Автор рисунка: Stinkehund
Глава третья. Сопротивление. Эпилог

Глава четвертая. Ненужная правда

Большая деревянная миска со стуком упала на стол и пару секунд, дребезжа, перекатываласть на месте пока не остановилась. Сверху тарелку накрыло плетеное сито, в которое тут же была высыпана гора муки, только что зачерпнутой из мешка, стоящего под столом. Затем сито с мукой, обхваченные крепкими копытами, были приподняты над миской и ритмично затряслись, позволяя перемолотому пшену просыпаться сквозь сито, образуя миниатюрное подобие снежной бури.

— У-у-у, Я венди-и-иго. Я вас всех заморо-о-ожу…

Эпплджек сжала губы, и, будто нашкодивший жеребенок, втянув голову в плечи, огляделась по сторонам, нет ли кого рядом, после этого расслабилась и рассмеялась. Сейчас на земной пони был надет белый фартук, а привычную ковбойскую шляпу сменил белоснежный поварской колпак.

Когда с мукой было покончено в ход пошли яйца, которые на кануне были куплены на рынке. Первое — было безжалостно разбито с размаху об край, и его содержимое через образовавшийся разлом лениво вытекло в миску с мукой. За ним последовало второе…

— Упс… — небольшой осколок скорлупы упал в будущее тесто, — Сейчас, — сказала Эпплджек миске, а сама взяла в зубы деревянную ложку и стала сосредоточенно вытаскивать скорлупу. Пришлось немного повозиться, кобылка даже вытащила язык от усердия, и злополучный осколок скорлупы поддался и был подцеплен ложкой и вытащен наружу.

— Есть! — возликовала рыжая пони и выплюнула ложку на стол.

— Привет, сис! — вдруг раздался детский голосок за спиной.

— Привет, Эпплблум,- ответила Эпплджек, не оборачиваясь, потому что в этот момент уже насыпала сахар и теперь заливала молоко в миску и следила, чтобы молока было ровно нужное количество.

Маленькая кобылка же притихла за спиной у своей сестры, прикусив язык и пожалев, что выдала свое присутствие раньше времени. Всему виной была миска, полная порубленных яблок, засыпанных сахаром, стоящая на столе по левое копыто Эпплджек. Скорее всего, это должна быть начинка для пирога.

Эпплблум так и стояла, глядя на заветную тарелку с сахарными яблоками, высунув кончик прикушенного языка и обдумывая план по завладению желанной добычей, пока не почувствовала, что слюна собравшаяся на кончике языка, вот-вот должна сорваться и капнуть на пол. Она тут же вернула язык в его законное место пребывания и сглотнула. Эпплджек, похоже, уже забыла о присутствии младшей сестренки и полностью погрузилась в процесс готовки. Это был шанс. Маленькая пони пригнулась и, стараясь ступать как можно тише, стала красться к заветной цели, то и дело поглядывая на старшую сестру — не заметила ли? Благополучно добравшись до места, не будучи обнаруженной противником, маленькая кобылка попыталась незаметно дотянуться до вкусных, сладких яблок, как можно меньше высовываясь из-за стола…

— Цыц! -… и тут же получила щелчок от старшей сестры.

— Ай! — отдернула малышка копыто, прижав его к груди, и скорчила обиженную мордочку.

— Это для пирога, — сказала Эпплджек, по-прежнему не отвлекаясь от замешивания теста, — Хочешь яблок — возьми в амбаре.

— Бе-бе-бе, — негромко передразнила Эпплблум сестру, чтобы та не услышала, и предупредила — Я схожу к Свитти Бель.

— Хорошо, только не мешайте Рерити работать.

Эпплблум вышла из дома, и за ней громко хлопнула дверь, закрывшаяся благодаря тугой пружине.

Эпплджек выложила тягучее тесто на стол и начала старательно его месить своими копытами. Ей всегда нравился этот процесс, однообразный и монотонный, но успокаивающий, в это время можно было подумать о чем-нибудь приятном, или просто освободить голову от мыслей и отдохнуть.

— Как дела, ЭйДжей?

— А!!! — рыжая кобылка подпрыгнула от неожиданно раздавшегося голоса из-за спины так, что кусок теста подлетел в воздух, сделал полный оборот вокруг себя и шлепнулся вниз на стол, образовав густое облако из муки вокруг.

— Вух, Мак, напугал, — проговорила пони, вытирая фартуком муку с мордочки, — я думала, что в доме никого нет, а ты так бесшумно подкрался.

