Автор рисунка: Devinian
Глава 10. Глава 12.

Глава 11.

Пробуждение Трилли оказалось не из приятных. В конце концов, когда ты просыпаешься посреди пусть и теплой, но совершенно незнакомой тебе комнаты, а над тобой стоят две неясные фигуры, причем одна из них выглядит как дракон… Скажем так, испугаться тут есть чему.

Когда в голове у Трилли немного прояснилось, она поняла, кто ее сюда притащил. Твайлайт Спаркл. А ведь неизвестно еще, что с ней они сделают и зачем вообще сюда приволокли. То, что это сделали эти двое, бескрылая пегаска не сомневалась. Она отлично помнила, что застала в доме Тарибара Рейнбоу Дэш – подругу Твайлайт Спаркл. А потом кто-то сильно бьет ее по голове, она проваливается в темноту… И очухивается уже здесь. Так что у Трилли были вполне обоснованные подозрения в адрес единорожки.

— Твайлайт! Она очнулась! – Между тем произнес малыш-дракон, подходя чуть поближе и беря со стола, стоящего рядом, какой-то амулет. Единорожка, до этого что-то записывающая, отвлеклась от своего занятия и перевела тяжелый взгляд на бескрылую пегаску. Трилли же, между тем, вскочила на ноги и приготовилась продать свою жизнь подороже. Видно ведь, что ее ждет допрос, пусть она и не понимала, о чем. Зато как эти допросы происходят, Трилли знала не понаслышке.

— Где Флаттершай?! — Спросила тем временем Спаркл, медленно приближаясь к ней. Пегаска так же медленно попятилась назад.

— Откуда мне знать? Она твоя лучшая подруга, а не моя!

— Ты и чейнджлинг заманили ее в Вечнодикий лес, где оглушили. – Спокойным тоном, как будто читая лекцию каким-нибудь жеребятам, начала Твайлайт. – Затем твой спутник, должно быть, отравил тебя и унес Флаттершай в какой-то «особняк».

Хлопая глазами, Трилли выслушивала все эти обвинения, не веря, что она могла такое сделать. Наконец, набравшись храбрости, она озвучила свои мысли:

— Но… Но я ведь этого не делала! Это все неправда!

— Да? А вот он говорит, что делала. – Единорожка указала копытом на белого кролика, которого Трилли до этого не заметила.

Эйнджел… Домашнее животное Флаттершай. Бескрылая пегаска с ним сталкивалась всего пару раз, и обе эти встречи ей категорически (как, похоже, и кролику) не понравились – уж больно наглым и ревнивым тот был. А теперь, стало быть… Он что, оклеветал ее? Ну, заяц, погоди!

— Твай, хватит. – Произнес дракончик, опуская тускло горящий амулет. – Она говорит правду. Трилли не делала того, о чем рассказал нам Эйнджел.

Пегаска облегченно вздохнула. Наконец-то, справедливость восторжествовала. А то совсем уже свихнулись – сперва нападают в ее же доме, а потом крадут для допроса по чьей-то клевете.

— Или, по крайней мере, она не помнит этого.

Трилли поперхнулась.

— Чудесно! Стало быть, эта ниточка для нас потеряна…

— Хотя… Амулет правды ведь мог ошибиться! Погрешность его работы – пять процентов, но все же… Есть же и другой вариант! Может, стоит заглянуть в ее воспоминания?

Твайлайт живо припомнила свое последнее посещение чужого прошлого, и чем все это обошлось в итоге для нее и ее друзей… И изо всех сил замотала головой.

— Нет! Это невозможно. Моих сил на это не хватит. Хотя… — Ее взгляд упал на кролика, который откуда-то достал морковку и принялся ее грызть. Уж что-то, а в воспоминаниях Эйнджела вряд ли будет что-нибудь страшное. Ну, кроме похищения Флаттершай. Но Твайлайт готова была пройти на это. – Возможно, есть еще один вариант.

***

Сил единорожки действительно едва хватило на ритуал – ответвлением этой магии она почти не интересовалась, и действовала на свой страх и риск. В итоге заклинание подействовало несколько не так, как она ожидала. Вместо того, чтобы наблюдать со стороны за происходящим, Твайлайт оказалась в теле Эйнджела. От первого, так сказать, лица.

Хорошо хоть, что с временным отрезком она угадала правильно. Перспектива провести весь день в голове у кролика, вместе со всеми его помыслами и желаниями, конечно, была бы очень познавательной, но это совершенно не то, что было ей нужно.

Эйнджел прятался в густом кустарнике с таким старанием, чтобы его уж точно не обнаружили. И при этом наблюдал за происходящим – ну, в данный момент он смотрел, как его хозяйка спускается на пятой точке в овраг. А вслед за ней на своих четверых спустилась и Трилли. А вот дальше начались странности. Точнее, странность была всего одна – бескрылая пегаска заговорила совершенно не характерным для нее голосом, который при этом оказался знакомым для Твайлайт. По крайней мере, его обладатель, причем знаком не с хорошей стороны.

Вместо тенера Трилли из ее уст вырвался баритон Тарибара. Значит, он все же оказался с ними несколько… неискренен. А уж когда единорожка услышала, зачем Тарибару сдалась Флаттершай… К несчастью, с позиции Эйнджела было очень плохо видно, кем был сообщник Тарибара. Имя «Крэрт» Твайлайт ни о чем не говорило – ни одной такой пони в Понивилле не жило.

