теми образцами новейших вооружений, что они продолжают изобретать!

— А помните, когда она буквально утопила два линкора в бухте? И ведь ни один пони не был задержан! — подхватила другая кобыла. — Это было весьма болезненно для них!

— О да, шок — это не то слово, — застенчиво пробормотала Эплблум, возясь с розовой банданой, которой она заменила свой бантик.

— Ладно, все успокойтесь, — сказала Эплджек. — Я покуда не собираюсь никуда выводить Эплблум. Но у нас есть ещё один... В этот момент земля у неё под копытами завибрировала и начала растрескиваться. — Какого сена? Она спрыгнула с кучи вывороченного бетона как раз вовремя, чтобы дать место выскочившему псу.

— Уилбур! Сколько раз тебе говорить, чтобы ты не рылся сквозь бетон? — крикнула на него оранжевая пони, прежде чем тот успел вставить хоть слово.

— Я...

— И что, часто такое случается? — спросила Эплблум у сестры.

— Пятый раз за этот месяц.

— А я-то всё думала, откуда взялись все эти заделанные отверстия в зале.

— «Код черный!» — гавкнула алмазная собака, прерывая сестер.

— КАКОЙ?!! — раздался многоголосый крик ужаса.

— ...Ну, может быть «код желтый», — предположил пёс, вздрогнув от взрыва эмоций по всей комнате.

— «Может быть»?! — зло повторила Эплблум. — Существует довольно большая разница между блокировкой и уничтожением убежища, не так ли?!

— Я не знаю! — проскулил он, прижимая уши. — Коббл всё ещё разведывает, но выглядит всё плохо! Пришло множество армейских пони! И с ними ужасная пони тоже! Мы и взаправду обречены!

— Ужасная пони? Ты имеешь в виду Найтмер Мун? — быстро спросила Эплджек.

— Что? Нет! Глупая ты пони! Другая ужасная пони! Её генерал!

Оранжевая пони ахнула:

— Найтмэрова задница! Сама генерал Эклипс здесь?

— Это дурацкий трёп! — проворчала Эплджек, позволив скользнуть мимо словам о «глупой пони». — Она должна прямо сейчас сражаться в стране грифонов!

— Может быть, это трюк, чтобы напугать нас? — предположила Эплблум. — Нам не стоит паниковать, непохоже, что они знают, где мы.

— К сожалению, — произнес новый голос, — вы ошибаетесь в обоих пунктах.

Эплджек развернулась.

— Трикси! Я думала, ты будешь ждать за городом! — сказала она, когда новичок вошла в комнату. Лазурная единорожка по-прежнему была в шляпе и накидке, но звездные узоры давно уже сменились на украшения в виде пламени, а в просветах были видны доспехи.

— Трикси и была там, но возникла срочная проблема. — Её шляпа окуталась сиянием и поднялась. Из-под неё выплыл кусочек бумажки. Она прочистила горло: — От нашего осведомителя: кто-то разболтал местонахождение укрытия в Мэйнхэттене, и Генерал Эклипс была лично отправлена сюда, чтобы уничтожить ополчение Рассвета.

Земнопони вырвала бумажку из воздуха и, бросив её наземь, растоптала.

— Проклятье! _Она_ знала, что _мы_ будем здесь?

Трикси подхватила листочек волшебством и засунула под шляпу:

— Имей в виду, Трикси ещё нужно это. И нет, не знала. Если бы она знала, наш информатор упомянул бы об этом.

Эплджек вздохнула.

— Значит, говоришь, у нас есть какой-то источник утечки... — Она резко перевела взгляд на собравшихся пони. Большинство из них нервно подрагивали, но никто из присутствовавших, на первый взгляд, не вызывал никаких подозрений.

— Ну? — спросила Трикси через несколько напряженных секунд.

— Шпион не кто-либо из находящихся в этой комнате пони и не собака, — ответила она в конце концов. Собравшиеся немного расслабились. — Но он всё ещё где-то там... — Внезапно она вдруг начала отдавать приказы: — Ну, нет смысла сидеть тут! Это срочно! «Код черный»! И нам немедленно надо выяснить, сколько у нас времени и сколько войск генерал привела за собой!

— Я могу вам это рассказать, — сказала серая пони, протискивая себя сквозь отверстие, оставленное алмазной собакой.

— Коуббл! Ты жива! Алмазная собака внезапно бросилась на неё и крепко обняла.

— Ну, разумеется, я жива, ты, мозговша! — буркнула она, отталкивая собаку. — Я осталась лишь на минуту!

— Что ты можешь сообщить, Коубл? — быстро спросила оранжевая.

— Я оставила их в центре города. Они двигаются в хорошем темпе, и у нас осталось меньше десяти минут, прежде чем они доберутся сюда. Я правда не знаю, как долго они будут искать...

— Не будет никаких поисков, — вмешалась Эплджек — Некая пони просочилась в это место и теперь генерал точно знает, где мы прячемся.

Пони погрустнела.

— ... Ну, это плохо. Она ещё и толпу солдат за собой привела. Больше сотни и это, не считая парочки элитных телохранителей. Более чем достаточно, чтобы окружить нас, включая даже канализацию. Тут и речи не может быть о массовой эвакуации.

Эплджек витиевато выругалась.

— Целая армия? Похоже, она не желает рисковать! Кто из вас может сражаться? — спросила она собравшихся пони, которые в страхе и панике отступили.

— Я могу управиться с оружием, — сказала Эплблум.

— Это-то я знаю. Кто ещё? — Ответом ей была тишина.

— Я могу вывести пони, — предложила алмазная собака, поднимая лапу.

Эплджек вздохнула, закрыв лицо копытом. Придирчиво осмотрев копыто, будто редкую драгоценность, она снова заговорила:

— Хорошо, нам остается сделать лишь одно. Ты, алмазная собака, — приказала она, указывая на неё, — копай новый тоннель для выхода.

— Что? В одну морду?! — заскулила та. — Я не могу так быстро копать! Это будет слишком сложно! И слишком медленно!

— Тебе не надо копать далеко, надо просто немного зайти за солдат. И, кроме того, Трикси тебе здесь поможет. — Глаза единорога сузились, но Эплджек продолжила. — Забираете здесь всех и помогаете им уйти. Если наткнетесь на солдат, Трикси поможет, сразившись с ними, пока вы не сможете скрыться, разбежавшись в разные стороны.

— А ты что будешь делать, Эплджек? — спросила Трикси, уже прекрасно зная ответ.

— Там куча солдат, но отбросив это, там есть одна очень важная для меня пони, — ответила она. Пока она говорила, она осматривала все закутки. — Генерал. Она, вероятно, решила исправить все их прежние ошибки самостоятельно, поэтому я смогу задержать её достаточно долго, пока все остальные не смогут сбежать.

Как и ожидалось, её предложение немедленно встретили толпой возражений, все они слились друг с другом, создав невнятный гул.

— Сестра, ты не можешь!

— Это безумие!

— Ты самоубийца?

— Она слишком сильная, чтобы сражаться с ней!

— Я слышал, как Эклипс просто раздавила половину полка в Хофструк Хил!

— Она спалила Понивиль почти до уровня земли! Ты же сама там была!

~~~

Сияние ослепляло даже за стенами Понивиля. Волны магии пульсировали меж двух единорогов и их рога мигали, словно маяки в ночи, перекидывая энергию в свои заклинания. В один момент произошло сразу две вещи: копье серебряной энергии ударило в барьер, прорвало его, раскололось и полностью разрушило защитную сферу. Земля взревела, и двумя ударными волнами врезалась в стену, вывернув высокие ворота до самого их основания. Взметнувшийся мусор достиг самых отдаленных уголков, а когда пыль осела, она ввела своих солдат через обломки, ничуть не запыхавшись.

~~~

Жар ощущался по всему городу. Она зависала над тлеющим кратером, выглядя как извращенное подобие феникса, вырвавшегося из ночного кошмара. Пламя окутывало её тело, пламя сменило её темную гриву, отращенные ей массивные огненные крылья с ужасающим ревом хлестали её по бокам, высекая дождь злых искр. Она издала неземной вой, и огонь заполнил небо Понивиля

~~~

Трикси не сказала ни слова, пока шум не начал стихать.

— Трикси понимает, что ты обижена, но ты не можешь ожидать, что будешь сражаться с _ней_ в одиночку. Особенно после её недавнего... — Единорог сделала паузу, ища правильное слово. — Усовершенствования, — закончила она. — Что придется Трикси рассказывать Биг Маку, если тебя убьют? Или нашим друзьям? Или всему остальному Рассвету, если уж на то пошло?

— Ты не можешь говорить мне таких вещей, Трикс, — решительно возразила Эплджек. — Мы все знали о возможном риске, когда мы присоединились к этой войне. Сейчас уже поздно плакать над нашим выбором. Кроме того... — Она топнула копытом, выбив из бетона росчерк искр кованым копытом, и повернула голову в сторону улицы, располагавшейся наверху. Опасный огонь зажегся в её глазах. — У меня есть пара слов, что я должна сказать генералу лично.

— Тогда, по крайней мере, позволь Трикси сразиться вместе с тобой. У неё тоже есть некоторое неудовольствие личностью Эклипс.

— Нет, я не могу позволить. Тебе нужно обеспечить безопасность наших бойцов, и будет лучше для всех, если ты защитишь их, чем лишь одну меня.

Трикси пыталась настоять, но попытка была обречена.

— Ладно, я поняла, — согласилась она через некоторое время. — Но только Трикси вернется к тебе, как только она убедится в безопасности всех своих подопечных.

— Я буду иметь это в виду. Но ты дашь мне тридцать минут форы. Нам много что надо обсудить с генералом.

— Тридцать минут? Против Эклипс? Думаю, что нет! Трикси будет там через десять!

— Тебе нужно гораздо больше времени, чтобы вытащить их всех, Трикс. Двадцать пять.

— Возможно, но это не значит, что ты должна рисковать собой так безрассудно. Пятнадцать.

— Ты заявляешь, что я не смогу сдержать своего обещания? Двадцать две! — накинулась Эплджек на Трикси.

— Трикси говорит, что ты вообще ни во что не годишься! Восемнадцать! — Она откинулась назад, не обращая внимания на гнев оппонента.

Обе кобылы мгновение побуравили друг друга взглядами, прежде чем одновременно воскликнули: — Двадцать!

Эплджек плюнула на своё копыто и протянула для понижатия.

Трикси взглянула на протянутое копыто и, прищурившись, спросила:

— Правда?

Невозмутимое выражение Эплджек было единственным ответом. Закатив глаза к небу, единорог также плюнула на свое копыто и аккуратно ударила им по протянутому. В тот же момент, когда они разошлись, Эплджек сразу же продолжила выкрикивать приказы.

— Ладно, всё в порядке! — крикнула она, покуда Трикси вытирала копыто платком. — У нас осталось три минуты, чтобы собрать всё возможное и убраться из штаба! Если у вас здесь нет ничего, помогите кому-нибудь, кому это надо! Алмазная собака, мы на тебя рассчитываем!

Собака отдала короткий салют лапой и ушла, так как все остальные пони потянулись на выход один за другим.

— Разумеется, нам понадобятся несколько пони, чтобы сообщить другим агентам, что произошло у нас здесь в Мэйнхэттене и что здесь больше не безопасно, — заметила Трикси, когда бункер опустел.

— Уверяю тебя, нам не придётся об этом беспокоиться, — ответила ей оранжевая, надевая бандану на голову. — Эта новость, без сомнения, разлетится как лесной пожар. — И она тоже направилась к двери.

— Сестра, с тобой всё будет в порядке, да? — спросила Блум обернувшись. Хоть она превратилась в сильную молодую кобылку, но ей всё равно приходилось смотреть на сестру снизу-вверх.

— Не переживай за меня, сахарок, — успокоила её Эплджек обнимая. — Всё со мной будет нормально, обещаю. Она быстро отстранилась. — Ну, давай, у нас нет времени на это! А теперь беги со всех ног!

— Мне нужно, чтобы ты оставалась живой и заботилась обо мне, слышишь?

Эплблум кивнула напоследок и тоже ушла, оставив комнату почти пустой.

— С ней ведь всё будет в порядке? — спросила Трикси, озабоченно глядя вслед молодой кобылке.

— Я ей доверяю, — сказала земнопони, снимая седельные сумки. — Сколь ни хотела бы я, чтобы она оказалась за линией фронта в безопасности, но она уже не маленький жеребенок. Я знаю, как это тяжело.

Трикси кивнула, удовлетворенная этой речью.

— Скажи хоть кто нас сдал? Кобблстоун?

— Нет, не она шпионит. — Эплджек вытащила великолепный ассортимент оружия и массу тяжеленной брони, состоявшей из толстых металлических пластин с подбивкой из мягкой кожи, хоть ничто из этого не должно было поместиться ни в одной из сумок.

Трикси наблюдала, как она накинула и застегнула броню с быстротой, приобретенной практикой.

— А ты сама как? — наконец спросила единорог, переключаясь на беспокойство о ковпони.

— Я уже говорила это, со мной всё будет в порядке, — эмоционально ответила Эпплджек, закидывая оружие на спину и прикрывая всё это изрядно поношенным плащом. — Это у нас будет для неё сюрприз, а не у неё для нас. И ещё несколько моментов в качестве довеска... — Под бронёй на её шее разлилось сияние. — Если генерал думает, что Элемент Честности может стать легкой добычей, её будет ждать ещё один сюрприз! — Свечение собралось в золотое ожерелье с кристалликом, ограненным в форме яблока.

~~~

— Я считаю, что, будучи законно выбранным мэром Мэйнхэттена, я имею право знать, почему вы приводите вооруженных солдат прямо в центр города!

Эклипс не уделила жеребцу даже взгляда. Не прерывая шаг, она просто ответила:

— Я думаю, это должно быть совершенно очевидно.

— Понятное дело, что это не так! — возмутился мэр, пытаясь сдержать свое растущее разочарование. — А теперь, если вы перестанете уклоняться от вопроса...

— Ты забыл, с кем ты разговариваешь?! — она всё ещё рысила дальше.

— Я слишком хорошо знаю с кем, генерал, но факт в том, что вы нарушили мир, вывели солдат прямо на одну из самых оживленных улиц Мэйнхэттена, добавив в движение хаос, и, я могу добавить, ваше появление лишь добавило моей полиции проблем, а не убавило их. Им и так непросто справиться со всем этим! И поскольку я мэр города, вы обязаны сообщить мне о причинах ваших действий!

— Я _обязана_? — Эклипс внезапно остановилось, и первый раз посмотрела прямо на него. Все как один солдаты за ней также остановились как вкопанные, хотя не прозвучало ни единого слова приказа. Мэр же ткнулся храпом в круп своего телохранителя, пораженного внезапной сменой внимания и вставшего столбом.

Сейчас мэр ни за что бы не признался, что хотел бы быть здесь самым заметным пони, но он реально был намного выше, чем большинство из его окружения. Он в полной мере использовал эту черту, наряду со своей мощной, эффектной фигурой, на последних выборах. В конце концов, с переворотом, устроенным Найтмэр Мун и постоянным состоянием войны, город нуждался в мощном пони, на которого они могли бы обратить внимание, символом надежды, и он был счастлив заполнить эту роль. Но не сейчас...

Эклипс немного наклонила голову.

— Интересно, — пробормотала она, — откуда у вас взялось это дурацкое представление о том, что мне требуется спрашивать чьего-то там разрешения?

