Город дождей

Два путешественника встречают в начале своего пути город, где постоянно идёт дождь. И это не единственная его странность.

ОС - пони

Истории из шляпы Трикси: Бумажные журавлики

Великая и Могучая Трикси исколесила со своим фургончиком всю Эквестрию, удивляя и радуя её жителей своими яркими представлениями. Вместе с ней всегда был её старая подруга – Волшебная шляпа. Если чудесная фокусница отдыхает – шляпа мирно лежит на трюмо. Вы можете прикоснуться к ней – и услышите одну из множество историй, которые она помнит…

Диамонд Тиара Снипс

"Дружба сильнее Войны!", Часть II: И грянул гром.

«Самая страшная из войн - это война гражданская. Нет ничего бедственней, нет ничего ужасней времени, когда сын подымает копыто на отца, когда брат сжигает жилище брата, когда сосед истязает соседа. Только твёрдый духом, только сильный волей сумеет противостоять этому ужасному бедствию, не помешавшись умом. Ещё раз повторяю: нет ничего хуже гражданской войны, ибо она разрушительна, она тлетворна и бесславна. А раскаиваться за грехи своих павших отцов придётся сыновьям и внукам.Так пусть хранит же Солнце Республику от гражданской войны на веки вечные». - Сигизмунд Станкевич, «История Велькской Республики».

ОС - пони

The Unexpected Love Life of Dusk Shine / Нежданная любовная жизнь Даска Шайна

Как пошли бы известные нам события, если бы Твайлайт Спаркл была жеребцом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Предание о Забытой Сказительнице

Есть одно поверье, что передаётся из поколения в поколение. Старая сказка о кошмарной кобыле, которой родители пугают непослушных жеребят. Но что, если я скажу вам, что предание о Забытой Сказительнице – на самом деле правда?

ОС - пони

Новая семья Сансет

Рассорившись с принцессой, Сансет Шиммер бежит из Кантерлотского Замка не разбирая дороги и попадает в неприятности, от которых её спасает таинственная серая пони-единорог, представившая профессором Вельвет Спаркл. Профессор предлагает Сансет стать её воспитанницей и ученицей.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Шайнинг Армор Мундансер Сансет Шиммер

С места в овраг

Приключения совсем юного грифончика Клюви на лесной опушке.

ОС - пони

Отражение

Сначала ты хвалишь рисунок Тесселя, а через два дня половину твоих лучших друзей погребает под обвалом. Потом ты стоишь перед мольбертом и смотришь, как ясное солнце касается уцелевших шпилей Старого Замка, а Тессель чуть ли не ножом всучивает тебе кисточку. Рассказ занял второе место на ЭИ 2019.

ОС - пони

Ад для брони

Что случается с теми, кто всю жизнь позорил поняшек, кто издевался над ними и насиловал через рассказы и комиксы. Вескеру повезло, он пережил лишь малейшую часть этих мучений, но теперь его жизнь никогда не будет прежней.

Обязанности принцессы

Я был человеком, у которого были горячая подружка, хорошая квартира и хорошая жизнь. Именно были, потому что все изменилось однажды ночью, когда Кейденс решила нанести мне визит. Не знаю, как и почему, но каким-то образом мы с ней обменялись телами, и она отправила меня в Эквестрию. Теперь я пытаюсь выяснить, как вернуться, учусь быть пони и свыкаюсь с тем, что я кобыла. И заодно пытаюсь увильнуть от ухаживаний моего "муженька" Шайнинга Армора!

Принц Блюблад Человеки Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Автор рисунка: Noben
Глава 2. Глава 3.

Интерлюдия: Встреча.

Бри… Город, пропитанный людскими пороками насквозь. Пусть горожане этого и не замечали, но тут очень скоро должны были произойти значительные изменения.

Когтистая лапа Белой Длани уже плотно опутала этот город. Бандитов, южан, а так же всего прочего сброда становилось все больше и больше, и они, злобно посмеиваясь, «туманно» обещали, что скоро тут будет установлен их порядок. Но пока что этого не происходило – им явно покамест не хватало силенок.

Здесь было одно удовольствие вести дела – стража нерасторопна и глупа, деньги и сила решали все, что не решал авторитет… и только лишние уши иногда мешали, но их всегда можно было обрезать.

