Автор рисунка: aJVL
Глава 14. Кошмар Флаттершай. Глава 16.

Глава 15.

Мерно постукивали колеса вагонов об рельсы, неся в себе неожиданный и весьма неприятный сюрприз в столицу пони – Кантэрлот, что во всю готовился к одному из своих главнейших государственных праздников – Гранд Галопинг Гала. Вот только эти мерзкие животные еще не знали, чем он для них обернется…

Фаиронир собирался совершить некий темный ритуал, который дарует ему и его союзникам – им, чейнджлингам, быструю победу. До этой поры Таилагу было велено во всем помогать колдуну. Однако, когда столица будет захвачена, он и его отряд должен будет нейтрализовать этого единорога. Королева Кризалис не хотела делиться с кем-либо еще властью. Впрочем, эти мысли, что поддерживали и согревали ему душу, капитан держал как можно глубже в себе. Не дай Королева, Фаиронир еще узнает раньше времени об их планах…

***

Вопреки ожиданиям чейнджлингов, им все же удалось убедить колдуна доехать до Кантерлота на поезде. Хоть некромант и был ярым противником такого вида транспорта, он все же прекрасно понимал, что путешествие пешком займет слишком много времени.

Как оказалось, решение было верным – одна из пленниц все же вырвалась из оков своего кошмара, одолев при этом демона сна. Разумеется, не сама – самостоятельно уничтожить такого противника ни одна из хранительниц элементов гармонии ни за что бы не смогла. Нет, Твайлайт Спаркл помогли.

Принцесса Ночи, оказывается, умела вмешиваться в чужие сны и изменять их. Впрочем, кошмары были тесно связаны друг с другом, и до реального мира Твайлайт было как пешком до Ангмара. Особенно после того, как Фаиронир поставил барьер, не пропускающий этого наглого аликорна в другие сны хранительниц. Однако подпитывать его пришлось демонам. Конечно, ангмарец мог бы оставить подпитку на себе, но ему вскоре потребуются все силы, какие он только сможет достать. Лучше не рисковать.

Выбросив из головы мысли насчет своих пленниц, колдун вернулся к насущным делам.

Поезд оказался не настолько плох, насколько ожидал этого глашатай. Путь их близился к концу, ровно, как и момент развязки давнего замысла. На одних чейнджлингов надежды мало – эти двуличные создания наверняка предадут его, когда он будет им более не нужен. А это значит, что вскоре можно будет вернуть к жизни некоторых павших…

Там, в Пустошах, когда он вошел в святая святых Цитадели, он не открыл Кризалис всей правды.

— Долго нам еще? – Сухо поинтересовался колдун у лже-Твайтайт, которую отыгрывал Таилаг. – Время не ждет.

— Через час будем на месте.

— Хорошо. В столице мы разделимся. Вы должны будете изображать из себя Хранительниц, приехавших на такой знаменательный праздник, как Гранд Галопинг Гала, или как он там называется. Я же начну приготовления ко вторжению.

— Как мы узнаем, что все готово?

— О, зрелище будет настолько незабываемым, что пропустить его попросту невозможно. – Ответил Фаиронир. – Это и станет сигналом к атаке для основных ваших сил. Ваша Королева знает об этом, и не должна проморгать момент. После этого отправляйтесь на штурм дворца. Я дам вам помощь.

— Какую помощь? – Насторожился Таилаг.

— Увидите. – Туманно сказал Фаиронир, поднимаясь со своего места. – Пойду побеседую с машинистом.

***

Поезд прибыл спустя сорок минут вместо обещанного часа. Машинист не смог устоять перед природным обаянием колдуна, и согласился немного ускорится. Сойдя с металлического монстра, все еще пофыркивающего паром, вся процессия уперлась в белого пегаса, облаченного в золотую броню стражи.

— Дамы… И джентелькольт, офицер Гвардии Хонор. Я вынужден попросить вас проследовать за мной. – Вежливо, но одновременно с этим строго сказал он.

— А что, что-то случилось? – Спросила лже-Рарити, недоуменно глядя на гвардейца.

— Нет, ничего не случилось. Пройдемте за мной.