Липкий пот начал образовываться по всему телу мэра. Он определенно был высоким жеребцом, тем не менее, эта кобыла, казалось, нависала над ним. То, как она смотрела на него, наполнило его желанием залезть в ближайшую дыру и надеяться, что она забудет о его существовании. Страх, навеваемый её присутствием, выходил за рамки того, что мог дать лишь её авторитет и положение, подумал он. Это было просто неестественно. Её глаза мерцали на фоне темной шерсти, что покрывала её тело. Впервые он подумал, что те ужасные слухи, что ходили о ней, не были пустой выдумкой.

— Итак?

Он вскочил, понимая, как непозволительно надолго он задумался.

— Я... я никогда не собирался подвергать сомнению мудрость Ваших действий, — пробормотал он. — Это просто... пони! Граждане ведь заслуживают объяснения. В конце концов, мы все подданные её величества, Королевы Найтмэр Мун, не так ли? Я уверен, как только они узнают цель, у вас будет полная поддержка! — Он жалобно улыбнулся.

Эклипс так и не сдвинулась с места. Её холодный взгляд всё ещё был упёрт в него, а её голова всё ещё была наклонена, как будто она рассматривала особенно интересное пятно на мостовой. Мэр неловко переместился с ноги на ногу.

— Итак, — наконец повторила она, — Вы утверждаете, что лишь беспокоитесь за своих пони.

— Эмм... Конечно, я... — Неожиданно он заметил, как её рог наливается сиянием.

— Тогда, вероятно, вам стоит обратить на них дополнительное внимание.

Он моргнул. Внезапно со стороны тротуара раздался ужасный шум. Подняв голову, он увидел, что красный пони слишком сильно привалился к облупленой стойке для солнцезащитных очков. Он собирался извиниться перед Эклипс за этот беспорядок, но понял, что земной пони корчится от боли, сжимая свою голову в копытах. Мэр огляделся. Все, кого он видел на улице, кроме его самого, Эклипс и её солдат пали на колени и извивались в непонятной, невидимой агонии, мучившей их головы. Он мог только удивляться, как до сих пор он не услышал страшных криков. Даже его дисциплинированные телохранители-единороги стонали, склонив головы, чтобы обхватить их копытами.

— Что вы творите?! — закричал он на Эклипс и его голос был октавой выше, чем следовало бы. — Прекратите! Пожалуйста! Они ничего не сделали и ни в чем не виноваты!

Генерал ещё несколько секунд снисходительно смотрела на него, а потом резко отключила свою магию и стоны боли перешли в облегченный выдох. Мэр тоже позволил себе вздохнуть с облегчением.

Эклипс внезапно заговорила.

— С передовых в Эквестрии и Восточном море приходит слишком много сообщений о дефектных машинах и оборудовании. Большинство из этого было произведено фабриками Мэйнхэттена. Поскольку наши многочисленные инспекции не дали каких-либо значимых результатов, было сделано заключение, что причиной является активный саботаж. Конечно, вы уже это знаете.

Мэр молча кивнул. Что ещё он мог сделать? Она отвечала на его вопрос, так как он этого и хотел.

— Вы, однако, просили позволения решить этот вопрос собственными полицейскими силами — справиться с ситуацией без военного вмешательства. Ваш запрос был удовлетворен. Прошли месяцы, и до сих пор приходят сообщения о проблемах с техникой. Поскольку теперь абсолютно ясно, что ваша способность поддерживать порядок в этом городе совершенно неадекватна, королева приказала _мне_ уничтожить саботажников-повстанцев.

— Повстанцы? — повторил мэр

— Да, повстанцы Рассвета, — раздраженно подтвердила Эклипс. — Кто ещё мог бы создать базу в одном из центров военной промышленности Эквестрии? А это ведь организованное укрывательство диверсантов Рассвета в _вашем_ городе. — Она выплюнула последние слова, заставив его съежиться больше, чем он считал возможным.

— Я... Это...

— Теперь же вы не только провалили задачу, которую вы взяли на себя, но и проявили неуважение к моей власти, а ещё впустую потратили моё время, которое я могла бы потратить на блокировку убежища повстанцев. — Она внезапно отвернулась от него и с места перешла на рысь снова. — Двойной шаг! — рявкнула она. Солдаты позади неё тоже начали маршировать, и мэр и его телохранители были вынуждены уйти с их пути. — Я никогда не понимала, почему этому жалкому месту была разрешена хоть какая-то независимость, — продолжила единорог, прежде чем покинуть зону слышимости мэра. — Как только я вернусь в Кантерлот, я прикажу, чтобы Мэйнхэттен был переведён на военное положение. — Затем мэр слышал лишь звук марширующих копыт.

Ему оставалось лишь быть среди пони, отходивших от удара, и наблюдать за маршем. В конце концов, его задние ноги подогнулись, заставив его сесть на край тротуара. Он склонил голову.

~~~

Эклипс остановилась перед складом. Рядом с ней стояла пара её элитных охранников, выделявшихся серебряной отделкой их доспехов и буграми маховых мышц. Она уже отправила остальных солдат, обеспечить безопасность периметра. Безусловно, повстанцы имели тщательно разработанный план на случай чрезвычайных событий, жаль вот только, что он не смог защитить их от шпионов. Теперь, когда она покинула деловой центр, всё было много проще. Дальше по улице виднелись лишь несколько пони грузивших что-то на машину — они оторвались от своего занятия лишь для того, чтобы поклониться ей и продолжили свою тяжелую работу.

Она осмотрела здание склада. На первый взгляд, в нем не было ничего такого. Это было просто ещё одно хранилище, расположенное на окраине Мэйнхэттена, напротив порта и недалеко от западного железнодорожного вокзала. Хотя северная его стена и носила следы граффити, изображавшего то, что подозрительно смахивало на сильно стилизованную Малую Медведицу (с подачи Трикси ставшей символом Рассвета). Вероятно, это была этакая тонкая критика политики вечной ночи, но кто мог быть твердо уверенным, что имеет в виду это современное искусство? Но мысленно она добавила ещё один плюсик напротив местного мэра — не то, чтобы это имело значение в данный момент. Эклипс направилась вперед и телекинетически вывернула основные ворота, смяв их как жестянку.

Когда охранники подошли к ней, она быстро просканировала склад. Пусто! По крайней мере, ни одного пони тут не было. Правда, было множество ящиков, которые требовалось осмотреть более подробно. Лунный свет, лившийся из отсутствующих ворот и несколько больших окон, подсвечивал стопки массивных контейнеров, помещенных в ровные ряды и заполнявших всё пространство склада. Несколько металлических колонн поднимались в темноту, исчезая в темноте значительно выше штабелей и где-то там, она могла разглядеть поблескивающие в лунном свете переходные мостики и светильники. Это были ещё одни неприглядные джунгли из дерева, металла и бетона. Она насмешливо фыркнула и потрусила туда, где, как ей было известно, скрывался потайной вход — седьмой проход, второй зеленый контейнер справа скрывает потайную дверь. Потом несколько коротких тоннелей и вот оно — гнездо повстанцев, что она блокировала. Тут и жеребёнок бы выиграл. А вот и оно.

Она повернулась к охранникам и приказала им ждать здесь. И они бы ждали, если бы не небольшой светильник, внезапно выбравший именно этот момент, чтобы грохнуться прямо за ней. Охранники рефлексивно вскочили в защитные стойки по обе стороны от неё, а она лишь оглянулась, удивленно подняв брови. Это не могло быть простым совпадением. Работники постоянно поддерживали этот склад в хорошем состоянии (что сделало его очень умной маскировкой для повстанцев. Кто будет обыскивать активно действующий склад в поисках убежища криминальных элементов?), и плохо закрепленная лампа была бы найдена задолго до того, как возникла опасность её падения. Это был явный саботаж, и, как подсказывала магия, какой-то пони был наверху прямо сейчас.

Прежде чем она смогла что-то поделать, раздался громкий стонущий звук. Эклипс, уже смотрела вверх, поэтому увидела, как массивный ящик отклонился от общей стенки и рухнул прямо на неё. Когда он уже падал, она заметила в неверном лунном свете тень от веревки тянущуюся от одного из его углов. Её глаза сузились. Невозможно!

Телекинезом она остановила металлический ящик у себя над головой. То, что он был забит тяжелыми запчастями для пушек, она почти не заметила.

— Чего ты хотела этим добиться? — крикнула она в темноту. Охранники расправили свои крылья и рванули в воздух, огибая контейнер с боков.

— Да отвлечь тебя, сахарок, — раздался из темноты слишком знакомый акцент.

Эклипс откинула голову назад и посмотрела на упавший светильник. Глаза расширились в понимании.

Эплджек проследила, как взорвались гранаты, что она упаковала в злосчастный светильник, магия генерала, держащая металлический ящик дрогнула и, через несколько секунд, он всё же упал. Однако к этому моменту она уже не могла себе позволить смотреть, что же там произошло внизу — два пегаса взлетели на уровень балкона и неслись прямо на неё. Громовые облака тянулись за их крыльями. Они были почти над ней, когда лассо Эплджек вылетело и мгновенно обвилось вокруг крыльев одного из пегасов. Импульс его движения сдержанный на полной скорости веревкой, бросил его в напарника и с ужасным металлическим грохотом, тот покинула ближайшее воздушное пространство. Затем Эплджек дернула головой, заставляя спутанного охранника снова направиться к ней и развернувшись на передних ногах, от всей души лягнула его задними. Её копыта разбили голову телохранителя и вышибли его из петель лассо с такой силой, что безжизненное тело оставило вмятину в бетоне противоположной стены.

Она не остановилась, чтобы отпраздновать победу, вынужденная тут же иметь дело с оставшимся телохранителем, который уже снова летел на неё. Неторопливо вытащив ружьё из того богатого ассортимента, что устроился у неё на спине, она прижала его к плечу и прицелилась, используя переднюю ногу и зубы. Охранник, видя опасность, ушел в переворот на крыло, но у Эплджек было достаточно времени, чтобы нажать языком на спусковую скобу.

Ружье грохнуло. Большинство картечин смертельным рикошетом ушли от брони телохранителя, но несколько всё же пронзили его незащищенные крылья, заставив хрюкнуть от боли, но, несмотря на это, он попытался выйти на следующий боевой заход.

Вот именно в этот момент, рухнувший ящик пролетел обратно и, смахнув балкон, с оглушительным хрустом пробил дыру в крыше. Эплджек едва успела спрыгнуть с настила и была вынуждена теперь балансировать на неустойчивой наклонной дорожке.

Эклипс посмотрела на неё сквозь дым, стекающий вниз. У неё не пострадала даже прическа, всё так же лежавшая волосок к волоску.

— Эплджек, — сказала она ровно. — Какой восхитительный сюрприз.

С пронзительным металлическим стоном ящик, не задержавшийся на ржавой крыше, снова рухнул вниз, приземлившись на тот же штабель, с которого был первоначально сброшен. Новое отверстие освещало склад намного лучше, чем ворота и окна.

Эплджек проигнорировала это, невозмутимо посмотрела на генерала и убрала дробовик.

— Я не могла упустить шанс поговорить с моей старой подругой. Могу я хоть теперь сделать это, Твайлайт? — Она спрыгнула с разрушенной дорожки и приземлилась рядом с помятым ящиком, даже не дрогнув, меж тем падение с пятиметровой высоты смяло металл под её копытами.

— Знаешь, я больше не ношу это имя.

— Это не имеет значения. Для меня ты всё равно всегда будешь Твайлайт.

— О, какая радость, — усмехнулась она. — Охрана! — крикнула она. — Оставьте склад. Контролируйте периметр, чтобы никто в него не вошел и не вышел.

Оставшийся в сознании телохранитель немедленно подчинился, и, несмотря на свои раненые крылья, подлетел к тому, во что превратился его напарник, поднял его и вылетел в ворота. Эклипс закрыла проем за ним останками створок.

— Ну вот, — сказала она, разглядывая тяжело нагруженную земнопони, стоявшую выше. — Что ты здесь делаешь?

Эплджек пожала плечами:

— Кто-то подсказал тебе куда идти, да? А у меня тут накопилось несколько вопросов, которые я хотела выяснить у тебя лично.

— И, полагаю, именно поэтому ты сбросила на меня взрывчатку и тонн двадцать всяких железяк?

Она подняла бровь в ответ на такую нулевую реакцию.

— Это действительно ты, Твай? Когда это ты так ухмылялась?

Эклипс безразлично пожала плечами.

— Шесть лет — это достаточно много времени, чтобы развить любые новые навыки.

— Это правда, — кивнула Эплджек, откидываясь назад, чтобы погладить своё вооружение. — Можно сказать, что это была серьезная неожиданность для моей старой шляпы.

~~~

— Ну, как поживает ферма, Эплджек?

— Твай, ты... Почему я не...

— Меня зовут Эклипс, дура.