Фаиронир прибыл в город поздней ночью, чуть не загнав своего коня в объятия смерти. Оставив его в городской конюшне, глашатай двинулся к месту встречи с Фалденом. Для этого надо было пройти через полгорода…

Обычному человеку в такое время лучше бы не шататься по городу, ибо местная шваль, охочая до чужих денег, еще не спала, но глашатаю было все равно. Если его кто-нибудь остановит – это будет последняя ошибка в чужой никчемной жизни. Хотя, это, конечно, может стать какой-никакой, а разминкой перед встречей с шизанутым маньяком. Мерить его шаги логикой – это все равно, что пытаться убедить жреца в том, что его вера ничто. То есть, абсолютно бессмысленно. Так что, вполне возможно, Фалден просто хочет драки.

Ход мыслей Фаиронира прервал громкий свист и гогот за его спиной. Ага, а вот и наша шваль, что жаждет отправиться в могилы.

— Эй, ты! А ну стой! Че эт ты тут шляешься? Приключений ищешь?

— Гля, парни, как он одет! Да у него явно полны карманы золотых монет!

Фаиронир остановился и повернулся назад, чтобы узреть тех глупцов, что только что подписали сами себе смертный приговор. Из подворотни, которую он только что миновал, вышли трое.

Вооружены они были не ахти как – дубинки и кинжалы, годные больше для запугивания, нежели для боя, да и с броней было так себе – точнее, ее вообще не было. Впрочем, даже будь они одеты в тяжелый доспех и вооружены мечами – их бы это не спасло.

Не спеша приближаясь к глашатаю, они отпускали недвусмысленные намеки на то, что он сейчас дико пожалеет, что забрел в квартал нищих. Его бандиты совершенно не боялись… Пока что.

Подойдя к Фаирониру, южане (судя по выговору) решили не тянуть кота за яйца и прямо сообщили, что у «богатенького» есть выбор – кошелек или жизнь. И, не дожидаясь даже ответа, один из них потянулся к его поясу.

Ангмарец усмехнулся. Бандиты… до чего же они глупы. Если жертва не бежит, а стоит на месте, это вовсе не значит, что она боится… тот, что тянулся к кошелю Фаиронира, почти коснулся своей цели. Но почти – это ведь далеко не полностью. На его вытянутых пальцах внезапно появилась рука Фаиронира, и сомкнула их железной хваткой, ломая пальцы, будто макаронины.

Южанин заорал дурным голосом, попытался отшатнуться, но глашатай держал его крепко. Однако вскоре отпустил. Мелькнула холодная сталь – и вот на дорогу падает обезглавленное тело, щедро орошая своей теплой кровью все, что было поблизости – камни мостовой, землю, двоих бывших дружков, его убийцу, стену дома…


Всего несколько мгновений назад этот человек казался бандитам легкой добычей, и вот теперь Тремер Дикарь, известный в узких кругах как один из самых отмороженных бойцов, лежал на земле без головы. А его убийца держал в руке меч, тускло мерцавший в свете луны — меч, который они не заметили ранее.

— Вам хватило дерзости и смелости преградить мне путь? – Холодно поинтересовался незнакомец.

Никогда еще бандитам не давали такого отпора. Они привыкли запугивать мягкотелых брийцев и обирать приезжих из других земель, но это…

— Что же, тогда и пощады не ждите. Ну же, подходите, глупцы, загляните в мои глаза… Это глаза вашей смерти! – Как бы подтверждая его слова, из прорезей шлема начала сочиться тьма.

Весь гонор бандитов исчез вмиг. Теперь в их глазах был лишь страх. Единственный, какой им ведом – страх за свою жалкую и никчемную жизнь. Они не то, что не подошли – они бросились прочь, стремясь как можно скорее сбежать от этого странного ночного гуляки. Но только одному из них это удалось.

Второго разбойника нашли утром – он был мертв. В его спине обнаружили глубокую колото-резанную рану, оставленную, скорее всего, метательным кинжалом. Всю кожу вокруг раны покрывала странная фиолетовая сетка, которую побоялись трогать.


Встреча состоялась в особняке некой хоббитянки, что жила ночной жизнью. Она любезно «согласилась» принять дорогих гостей у себя дома и поспешно покинула его, сославшись на то, что ее родственники в Забрендии наверняка по ней соскучились, и что она едет к ним в гости. Что же, скатертью дорога – ни к чему им сейчас лишние уши.