— У нас нет на это времени… — Пробурчал Фаиронир, выходя вперед устремляя свой взор в глаза офицеру. Игра в гляделки продолжалась недолго. Спустя несколько секунд воля белоснежного пегаса была сломлена, и он склонил голову перед глашатаем. Отведя своих спутников и нового невольного подчиненного в сторонку, подальше от чужих глаз, он начал допрос. – Что тут происходит?

— Нас ждет вторжение чейнджлингов… Очередное. – Начал делиться информацией белый пегас, изредка дергаясь от сильной боли, что вынуждала его говорить и предавать, предавать без конца. — Щит против этих тварей скоро будет создан, однако пока что мы вынуждены проверять всех приезжих, дабы избежать проникновения противника внутрь города. Войско чейнджлингов будет у наших стен примерно через два дня… Но командование не хочет наводить панику среди граждан, и потому держит все это в секрете. Слишком уж свежи еще в памяти последствия предыдущего вторжения. Тем не менее, Гвардия готова к бою, и, если вдруг щит падет, мы прогоним этих тварей обратно в Тартар!

— Кто будет поддерживать щит? – Задал следующий вопрос Фаиронир, надеясь, что это будут не принцессы. Сразу устранить их будет… Довольно проблематично. – Где его искать?

— Новый капитан стражи – Голден Хуф. – Ответил пегас. – Он находится в казармах при дворце. Вы… не сможете к нему подобраться, его хорошо охраняют…

— Мы – нет. Но ты, мой дорогой раб, сможешь. – Похлопал его по плечу глашатай. – Смотри мне в глаза и запоминай. Едва алый луч света поднимется от одного из домов рядом с дворцом, ты убьешь своего драгоценного капитана стражи. А теперь выведи нас с вокзала и возвращайся к своим делам. Если ты попробуешь сказать хоть слово о своем состоянии, я выжгу твою душу.


Кошмар Рарити.

Пещеры… Дымный чад факелов… Свист кнутов надсмотрщиков… Мечущиеся крылатые тени над головой. Крики боли провинившихся, не выполнивших дневную норму… Все это слилось во едино в голове у Рэрити.

Вот уже несколько дней она наравне с другими несчастными вкалывала на рудниках, с раннего утра до позднего вечера. И конец тут был всегда один. Когда раб теряет последние силы, его добивают и сбрасывают в отвал. А на твое место попадает другой бедолага с поверхности.

А ведь когда-то подобное могло разве что только присниться в страшном сне…

Вроде жизнь текла беззаботно, в лету кануло зло, впереди опьяняла свобода. Однако годы покоя были сочтены: радужная, размеренная и спокойная жизнь модельера сгорела в горниле войны. Из глубин темного портала, сотворенного одной черной душой, вышла многотысячная армия зла. Орки, тролли, урук-хаи, колдуны, поднимающие из земли мертвых, гигантские пауки, и, что самое страшное — безымянный ужас, – все это в один миг обрушилось на Эквестрию. Пони пытались сопротивляться, но все было тщетно – не помогли ни магия, ни дружба, ни сплоченность всех разумных рас их мира.

Деревни и небольшие города были сметены с лица земли за несколько дней; их судьбу с небольшой задержкой повторили и крупные. Кровь лилась рекой, и живые завидовали мертвым…

Однако сдаваться никто не хотел – те, кто оказался вдали от крепостных стен – среди них оказалась и Рэрити с подругами, уходили в леса и оттуда, как могли, мешали ангмарской боевой машине, что с каждым днем все сильнее и сильнее набирала обороты.

Падение Кантерлота – столицы и, вместе с тем, символом надежды пони, стало серьезным ударом для сопротивляющихся. Буквально на следующий же день Рэрити и ее отряд попали в хорошо организованную орочью засаду. Тех немногих, кого орки не добили, ждала участь по страшнее смерти. Однако самой единорожке «повезло» – ее, как полевого командира, не спешили превращать в мертвое и послушное оружие некромантов.