Дуга молнии и ослепляющая боль.

~~~

— Кажется, в любом разе ты приобрела новый прикид, Армия-Одной-Кобылы, — сказала Эклипс.

— Так и у тебя появилась совершенно новенькая пара крыльев, — отбрила её Эплджек.

Эклипс оглянулась назад. Локальный взрыв устроенный Эплджек, испортил её плащ, и тот теперь висел вокруг её шеи несколькими обгорелыми лоскутами, оставив крылья совершенно открытыми. Она взмахнула ими.

— Ты не особо удивлена.

Эплджек слегка дернулась.

— Так, слушок пролетел тут, разговорчики там, вот и всё, — быстро сказала она. — Но если ты не против, то я всё же спрошу, — продолжила она, переводя разговор на другую тему, — Как ты их получила? Я очень сомневаюсь, что ты сделала это с помощью какого-то причудливого заклинания, иначе, как я думаю, вокруг было куда как больше аликорнов.

— Ну, это просто, — ответила она. — Я просто забрала немного силы у другого аликорна.

Эплджек была в шоке.

— Найтмэр Мун поделилась с тобой силой? — Это было совершенно неожиданно, но, похоже, это была дикая удача. Это делало королеву слабее, а революция требовала любой возможности, которую могла бы обернуть против главного врага.

Эклипс насмешливо фыркнула:

— Эта жадная, старая наследница Скруджа и даст мне силы? Да ты просто бредишь, Эплджек.

Она нахмурилась:

— Тогда что, кто-то из других дворян?..

— Я сказала аликорн, а не единорог с крыльями. Тут есть разница.

— Но единственная другая... Она спала с лица, когда осознала это. — О, нет, только не...

— Отлично. А ты не такая уж и глупая, как я было уж подумала.

— Она жива? — крикнула Эплджек, наклонившись над краем штабеля. — Где она? Ты должна была быть где-то там, рядом! Скажи мне!

— О? Неужели она так важна? — усмехнулась Эклипс.

Лицо Эплджек скривилось в оскале. Она сдвинула базуку со своей спины, подперла плечом и прицелилась.

— Ты скажешь мне прямо здесь и сейчас, или я сотру эту самодовольную усмешку с твоей морды! Она обхватила спусковую скобу. — Где Селестия?

Внезапно Эклипс размылась в движении, метнувшись к основанию штабеля. Её задние ноги мощно вылетели и ударили в основание стопы, заставив её пойти волнами по всей высоте.

— Не смей упоминать это имя при мне! — закричала она, и любые следы насмешливой и снисходительной улыбки пропали.

Эплджек с проклятиями и со всей возможной прытью отступила от края, пока толчок не сбросил её вниз. Это было просто глупо с её стороны! Твайлайт удалось зацепить её, заставить отбросить любую осторожность, занять неверную стратегическую позицию. Теперь попытка остаться на вершине штабеля, столь удобного для разговоров, была сродни сражению с землетрясением. Ещё бы секунда промедления и она бы рухнула через край прямо к копытам Твайлайт. Хотя и нынешнее положение дел не выглядело для неё много лучше. С чего бы это Твайлайт так резко взъярилась?

Эклипс наблюдала, как контейнеры начали опрокидываться, стуча друг о друга и соседние штабели. Несколькими взмахами крыльев она поднялась в воздух и ушла от лавины рушащейся стены ящиков. Пыль с нижних ярусов взлетела до облаков, грохот эхом отражался от стен склада и ящики продолжали падать, словно костяшки домино. Ящики раскалывались, вываливая из своего нутра ящики поменьше и разнообразные картонные коробки. Пешеходные мостики до того спокойно висевшие под крышей, тоже начали рушиться вниз — колонны что поддерживали их до этого, погнулись и потеряли форму. И над всем этим хаосом, не сдвигаясь с места, на крыльях парила Эклипс, внимательно выискивая любой признак присутствия земнопони.

Прошла минута, обломки прекратили шевеление. Теперь склад был беспорядочным месивом из рухнувших контейнеров, коробок, балок и разнообразного барахла, выпавшего из них, и только несколько стеллажей уцелело вдоль дальней стены. Эклипс начала нервничать — она твёрдо знала, что даже такой лавины промышленных и военных поставок недостаточно, чтобы убить Эплджек и раз уж та не высовывается, значит, земнопони нечто затевала.

Пока Эклипс думала об этом, с одной из сторон раздался звук металла, скребущегося по металлу. Она осторожно повернула свое тело в эту сторону. Весь склад был какофонией подобного шума всего пару мгновений назад, и она не могла быть уверенной, что это не звук продолжавшего устраиваться поудобнее металла, как и не могла быть уверена, что это не...

Лассо вылетело, словно из ниоткуда, затянулось на шее Эклипс и выдернуло её из воздуха.

Эклипс могла бы воспользоваться заклинанием или попытаться противостоять лассо крыльями, но с веревкой затянутой на шее, всё, что она смогла сделать, это был панический удар магией в никуда. Лассо затянуло её под ящики и потащило вдоль разбитых стенок, разрывая кожу рваными краями металла и прежде, чем она ощутила боль, снова выдернуло на свет. Она успела заметить, как Эплджек снова вытащила базуку и изо всех сил попыталась увернуться, но земнопони дернула своё лассо хвостом, снова сбивая с ног. Наконец, она рухнула перед Эплджек, и веревка ослабла. Эклипс подняла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как ковбойша тянет курок.

Взрыв бросил её через весь склад и врезал во всё ещё стоявший вертикально контейнер. Она соскользнула со стенки, голова звенела и от взрыва, и от последовавшего удара, и в тот же момент она увидела несущуюся на неё, словно пегас, Эплджек. Та неслась, словно на ней не было всей этой брони, весившей раза в два больше чем сама пони. Ковбойша откинула свою базуку на спину и вдарила Эклипс копытами так, как не смогла бы ни одна граната. Её снова отбросило в груду ящиков, но на сей раз один из них, поколебавшись, рухнул на неё, переломав задние ноги. Она оказалась зажатой между двух ящиков, и лишь передняя часть тела оставалась на свободе.

Эклипс сжала зубы подняла глаза на Эплджек, уже приготовившись наложить заклинание, но земнопони и тут опередила ее, ткнув прямо в рог дулом дробовика.

— Ты не...

Та нажала на курок. Выстрел дробовика разбил рог вдребезги, и рикошет послал шрапнель вперемежку с осколками кости во всех направлениях. Картечины без вреда отскочили от брони Эплджек, но пробили несколько дополнительных дыр в Эклипс. Она была слишком потрясена, чтобы произнести хоть звук.

— Знаешь, — сказал Эплджек после нескольких долгих секунд потрясенного молчания, — Я не думала, что это действительно сработает.

Взгляд аликорна, сверкающий сквозь текущую кровь, выражал лишь её брезгливость.

Бывшая фермерша продолжила. — Я ожидала, что ужасный генерал Эклипс хоть немного посражается, а не будет так сразу завалена набок старушкой типа меня.

Эклипс издала хриплый смех. — Это ты-то старушка? Не прибедняйся, Элемент Честности.

Эплджек потрясенно замолкла, заставив Эклипс фыркнуть. — Чему ты удивляешься? Ты же надела его на шею. Я должна быть полной дурой, чтобы не опознать его.

— Как? В прошлый раз, когда ты его могла видеть, он выглядел как простой камень.

— Я чувствую магию. Кроме того, я узнала об элементах ещё в развалинах, хотя я всё равно хотела бы изучить их лично. Это ведь довольно интересно, насколько ты сумела разблокировать его потенциал — без этого у тебя не было бы даже тени шанса против меня. Удивляюсь, насколько же возросли твои силы. Хотя... — Эклипс скорчилась от приступа боли и металл едва слышно скрипнул. — Я удивлена. Как мне казалось, ты не та, кто мог так дико и безжалостно атаковать. Знаешь, это ведь реально больно.

— Я больше не могу позволить себе недооценивать тебя, — равнодушно ответила Эплджек. — Я помню ту ошибку, которую мы совершили шесть лет назад.

~~~

С ворчанием она вырвала магией трубу из своей задней ноги, позволив крови течь из развороченой раны. Они все побледнели при виде такого зрелища.

— Твайлайт, ты не должна...

Она вонзила зазубренный край трубы себе в шею.

Никто из пони не смог произнести ни звука; Флаттершай вообще чуть не упала в обморок. Но они не могли оторвать глаз, от того как она умирает захлёбываясь в собственной крови.

С внезапной вспышкой её тело окуталось магией. Труба была с грохотом отброшена, и они увидели бурю искр, концентрировавшуюся на её боку и шее.

Всего через несколько секунд волшебная аура исчезла. Она холодно посмотрела на них, и не было видно никаких следов ран, только шкура, испачканная пятнами крови. — Что вы там говорили?

~~~

— Но без своего рога ты ведь не сможешь этого сделать, не так ли? — сказала Эплджек. Эклипс в ответ лишь промолчала.

Она села и грустно вздохнула:

— Я просто не понимаю, Твай. Как это могло с тобой произойти? Когда я впервые встретила тебя, ты была хорошей девочкой. Когда мы только познакомились, ты была готова остановить Найтмэр Мун вне зависимости от того, пойдем мы за тобой или нет. Хе-хе, ты хоть понимаешь, что никто из нас не был знаком друг с другом до твоего появления? Это ведь ты собрала нас вместе. Райнбоу Дэш, Флатершай, Рэрити, Пинки Пай, меня, наконец. Причина, по которой мы дружим, это ты.

Но ты пропала. А Найтмэр Мун взяла, да и исчезла из мира на целых шесть месяцев. Никто и понятия не имел куда, а в тот день, которому так и не суждено было стать праздником зимнего солнцестояния, снова внезапно возникла. Напала на Кантерлот и взяла его штурмом, чуть ли не за один день. Именно тогда и возникло ополчение Рассвета. Мы сделали Понивиль нашей крепостью и вели войну с Найтмэр Мун. И всё же, никто не знал, где ты. Узнали только через полгода.

~~~

По всему Понивилю разнеслись сигналы тревоги, и войска Рассвета, что не пострадали от разлетавшихся осколков, бросились к разгромленным воротам. Все пытались хотя бы приблизиться к ней, но солдаты Королевской армии остановили их наступление и отбросили назад. А она так и продолжала идти ровным шагом, даже среди хаоса битвы.

~~~

Засыпанное щебенкой, что осталась от здания, сломанное тело Шайнинга Армора слабо подергивалось, его броня была помята и обгорела, а рог треснул.

~~~

Рэйнбоу Дэш упала на землю, пытаясь сорвать зубами колючую проволоку, обернувшуюся вокруг её крыльев. Она дрожала, не в силах подняться даже на ноги.

~~~

— Нет, только не это... — ахнула Рэрити, когда кинжал плыл к её глазу. Внезапно он размылся в движении, и широкая струйка крови пробороздила ей щеку.

~~~

Эплджек рухнула набок, сотрясаясь от искр статических разрядов, пробегающих по её шкуре. Словно в запоздалом раздумье, _она_ обернулась и сожгла фермерскую шляпу мгновенно созданным файрболом.

~~~

— Конечно же, ты поняла верно. Чем больше шума возникает из твоего возмутительного ротика, тем больнее тебе будет. Пинки Пай рухнула на землю в безмолвных рыданиях, сжимаясь от любого писка и вздоха, что умудрялось произвести её тело.

~~~

Флаттершай захныкала и попыталась отодвинуться, когда поняла, что её умоляющий _взгляд_ не произвёл никакого эффекта. _Она_ бесстрастно подошла к пегасу и вколотила её в соседнюю стену короткой волной магии.