Жалкий народец! В свое время Саурон с ними разберется. Но пока… пока даже они могут быть полезны. Убранство комнаты не впечатляло. Слишком тухлое – двуспальная кровать, стол для работы с документами, несколько шкафов и видавший виды шерстяной ковер.

Фаиронир уселся на единственный стул во всей этой комнате – напротив стола, и, со смешком поприветствовал сидевшего на кровати Фалдена:

— Ну привет, мой дорогой "друг". – Про себя глашатай отметил, что мастеру пыток явно досталось за последние годы – быть изгнанником для всех темных сил – весьма тяжелое испытание. Броня Фалдена посерела, плащ насквозь пропитался пылью… Фаиронир бы удивился, если б его клинок еще не заржавел.

— О-о-о, ну надо же, кто пришёл. – Не остался в долгу псих. — Маску приподнять не хочешь? Давно не видел твое миловидное личико.

Любезен так же, как и всегда…

— Одышка не беспокоит, нет? Я знаю прекрасного лекаря, который, быть может, избавит тебя от этого недуга... Хотя нет, от этого ты не избавишься до конца жизни. Разве что после смерти.

— Да-а-а, жизнь, м-м-м, вроде как, и нужная штука, а вроде и интересно, что там дальше... Не хочешь рассказать мне об этом? Ведь ты сам-то как полутруп. Говори, зачем пожаловал, да гляди, что бы какая-либо гадость не брызнула на кровать из-под твоей маски, хе-хе-хе-хе.

Фалден при разговоре постоянно менялся в лице – оно то пылало яростью, то внезапно его перекашивала злобная ухмылка… Как же глашатая раздражал этот придурок! Но убивать его было нельзя. Пока что.

— Зачем отбирать у тебя интерес? Глядишь, когда я тебя убью, тебе будет веселее уходить на тот свет. Мой посланник тебе ничего не рассказал?

— О-о-о, да. Просьба — не присылай больше ко мне желторотых неопытных юнцов. Ведь в следующий раз я могу прислать тебе ихнюю голову.

— Ты итак прислал мне его голову.

— Да? А я и не заметил… ха-ха-ха!

— Пешки знают, на что они идут. Мы ведь тоже были такими же... Когда то давно.

— О, да, славное было время. Лица были целее, отдышки ни у кого не было…

Ну что же, на этом вступительную часть можно было считать закрытой. Глашатай решил перейти к делу, а то ведь эта пикировка могла продолжаться еще о-очень долго. Хоть до утра.

— Я приглашаю тебя в Карн Дум. Там тебя ждет увлекательная программа по твоей специальности.

— О-о-о, приглашение, надо же. – Речи Фалдена так и сочились сарказмом.

— Ты боишься ловушки?

— Сам, хе-хе, Эарнур приглашает, небось? – Фаиронир непроизвольно дернулся, когда этот изгнанник дерзнул назвать Мордирита его прежним именем. Заметив реакцию глашатая, Фалден насмешливо протянул: — Ох, прости, он не любит это имя, хе-хе-хе-хе. А ты чего такой серьёзный? М-м-м?

— Приглашаю тебя я. Причем не как пленника, а как равного.

Фалден аж привстал от удивления, а после – спрыгнул с кровати, медленно приближаясь к Фаирониру.

— Ох, да неужто. Ты-ы-ы, приглашаешь… но! Знаешь, меня всегда интересовало? Что у тебя там? Под маской?

Глаштай напрягся, поднимаясь со стула. В близости рядом с этим маньяком нет ничего хорошего… он будет говорить, нести какую-то чушь… а потом нанесет удар. Впрочем, начинать драку первым колдун не хотел.

— Там нет ничего интересного. Да ты и сам видел ожог после того веселья. – Однако это не остановило Фалдена. Он потянулся рукой к маске, его пальцы сомкнулись на ее основании...

Фаиронир на миг опешил, но вскоре исправился. Пользуясь своим доспехом, как оружием, он ударил своего противника по руке и нанес тому удар железным кулаком в грудь. Однако, псих оказался проворным – отскочил назад, отчего отделался лишь небольшим синяком.