— Извини, пожалуйста.

Эпплджек взглянула на брата и сердце ее сжалось. После того неудачного разговора с Рэйнбоу Дэш, пегаска сдержала свое слово и больше не появлялась на ферме. Более того, она перестала общаться и с Эпплджек, делая вид, что они не знакомы. Даже на общей встрече их шестерки голубая пегаска тут же улетала при появлении земной пони, сославшись на какие-то дела, либо не появлялась вообще.

Биг Мак же, ничего не зная о разговоре сестры с Рэйнбоу Дэш, как и прежде, каждый день ждал прилета голубой пегаски и, то и дело, поглядывал на небо. Эпплджек раньше никак не связывала, изменение в поведении брата с влиянием крылатой зазнайки, и только теперь поняла, что именно после ее появления в жизни Макинтоша, тот стал более общительным, чаще стал улыбаться, в его взгляде появился блеск, который Эпплджек уже давно не видела… А теперь рыжей пони приходилось наблюдать, как недавно жизнерадостное настроение брата увядает с каждым днем. И в этом она чувствовала свою вину.

— Все хорошо, Мак. Наконец-то мы закончили со сбором урожая и теперь можно отдохнуть. Правда? — попыталась кобылка поддержать брата, сама при этом старалась на него не смотреть , сосредоточившись на замешивании теста.

— Да уж, это хорошо…- с грустью произнес жеребец, и как будто безразлично спросил, — Как там поживают твои подруги?

-Гхм… Да как…- Эпплджек внутренне напряглась, догадавшись к чему может привести этот разговор, — Рерити занята большим заказом из Кантерлота, шьет костюмы для этих надутых снобов…

Рыжая кобылка замолчала, продолжая заниматься тестом, и задумалась, что бы еще такое рассказать. Ее копыта ловко разминали тесто, стол слабо поскрипывал под напором сильно земной пони. Из-за спины доносилось громкое сопение Макинтоша. Вдруг она вспомнила:

— О! Флаттершай сейчас выхаживает огромного орлана, со сломанным крылом. Рэйнбоу Дэш просто потеряла дар речи, когда увидела размах его крыльев так близко. Хех. Флатти пришлось временно выселить из дома всех мелких зверушек, которые у нее обитали. Ну, понимаешь — хищник, все-таки. Вот… А Энжела, мелкого гаденыша, она на это время отдала Твайлайт на поруки, бедная девочка, намучается она с ним, — пока рассказывала Эпплджек, воодушевленная, что вспомнила забавную историю, отложила тесто и обернулась к Биг Маку. Но тут же, обжегшись о его пристальный взгляд, снова вернулась к тесту.

— А как там Рэйнбоу Дэшь? Что-то давно не залетала, — снова спросил жеребец с видом, как будто ему совершенно безразлично, еще и зевнул для убедительности. Эпплджек прижала ушки и втянула голову в плечи (хорошо, что со спины было не заметно), это был вопрос, который она боялась больше всего. У рыжей пони все еще теплилась надежда, что брат вскоре забудет про пегаску и жизнь их вернется на круги своя, поэтому она решилась на крайний шаг:

— А что Рэйнбоу… У нее все в порядке. Видела ее недавно — летала с каким-то пегасом… — попыталась соврать она, — Да, с пегасом.

— С пегасом? Что за пегас? Как выглядит? — с подозрением прищурился Биг Мак на сестру.

— Ну... знаешь... пегас такой... с крыльями, да. Еще у него...эээ...был хвост ... и грива. Да, грива точно была… — попыталась выкрутиться кобылка, ее копыта начали месить тесто все быстрее.

— Цвет?

— Что?

— Какого цвета был этот пегас? — продолжал задавать неудобные вопросы жеребец.

— Ммм.. ну цвет.. обычного такого цвета… — замялась Эпплджек, пытаясь придумать ответ.

— Наверное, серого, — подсказал ей брат.

— Да! Точно, он бы именно серого цвета,- согласилась рыжая пони с облегчением, что ответ был найден.

— А на кьютимарке, наверное, пузыри, — еще раз подсказал Макинтош, с кривой ухмылкой.

— Точно! Пузыри, — не задумываясь, согласилась Эпплджек, не ожидая подвоха.

— Она была с Дитзи? — спросил Биг Мак в лоб.

— Что? При чем здесь Дерпи? — растерялась кабылка.