Когда пони, противостоящие _ей_, закончились, _она_ подошла к Спайку. — Пришло время вернуться домой, мой помощник номер один.

~~~

— Что случилось, Твай? — снова спросила Эпплджек. — Как она сумела превратить тебя вот в это?

— Я тебе уже объясняла причины, почему следую за ней, — грубо ответила Эклипс.

— Ты навалила мне корзину конских яблок о боли, страданиях и хаосе, о том, что гармония и дружба были ложью, и как бы ты показала миру правду о тьме, — возразила ковбойша. — Мне потребовалось некоторое время, чтобы разобраться со всем этим, но я поняла, что в тот день я не услышала от тебя ни слова правды.

Аликорн в шоке уставилась на неё, а затем её лицо озарила усмешка.

— Конечно, мне стоило бы знать лучше, что не стоит что-то пытаться скрывать от Элемента Честности. Но стоит отдать должное и таким как я.

Эплджек ничего не успела сказать в ответ, прежде чем что-то внезапно схватило её тело и подняло в воздух. В ужасе она отпустила дробовик, когда её передние ноги оказались прикованными к её же бокам куском металла — с громким и противным шумом вокруг неё обернулся целый лист металла, вырванный из стенки одного из контейнеров.

— Что за проклятье? — выдохнула она с тем небольшим объемом воздуха, что оставила ей её крошечная тюрьма. Она попыталась вырвать ноги, но при всей своей волшебной силе, не смогла преодолеть прочности сдерживающего её металла.

— Позволь мне рассказать тебе кое-что об аликорнах, — сказала Эклипс, вставая и без видимых усилий скидывая контейнер, что, казалось, столь прочно её удерживал. — Мы не просто крылатые единороги наделенные властью, как я уже упоминала. — Волна магии собралась вокруг её тела, исцеляя каждый ожог, синяк или рану. — У нас есть черты всех трех видов пони, в том числе и земных. — Даже бронзовая кираса была восстановлена до блестящего совершенства. — Таким образом, мы можем использовать заклинания, но мы можем направлять необходимую нам магию не только через рог, но и через всё наше тело. — Ослепительный свет, наконец, сошелся на её голове, восстанавливая спиральный рог. Едва её работа была выполнена, магия исчезла, оставив Эклипс окровавленной, но в полном здравии.

Эплджек ругалась и скрипела зубами.

— Я должна была знать, что это не будет так просто как показалось!

Эклипс весело хихикнула.

— Конечно же, нет. Я ученик Найтмэр Мун и аликорн. У тебя никогда не было шанса, даже с этим Элементом. — Она подошла к Эплджек и под стон мнущегося металла крутанула узилище, чтобы они могли посмотреть в глаза друг друга. — Но за твои бескорыстные усилия, я преподнесу тебе утешительный приз: правду.

Эти слова привлекли внимание земнопони.

— Ты не врешь, — заявила она, в шоке глядя на аликорна.

Эклипс кивнула и отвернулась. Она подняла глаза. В конце концов, Эплджек последовала за её взглядом. Через отверстия в потолке склада была видна луна. Она не могла не почувствовать приступ ненависти аликорна. Когда правила Селестия, когда день и ночь были в равновесии и меняли друг друга, а она была простой фермершей, растившей яблоки, ей нравилась луна. Она была красивой в безмятежной глубине неба, она освещала темные ночи и по словам бабули Смит, перед тем, как появились календари, пони вообще были вынуждены использовать фазы луны, чтобы следить за временами года. Солнце могло быть жизненно важным для её яблок, но луна была не менее любимым светилом. Но вот теперь...

— Не заслуживает уважения, да? — внезапно спросила Эклипс, вспугнув Эплджек.

— А? Что? — спросила та, смутившись своим замешательством.

— Да всё это, — неопределенно указала на небо аликорн. — Луна, звезды, вся эта вечная ночь... просто жалки. Знаешь, астрономия всегда была моим любимым предметом. Я могла часами смотреть на созвездия, наблюдать за метеорами и зарисовывать Луну. Теперь же всё так статично. Подделка. И такое... бездушное. Вам повезло, что она вообще движется. Найтмэр Мун хотела сохранить её в одном и том же положении и виде на небосклоне навечно. Понадобились месяцы, чтобы убедить её, что мир зависит от циклов хоть чего-то в небе.

Эплджек моргнула, когда эти слова отложились у неё в голове. — Подожди минутку! Ты хочешь сказать, что у тебя хватило влияния на Найтмэр Мун, чтобы оставить луне фазы и движение по небосклону?

— Между часами физических и психологических пыток, да. Хоть одна из нас должна же подавать разумные мысли, — усмехнулась Эклипс. — Она ведь реально сумасшедшая. Что, думаешь, что она ужасный правитель? Да проведи несколько месяцев под её командованием, ты узнала бы насколько она жалкая. Кстати, ещё мне пришлось заставить её сделать луну достаточно большой, чтобы та давала хоть чуточки больше света. Столь необходимого света, чтобы вообще хоть что-то росло. Другими словами, сейчас луна заменяет солнце. Она насмешливо покачала головой. — Я презираю всё это. Найтмэр Мун, её правление и эту её вечную ночь.

— Так почему же ты следуешь за ней?

Эклипс повернулась к обездвиженной земнопони, кровь на её шкуре казалось прозрачной в неверном лунном свете.

— Магия. Мне нужно, чтобы она доверяла мне достаточно, чтобы продолжать подпитывать меня магией аликорнов и увеличивать мою силу. Пока она убеждена, что я просто тупая пустышка, не способная освободиться от её владычества, она как сюзерен придает мне силы, которые я прошу. Но как только я окажусь достаточно сильна для этого, я сама свергну Найтмэр Мун. Вот почему я продолжаю выполнять её приказы. Вот почему я напала на Понивиль. Вся эта боль и страдания ерунда, нападение на вас, девочки, это был лишь поступок, который я совершила ради доверия Найтмэр Мун. Кстати, извини за шляпу.

— Какого сена?! — грубо спросила Эплджек. — Ты носишься вокруг и поддерживаешь эту тираниху, ради того, чтобы самой стать тираншей? Чтобы заменить её?

— А в чём проблема?

— Ты убила и замучила сотни невинных пони! — громко закричала она. — Если это не проблема, то я не знаю, что можно назвать проблемой!

Выражение лица Эклипс стало холодным.

— Как наивно. Увы, мы все должны жертвовать в этой войне.

— Это не та жертва, которую они выбирают! — Эпл в гневе плюнула в неё. — Это ты жертвуешь ими, не имея на это абсолютно никаких прав!

— Тем не менее, — аликорн бесстрастно пожала плечами, — в конечном итоге это того будет стоить. Ты ведь не можешь сказать, что абсолютно честно веришь, что жизни даже тысячи пони перевесят наличие солнца и благосостояние сотен миллионов?

— А разве не ты используешь свою мерзкую математику, чтобы заляпать грязью этот вопрос? Это ты убила кучу хороших пони, вот и всё!

— Я делаю то, что мне нужно! — закричала Эклипс.

— Согласись, Твайлайт! Тебе не стоило за это беспокоиться! — воскликнула Эплджек, разгневанная более чем за все эти годы. — Ты должна была встать на сторону революции Рассвета! Помогать пони, а не убивать их! Не причинять боль! У нас есть Элементы Гармонии! Это всё, что тебе нужно, чтобы остановить Найтмэр Мун! Тебе не обязательно было всё это делать!

— Дура. Ты что же, планировала собрать всех и пойти в королевский дворец, постучать в двери, а когда _она_ выйдет к вам, спалить её Радугой? — Эклипс покачала головой ковбойше. — Вам не дойти до неё, даже если бы вы привели в Кантерлот _всю_ свою армию. С другой стороны, я её заместитель, для меня было бы куда как проще ударить ей в спину. — Она сделала паузу и наклонила голову. — А ведь и на самом деле... Она хлопнула своими передними копытами друг о друга. — Это фантастическая идея!

Внезапный энтузиазм заставил Эплджек напрячься.

— Ты о чем? — спросила она осторожно.

Эклипс обернулась к ней.

— Альянс! Я могла бы предложить тебе и другим Элементам Гармонии прекрасную возможность атаковать Найтмэр Мун немедленно! Представь себе, Эплджек! Конец этой войны! Это же звучит точно так, как мантра вашего мятежа! Прикончить Найтмэр и вернуть солнце! Я могу дать вам этот шанс, Эплджек. Я могла бы дать вам все мыслимые шансы.

Мысли яростно закрутились в голове. Эта возможность была идеальной! Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой! Тем не менее, Твайлайт определенно не врала. Независимо от того, насколько она сосредоточивалась на своем Элементе, она не чувствовала никакого обмана в словах аликорна. Почти... Тогда практичная сторона Эплджек взяла верх и притормозила волну оптимизма.

— Какую рыбку хочешь поймать при этом ты?

Довольный вид мгновенно покинул покрытое кровавыми пятнами лицо Эклипс.

— Разумеется, кое-что мне нужно, — пробормотала она, прикрывая глаза. — Мое условие состоит в том, что как только вы победите Найтмэр Мун, вы сделаете меня своей новой королевой.

— Ну, уж нет, — экспансивно ответила Эпплджек.

— Я знала, что тебе это не понравится, — проворчала она. — Что там не так со мной? Разве это не естественно? Сумерки, это граница между днем и ночью, и правитель обоих. Поэтично, не так ли?

— Ты отвратительна мне, Твай, — сказала ей ковпони, жалобно качая головой. — Ты моя старая подруга, ты можешь стать великим союзником, но мы не можем доверить тебе Эквестрию. Не после того, что ты в ней натворила.

Эклипс усмехнулась.

— О, а Найтмэр Мун просто лучшая королева, какую я себе могу представить. Я вполне уверена, что смогла бы вести дела в Эквестрии куда как лучше, чем она. Или, скажем, Селестия. — Последнее слово она выплюнула с таким количеством яда, что оно могло убить гидру на месте.

— Подожди секунду, — сказала Эплджэк, прищурившись. — Твай, а что не так с принцессой Селестией?

— О, да ничего, — пожала плечами аликорн. — Если не считать того момента, что она в одну рожу просрала всю Эквестрию?!

От этих ужасных слов Эплджек сжалась, насколько позволила её металлическая тюрьма. На протяжении многих лет все доходившие до них описания Эклипс изображали её как отдаленную и отчужденную ледышку, а явное отсутствие у неё эмоций было источником многих слухов и домыслов. Некоторые даже доходили до того, что утверждали, будто бы она давно уже разорвала свою душу в темном ритуале, в то время как другие считали её вообще искусственной сущностью порождённой Найтмэр Мун из убитой ей Твайлайт. Когда Эплджек встретила её, слухи показались преувеличенными, но вполне понятными. Она была холодной и снисходительной, за исключением коротких моментов шока или гнева. А тут, внезапно, Эклипс выплескивает эмоций больше, чем в любом из старых драматических романов Рэрити. Она что, с ума сошла? Может быть, становление аликорном плохо отразилось на её голове? Вероятно, это было что-то из этой области. А может быть, это был побочный эффект от пробуждения её чувств, так долго прятавшихся?

Пока она отодвинула эти мысли в сторону.

— О чем ты болтаешь? — прорычала она. — Селестия никогда не позволила бы Эквестрии страдать, пока она была у власти.

— Тогда объясни мне вот это, — зарычала в ответ Эклипс, указывая на Луну.

Эплджек проследила за её копытом и удивленно нахмурила брови.

— Тебе что в голову ударило, Твай? Это работа Найтмэр, а не Селестии.

— Ха! — горько рассмеялась та. — И чья же вина в том, что она взошла на трон?

— Чего ты хочешь этим сказать? — ковпони пристально посмотрела на неё.

— И снова — дура. — Эклипс принялось расхаживать, и голова Эплджек была вынуждена поворачиваться вслед за ней. — Тело Найтмер Мун было в застое на Луне всю эту тысячу лет. Когда она была освобождена, она была слабой и измученной — как будто её последняя битва была лишь минуту назад, минуту, а не тысячелетие! Тем временем Селестия была в полной силе, и, находясь на вершине власти, за эту тысячу лет лишь выросла как маг и как воин. Да ей даже Элементы бы не понадобились! Когда эти двое дошли бы до обмена ударами, Селестия бы выиграла, Найтмэр Мун была бы убита, а мы просто продолжили бы свою жизнь и жили долго и счастливо.

Но она этого не сделала! — Эплджек съежилась, когда короткая вспышка пламени озарила гриву аликорна. — Ты знаешь, что она сделала, когда Найтмэр Мун бросила ей вызов? А _ничего_! Вообще _н-и-ч-е-г-о_! Она, видите ли, не поднимет копыта на своего древнего врага! Нет, она склонилась и позволила Найтмэр Мун делать с ней то, что сама Селестия сделала с ней тысячу лет назад!

Эплджек резко вздохнула, и Эклипс повернулось к ней на этот звук.

— Ты расслышала меня верно. Селестия была изгнана на Солнце. Единственный путь, по которому ты можешь добиться её возвращения, это труп Найтмэр Мун. Теперь ты знаешь, что она не сможет помочь вашему восстанию. — Она отвернулась, и Эплджек пришлось напрячься, чтобы услышать её следующие слова. — Теперь она не может помочь вообще никому. Даже себе...

— Но это... это вообще не имеет ни малейшего смысла! — в конце концов, выдавила из себя земнопони. — Почему она позволила Найтмэр Мун взять на себя Эквестрию?

— А потому, что у неё все-таки был запасной план. Пешка, чтобы сделать за неё всю грязную работу. Я. — Голос Эклипс теперь потерял весь свой гнев, не оставив ничего, кроме горечи. — Она знала, что я, её самая верная ученица, знала, что скоро Найтмер Мун освободится, знала всё и об Элементах Гармонии. Поэтому она просто отправила меня в крохотный соседский городишко Понивиль с миссией: завести друзей. Она невесело улыбнулась. — Всё прошло просто великолепно. Я подружилась с пятью пони, каждая из которых олицетворяла Элемент, и, несмотря на препятствия, на которые бросала нас Найтмер Мун, мы добрались и до самих Элементов. Тогда она была всё ещё слаба, так что там бы всё и закончилось.

— Если бы только Найтмэр Мун не украла их у меня в тот момент, всё, абсолютно всё могло бы быть иначе.

Эплджек молчала. Она тоже заново переживала тот краткий миг, когда победа была уже за ними, оставалось лишь схватить её в объятья и... Там, где она и остальные четверо, могли набираться силы и опыта в компании с себе подобными, Твайлайт застряла во власти Найтмэр Мун, была сбита с толку и... Пресловутые выкрутасы Судьбы. Теперь, когда Эплджек думала над этим, все эти странные изменения, произошедшие в подруге, перестали её удивлять.

Ярость Эклипс внезапно вспыхнул с новой силой и озлоблением.

— И маленький победный гамбит Селестии с треском провалился! Но она всё ещё могла бы закончить это дело сама! Она могла бы убить Найтмэр Мун, прежде чем всё это произошло! Уничтожить! Снова изгнать! Но нет! Она же сыграла, поставив на кон всю Эквестрию, а сделала ставку на глупенькую маленькую пони-отшельницу и пять пони, которых она и в глаза-то никогда не встречала. Результат закономерен — она потеряла всё и мы вместе с ней! — Она сунула свое лицо к Эплджек, обдав её жаром, исходившим от её тела. — Теперь-то ты понимаешь, почему я презираю само упоминание её имени? Я доверила ей свою жизнь, а _она вознаградила меня_, бросив Эквестрию и _свалив на меня свои обязанности_! Ну, так пусть будет так, как должно! — Эплджек осознала, что мысли Эклипс внезапно вильнули в сторону и она разговаривает уже вовсе не с ней. — Я исправлю твои ошибки, и ты не нужна мне для этого! Ты слышишь меня?! — взревела она, а её грива осветилась жаром. — Я сама буду управлять Эквестрией, и я буду править ею лучше, чем ты могла бы надеяться, Дискорд бы тебя забрал!

Ее голос разносился через весь склад. Некоторое время она стояла, скрежеща зубами в безумной решимости и задыхаясь от гнева. Подгоревшая и обуглившаяся кровь на её лице и боку четко выделялись на её темной шерсти в ярком лунном свете. Внезапно её глаза сфокусировались на Эплджек и расширились, как будто она забыла, что тут был ещё пони. Впрочем, может и на самом деле это было не далеко от истины.

Жар вокруг её тела истаивал, и полыхающая грива потускнела.

— Прости, — быстро сказала она, глядя в сторону. — Прошло немало времени, с тех пор, как мои эмоции так взбрыкивали в последний раз.

Несколько секунд тишина ничем не нарушалась, покуда Эплджек тихонько обдумывала это откровение.

— Почему ты рассказала мне всё это? — спросила она наконец.

— Когда-то, ты была моей подругой, — нейтрально ответила Эклипс. — И я по-прежнему числю тебя в друзьях. Я просто чувствовала, что ты заслужила хоть какие-то ответы.

Эплджек не была уверена, как реагировать на это, поэтому она просто промолчала.

— Н-но, — наконец, произнесла она, — разве это не рискованно? Ведь ты сказала, что собираешься свергнуть королеву? Сказала прямым текстом?

— А ты что, собираешься донести на меня? — усмехнулась аликорн. — Кроме того, я же поставила тут глушилку, да и заклинания против всяческого подслушивания. Если бы хоть кто-нибудь преодолел барьер и подслушал, хоть слово, сказанное здесь, я бы это уже знала.

Ещё большая пауза, заполненная лишь тишиной. Эплджек неловко поёрзала.

— Ну... — сказала она, привлекая внимание Эклипс. — Значит, ты совершенно меня не боишься? А то мне уже хочется хоть немного размять ноги, понимаешь?

— И при чём здесь я?

— Э? — выпалила она, удивленная столь тупым ответом. — Ну, раз уж ты была столь любезной, что поговорила со мной и всё ёще считаешь меня своей подругой и всё такое, то почему бы и нет?

— Это-то да, но вот Найтмэр Мун, вне всяких сомнений испугается и задумается, если я просто так позволю одному из Элементов Гармонии вырваться от меня просто так, — с извиняющимся видом пожала плечами Эклипс. Её рог засветился и металлический кокон, в который была спелената Эплджек, был поднят в воздух. — Я всё ещё вынуждена действовать в её интересах. Ты же ведь помнишь, что я её главный приспешник, а? — Эклипс взлетела в воздух и стала прокладывать свой собственный маршрут между обломков в направлении ворот склада. — Я просто оставлю тебя здесь с телохранителями, а сама пойду и посмотрю, не остались ли в округе какие-нибудь мятежники. Прежде чем я вернусь, у тебя должен быть план спасения, а ещё лучше, если тебя вообще здесь не будет к тому моменту, — намекнула она через плечо.

— Тогда ладно, — внезапно сказала Эплджек. — У меня уже есть план побега через три секунды!

Эклипс удивленно моргнула и осмотрелась вокруг. Через три секунды гигантская змея вырвалась из-под обломков и с шипением кинулась на неё и норовя вцепиться в шею, но лишь для того, чтобы разлететься ошметками от её усиленного воздушного копья, что она послала навстречу. Останки змеи быстро истаяли, и её взгляд нервно дергался в поисках других опасностей. Ожидание не затянулось — по всему полу зашипело и зашевелилось. Она взвилась в воздух повыше, продолжая левитировать и Эплджек, а потом выпустила буквально шквал магических ракет по змеям, покрывающим весь пол. К тому времени, когда пыль осела, на полу не осталось ничего, кроме порванного и обгорелого металлолома.

Эклипс скрипнула зубами.

— Я так понимаю, это Спайк проливает свет на некоторые тайны, — громко зарычала она, оглядывая склад. Её заклинания обнаружения поймали слабый след телепортирующегося пони, но они не могли сказать ей, где находился нарушитель. Она сосредоточилась на своем роге и произнесла заклинание способное найти любые другие активные проявления магии. Первое, что она почувствовала, было заклинание невидимости прямо над ней.

Толстая металлическая балка внезапно возникла в воздухе и, скользнув вертикально, прошила Эклипс спину, пригвоздив её к земле, словно бабочку. Стоило ей ударить по ней, как вокруг образовалось молочное облако, полностью скрывшее аликорна. А меж тем, узилище Эплджек лишенное магической поддержки падало и упало бы, если бы не возникла другая аура задержавшая кокон на месте. Без магического подкрепления Эклипс, стенки тюрьмы оказались достаточно слабыми, чтобы Эплджек смогла и сама развалить их изнутри. Она выпрыгнула, упиваясь возвращением чувствительности к ногам и приземлилась на все четыре, в то время как останки тюрьмы рухнули позади неё.

— Покорно благодарю тебя, — ухмыльнулась земнопони единорогу. К тому моменту облако тумана, окружающего Эклипс, превратилось в толстенный слой льда.

— Обращайся в любое время, — ухмыльнулась в ответ Трикси, разворачиваясь лицом к замороженному аликорну. — Ну, а теперь, генерал Эклипс... Её плащ и шляпа затрепетали, и она поднялась, вытянув передние ноги в эффектном жесте. — Настало ваше время стать свидетелем могущества Великой и Могущественной Трикси! — Тиара, надетая прямо поверх её шляпы, искристо засверкала, и над её головой начал образовываться энергетический шар полный волшебства.

Внезапно изо льда вырвался острый луч, пробивший этот шар, словно спица воздушный шарик и результат был тот же — шар лопнул. Получившийся хлопок энергии был столь впечатляющ, что сбил с копыт и Трикси и Эплджек. Между тем лед, окружающий Эклипс, начал трещать и отваливаться кусками. Металлическая балка, проткнутая сквозь него насквозь, с грохотом и фонтаном крови была исторгнута из недр, а вскоре и сама Эклипс, ещё больше перемазанная кровью, выбралась из ледяного плена и направилась к двум едва успевшим подняться пони.

— А, Шоукобылка... — Она помолчала. — Ну конечно, ты появилась, куда без тебя. А Райнбоу Дэш тоже где-то в округе болтается? Или нет, подождите, наверное, это Пинки Пай, или я ошибаюсь? Ну же, давай, собери все Элементы и сделай это.

— О, могущественнейшая генерал Эклипс, расстроена тем, что события не собираются идти так, как она спланировала? — крикнула единорог.

Эклипс издала расстроенный вздох.

— Так это ты помогла другим повстанцам уйти, пока я была занята Эплджек, да? О, Найтмэр Мун не будет рада. Совсем не будет. — Она небрежно подняла волшебный барьер, блокировав файербол, которым Трикси швырнулась в неё. Затем Эклипс телекинезом подняла несколько металлических кусков в воздух и запустила их в единорога. Трикси отклонила их все, но вслед за обломками Эклипс сразу же запустила контейнер, летевший раза в три быстрее.

Лишь лассо, мгновенно щелкнув, успело перехватить его и отправить назад в аликорна.

— Внимательнее, Трикс, — сказала Эплджек, а меж тем Эклипс отшвырнула контейнер своей магией. Но не успела Трикси ответить, как в Эплджек врезалась масса льда, подбросив её в воздух.

— Нет! — крикнула Трикси, готовясь наложить останавливающее заклинание, чтобы помочь подруге, но внезапно почувствовала, как за её спиной появляется Эклипс. Она быстро сформировала сферический барьер, прежде чем в неё врезалась ударная волна, заставившая пузырь опрокинуться словно лодку, хотя Трикси внутри него и осталась на ногах, в то время как тот прыгал и отскакивал от обломков, но это дало ей время взять ситуацию под контроль. Лед, который попал в Эплджек, оказалось, был зачарован и приняв форму самой Эклипс стал сражаться с земным пони. Хоть он и не произносил заклинаний и не пытался взлететь, но оказался сам по себе быстрым и сильным, чтобы задержать Эплджек надолго.

Переключив внимание на Эклипс, Трикси сбросила барьер и произнесла заклинание, быстро создавшее массивную дымовую завесу, намного большую, чем могли бы её старые дымовые бомбы. Теперь, когда у неё было прикрытие, она приступила к работе над подготовкой гораздо более серьезного заклинания.

— Так, Великая и Могущественная Трикси... — Сарказм в словах Эклипс был прекрасно слышен, не смотря на дым. — Я вижу, что Спайк рассказал тебе обо мне несколько вещей, таких как моя боязнь змей.

Трикси молча, закатила глаза. Спайк был прав в некоторых моментах: Эклипс по-прежнему была в глубине души яйцеголовым умником.

— Однако, он и мне рассказал кое-что о вас. Он, кстати, неплохо поживает. Хоть я и вынуждена держать его в цепях, чтобы он чего не учудил, но он в любом случае вполне комфортно устроился в моих апартаментах. — Трикси сжала зубы, подавляя желание немедля и яростно атаковать.

— Он мне рассказал и о том, как ты впервые познакомилась с Понивилем — бродяга, демонстрирующая шоу на каждой остановке и стремящаяся повысить боевой дух в путанице первых месяцев вечной ночи. Довольно благородно, за исключением тех моментов, где ты сильно преувеличивала свои способности и публично унижала своих противников, чтобы выглядеть получше. Это у тебя выходило лучше всего. — Голос Эклипс приближался, поэтому Трикси молчала и надеялась, что её не заметят, всё ещё сосредоточившись на своем заклинании. — И вот ты приехала в Понивиль. Всё началось как обычная рутина: ты хвасталась, обзывала противников дурнями, и даже притязала на то, что способна победить Большую Медведицу, обыгрывала в свои игры заядлых игроков. Обычная плата за проезд. А потом пришла Медведица.

Трикси попыталась не слышать голос Эклипс, закрыв глаза и продолжая наполнять заклинание энергией.

— Конечно, это была не твоя вина. Откуда тебе было знать, что эти два жеребёнка будут настолько глупы, что пойдут и попытаются притащить за собой назад эту самую Большую Медведицу? Я уверена, что никто из пони не поставил тебе в вину все те разрушения, что это вызвало. Ты же не могла остановить это, ты же была простой шоупони. Кто мог ожидать, что слабая и жалкая Трикси, сможет защитить Понивиль от неистового и почти потустороннего зверя?

Она почти могла видеть насмешливую гримасу Эклипс. Оставалось потерпеть ещё немного — последние несколько деталей заклинания уже собирались вместе...

— И поэтому лишь половина города была сокрушена, прежде чем ты смогла собраться с духом и, окружив себя несколькими понями словно щитом — твоими ироничными поклонниками надо полагать, и теми, кто тебя освистывал, чтобы заманить малютку-Медведицу подальше от Понивиля. О, как бы я хотела посмотреть на ваши лица, когда появилась её мамаша! А ведь несомненно, всё что она сделала, это лишь забрала своего щеночка и вернулась к себе в берлогу, но как ты выглядела, когда осознала, что имела дело лишь с младшенькой? Это было бы бесценно. О, бедная Великая и Могущественная Трикси, овеянная сиянием славы, рухнувшей за какой-то час. Но это была не твоя вина. Никто не мог тебя обвинить.

— ЗАТКНИСЬ!!! — Трикси, наконец, запустила свое заклинание. Порыв неощутимого ветра сбил скрывавший её дым и тот исчез призрачными змеями, из ниоткуда возникли полоски радужных цепей и захватили Эклипс, плотно обернувшись вокруг рога, крыльев, копыт и других частей тела, до которых смогли добраться. С немалым удовлетворением Трикси наблюдала, как сильно затянулась одна из цепей на морде кровавого аликорна.

— Да, Трикси была слаба! Да, она была жалкой! Она была жаждущей внимания идиоткой! — Под Эклипс появился спиралевидный диск света, а она даже не пыталась бороться с цепями, которые на первый взгляд и начинались из центра нарождавшегося портала. — Не тебе говорить Трикси, что это не её вина, в том, что Понивиль был почти уничтожен! Ей бы для начала стоило получше всё узнать, чем оказаться такой надменной дурой! Она позволила своей гордости взять то, что ей хотелось, а невинный город заплатил цену! — Между тем из портала показались четыре светлых столба и окружили Эклипс.

— Но Трикси изменилась! Трикси посвятила себя исследованиям и практике! Она подружилась с другими пони! И она приобрела Элемент Магии! Трикси и правда стала Великой и Могущественной! И теперь я, Великая и Могущественная Трикси, сделаю мою часть работы! Покончу с Найтмер Мун и верну Солнце! А начну с тебя, Эклипс!!! — Концы цепей, ранее просто висевшие в воздухе, закрепились на четырех столбах и сразу же, колонны и цепи начали погружаться обратно в портал, заставляя Эклипс также уйти туда.

Рог сверкал из-под шляпы Трикси, также светился странный палочковидный камень, врезанный в тиару. Заключенная продолжала тонуть в портале без малейших попыток сопротивления, но глаза Эклипс всё ещё были видны и смотрели издевательски. Трикси сжала зубы и сосредоточилась сильнее. Наконец, скованный аликорн скрылся из виду, и портал начал сокращаться, но Трикси отказалась освободить магию, пока не увидела, что портал полностью исчез.

Наступил тишина. Она моргнула, когда осознала, что произошло. Она, Великая и Могущественная Трикси, только что заточила ужасающую генерала Эклипс! На мгновение ей показалось, что её сердце забилось так сильно, что в любой момент готово вылететь из груди.

— Впечатляет.

На этом момент торжества и закончился.

Трикси телепортировалась достаточно быстро, чтобы не напороться на массивное лезвие, внезапно возникшее в опасной близости от её бока.

— Фиксированное связывание пятого уровня с использованием дополняющего кармана в пространстве, — продолжила Эклипс, левитируя четыре огромных радужных меча, каждый размером с пони. — Покуда я была единорогом, мне было бы трудно справиться с подобным без каких-либо заранее подготовленных рун или кругов. Должно быть, Элемент Магии более силён, чем я думала. — Два меча играючись пронзили воздух в том месте, где только что была Трикси, которой снова срочно пришлось телепортировался в сторону.

— К-к-как ты выбралась?! — выдохнула она, вздрагивая, когда аликорн снова направилась к ней.

— Фокусник никогда не рассказывает свои секреты, — беззаботно усмехнулась Эклипс. — Впрочем, я ведь не фокусник, не так ли? — Она развернула один из серебрящихся мечей перед собой плашмя и выпустила волну пламени с его лезвия. Трикси быстро подняла барьер, чтобы отклонить его. — Со всей твоей болтовней об улучшениях, произошедших с тобой за последние семь лет, ты всё равно позволяешь неуверенности забирать у себя всё самое лучшее. Оставшиеся лезвия размылись, и шторм огненных ударных волн обрушился на щит Трикси. — Твоя маленькая речь отвлекла тебя от нескольких незначительных дыр, что ты оставила в моей импровизированной тюрьме, ты их просто не заметила. Я легко нашла эти пробелы в защите и телепортировалась, как только оказалась вне поля твоего зрения.

Трикси изо всех сил пыталась удержать свой барьер от непрерывно изливающегося на него потока пламени.

— На самом деле, неплохо. Возможно, со временем ты ещё и преуспеешь в управлении магией, но пока это лишь пустой треп, — продолжила Эклипс. — Ты не ближе к уничтожению меня, чем и шесть лет назад.