— Да ты ничуть не изменился, враг мой. Все так же лезешь в бой, необдуманно, легкомысленно! – Прошипел глашатай, молниеносно извлекая из ножен свой меч и делая выпад в сторону Фалдена.

— А ты до сих пор плетёшь языком. – Огрызнулся мастер пыток, усмехаясь. Клинок прошел над головой, а сам Фалден оказался прямо перед носом своего противника. Но воспользоваться преимуществом не сумел. А возможно, и не хотел. Сейчас ему хотелось лишь одного – сорвать маску с этого напыщенного ангмарца. И нарисовать ему улыбку на лице. Кинжалом.

Фаиронир вновь ударил Фалдена кулаком в грудь. На сей раз удар прошел удачно, и глашатай почувствовал наслаждение от этой драки. Спарринг – это всегда хорошо. И особенно – с кровным врагом. Его противник вскрикнул от боли и на минуту припал к шкафу, выдавив некое подобие улыбки.

Фаиронир схватил своего недруга за горло и сжал пальцы. Фалден попытался вырваться, но железная хватка крепко сжимала его.

— Ты нужен мне живым... Пока что. – «Порадовал» мастера пыток глашатай.

Фалден вместо ответа решил воспользовался моментом и попытался ткнуть пальцем в щель для глаз маски Фаиронира. Однако тот откинул голову назад, и поэтому палец в глаз не попал. А вот наказание последовало немедленно — другой рукой глашатай ударил Фалдена по лицу, отпустив при этом его горло – иначе мог и задушить случайно. Псих взвыл и упал на колени. Странно, но на лице его играла злорадная усмешка.

— Смерть тоже выбор. – Со смешком прохрипел тот.

— Когда ты наконец начнешь думать головой...

Похоже, Фалден действительно начал думать головой. Вместо того, чтобы бодаться с бронированным противником в лобовую, он схватил его за ногу и потянул на себя. Тот рухнул на пол и запутался в подолах плаща. Затем, привстав, потянулся к кинжалу. Однако глашатай не стал его дожидаться. Прекратив барахтаться в плаще, он отпиннул ногой уже злорадствующего Фалдена назад, на шкаф позади него. После этого Фаиронир таки воспользовался моментом и таки поднялся на ноги. Чтобы очутиться в объятиях своего врага.

Фалден, схватив его одной рукой за голову, а второй за шею, медленно, почти ласково протянул:

— Хочешь я покажу тебе настоящую правду?

— Только не в таком положении, выродок! Давай его немного изменим…

Псих вновь допустил ошибку. Он оставил свободными руки Фаиронира. На запястьях Фалдена железной хваткой сомкнулись пальцы глашатая, разводя их в сторону. После чего мастер пыток получил точный удар головой по лицу.

Псих отшатнулся, держась за лицо. Впрочем, недалеко – за спиной то был шкаф.

— Маска мешает тебе, ну же, сними ее, дружок… — выдавил тот из себя.

— Так в чем же правда? — Фаиронир снова ударил кулаком Фалдена по больному месту.

— О-о-о, правда в том, что ты и я... Мы всего лишь шуты. – Расхохотался в ответ маньяк. Глашатая не покидало ощущение, что его кровный враг наслаждался болью. Или попросту не чувствовал ее… ибо сейчас всю его рожу украшала кровь. Нет, он нужен был живым. Поэтому он постарался все же успокоить Фалдена:

— Смирись, этот бой ты проиграл. Если бы я хотел, я бы убил тебя. Но моя месть будет иной...

Псих скривился, но ухмылка по-прежнему не сходила с его уст. Внезапно он прыгнул на стоящего перед ним расслабившегося глашатая и сшиб его с ног, прижав к кровати, что была у него за спиной. На сей раз Фалден усвоил урок: вместо того, чтобы удерживать горло Фаиронира, он схватил его руки, сковав его движения (как, впрочем, и свои). Взгляд маньяка сверлил маску.

— Да-да-да, дружочек, как я уже сказал, мы лишь шуты. Прокажённые. Куски мяса. Называй это как хочешь. Смысл в том, что ты им сейчас нужен, всем им.

Снова эти пространные рассуждения. Похоже, он так и не избавился от своей привычки нести чушь. Глашатай, прижатый к кровати, прохрипел:

— Опять ты за свое. Ты еще больший болтун, чем я во время выполнения своей работы.