— Эпплджек! — вдруг с грохотом ударил Макинтош тяжелым копытом об пол, — Мы же знаем, что ты не умеешь врать, потому что у тебя нет фантазии. Говори, что ты скрываешь. Что с Рэйнбоу Дэш?! — повысил голос жеребец. Эпплджек с испугом на него уставилась — она некогда прежде не видела, чтобы брат проявлял такие бурные эмоции и выглядел он сейчас очень грозно. Затем Эпплджек грустно опустила голову, и посмотрела на Макинтоша виноватыми глазами.

— Я запретила ей общаться с тобой, Мак. Я обидела ее. Очень сильно обидела, — наконец призналась кобылка в своем проступке, и, всхлипнув, добавила, покачав головой, — Она не хочет больше со мной разговаривать.

Биг Мак некоторое время, молча, смотрел не свою виноватую сестру, будто размышляя что же с ней делать. Эпплджек под этим взглядом вся скуксилась, и сжалась, пытаясь занять как можно меньший объем.

Вдруг Макинтош взмахнул копытом и треснул себе по лбу, с такой силой, что Эпплджек даже подняла глаза посмотреть не отключился ли брат от этого.

— Ну, сестренка, удружила! Спасибо тебе, за твои старания, — Биг Мак сделал демонстративный поклон сестре, которая попыталась сжаться еще сильнее — Спасла брата от голубой злодейки!

Услышав последние слова, Эпплджек встрепенулась и удивленно уставилась на брата.

— Откуда ты...

— Да потому, что я ожидал от тебя нечто подобное, поэтому старался не афишировать наше общение с Рэйнбоу Дэш. Ты же собственница до мозга костей! — Эпплджек от таких слов в прямом смысле потеряла дар речи и только смотрела на брата, раскрыв рот.

— А что в итоги? — спросил Биг Мак сам себя, продолжая триаду, — А в итоге Большой Макинтош будет всех спасать, и помогать восстанавливать отношения, как свои, так и одной глупой кобылы — виновницы их разрушения.

Эпплджек в этот момент чувствовала себя нашкодившим жеребенком, отчитываемым родителями или, как сейчас, старшим братом.

Вдруг Эпплджек увидела глаза Биг Мака, смотрящие на нее в упор.

— Где сейчас Рэйнбоу Дэш? — спросил жеребец медленно, четко произнеся каждое слово.

— Я… Я не знаю… — начала, было, говорить Эпплджек, но прежде чем она закончила, Макинтош рванул и умчался из дома, громко хлопнув дверью.

Рыжая кобылка заметалась на месте, не зная, что делать. Затем стянула с себя фартук вместе с поварским колпаком и, на бегу схватив свою ковбойскую шляпу, помчалась за братом:

— Мак! Подожди!

* * *

Первым делом Биг Мак направил свои копыта в кафе Сладкий Уголок, если там и не было Рэйнбоу Дэш, то кто-нибудь должен был знать, где она. Он с разбегу ворвался в двери кафе и застыл на месте, ошеломленный встретившей его обстановкой. Помещение Сахарного Уголка было в полном разгроме. Почти все столики и стулья были перевернуты, на полу стенах и потолке были размазаны всевозможные сладости и разлиты напитки. Но самое удивительное была живая пирамида из кобылок всех мастей, собравшаяся в центре зала. На вершине этого сооружения находилась Пинки Пай, держащая большой кусок торта над головой, словно защищая его от остальных. Чуть пониже ее были две пони — кобылка-единорог светло зеленого цвета со знаком лиры на бедре и земная с тремя конфетами на метке, они застыли, потянув передние ноги к торту. Ниже уже была полная разноцветная неразбериха из хвостов, копыт и грив, но ото всюду торчали понячие ноги, тянувшиеся к заветному куску.

Когда Макинтош вбежал, нешуточная борьба, которая здесь происходила, остановилась, резко наступила тишина, и скульптура из кобылок устремила на жеребца взгляд дюжины пар глаз. Единственная, кто не участвовал в этом представлении, была единорог Твайлайт Спаркл, которая сидела за единственным уцелевшим столиком в углу. Она неловко помахала Макинтошу передней ногой, поприветствовав его, смущенная творящимся здесь хаосом.

— Я ищу Рэйнбоу Дэш, — наконец вернулась жеребцу его речь.

В ответ на его слова, все глаза, неотрывно смотрящие на него, синхронно моргнули. Биг Мак уже подумывал уходить, так как почувствовал себя сильно не комфортно, но из-за прилавка выглянула мисс Кейк:

— Рэйнбоу Дэш полетела в сторону леса, дорогой, — сообщила кондитерша и махнула копытом в нужном направлении.