~~~

— ...И кто же ты такая?

— Я Великая и Могущественная Трикси! И если ты хочешь повредить друзьям Трикси, тебе придется сначала пройти через меня!

~~~

— Нет! _Она_ отвернулась от полубессознательной тушки дракона, взглянув на говорящего.

— Убирайся от Спайка!

— Что, ты всё ещё шевелишься?

~~~

Трикси уже откровенно задыхалась, когда сумела остановить вал земли. Она не сводила глаз, выискивая хоть какие-то признаки тех, кто попытался и сумел сбежать. А потом _она_ окуталась огнем. Земля выпучивалась и плавилась в красном свете, излучаемом ею. Трикси была вынуждена отступить, когда земля была буквально распорота надвое и _она_ выступила подобно демону, вырвавшемуся из подземного мира. Огонь превратил всё её преимущество в ничто...

~~~

Трикси, наконец, уронила щит и телепортировалась, позволив огненному вихрю уничтожить контейнер, на котором она стояла. Эклипс отвернулась от устроенного ей пожара и снова столкнулась взглядом с Трикси. «Ещё не всё кончено? Что же заставило всё пойти совсем не так, как она планировала?» Трикси сглотнула и, собрав магию, послала молнию в аликорна. Эклипс лениво приподняла одно из лезвий, и то поглотило атаку с коротким потрескиванием статики.

— Жаль, — вздохнула она снова. — Фиговая ты подмена.

Трикси застыла.

— Что это сейчас было?

— Мене что, надо повторяться? — поинтересовалась Эклипс. — Ты жалкое оправдание для подмены.

— Что ты подразумеваешь под «подменой»? — прорычала единорог.

— Меня тобой, конечно же.

— И каким именно образом я твоя замена? — она практически кричала. — Я не похожа на тебя ни капли!

— О, это правда, на настоящий момент. А ты сама не понимаешь? — Эклипс покачала головой. — Ладно, давай рассмотрим поподробнее. Я была опытной в магии ученицей, которую изначально отправили в Понивиль, где я поселилась в библиотеке вместе со своим помощником-драконом Спайком, потом подружилась с носителями других пяти Элементов и в конечном итоге заполучила себе Элемент Магии. И ты, межу прочим, временно тоже жила в библиотеке Понивиля со Спайком, изучала магию и сдружилась с носителями других Элементов, а в конечном счете и сама приобрела Элемент Магии. — Она внезапно развернула все четыре клинка на Трикси, которой снова пришлось телепортироваться.

— Ты здесь, чтобы заполнить ту роль, которую могла бы исполнить я, если бы события пошли другим путем, — продолжила Эклипс, неторопливо вытаскивая лезвия из пронзенной земли. — И, как я уже сказала, ты довольно жалкая замена мне. Ты проиграла, Шоупони с виной на душе за события семилетней давности, за событие, которое было вне твоего контроля, и ты полна постоянной потребности удовлетворять свое эго, чтобы успокоить свой комплекс неполноценности. Ты никогда не достигнешь пика своего потенциала. — Мечи закрутились в кольцевой пляске вокруг единорога, и все указали острием внутрь. — Я просто обязана избавить тебя от твоего проклятья. — Трикси только и могла, что сидеть на месте и мелко дрожать, наблюдая за вращающимся вокруг неё заклинанием.

Внезапно, реактивный снаряд вмазался Эклипс в лоб, окутав её облаком взрыва.

— Захлопнула бы ты свой поганый рот, Твайлайт Спаркл! — взревела Эплджек, несясь к Трикси. Сменив базуку на ружье, она четырьмя точными выстрелами разнесла все призрачные мечи, заставив их исчезнуть. Трикси бездумно уставилась на неё. — Давай, Трикс! Выбираемся из всего этого! — крикнула Эплджэк, упираясь единорогу в плечи и сильно тряся.

— Ч-что? Но я...

— Никаких «но», Трикс! Никого ты не заменяешь, слышишь меня? Ты Элемент Магии! Твайлайт тогда так им и не стала! Ты Великая и Могучая Трикси! Ты герой восстания Рассвета и, самое главное, ты моя подруга! Мы все твои друзья, Трикс, что бы ни случилось!

Она таращилась на земнопони, и её рот был приоткрыт.

— ...Эплджек...

— Как трогательно. — Регенеративная магия вокруг головы Эклипс уже погасла. — Тем не менее, трогательные слова не остановят Найтмэр Мун, поэтому я надеюсь, что у вас есть нечто большее, чем этот ваш арсенал. Её рог засветился, и воздух перед ней уплотнился. Эплджек издала рычание и снова схватилась за свою базуку, перезарядила её и прицелилась.

— Стой... — прохрипела Трикси.

Но Эплджек осознала свою ошибку только после того, как нажала на спуск. Светящийся диск уплотнившегося воздуха оказался ещё одним порталом, и реактивная граната влетела прямо в него. Она подняла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как снаряд вылетает из другого портала, разместившегося прямо над её головой. Она бы может и отскочила, но Трикси всё ещё была там...

— НЕТ! — Волшебная аура внезапно окутала снаряд и отправила её снова в Эклипс. — Трикси не позволит тебе повредить её подруге! — взревела Трикси. Снаряд разделился на шесть одинаковых снарядов, траектория которых дружно изогнулась вокруг портала, поставленного аликорном. У Эклипс едва хватило времени, чтобы поднять барьер, прежде чем они столкнулись и единомоментно взорвались. Она мгновенно сбросила его и сдула дым крыльями, но только чтобы увидеть троих Трикси, несущихся на неё. Двое из них побежали к флангам, а та, что стояла посередине, выпустила шторм ледяного ветра.

Эклипс просто прыгнула над ним, позволяя тому покрыть поверхность, на которой она стояла изморозью. Прямо из воздуха она ударила в прореху в магическом поле единорога и тот сразу же бесследно исчез. Изморозь, созданная фальшивым заклинанием, тоже исчезла, показывая, что это была не более чем иллюзия.

Эклипс отвернулась от подделки и дернулась как раз вовремя, чтобы избежать молнии от другой Трикси. Её рог начал яростно вспыхивать, и из него начал бить расширяющийся шторм дуговых разрядов. Между тем, третья копия начала бросать в аликорна длинные цепочки огненных шариков. В ответ Эклипс исчезла и появилась прямо за спиной ведущей огонь молниями кобылы и размазала её с помощью ударной волны. Она тоже исчезла, оставив ей последнюю Трикси, которая создала вокруг себя кольцо огня и попробовала удрать.

— Всё ещё бегаешь? — ухмыльнулась Эклипс, преследуя её. Она взмыла в воздух и двинулась к единорогу, которая послала в неё шквал миниатюрных искр, вырвавшихся из огненного кольца. Банального светового щита хватило, чтобы не дать им достигнуть Эклипс. — О, фокусы и фейерверки! Стараешься, Шоукобыла! — выплюнула она сквозь зубы, создавая невидимое копье. Она швырнула его, пронзив бегущую пони насквозь. Тело Трикси дернулось от внезапного удара, потом ноги подогнулись и она медленно сползла по невидимому древку на землю усыпанную мусором. Кобыла лежала приколотая к земле словно бабочка и кольцо огня над ней, словно последние судорожные взмахи крыльев, бессильно умирало.

Взмахнув в последний раз своими крыльями, Эклипс опустилась рядом со стонущим единорогом.

— Что, последний трюк? Или шоу ещё продолжается?

Трикси слабо усмехнулась. — Трикси боится сообщить вам, великая, что её выступление подошло к концу, — внезапно хихикнула она, исчезая, как туман.