Однако дальнейшие слова единорога в теле пегаски пролили свет не только на природу его друзей, но и на дальнейшие планы:

— Я все больше удивляюсь решению Кризалис взять тебя на такое важное задание. Ну да ладно, будем пользоваться тем, что есть. Отнеси ее в мой особняк. Рабыню я оставлю тут. Свое дело она сделала, и более мне не нужна. А мы, тем временем, продолжим…

Кризалис. Конечно, глупо было надеяться, что королева чейнджлингов после своего весьма чувствительного поражения полностью откажется от своих планов насчет Эквестрии и не будет желать мести. Но чтобы так быстро оправиться после проигрыша? И пойти при этом за тем, чье призвание в ее глазах – «еда»? Кто же он такой на самом деле, раз умудрился найти и, самое главное, убедить скрытных и далеко не миролюбивых чейнджлингов ему помочь?..

Необходимо как можно скорее предупредить принцесс, пока еще не стало слишком поздно! Но что имел ввиду Тарибар, говоря о продолжении и рабыне?

Хм, хотя насчет последнего вроде все понятно. Не сама же Трилли отдала ему свое тело. Контроль разума… Древняя и очень опасная магия – как для самого колдуна, так и для того, кого он подчиняет. Книг в открытом доступе, посвященных изучению этой техники, очень мало, да и то в них нет практически ни слова о том, как этому научится. Только бесконечные рассуждения очередного теоретика.

Воспоминание кролика подходило к концу, Твайлайт это чувствовала. Но, тем не менее, несмотря на жгучее желание как можно быстрее выбраться обратно из головы Эйнджела и сообщить своей наставнице о грозящей беде, единорожка не могла прервать действие заклинания. Поэтому, волей-неволей, пришлось наблюдать за оставшейся в одиночестве Трилли (или Тарибара в ее теле), что сейчас рыскала взглядом по кустам, как будто бы зная, что тут кто-то есть.

Необычайно холодный, практически ощущаемый кожей взгляд пегаски остановился на кролике буквально на пару мгновений, прежде чем его обладательница упала на землю. Но за это небольшое время Твайлайт почувствовала, как на Эйнджела (а так же и на нее внутри кролика) накатывает неестественный, липкий страх. А потом заклинание единорожки кончилось, и ее буквально вышвырнуло из чужих воспоминаний.

***

Должно быть, Твайлайт на время потеряла сознание, ибо пришла в себя на полу. Над ней с озабоченной мордочкой застыл Спайк.

— Твайлайт? – Взволнованно спросил ее маленький помощник номер один, помогая единорожке подняться с пола. – Ты как? С тобой все нормально? Что ты видела?

— Я… — Выдавила из себя кобылка, но продолжать не стала. Мысли на удивление сильно путались, словно она не просто погружалась в чужие воспоминания, а ее долго и упорно при этом били по голове тяжелым учебником. Наконец, единорожка вспомнила, что же она хотела сказать. – Нужно написать письмо принцессе!

Спайк все понял без лишних слов, и уже стоял с пером и свитком в лапах, готовясь записывать важное послание. Однако им помешали. Трилли, про которую Твайлайт и дракончик совершенно забыли, вдруг выгнулась всем телом и издала душераздирающий вопль, от которого мурашки побежали по телу. Впрочем, это было еще не все. Перестав вопить, пегаска поднялась с пола, на который в процессе всего этого безобразия грохнулась, и устремила свой взгляд на единорожку.

От него веяло тем самым неприятным холодом, что Твайлайт чувствовала во время посещения воспоминаний кролика. Мордочку Трилли прорезала злорадная ухмылка, а затем она заговорила. Ставшим уже привычным для ученицы Селестии голосом Тарибара.

— Чужие страдания так приятны… Значит, вы все же спасли от смерти мою куклу, которую я решил выбросить? Да будет так. Стало быть, я донесу свою волю до вас через нее.

Оправившись от шока, Твайлайт приготовилась… К чему угодно, что только мог выкинуть этот колдун. Конечно, то, что Тарибар мог захватывать контроль над телом Трилли, когда ему заблагорассудится, пугал, но и позволять единорогу что-либо она не собиралась. Пусть для этого и придется немного навредить самой Трилли.

— Ты решил сдаться? Очень вовремя, потому как скоро обо всех твоих преступлениях узнают принцессы!

— Я в этом сильно сомневаюсь, юная леди. Как ты, наверное, уже знаешь, в моем плену находится одна из твоих подруг. Если ты хочешь увидеть ее живой и невредимой – ты не станешь ничего отправлять своим драгоценным принцессам. Если же ты, или кто-то другой из твоих знакомых рискнет, что же…. – Тарибар притворно вздохнул, — придется забрать не только ее жизнь, но и душу. Не сомневайся, я смогу. Если ты действительно хочешь помочь своей подруге, то выполнишь мою… просьбу. И тогда я отпущу ее.

— Чего ты хочешь?

— Приходи в мой особняк. Можешь даже прихватить своих друзей на это дело прихватить. Там, внутри, мы и уладим все наши дела. Посмотрим, сможет ли ваша драгоценная магия дружбы справиться с истинной силой тьмы!

Твайлайт кивнула.

— Хорошо. Я выполню твою просьбу.

— Замечательно. Помни, никаких принцесс! Если я почувствую хотя бы малейшее их присутствие, Флаттершай ждет мучительная смерть… А затем не менее мучительные страдания в мире духов. Не прощаюсь…

Тело Трилли вновь выгнулось, а затем обмякло, упав на пол.

— Твайлайт, ты же понимаешь, что это ловушка? – Поинтересовался Спайк, до этого не вмешивающийся в разговор, и вопросительно посмотрел на единорожку.

— Без сомнения, это она и есть. Но ради Флаттершай… Ради любой из своих подруг… Я готова на все. Спайк, к тебе будет отдельная просьба. Я соберу наших и мы отправимся в его особняк. Если мы не вернемся спустя час, напиши письмо принцессам. Он не должен никому более навредить!