— Спасибо, — кивнул Макинтош и выбежал наружу.

Эпплджек только подбежала к Сладкому Уголку, когда из него выбежал Макинтош и в след за ним из кафе раздался грохот и крики: “Моё-о-о-о! Лира! Хватай!”, а также неразборчивое верещание Пинки Пай, из которого ничего не возможно было понять. Эпплджек заинтересованно посмотрела на вход, но махнула копытом и побежала за братом — сейчас были дела поважнее.

* * *

Биг Мак мчался в указанном направлении, вглядываясь в небо. Он увидел одинокое облако посреди чистого неба, нависшее над лесной опушкой, жеребец уверенно направил свой бег туда и не ошибся. Подбежав ближе, Макинтош заметил радужный хвост, печально свисающий с облака.

— Хей! Рэйнбоу Дэш, привет! — крикнул Макинтош хвосту.

Хвост дернулся и ответил хрипловатым голосом Рэйнбоу Дэш:

— Биг Мак, ты? Что ты здесь делаешь?

— Ты давно не залетала на ферму — я соскучился и решил навестить тебя.

Если бы голубая пегаска до сих пор не пряталась в облаке, то Биг Мак увидел бы, как после его слов на лице крылатой кобылки появилась счастливая улыбка… и тут же исчезла.

— Нам нельзя с тобой общаться. Я на тебя плохо влияю, — проворчала Рэйнбоу Дэш.

— Ужасно влияешь, — согласился Макинтош, кивнув головой, для пущей убедительности. Крылатая пони приподняла голову от удивления, не ожидая, что жеребец согласится с этими словами. Хотя, подумала она с горечью, брат и сестра — два яблока с одного дерева.

— Мы с тобой совершенно разные, и не подходим друг другу, — решила пегаска продолжить гнуть свою линию, что бы услышать, что еще скажет жеребец.

— А-абсолютно не подходим, — снова согласился Биг Мак.

Радужный хвост его услышал, зашевелился, затем втянулся в облако,а на его месте появилась удивленная голубая мордашка увенчанная радужной гривой, и с интересом посмотрела на Макинтоша.

— Я в любой момент могу потерять к тебе интерес и бросить тебя, как только ты мне надоешь.

— О, это не будет для меня неожиданностью, я к этому готов с первой нашей встречи. Я даже заключил пари сам с собой, на сколько нас хватит.

— Если ты так считаешь, то зачем пришел ко мне? Жили бы дальше, продолжая не замечать друг друга, будто ничего и не было, — наконец спросила Рэйнбоу Дэш самый главный вопрос.

— Потому что все это не важно, — категорично ответил жеребец, стукнув копытом о землю, — Мне направиться общаться с тобой, и, надеюсь, тебе со мной тоже. Только это имеет значение, и, если когда-нибудь нам придется расстаться, мы примем это с легкостью, потому что у нас останутся прекрасные воспоминания друг о друге. Потом, когда случайно столкнемся на улице, то мы неловко улыбнемся друг другу, помашем копытами, и снова разойдемся в разные стороны, а то, что с нами было никуда не денется. Но не нужно торопить события, и все рушить раньше времени, пусть все произойдет само собой, естественно, а сейчас нет никаких причин для нас не быть вместе, не нужно срубать дерево из-за одного порченого яблочка.

Рэйнбоу Дэш слушала слова Макинтоша и умилялась, ей еще никогда не говорили таких слов. Она даже смахнула копытом предательски скатившуюся слезу. Наконец, пегаска решилась покинуть свое облачное убежище, и слетела на ветку дуба, над которым весело ее облако.

— А как же твоя сестра? Судя по нашему последнему разговору, она очень против моего с тобой общения, — снова погрустнела пегаска, из-за пришедших неприятных воспоминаний.

— Хорошо, что ты спросила, — усмехнулся Макинтош, — Думаю, кое-кто хочет с тобой поговорить.

Все это время Эпплджек стояла неподалеку, спрятавшись за деревом. Она слышала весь разговор и была несколько поражена, тому какие речи мог толкать ее брат. Когда рыжая кобылка услышала, что заговорили о ней, она покинула свое укрытие, подошла к Биг Маку и встала рядом.

— Привет, Рэйнбоу Дэш, — поздоровалась она неловко.

— Ну, привет, — несколько недовольно ответила та, демонстративно не глядя на пони в ковбойской шляпе, — Что хотела?