~~~

Трикси со вздохом откинулась назад от маленького светящегося топаза, позволив своему рогу и тиаре прекратить светиться.

— Ты в порядке, Трикс? — Спросила Эплджек.

— Да, Трикси в порядке, — пробормотала она, взмахнув копытами. — Между прочим, иллюзия на дальнем расстоянии куда как более изнуряющая вещь, чем её более обыденная разновидность.

— Ладно, ладно, можешь пока отдохнуть. Теперь мы в безопасности.

Двое сидели в тишине пещеры, в свете маленького волшебного фонаря и тяжело дышали — Трикси оправлялась от иллюзий и телепортации, а Эплджек всё ещё отходила от боя, который ей устроил ледяной голем. Металлические пластины её брони были поцарапаны и погнуты. В двух местах зияли глубокие пробоины, позволяя крови стекать по её боку и задней ноге. Она начала тянуть за ремешки, осторожно снимая по пластине за один раз.

Трикси, молча, смотрела на это — она бы могла помочь, но броня отталкивала магию. Это так и должно было быть, иначе любой единорог-недоучка, мог бы остановить в бою Эплджек.

— Ну, а ты чего, сахарок?

Трикси дернулась от вопроса и посмотрела в пол. — Я просто... Грива соскользнула ей на глаза, и она замолчала.

Эплджек нахмурилась.

— Продолжай, — кивнула она. — Выпусти это.

Трикси поднялась на ноги. Достала телекинезом бутылку и рулон бинтов из седельных сумок земнопони.

— ... Почему ты всё ещё зовешь её Твайлайт? — спросила она, в конце концов, обращаясь больше к ноге Эплджек.

Бывший яблочный фермер вздохнула.

— Неужели ты и правда думаешь, что просто заменяешь её? — Ответом ей была тишина, а потом Трикси плеснула спирта из бутылки на порез, заставив её слегка вздрогнуть. — И с каких пор ты так считаешь?

— ... С тех самых пор, как Понивиль...

Эплджек долго смотрела на неё.

— ... Я не слишком долго знала Твайлайт. Собственно, мы и провели вместе-то всего один день, но мне хватило времени, чтобы понять, что она хорошая девочка. Она была храброй, она была умной и находчивой, она могла взять на себя ответственность. Тогда в ней не было никакой фальши. Я называю её Твайлайт потому, что я знаю — что бы она ни сделала, та Твайлайт семилетней давности, моя подруга, всё равно будет жить в ней.

— Но ты не можешь сравнивать себя с ней, Трикс. — Эплджек переместилась, и Трикси смогла дотянуться до раны на её боку. — Иногда ты можешь показаться высокомерной и, может быть, немного упрямой...

— Что, от тебя набралась?

Она усмехнулась:

— По крайней мере, это не от Рэйнбоу Дэш. Но во всем этом есть обаяние. Ты вдохновляешь окружающих пони. Когда ты действительно вобьешь себе что-то в голову, ты не позволишь себе остановиться и всегда готова броситься в любую проблему, лишь бы помочь нам. Ты всегда будешь нашей подругой и, будь моя воля, Твайлайт тоже была бы. Ты не заменишь никого и не думай по-другому.

Трикси сидела молча, завершая перевязку маленьким узелком. Как только она закончила, Эплджек встала и обняла её. Трикси отчаянно зажмурилась, а затем отстранилась. — Трикси благодарна тебе за твои слова, Эплджек, — сказала она, возвращаясь к драгоценному камню. — Теперь она чувствует себя немного лучше.

— Рада это слышать, сахарок.

Трикси сняла шляпу и опустила свой рог к топазу на земле.

— Что ты собираешься делать? — спросила Эплджек, вытянув шею, чтобы лучше видеть.

— Трикси собирается проверить другую половинку драгоценного камня, — ответила она, и её рог начал светиться. — Эклипс, скорее всего, к этому моменту уже ушла, поэтому должно быть вполне безопасно телепортировать и эту половинку сюда. Она закрыла глаза и коснулась драгоценного камня.

— Что-то забыла, Шоукобылка?

Трикси ахнула и отстранилась, но топаз так и остался на её роге, словно приклеенный.

— Слишком просто. Как только я сообразила, что все эти копии лишь иллюзии, я поняла, что ты была вынуждена телепортироваться подальше от меня и моих солдат. Но, чтобы поддерживать иллюзии, у тебя должно было быть какое-то средство наблюдать за тем, что ты делаешь. А уж найти, где оно размещено, не потребовало много времени и усилий.

Она попыталась содрать драгоценный камень своими копытами.

— Трикс, что случилось? — обеспокоено спросила Эплджек. Трикси открыла было рот, но её тело внезапно начало биться в диких конвульсиях.

— Ты только что дала мне прямую линию к своему мозгу, дура. Твоё тело — теперь это буквально моя игрушка, или, по крайней мере, будет до тех пор, пока заклинание не начнет выдыхаться, но за это время я могу сделать много. Очень много.

Она рухнула на пол пещеры, в то время как Эплджек вскочила и попыталась сама сдернуть камень, но Трикси завопила от боли, словно ей рог выворачивали.

— Например, я могу навсегда отключить тебе зрение или слух, прямо отсюда. Крохотное прикосновение темной магии, и ты будешь навсегда слепа к краскам жизни. Или ты предпочитаешь глухоту?

Эплджек сделала ещё одну попытку и было подняла копыто, чтобы просто разбить драгоценный камень, но Трикси корчилась слишком активно, чтобы она могла попасть.

— В следующий раз не позволяй своей защите падать, Шоукобылка.

Так же внезапно как он появился, голос Эклипс исчез из её головы, и тело Трикси перестало биться в судорожных конвульсиях. Кованое металлом копыто Эплджек опустилось вниз и раскрошило драгоценный камень. Она подняла его ещё раз, но Трикси отмахнулась от неё, вставая на свои собственные ноги. Крошки топаза отвалились от рога и упали на пол, слабо вспыхнув. Рядом с этими обломками теперь лежал и его неповрежденный брат-близнец — другая сторона разделенного драгоценного камня.

— Трикс? — спросила Эплджек, вытаращив глаза. — Что это сейчас было?

Она сделала несколько глубоких вдохов, заставив себя успокоиться.

— Я думаю... Я думаю, что Эклипс меня просто пощадила.

Земнопони моргнула. — Она и пощадила? Подожди, откуда такая уверенность? Она что, говорила с тобой?

Сделав ещё несколько вдохов, Трикси кивнула.

— Она сказала мне... Чтобы я была... более осторожной в... следующий раз.

Прозревая, Эплджек взглянула на пол.

— Ты говорила, что у тебя есть вопросы к Эклипс, — сказала Трикси, глядя на неё. — Ты получила ответы?

— ... Да. Она подняла глаза. — Во-первых, она не полностью перешла на ту сторону. Она хочет, чтобы Найтмэр исчезла так же сильно, как того хотим и мы. Святая Селестия, да всё что она творит, это лишь одно большое шоу, чтобы завоевать доверие.

— Всё?! Шоу?!!

— Она не врала, когда она сказала мне это, могу поклясться.

Трикси моргнула.

— ... И это та, кто зовет меня Шоукобылой, — проворчала она через долгое время.

Эплджек издала легкий смешок.

— Она одурачила многих пони, это уж точно. — Она вдруг нахмурилась. — Я просто не понимаю. Иногда похоже на то, что она пытается помочь нам, а в других случаях она нас реально избивает до полусмерти. Если бы она действительно хотела помочь, она была бы с восставшими. Мы должны работать вместе, чтобы победить Найтмэр Мун, а не сражаться друг с другом!

Единорог вздохнула:

— ... Ты же сама сказала, Эплджек. У неё целая толпа одураченных ею. Это ведь не только Найтмэр Мун, за которую она выступает. Её зрители это вся Эквестрия, в том числе и мы. И нам остается лишь задаваться вопросом, каким будет следующим акт её пьесы.

— Трикси? Как ты? — раздался новый голос.

— Эплблум! — Эплджек подскочила и со всех четырех копыт помчалась к выходу из пещеры.

— Сестренка! Ты в порядке!

— Конечно, да. Я ведь обещала, не так ли?

Трикси покачала головой, выходя вслед за Эпл из пещеры. Они могли подумать о Эклипс-Твайлайт и попозже. А прямо сейчас, Рассвет нуждался в них.

~~~

Эклипс провела следующие полчаса с тем, что осталось от её солдат, пытаясь отыскать хоть какие-нибудь важные документы или предметы, оставленные повстанцами или их побитыми предводителями. Трикси, со всеми своими ошибками, на этот раз, безусловно, оказалась искусным мастером, когда ей пришлось иметь дело с «пушечным мясом». Эклипс идя на эту миссию, не привела ни единого медика, не ожидая какого-либо реального сопротивления, а уж тем более боя, поэтому была вынуждена самостоятельно использовать тот минимум заклятий активной магии исцеления, которым она владела, чтобы вывести хоть некоторых пострадавших солдат из-за грани смерти. Тем не менее, для некоторых её помощь пришла слишком поздно. Те солдаты, что погибли в битве или не дождались Эклипс, что могла бы их вовремя подлатать, были просто сожжены. Без следов и лишних церемоний. Как только это дело было завершено, она собрала войска и создала ещё один портал, поведя солдат, что ещё могли двигаться, в Кантерлот. Выйдя на другой стороне сразу же возле медицинского барака, она отдала необходимые приказы и телепортировалась прямо в Королевский дворец.

Её внешний вид поразил всех пони и прочих обитателей дворца, которых она застала в главном зале — она так и не отчистила кровавые пятна со своей шерсти. Никогда ранее она не показывала свои крылья публично, но сейчас она проигнорировала все удивленные и завистливые взгляды, целенаправленно прорываясь сквозь залы к своей первейшей цели — ванной.

— Генерал Эклипс! Тебе потребовалось больше времени, чем я ожидала!

Эклипс открыла глаза с тяжелым стоном. А ведь массаж был так хорош. До этого.

Там, с парой служанок, что её сопровождали, была сама Найтмэр Мун во всей красоте. Она уже несколько лет как прекратила носить свой темно-синий шлем, что, по мнению Эклипс, было весьма печально — в нем было легче её ненавидеть. Тонкие, искрящиеся шелка, которые она теперь носила вместо брони, подчеркивали её неземную красоту, очаровывая большинство обычных пони, когда тем доводилось её лицезреть. Правда, вряд ли у них была бы такая возможность — Найтмэр Мун гораздо скорее утонула бы в роскоши дворца, нежели появилась лишний раз на улице.

— И на самом деле, я ожидала, что ты немедленно доложишься мне по возвращении, — сказала королева, слегка нахмурившись.

Эклипс пожала плечами, прервав двух пони, что растирали её спину. Они быстро вернулись к прерванному занятию и занялись её крыльями.

— Я чувствовала, что после такого испытания заслужила хоть немного отдыха.

— Испытания? Мне казалось, что тебе понравится зачищать гнездо этих крыс.

Эклипс бросила на неё раздраженный взгляд.

— Не сбивайте меня с толку, Ваше Величество, — проворчала она.

— Генерал, — покачала головой Найтмэр Мун. — Как ты могла не наслаждаться этими моментами паники, когда они поняли, что спасения нет? Страх! Безнадежность!

К их чести, массажисты и вся остальная свита, присутствовавшая в комнате, почти не вздрогнули от этих слов. Ну, кроме одной молодой единорожки, наполнявшей грязевую ванну. Должно быть, она была новенькой. Эклипс, между тем, продолжала издеваться чуть ли не в открытую:

— Если бы я хотела паники, я бы шарахнула по зданию в центре города. Это потребовало бы куда как меньше усилий при планировании.

Найтмэр Мун вздохнула. — Когда-нибудь ты поймешь, что чем больше работы ты вложишь в подготовку, тем больше будет последующий выигрыш.

«Вот потому Вы так много и работаете Ваше Величество. Прямо уработалась». Конечно, она не произнесла этого вслух. Для следующей части, ей был нужен аликорн в хорошем настроении духа.

— Итак, что ты можешь сказать в своём отчёте? Сколько ублюдков-рассветистов ты захватила?

— Никого.

Такой ужасный ответ на мгновение ошеломил Найтмэр Мун.

— Что, тотальное избиение? — спросила она, и глаза её зажглись дьявольским пламенем. — Просто замечательно! Мы ещё сделаем из тебя правильного генерала! — Пони, занимавшиеся спиной Эклипс, снова вздрогнули, но быстро занялись своими прежними делами.

— Ни единой жертвы, — произнесла она бесстрастно.

Тишина.

— Прости, не поняла? — спросила Найтмер, наклоняясь к ней.

— Жертв нет. По крайней мере, жертв среди противника.

Теперь королева действительно потеряла дар речи. Эклипс внутренне усмехнулась, смакуя ошеломленное выражение на морде правителя. Это был момент, который она ждала.

— ... Итак, донесения разведчиков были ошибочными? — спросила Найтмэр Мун, растягивая слова.

— Нет, база Рассвета там определенно была, — ответила она тем же апатичным тоном.

— В таком случае она была уже давно заброшена?

— Нет, они не начинали эвакуацию, пока я не прибыла в Мэйнхэттен.

— Тогда ПОЧЕМУ? — вскричала королева. — Что могло помешать тебе, моей подопечной, аликорну, сокрушить ничтожнейшее гнездо повстанцев?

— Всего лишь пара Элементов Гармонии.

И в третий раз, Найтмэр Мун была потрясена до безмолвия. Эклипс решила, что ей это и правда нравится.

Ударная волна магии разбросала присутствовавших по всем углам. Стол, на котором лежала Эклипс, перевернулся и свалил её в ванну с грязью.

— ВРЁШЬ!!! — взревела королева, её голос заметался по комнате. Она выдернула Эклипс из грязи телекинезом и, подтащив нос к носу, заорала: — ГОВОРИ МНЕ ПРАВДУ!

Внезапно раздался всхлип с другого конца комнаты. Новенькая единорожка не смогла сдержаться и теперь ревела от испуга, хотя гнев правительницы и был направлен не на неё. Разумеется, та тут же сменила цель. Эклипс задалась вопросом, кто вообще впустил такую слезливую дуру сюда.

— А ну заткнулась, ты! — выплюнула Найтмер — Гвардейцы! Бросьте-ка её в подземелье поглубже! — Сразу же в двери втиснулись двое бронированных пони, грубо подхватили плачущую кобылу и вытащили её вон. Другие слуги могли лишь с болью в глазах наблюдать за тем, как она плачет и бессильно пытается вцепиться копытами в линолеум, пока двери не захлопнулись за ней.

— Поздравляю! — проворчала Эклипс, всё ещё плавающая в воздухе и истекающая грязью со шкуры. — Это уже четвертая, которую по вашей милости придется заменить в этом месяце. Ещё немного и вы побьете собственный рекорд.

— Замолкни! — Она шваркнула Эклипс на пол и внезапно набросилась на неё, используя жгут своих несуществующих волос, словно хлыст. — Не вздумай менять тему! Рассказывай мне, что там произошло!

— Я говорю чистую правду, — ответила она, даже не моргнув от боли. — Две кобылы, владеющие Элементами Честности и Магии, сумели помешать мне и моим солдатам захватить хоть кого-то из повстанцев. Вы должны знать их имена: Однопоневая Армия Эплджек и Великая и Могущественная Трикси.

— Это невозможно, — опасно зарычала темный аликорн. — Я уничтожила Элементы семь лет назад. Их сила исчезла.

— В таком разе, очевидно, что вы уничтожили их недостаточно прилежно.

— Не смей так отвечать мне! — крикнула Найтмер Мун, снова ударив её.

— А на что мне ещё остаётся думать в первую очередь, видя насколько сильными стали эти пони? — ответила она, едва её прекратили хлестать. — Можно с уверенностью предположить, что и четверо остальных главарей Рассвета владеют оставшимися четырьмя Элементами.

Королева молча, дрожала и Эклипс продолжила:

— Вы ведь прекрасно знаете, что Элементы многократно усиливают свою мощь, когда их собирают вместе. Так вот, только одного хватило, чтобы уничтожить отряд солдат, а другой остановил меня. Вдвоем они могли бы решить проблему навсегда, если бы по непонятной причине не сбежали прямо посреди боя. Поэтому я задаюсь вопросом... — она ухмыльнулась своей королеве, — что же могут сотворить все шесть, если соберутся в одном месте? Смогут они уничтожить тебя?

Найтмэр Мун всё ещё не произнесла ни слова, но теперь тряслась ещё сильнее. Внезапно, словно что-то щелкнуло, она подбросила Эклипс в воздух и наполнила воздух светящимися цветом индиго иглами магии.

Одна из игл промчалась прямо через тело генерала и вышла с обратной стороны с фонтанчиком крови. Улыбка Эклипс не дрогнула. Ещё одна игла пробила её, а затем ещё одна, а потом две сразу и ещё пять, пока постоянный поток игл не стал пронзать её во всех направлениях. Она сжала зубы, но её издевательская улыбка так полностью и не исчезла под гримасой боли. В ответ, Найтмэр Мун лишь стала вгонять в неё ещё больше игл.

Через несколько минут слуги, жавшиеся к стенам, были все в брызгах крови аликорна. Волна регенеративной магии уже сомкнулась над Эклипс, когда Найтмер отбросила её словно тряпку и отвернулась.

— Этот разговор ещё не закончился, — прошипела она, выскальзывая из комнаты за дверь. Две горничные, постукивая копытами, быстро последовали за ней, едва та направилась к двери, с грохотом захлопнувшейся за ними.

Некоторое время Эклипс лежала в луже собственной крови, позволяя последней из частиц магии, что она так прилежно собирала, занять своё место. Неожиданно для всех она вскочила, будто ничего не произошло.

— Ну, так мы что, вернемся к массажу? — спросила она без малейших признаков печали в голосе.

Но вся эта толпа слуг, всё ещё дрожала от пережитого ужаса и отчаянно смотрела друг на друга. Сверкали обломки бутылок и мебели, грязь и кровь были размазаны по всему полу. Эклипс вздохнула. — Ладно. У кого-то ведь может найтись и другая команда, чтобы привести комнату в порядок.