— Не отдыхать! Работай, кляча! – Услышала она за своей спиной окрик надсмотрщика за мгновение до того, как спину обожгла резкая боль. Рэрити вскрикнула и повалилась на землю. Орк, что приглядывал за ней, охотно замахнулся еще раз…

Однако удара не было – руку ее надзирателя перехватил огромный краснокожий урук и покачал головой.

— Эта немощь нужна нам живой, червь! Измотай ее работой, но шкуру сдирать не торопись! Приказ Старика. Вопросы есть? Вопросов нет. Выполнять!

Надсмотрщик уныло посмотрел на все еще лежащую на земле единорожку и вздохнул. А ведь ему так хотелось послушать ее крики, посмотреть на то, как плеть обнажает нежную, податливую плоть, но…

Приказ есть приказ. Эту рабыню в их рудник доставили совсем недавно, и она еще не успела «поизноситься». Говорили, что на нее у уруков и Старика какие-то свои, особые виды. Должно быть, продолжал думать орк, лениво поигрывая хлыстом и подгоняя свою подопечную вперед, она знала что-то важное. Выбить из нее всю подноготную, что ли?

Нет, не стоит. Инициатива наказуема. Может, он и узнает что-нибудь эдакое, но в итоге Шарку все расскажут уруки, а его в качестве благодарности спасибо что не накажут. Нет уж, спасибо. Лучше уж тут оставаться. Тем более, что эта работа орку нравилась. Усмехнувшись своим мыслям, надсмотрщик ударил плетью человека-раба, осмелившегося перейти ему дорогу, а после – пнул ногой по ребрам, едва тот повалился на колени.

С тех пор, как один из колдунов Ангмара открыл портал в другой мир, недостатка в рабочей силе у этих, да и у других копей тоже не было. Урук сказал, что эту соплю нужно завалить работой? Будет ей она, да столько, что на следующий день даже не встанет!

— Бойцы, они сами себе готовить не приучены. А потому на кухне день и ночь жарится мясо, кипит похлебка и печется хлеб! Туда я тебя и пристрою. То-то Баркх порадуется. – Орк-надсмотрщик обнажил клыки в издевательской ухмылке. — Только не надейся разжиреть на наших харчах. Пленники жрут отдельно. Чего стоишь? Марш на кухню! Она на юго-западе. Будешь медлить — шкуру спущу!

Рэрити поспешила подчинится и отправилась в указанном направлении, стараясь не провоцировать своего жестокого надзирателя. Однако по спине все же пару раз получила.

***

Кухня представляла из себя огромный, хорошо освещенный факелами зал, посреди которого стояли длинные ряды высоких столов, за которыми сидели уруки. Множество уруков. Пиршество стояло горой, в ходе которого обсуждались такие важные дела, как грядущие победы над людьми, кого, когда и по чьей вине угробили, а также горланились песни:

Пыль вздымается сотнями ног,

Рев рога рвет тишину.

В мир уходит много дорог,

Наша ведет на войну.

Нам, ребята, шагать и шагать

За реку, за Изенский брод,

Снова с роханцами воевать

И Углук прокричал: «Урукхаи, вперед!»

Битва несется кровавой волной,

Уртханг рядом ищет — кого порешить.

Мы нанесем им удар роковой,

Мы лошадников будем крушить.

Далеко им не убежать -
Наша рать лавиной идет,

Перед нами Хельмова падь,

Над рядами летит: «Урукхаи, вперед!»

Смерть на копьях сидела, урча,

Топор в темноте сверкал.

Враг под ноги валился, крича,

Меч острый крови алкал.

Вот захвачен роханский вал,

А за ним придет и Хорна черед

Дунгардец дикий, как волк рычал,

Темноту резал клич: «Урукхаи, вперед!»

Что ж, по воле Белой Руки,

Мы орки — бойцы, наш жребий — война.

Что стенать, коль наши полки

Окружила врагов стальная стена.

Мы не знали, что случай слеп,

Что рассвет новых врагов принесет,

Но оставит в их памяти след

Наш последний удар: «Урукхаи, вперед!».

Кто под камнями Хорна спит

Кто под копьями в битве пал.

Кто в Дунхарроу скалы дробит,

Кого демон в чаще нагнал.