— Я давно хотела поговорить с тобой, но ты все время улетала... — начала рыжая пони, но пегаска ее перебила:

— Мне казалось, что тогда ты все сказала, даже чересчур много. Я перестала появляться у тебя на глазах, как ты и просила, — это было сказано довольно грубо, так как голубая кобылка вся еще чувствовала обиду на Эпплджек.

— Я не этого хотела, — виновато опустила голову Эпплджек, — Я корила себя все это время за то, что наговорила тебе тогда. Прости меня, пожалуйста, Рэйнбоу Дэш, — умоляюще посмотрела рыжая пони на свою подругу.

— Сейчас подумаю... — голубая пегаска приложила копыто к подбородку, — Ха! Как бы ни так! Думаешь, вот так просто “извини” и все? После тех слов — этого мало,

— Ну, что? Что мне сделать, чтобы ты простила меня? — взмолилась Эпплджек.

— Я хочу, чтобы ты взяла свои слова назад, и сказала, что то, как я поступила с Шэдоуболтами, было круто, — отрезала Рэйнбоу Дэш.

— Но… Но это будет ложь! — запротестовала Эпплджек, — Рэйнбоу Дэш, мне жаль, что я тебе тогда наговорила, но все это было правдой, хоть и несколько резковатой.

Рэйнбоу Дэш стала кружить в воздухе вокруг земной пони.

— Ты тогда сказала, что мы не являемся абсолютным олицетворениями своих элементов, — стала рассуждать пегаска, — Вот докажи это, чтобы не быть голословной. Соври ради меня, — и уже не неприязненным, но просящим взглядом посмотрела на свою подругу.

— Тем более я люблю, когда мне неприкрыто льстят, — добавила пегаска, растянувшись в улыбке.

Эпплджек мялась на месте, не зная, как поступить. Все ее существо было против такой наглой лжи. На какое-то мгновенье даже появилась мысль плюнуть на все и уйти, не получив прощения от наглой пегаски, но она быстро отмела такую идею. Рыжая пони посмотрела по сторонам в надежде, что найдет спасение из это ситуации. Потом с мольбой посмотрела на своего брата, но тот только кивнул головой, с кривой усмешкой на губах, этим одновременно соглашаясь с решением голубой пегаски и поддерживая сестру.

Убедившись, что помощи ждать не от куда, Эпплджек села на землю, стянула с себя шляпу, и, прижав ее к груди, начала свою откровенную ложь:

— Ммм… Это...Вобщем. Дорогая Рэйнбоу Дэш, сахарок, твой отказ стать капитаном Шэдоуболтов является величайшем проявлением верности за всю историю Экветрии, — и добавила шепотом в сторону, чтобы хоть как-то сгладить неприятный вкус на языке, — В другой вселенной, — и посмотрела на пегаску.

— Ах! — воскликнула Рэйнбоу Дэш, — Ты действительно так считаешь? Как я рада, что кто-то по достоинству оценил мой поступок, — и, подлетев, к земной пони, схватила ее в крепкие объятья. Эпплджек не противилась этому, лишь спросила:

— Ну, так что, мир?

— А ты позволишь мне дальше развлекаться с Макинтошем? — парировала голубая пегаска вопрос рыжей кобылки, все еще сжимая ее в объятьях. Эпплджек тяжело вздохнула и ответила:

— Делайте, что хотите.

— Да! — возликовала Рэйнбоу Дэш, схватила шляпу Эпплджек, чтобы нацепить на себя, сделала несколько кувырков в воздухе и приземлилась на спину Биг Мака, обняв его за могучую шею.

— Я так скучала по тебе, — расплылась пегаска по спине Биг Мака и переодела шляпу на него.

— Я тоже, — ответил жеребец.

Эпплджек только стояла и смотрела, удивляясь этой странной парочкой.

— Ну и что мне теперь? Благословить вас на мимолетные отношения? — земная пони сняла шляпу с Биг Мака и накинула себе на голову, — Ума не приложу, что вы друг в друге нашли.

Земной жеребец и крылатая кобылка заговорщически переглянулись.

— Ты знаешь, Эпплджек, а ведь кое-что у нас с Биг Маком общее есть, — сказала пегаска и подмигнула жеребцу.

— А-агась, — согласился Макинтош.

Эпплджек смотрела на их хитрые лица, не понимая о чем они говорят.

— Что? Не понимаю. Что это?

Но ей никто не ответил. Родной брат и лучшая подруга только весело рассмеялись и поманили рыжую кобылку к себе, чтобы заключить в крепкие объятья.