~~~

— Твайлайт! Я не могу в это поверить! Это действительно ты!

Шайнинг Армор крикнул, чтобы Спайк остановится, но тот увернулся от жеребца и бросился ей в объятья.

— Привет, Спайк. Я тоже скучала по тебе. — Она обняла его копытом и улыбнулась. Она была такой же, как он помнил. Конечно, её цвета немного поблекли, и она была покрыта пылью и незнакомыми ароматами, но при всём этом это была она!

— Когда Рэрити и другие вернулись без тебя, я подумал... я думал, что больше тебя не увижу! — Он начал плакать, но ему было всё равно. — Я так рад, что ты в порядке!

— Всё в порядке, Спайк. Теперь всё будет в порядке.

— Спайк, — начал было Шайнинг Армор: — Вернись. Это не...

— Заткнись. Я не сказала, что тебе позволено говорить.

— ...Твайлайт? — Спайк поднял глаза. Он не узнавал этой надменной холодности.

— И, кстати, меня зовут, теперь, не Твайлайт Спаркл, а Эклипс.

— Ч-что?

— Царствование Найтмэр Мун будет вечной ночью. Её верный лейтенант не может носить имя в честь границы между днём и ночью, не так ли?

— Подожди, ты ведь просто шутишь, Твайлайт? Ты ведь действительно не...

— Я не шучу. И я снова говорю тебе, я Эклипс. Пойдем, Спайк. Мы вернемся в Кантерлот, как только закончим со всеми делами здесь.

— Н-нет! Я... Я не пойду с тобой! — отшатнулся он.

— Ты не можешь высказываться по этому поводу. Твоё мнение меня не интересует.

— Твай! Хватит уже! Я не знаю, что с тобой случилось, но если ты... Ух!!!

Внезапный всплеск магии с силой прижал его к земле.

— Шайнинг Армор!

— Последний шанс, Спайк. Пойдем со мной, или я заставлю тебя.

— ...Нет.

— ...Так быть по сему. Она повернулась к пытающейся подняться фигуре брата. — У тебя есть минута, чтобы убраться за свою стену. А Спайка я сама заберу.

~~~

Голова Спайка повернулась назад, когда тяжелые двери в личные апартаменты Эклипс распахнулись.

— О, Эклипс. Ты вернулась, — слабо улыбнулся он, засунув очередную книжку на полку.

— Почему бы и нет? Да, вернулась, — ответила она. — Спасибо, что заметил.

~~~

— Пришло время вернуться домой, мой помощник номер один.

— ...екра...ти...

— Что-что?

— Прекрати, — повторил он.

— ... Прекратить, что?

— Прекрати притворяться ею! — сумел прорычать он и его глаза сузились в щелки.

— Спайк, у меня нет на это времени...

— Заткнись! Прекрати говорить так, как говорила она! Прекрати выглядеть как она! Ты не Твайлайт! Твайлайт никогда бы этого не сделала! — Его когти угрожающе выдвинулись.

— Сколько раз я должна повторять тебе? Я не...

— Я СКАЗАЛ, ОСТАНОВИ ЭТО! — Он прыгнул на неё, пытаясь исторгнуть пламя.