Ворон в синей бездонной глуши

Тихо нас за собой позовет.

Никого, только горное эхо вторит:

«Урукхаи, вперед! Урукхаи, вперед!»

Пыль вздымается сотнями ног,

Рев рога рвет тишину.

В мир уходит много дорог,

Наша ведет на войну.

(с) Сауроныч, «Урукхаи, вперед!»

— Еще один никчемный кусок мяса! Может, на вертел тебя, и все дела? – Поприветствовал нового раба Баркх, шеф-повар. – Пусть ребята пожуют, клыки порадуют.

Орк-надсмотрщик печально вздохнул и покачал головой.

— Нельзя? Обидно. Не могу же я нарушить приказ... да и вообще, когда я с тобой закончу, из тебя уже ни жаркое, ни похлебка не получатся. Вот, бери ту тряпку и драй полы. Да копытами, не рогом! Чтоб ни лужицы помоев не осталось! Вот тебя к делу и пристроили.

Эта работа показалась Рарити одной из самых омерзительных. Когда единорожка исползала, должно быть, всю эту общественную столовую целиком и наконец закончила изображать из себя прачку, урук, заведующий кухней тут же придумал для нее новое занятие.

— Вот ленивая тварь, а! Что ты там возишься? А, помоев больше не осталось? Ничего, еще нападают. Этого добра у нас навалом! – Процедил он, оскалив на бывшую модельершу зубы. – Пора кормить пленников. Найди в помойном ведре что поцелее, да оттащи на северо-запад, в темницу. Выльешь помои в ведро у камер. Да шевелись уже – рабы, небось, проголодались! Ха-ха!

Твайлайт пришла в себя внутри темного помещения, огороженного с одной стороны – решеткой, а с другой – неровной каменной кладкой. Флаттершай обнаружилась тут же, однако без сознания.

Сон или реальность? Как понять это?

«О-о, какие пони в моей клетке!» — Услышала она потусторонний голос очередного демона сна. А спустя мгновение явился и он сам. Тварь приняла форму призрачного чейнджлинга, парящего в нескольких сантиметрах над землей. Мимика этих, без сомнения, коварных существ была пони не понятна, но единорожке почему-то показалось, что ее собеседник не желает ей зла. Напрямую, по крайней мере.

«А ты, я смотрю, преуспеваешь в своем деле. Двое моих… братьев мертвы, и очередь дошла до меня?»

— Да! – Воскликнула Твайлайт, стремясь унять непроизвольную дрожь в коленях. – Отпусти нас с Флаттершай и ту, что ты держишь в плену, иначе я изгоню тебя обратно в Тартар!

«Тю, но это же так скучно, просто так вас освободить… Где в этом веселье? Давай лучше поступим по-другому: я отпущу вас, если вы сыграете со мной в одну игру. И выйдете из нее победителями. Я наслышан о ваших похождениях, и не думаю, что это будет для вас особо сложно.»

— Игру?.. – Недоуменно переспросила Твайлайт, живо представив себе нечто вроде пыточной, где ее…

«Как плохо ты обо мне думаешь!» — Рассмеялся демон. – «Нет, игра будет добрее. Нечто вроде полосы с препятствиями.»

Видя, что единорожка по-прежнему его не понимает, тварь пояснила:

«Вы сейчас находитесь в большом подземном… Я бы сказал городе, населенном кучей орков, гоблинов и уруков. Ты знаешь, кто это такие, не так ли? Идем далее. Вы с Флаттершай – пленники. Твоя подруга Рарити, что находится в моем плену – рабыня с приставленным к ней надсмотрщиком. Твоя задача – вывести подруг на поверхность, не поднимая тревоги, иначе ваши шансы на выживание сильно упадут. Если справишься, то я отпущу вас. Если же нет, то придется поглотить ваши души… Ну так что, ты согласна?»

Немного подумав и приняв решение, кобылка ответила: «Да!»

«О, и еще одно, маленькое, но! Чуть не забыл, право слово!» — Хохотнул демон, радостно потирая дырчатые копыта. – «Вам с Флаттершай запрещается говорить Рарити, что это – сон. Итак… Да начнется игра!»