Но это было еще не все. Фалден, видимо, уже вошел во вкус…

— Начиная трусами из Трув Дувара, и заканчивая пресловутым каргулом, упс, Эарнуром, хе-хе-хе-хе. А все сводится к тому, что когда придет момент, твоя голова будет висеть над воротами крепости насаженная на пику. Ха-ха-ха-ха. Знаешь, дружочек… у тебя не было такого, хм, ощущения страха? Зная, насколько ты одинокий. Возможно, это связанно со временем... Местом... Или же тебе удается это всё совмещать...

— Нет. И никогда не будет. Все слуги Ангмара лишены страха! Мы сами несем его!

— Знаешь, я много зарезал ваших. Ножом, именно. Все они были на подбор, как слуги Ангмара. Хочешь узнать, кто просил пощады, а кто корчился и кричал?'
— Боли лишены только умертвия и духи. Боли — а не страха.

— Сейчас мы снимем твою настоящую маску, Фаиронир из Ангмара, а не этот кусок металла, которым ты прикрываешь свое изуродованное личико.

Фалден молниеносным движением сорвал с собеседника маску. Фаиронир зашипел от боли. Комнату тотчас заполнил смрад гниющей плоти. На Фалдена же с ненавистью взирало уродливое лицо, застывшее, как вторая маска.

— А меня еще называли уродом, хе-хе. – Улыбнулся до ушей псих. Его взору открылась обугленная морда глашатая. Намёка на рот не было, ни губ, ни скул, лишь только зубы, почерневшие от огня зубы.

Фаиронир плюнул в лицо Фалдена. И вместе с этим попытался ударить его рукой, но не вышло. Псих перехватил руку ангмарца и вывернул ее.

— Крошка, тебе ли в руках держать клинок? Хе-хе-хе-хе. – Фалден вытер плевок. На его лице расцвела улыбка злорадства и радости. – Ты не усвоил одну истину. А ведь знаешь в подобных делах куда больше моего. '"Все горит дружок, все горит".

Фалден поднес к лицу своего бывшего друга кинжал. Что он задумал – можно было понять без проблем. Фаиронир задергался, пытаясь освободиться, пока его враг отвлекся на пустую болтовню.

— Дружочек, не будь таким серьёзным. Кроме меня, твоей смазливой мордашки никто не увидит, хе-хе-хе-хе.

— В другой раз... – прохрипел Фаиронир, и, напрягшись, сбросил с себя Фалдена. Тот отлетел к сундукам, продолжая злорадно улыбаться – еще бы, ведь в его руках оставалась маска глашатая.

— Ножки-то надо было припалить, ха-ха-ха.

Фаиронир резко вскочил и бросился на врага, стремясь отнять свое. Вот только противник оказался проворнее, будучи не скованным доспехами, пусть и легкими. Фалден схватил глашатая за горло, прежде чем тот успел нанести удар и прижал к стене. На этом их драка друг с другом и закончилась, ибо их так некстати прервали возгласом «Ой!».

Фаиронир улыбнулся. Со стороны это выглядело жутко.

— Твоя смазливая мордашка... – между тем продолжал на автомате делиться своими планами насчет колдуна Фалден, но, увидев, что его речь более никого не интересует, а его противник что-то внимательно рассматривает за его спиной, повернулся.

В дверях стояла молодая девушка, явно не ожидающая здесь вообще кого-либо увидеть. Уж урода с обугленным лицом и какого-то психа с кинжалом в руке, который непонятно почему улыбался – точно. На рассматривание друг друга ушло несколько долгих секунд. Наконец, затянувшаяся пауза закончилась – Фалден отпустил Фаиронира и бросил ему его маску в руки, охарактеризовав свое действие как:

— Ну же, дружок, не будем пугать даму твоим смазливым личиком.

Глашатай поспешно закрыл свое лицо маской. Девушка же наконец вышла из чувства полного непонимания происходящего и попыталась обратить на себя внимание:

— Эй! Кто вы? Что затеяли?

Фалден остался стоять на месте, насмешливо протянув:

— О-о-о, самую малость чего-то с чем-то.