Она вздохнула.

~~~

Спайк убрал последние две книги в пачку и спорхнул на землю.

— Тебе понадобилось довольно времени, чтобы добраться сюда, — заметил он. За последние шесть лет он заметно подрос и теперь был лишь самую малость короче, чем сама Твайлайт. Он потерял часть своего детского жирка, зато весь его вид стал более гладким. Наибольшее изменение претерпела крошечная пара крыльев на спине, они стали достаточно большими, чтобы он мог «прожужжать» на небольшое расстояние. Ещё одной вещью, которой не было шесть лет назад, являлась металлическая руна, выгравированная на браслете, болтавшемся вокруг его левой лодыжки, впрочем, его наличие он успешно игнорировал.

— Меня встретили какие-то осложнения, — сказала она, подбегая к подготовленной для неё книге. Рог засветился, когда она набросилась на огромный том, быстро откидывая страницы на одной из многочисленных закладок.

— Ты имеешь в виду Найтмэр Мун? Стардуст сказал, что она напала на тебя прямо в ванной.

Эклипс закатила глаза.

— Дворцовые сплетни, что ж такого, — пробормотала она. — Её величество была расстроена неудачей моей миссии, и она, естественно, отыгралась на мне, — объяснила она.

— Неудача? Ты не смогла уничтожить базу Рассвета? — удивился он.

— Да. Там были Эплджек и Трикси и они остановили меня. Почему ты не упомянул о них раньше?

Спайк моргнул.

— Они что, были в Мэйнхэттене? — недоверчиво спросил он и осознав, что ляпнул, резко взглянул из стороны в сторону.

— Я бы не разговаривала с тобой столь откровенно, если бы не была абсолютно уверена, что мы в полной безопасности от наблюдения, — сказала она раздраженно, заметив его движение. — Почему ты не знал?

— Эй, Трикси не рассказывает мне всего, чем она занимается. — Он пожал плечами. — Кроме того, меня могли бы легко поймать, если она будет отправлять столько писем.

Эклипс вздохнула.

— Здравая мысль, — признала она. — Отлично. Отправь ей письмо, в котором говорится, что Найтмэр Мун знает об элементах гармонии. С этого момента нет больше смысла скрывать их.

— Хорошо... Подожди, что написать?! — Голова Спайка поднялась над пергаментом, который он только что расстелил. — Ты сказала ей, что у них есть Элементы? — недоверчиво спросил он.

— Я провалила миссию, Спайк. Она бы не приняла никаких других оправданий, кроме правды.

— Но... Но кто знает, что она теперь будет делать? Она ведь может пойти и попытаться устроить охоту за этими пони лично!

— Нет, это она делать не будет, — заверила его Эклипс. — Не пройдет слишком много времени, как она заставит меня сделать это за неё.

Его лицо всё ещё выражало беспокойство, но он быстро набросал сообщение, сложил его и выдохнул на него пламя. Письмо сгорело и исчезло без малейшего следа дыма.

— И кроме моей нелюбви к змеям, что ещё ты рассказал обо мне Трикси?

Спайк застыл и встретил её взгляд застенчивой улыбкой.

— Ну, что ты аликорн? — попробовал он.

Эклипс не удивилась.

— Знаешь что? Не бери в голову. Я не хочу знать, что ты там ещё разболтал, — проворчала она, возвращаясь к книге. Скрип её пера, которым она делала заметки, был какое-то время единственным звуком, раздававшимся в комнате. Как приспешник Найтмэр Мун, Эклипс пользовалась множеством предметов роскоши, в том числе и размеры её комнат, и роскошь их обстановки уступали лишь покоям самой королевы. Однако украшений и нарядов было мало. Большая часть комнаты была занята рядами тянущихся до потолка полок без особых украшений, набитых книгами, свитками и бумагами — как и её старая библиотека, хотя эти произведения и содержали в основном сведения по более темным областям знаний. Ещё было огромное окно, занимавшее более половины одной из стен, хотя толстые фиолетовые занавески преграждали путь угасающему лунному свету. Единственный свет в комнате исходил от традиционных свечей и ламп, едва освещавших сиреневую кровать с балдахином в углу и стоявшую рядом с ней корзину, пусть и меньшего размера чем кровать, но набитую кучей подушек и выглядевшей не менее роскошно.

— Ну... Как они поживают?

— Гм? — оторвалась Эклипс от своих заметок.

— Трикси и Эплджек. Как они? — спросил Спайк.

Она посмотрела на него из-под полуприкрытых век:

— Тебе интересно как они дрались за свою жизнь?

— Ты же понимаешь о чём я!

— Не думаю, что да, — проворчала она, переворачивая страницу. — Это же ты постоянно с ними на связи.

— Но я их при этом никогда не вижу, Твайлайт! Я просто хочу знать, у них всё в порядке?

Эклипс взяла паузу поразмыслить.

— Эплджек так же вынослива, как и прежде. Ей даже хватило сил вырубить меня на время, достаточное, чтобы сломать мне рог.

— Правда? Спайк рассмеялся. — Это, должно быть, было потрясающее зрелище!

— С другой стороны, Трикси постоянно тупила, — продолжала она. — Её сдерживают чувства вины и неуверенности в себе. Это слишком много, чтобы достичь своего максимального потенциала при тех ставках, на которые она собирается играть.

Спайк широко раскрыл глаза.

— Но... Но она сказала мне, что она справилась с последствиями инцидента с Малой Медведицей! — пробормотал он.

— В таком случае, она солгала, чтобы сохранить перед друзьями лицо, а не доверять им свои реальные чувства, — вздохнула Эклипс. — Трикси предстоит ещё долгий путь, прежде чем она по-настоящему овладеет Элементом магии.

Дракон открыл рот, но закрыл его, ничего не сказав, глядя на неё со вздохом. А потом он словно подавился. Он быстро поднес руки к губам и поймал довольно помятый свиток, вышедший у него из горла и развернул его читая. Его челюсть отпала.

— Это о моем предлагаемом альянсе, не так ли? — тут же невозмутимо спросила Эклипс.

— Ты... Ты напрямую предложила им сотрудничество?! — ошарашено спросил Спайк. — Т-тогда, что мы здесь ещё? Почему мы занимаемся шпионской работой, когда можем..?

Она с грохотом захлопнула книгу, прервав его.

— Даже не начинай! — огрызнулась она. — Я слышала достаточно таких речей и от Эплджек! Ты прекрасно знаешь, почему мы этого не можем сделать!

— Почему? — закричал он. — Из-за Селестии, да?! Потому, что ты настолько ослеплена, что предпочитаешь, чтобы Эквестрия страдала?..

Браслет вокруг его ноги внезапно вспыхнул и дернул его в воздух, повесив его вверх тормашками, а Эклипс буквально вскипела от его слов, причем в буквальном смысле — из её засветившейся гривы начал подниматься дым.

— НИ. ЕДИНОГО. СЛОВА. БОЛЬШЕ!!! — выдохнула она.

Спайк на мгновение онемел под её раскаленным взглядом.

— Извини, — пробормотал он, глядя вниз. — Я просто... Я устал от всего этого. Все эти тайны, надоело прятать сообщения от шпионов и слуг, а для другой стороны притворяться, что главный шпион Рассвета это я, а не ты... Я хочу, чтобы это закончилось. Я просто хочу, чтобы эта глупая война закончилась, и мы все снова могли бы быть друзьями.

Момент гнева прошел. Браслет погас и опустился, позволив Спайку подняться на ноги.

— Мне тоже жаль, — вздохнула Эклипс, её пламень погас, оставив её словно сдутой. — Я тоже устала. Она повернулась к окну и, немного отодвинув занавес, с нетерпением выглянула на улицу сквозь узкую полоску. — Я не могу просто так присоединиться к Рассвету. Если я уйду, Найтмэр Мун не будет сидеть, сложа крылья. Конечно, она не сможет быстро найти себе ещё одного лейтенанта, поэтому она будет вынуждена сама сражаться в тех битвах, которые до того поручала мне. — Она уронила штору, отрезав путь звездному свету. — Рассвет не выстоит против неё.

— Я могла бы пойти по пути предложенного мной же союза. И даже забыть о троне, пусть Селестия возвратит его себе назад, но сейчас есть и ещё одна проблема: сами Элементы не готовы. У меня ещё будет возможность оценить остальные, но за них я не беспокоюсь. Трикси — вот проблема, она самое слабое звено. Пока она сдерживается своей неуверенностью, Элементы не будут иметь той силы, что необходима им для победы над Найтмэр Мун.

Спайк ещё раз посмотрел на клочок. — А ещё они хотят, чтобы я «аккуратно тебя уговорил» вернуть к власти именно Селестию, — отметил он. Она лишь насмешливо фыркнула.

— ГЕНЕРАЛ!!!

Эклипс задохнулась в придушенном вскрике.

— Прикинься перепуганным насмерть и не высовывайся, чтобы не случилось, — пробормотала она Спайку, который быстро сжег бумажку обычным огнем и забрался в свою корзину. Едва только он скрылся из виду, Найтмэр Мун распахнула двери.

— Генерал Эклипс! — Пыль с книжных полок, которыми редко пользовались, взлетела в воздух от этого рева. — Что всё это значит?!!

— Вам стоит быть более конкретными, ваше величество, — небрежно ответила Эклипс. В ответ тяжелый удар плети с силой вбил её в стенку с книгами.

— Снова и снова, ты _смеешь_ проявлять такую наглость, — ухмыльнулась Найтмэр. — И почему я только тебе это позволяю?

— Потому, что я незаменима. — Эклипс легко встала на ноги. — Вы никогда не найдете никого, кто мог бы соответствовать моему магическому потенциалу, — ухмыльнулась она.

Найтмэр снова набросилась на неё, на сей раз, швырнув её в письменный стол.

— Мелкие оскорбления, я тебе спускаю. Твоё удовольствие, когда ты наблюдаешь, как крушатся мои надежды, я могу стерпеть. Но попытки саботировать войну?!! — Призрачный хлыст снова щелкнул.

Эклипс слегка вздрогнула, попятившись назад. — Боюсь, я не знаю, о чём вы говорите!

Лицо королевы исказилось в ярости. Она прорычала фразу из темной магии, создав два чернильных сгустка, немедленно связавшие ноги Эклипс. Впервые та вскрикнула от боли, когда теневая материя стала жечь её плоть. Найтмэр Мун снова заговорила. — Мне нужно напоминать тебе, что менеё чем полчаса назад ты отдала приказ о военной оккупации Мэйнхэттена? И это несмотря на то, что наши войска на линии фронта распределены тонко, как папиросная бумага?

— Забавно, — прохрипела связанный аликорн между хриплых вздохов. — У меня... создалось впечатление... что вы... и отправили со мной... столько войск, чтобы похвастаться... нашими военными... возможностями.

— Это и было впечатление, впечатление, что я хотела произвести на мятежников Мэйнхэттена! — прошипела Найтмэр Мун. — Впечатление может быть далёким от истины, но ты, видимо, этого не понимаешь!

Спайк под своими подушками не мог не усмехнуться. Но последовавший затем ещё один громкий удар плетью и крик боли заставили его съежиться.

— Ну, так и что ты... собираешься сделать?.. — спросила Эклипс, в открытую издеваясь, несмотря на боль в теле. — Я уже пообещала... военное управление в Мэйнхэттене. Если вам не удастся... разобраться с этим... кто знает, отнесутся ли они когда-нибудь... серьезно... к вашим угрозам... снова?

— А как ты предлагаешь мне сражаться в этой войне, если мои солдаты заняты оккупацией одного из моих же городов? — огрызнулась королева.

— О, давай... давай, сделай парочку армий големов. Ты ведь уже делала такие, не так ли? Или ты... слишком ленива?

Глаза Найтмер Мун опасно вспыхнули и в набор черных цепей прибавились путы, сжавшие шею и крылья Эклипс. Долгие секунды она кричала, корчась в агонии, но потом снова выздоравливала. Но королева ещё не закончила. Она создала новый кнут из темного материала и покрыла его шипами.

— Дерзость! — Она ударила Эклипс, и та выдохнула от боли. — Дерзость! — Ещё один удар, вырвавший кровавый кусок из крыла. — Дерзость, дерзость, дерзость, ДЕРЗОСТЬ! — Эклипс упала на колени, расплескивая кровь из размочаленной спины.

Черный аликорн тяжело дышала, глядя на неё.

— Боль ничему тебя не учит, не так ли? — Её голос затих. Эклипс подняла наивные глаза вверх. — Отлично... — Найтмэр повернулась к корзине Спайка.

— Нет... — выдохнула Эклипс.

Магия выдернула Спайка из подушек за его браслет и подтащила к Эклипс. Сияние исчезло, швырнув Спайка на пол, и он свернулся у ног Найтмер Мун, стараясь не смотреть на разоренную спину Эклипс.

— Отойди от него! — прорычала та, игнорируя жгущие кандалы. — Он только мой!

Улыбка на морде Найтмер Мун даже не дрогнула, когда она щелкнула бичом, а Спайк взвыл от боли в плече, лишившемся чешуи.

— НЕТ! — кричала Эклипс, борясь со своими путами.

— О, генерал, — усмехнулась королева. — Наказание для тебя пустой звук, но мне нужно как-то донести до тебя суть этого урока.

— Я сказала, что он только _мой_ и только _мой_! Ты не смеешь его трогать!

Найтмэр Мун собралась было резко возразить, но тут её самодовольная усмешка сменилась задумчивым взглядом.

— Очень хорошо, согласна. — Её внезапная покладистость поставила и Эклипс и Спайка в тупик. Темные путы на Эклипс внезапно исчезли, оставив её спотыкаться, покуда волны магии восстанавливали её спину и крылья. — Раз он твой, то ты сама и сделаешь это.

Эклипс замерла.

— ...Ну? — спросила Найтмэр. — Чего ты ждешь? Пытай его. Заставь его почувствовать настоящую боль.

Эклипс задрожала, кровь билась в ушах. Она впилась взглядом в темного аликорна, пытаясь передать всю силу своей ненависти и ярости одним взглядом.

Королева весело улыбнулась и наклонилась к её уху. — Это приказ, генерал, — прошептала она.

Спайк поднял глаза, слезы текли по его лицу, когда Эклипс повернулась к нему. Он поднял дрожащую когтистую лапу, чтобы защитить себя, но это не остановило магическое копье, на которое она его насадила. Он вскрикнул от боли. Оно не причинило ему физического вреда, но он со всеми подробностями ощущал, как его грудь пробивает заостренная палка. Его лапы были прижаты к груди, тело сотрясали мучительные судороги. Но это был ещё не конец. Эклипс, подняла его в воздух, используя копье на сей раз, как вертел и позволила ему трепыхаться на нем, пока творила из своей серебристой магии множество ужаснейших инструментов. Он сжал свой рот и закрыл глаза, боясь, что не сможет сдержать всхлипывание.

Найтмэр Мун наблюдала за всем этим с садисткой улыбочкой и давая по ходу дельные советы. Наконец, она заговорила:

— Достаточно.

Эклипс дрожала, её грива висела, скрывая глаза, а зубы скрипели друг по другу.

Все волшебные предметы исчезли, исчезла и магия, бережно опустив стонущего Спайка на пол. Найтмэр Мун подошла к Эклипс, которая не сдвинулась ни на дюйм с места с того момента как она начала. Снова она заговорила на ухо своей подчиненной:

— Можешь думать, что ты умная. Можешь лгать себе, заблуждаться, думая, что я не полностью контролирую тебя. Ты можешь быть маленьким, непослушным жеребенком, сколько влезет, но, когда всё будет сказано и сделано, ты не сможешь избежать правды. Ты принадлежишь _мне_.

— Так кому ты принадлежишь?

Молчание.

— Отвечай. Кому ты принадлежишь? — снова спросила она, так же мягко.

В конце концов, рот Эклипс начал двигаться.

— Вам, Ваше Величество.

Найтмэр улыбнулась:

— Скажи это снова.

— Я... я... твоя, моя королева Найтмэр Мун.

— Вот так. Я завладела тобой, Твайлайт Спаркл. Теперь ты мой лейтенант. Ты мой инструмент. Ты моя ученица. Ты мое оружие. И ты моя рабыня. Ты мой величайший триумф над Селестией. Ты принадлежишь мне целиком.

Тело Эклипс всё ещё вздрагивало, и голова понуро висела между копыт.

Найтмер отошла.

— По-моему, я сделала всё, что здесь было нужно. Она повернулась и подошла к дверям. — Доложишься мне на восходе луны, — сказала она, оглядываясь назад. — У меня будет ещё одна миссия для тебя. Она мягко закрыла двери.

Тишина, заполнявшая комнату, нарушалась единственным звуком — дрожащими вздохами Эклипс. Спайк сумел подняться на колени, но и так его шатало. Его лапа, было, протянулась к ней, но внезапно она сгребла его передними ногами и прижала к груди, прижимая его изо всех сил. А он в ответ обнял её за шею своими когтистыми лапами, когда она разревелась в его непострадавшее плечо. Время снова пошло.

~~~

Спайк проснулся в тепле и уюте. Оглядевшись, он обнаружил себя в мягких подушках, во много раз более роскошных, чем его старенькая корзина в библиотеке. А затем он вспомнил.

— Твайлайт... — пробормотал он, едва сдерживая слезы.

— Спайк?

Он внезапно заметил ноги, обернутые вокруг его тела. Он тряхнул головой, чтобы увидеть лицо единорога, сгоревшего дотла в Понивиле. Она смотрела на него покрасневшими глазами. Она плакала.

— Твайлайт?

Она внезапно сжала его ногами и крыльями, прижав к своему телу.

— Прости, Спайк! Мне так жаль! — всхлипнула она, так крепко обнимая, что он едва мог дышать, но это не мешало ему повернуться и обнять плачущую Твайлайт. Это была она.

~~~

Минуты продолжали дрейфовать в небытие.

— Я думаю, ты обманула её, — сказал Спайк усмехаясь.

Она не ответила.

— Давай, Твай. Я в полном порядке. Я же дракон. Мы крепкие ребята.

Всё ещё ничего.

— Твайлайт? — Он отпрянул назад, чтобы посмотреть в её лицо с красными, заплаканными глазами.

— Я не Твайлайт, — произнес тихий голос.

Он моргнул.

— Чего?

— Твайлайт Спаркл не могла бы этого сделать, — продолжила она. — Она не могла бы сражаться со своими друзьями. Она не могла бы приказывать своим войскам захватывать и убивать хороших пони. Она не могла бы швыряться магией, лишь за упоминание имени Селестии. Она не могла бы поставить город под военное правление. Она не могла бороться с этой войной. — Она бросила свою голову обратно на шею Спайка. — Она бы не могла... заставить себя... причинить тебе боль... — Её речь растворилась в безудержном всхлипывании.

— Может быть, — признал Спайк, крепче сжимая её. — Но Твайлайт может отказаться от всего, что хочется ей лично, лишь бы помочь своим друзьям и спасти Эквестрию. Ты всё равно всегда будешь Твайлайт для меня, что бы ни случилось. И ты всё равно будешь Твайлайт для наших друзей и для друзей наших друзей. Всё будет хорошо. Вот увидишь.

Она покачала головой, вытирая слезы о чешуйки Спайка.

— Я никогда этого не хотела, — пробормотала она. — Почему всё должно быть так испорчено? Проклятая Найтмер Мун. Проклятая Селестия. — Она сглотнула.

— Проклятая Эклипс. Проклятая Твайлайт.

Только через два часа она заснула, и Спайк смог унести её в принадлежавшую ей постель.

Комментарии (15)

0

В целом очень даже не плохо. Выглядит как хороший задел для серии в которую можно и пролетевшие 7 лет вписать и дальнейшее раскрыть

Вопрос, в чем был сакральный смысл "_местоимений_" и почему нет последнего абзаца про Дискорда?

repitter #1
0

Местоимения были выделены в исходнике и в одном месте без выделения было непонятно о каком именно персонаже идёт речь, поэтому пришлось "приучить" читателя что выделением дают ссылку именно на неёА на счёт последнего абзаца... так текст заканчивается именно так, никакого Дискорда. Может где другой вариант есть? Я не знаю. Собственно я и на этот вышел как "на ещё один, где Твайлайт сотрудничает с Найтмэр Мун". Переводил скорее от скуки, но предварительно полистав понял что события мне нравятся (с учётом того, что основы я не знаю).
Я видел что есть продолжение, но идти и выискивать где оно может быть опубликовано ещё, кроме Патреона...

Fogel #2
0

Я специально полез к автору как раз глянуть почему выделяются подчеркиваниями, а не курсивом или там жирным и выделенных местоимений не нашел, видимо был не внимателен. Вот и решил, что это придумка при переводе...

Вот ссылка на вторую главу: Teaser.
Там по большому счету лишь небольшая затравка на продолжение. Отдельной главой не надо, но чисто отдельным абзацем под разделитель


ляжет прекрасно

А вот ссылка на продолжение, вроде и искать особо не пришлось :) Dusk and Dawn: Harmony

repitter #3
0

А, вон о чём ;) Ну да, есть такое дело. А всё объясняется очень просто: файл Dusk and Dawn.txt и машина с четвертушкой гига на все — и на видео и на операционку... В общем я размечал курсив, как оно было ещё во времена DOS'а _курсив_ = курсив — даже Microsoft Office переваривает верно (в отличие от прочего).
А следующую страничку я не стал добавлять именно не давая намёков на продолжение — так выглядит закончено

Fogel #4
0

Вот насчёт двух линкоров, может, несколько урезать осетра ... Там в оригинале баттлшип, круизер или дестроер? (Соответственно — линкор, крейсер и миноносец).

Artur #8
0

Таки "two battleships"
Меня больше интересует на какие шиши и по каким чертежам их успели разработать и построить, флота то у них нет вообще.
Ведь даже в течении крайне длительной Великой войны, когда вся эквестрийская нация в едином порыве (а не из под палки, как тут) и то сумели построить всего пару и не до конца Утопление линкора "Селестия"

repitter #9
0

Ага, только хотел написать: крута Найтмер, ох, крута...

Artur #11
0

Ну, можно чуть в сторону отойти и не как линкор перевести, а как "боевой корабль" что при отсутствии флота, вполне оправдано

Fogel #12
0

"Великая война" — это опять про фолач, или что-то другое имеется в виду?

glass_man #13
0

Оно самое, все ж официально, тот известно чем кончившийся конфликт, назывался The Great War
Тем более, что я, на вскидку, не могу еще вспомнить фанфики, где прогресс семимильными шагами до постройки линкоров дошагал...

repitter #14
0

Гляну при возможности, действительно немалые дуры. Вполне может оказаться что подсознание отработало — на стапеле аккурат корпус линкора стоит — полтора метра :)

Fogel #10
0

В этом фике хоть аликорны не проигрывают все и всем, кроме толстовца- Селестии. Все же с тактической точки зрения, действия Эклипс странные. Вместо тайного сосредоточения и внезапного удара, какое-то дефиле. Найтмер может и задуматься. Не отстают повстанцы. Вместо быстрого уничтожения компромата, устраивают торговлю, когда каждая минута на счету.

Artur #15
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...