А вот Фаиронир сорвался с места, оттолкнув прочь Фалдена и по пути извлекая меч, который затем направил на новую гостью. Девушка подняла ладони вверх, как бы показывая, что она вообще мимо проходила и все такое.

— Эй! Я... я... – начала пытаться хоть как то убедить незнакомцев в своей мирности и безобидности девушка. Наконец, в ее явно не светлой головке появилась мысль, как ей представиться. — Я страж!

— Стой на месте, дорогая... – ничуть не смутило это заявление урода в маске. Его меч по прежнему был направлен на «стража», и было видно, что он вполне способен безо всякого зазрения совести ее убить.

Впрочем, ему не пришлось применять свое оружие по прямому назначению. Фалден, до этого наблюдавший за всем этим, решил не ждать, пока его бывший друг наконец решит прибить стражницу. Спокойно подойдя к ней, он схватил девушку за голову и ударил ее об дверной косяк. Удар вышел настолько сильным, что та сразу же потеряла сознание, осев на пол.

— Как некультурно… — пробормотал он, наклонившись над упавшей и извлекая из складок одежды кинжал. А так же игнорируя глашатая за своей спиной, что перевел клинок на него.

 — Ты этой штуковиной в меня не тыкай, красавчик. – Холодно бросил он Фаирониру, после чего сунул лезвие кинжала девушке в рот. Еще минута и кровь брызнула на пол.

Довольно захохотав, Фалден поднялся на ноги и повернулся к глашатаю, поделившись предметом своей бурной радости: — Как же я давно этого не делал.

— Ничего так не поднимает настроение, как хороший спарринг... — к колдуну вновь вернулась его холодное безразличие. – Но, поскольку ты отказываешься от редкого случая запытать эльфа до смерти, мне придется тебя немного разрисовать...

— Ох, да брось, не будь серьёзным. Эльф... Эльф... Зачем он мне? Я могу повеселить тебя.

Фаиронир схватил Фалдена за горло и приставил клинок к его шее. Какое искушение… не убить, нет. Нарисовать ему его же любимым приемом от уха до уха улыбку мечом. Однако и на сей раз их прервали. Все тем же «Эй!». Только на сей раз это был уже молодой парень, у которого явно кровь играла – показать себя героем, ну, или что-то типа того.

— Тварь! – Продолжал тратить время на пустые разглагольствования новоприбывший. — А ну пошли вон, сукины дети, или я вам всем меч в тазобедренную часть воткну!

— Аргх... Да сколько же вас! – Недовольно пробормотал Фаиронир. Да-а, с лишними ушами тут явно многовато стало. Краем глаза он заметил, как девушку, что изукрасил Фалден, уже кто-то утащил.

Кстати о птичках. Фалден воспользовался моментом и отпрыгнул от Фаиронира в сторону, не давая последнему шанса оставить ему увечья. При этом наконец сказал хоть что-то стоящее:

— А он разговорчив, хе-хе, почему бы нам не сунуть лезвие клинка ему в рот?

— Паря, не мешай дядям вести взрослый разговор. А то ведь завтра можешь прочухаться в водопаде без кожи. – Поделился с очередным «героем» Фаиронир своими планами на его счет. Правда, того этого не смутило – либо был слишком пьян, либо слишком уверен в своих силах, продолжая нести чушь:

— Я твой клинок обрублю! — Подобное заявление, конечно, не осталось без безумного смеха со стороны Фалдена. Да и Фаиронир позволил себе издать смешок. После чего перевел клинок на наглеца, который продолжал свой бред:

— Скорее ты не очухаешься вообще!

Не так, совсем не так надо общаться с незнакомыми тебе людьми, один из которых прислонил к твоему горлу меч, а другой явно безумен и вооружен. Еще не ясно, кто из них опаснее. Наконец, Фаиронир не выдержал и ударил его обухом меча по зубам, повалив на пол. Пока парень, держась за свой рот, искал внизу свои зубы, глашатай пинком по морде отправил его в глубокий сон забытья. Жаль только, не вечного.

За спиной раздались хлопки. Повернувшись, глашатай увидел своего «друга», хлопающего в ладони.

— Что же дружочек, Фаиронир мой, хе-хе. Я соглашусь на твое предложение, пока сюда не сбежался весь городишко. А теперь уходим. Посмотрим, что таит Завеса, ха-ха-ха-ха.