Флаттершай и день забот

Занятость — это хорошо. Она отвлекает. От всяких мыслей.

Флаттершай

Селестия и Старсвирл. Знакомство

Рассказ о юности Селестии в суровом Железном веке.

Принцесса Селестия Другие пони

Мы спасем кристальных пони

Пони, выжившие в период правления короля Сомбры, пытаются справится с призраками прошлого и двигаться дальше. Вот только после всего пережитого не так-то просто вернуться к нормальной жизни. Особенно, когда старые страхи постоянно напоминают о себе.

ОС - пони Король Сомбра

Твин-Пинкс

В Понивилле происходят странные вещи - пропадает питомец Пинки Пай, Чиз Сендвич попадает в больницу, а куры - не тем, чем кажутся

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Гамми

Сестра Верности

Если судьба не даёт вам чего-то, возьмите это сами. О самой верности здесь речь не пойдёт. Она пойдёт о сестре той пегаски, которую мы все вправе называть "Мисс Верность". Читайте рассказ о пони, которая всегда добивается своей цели!

Рэйнбоу Дэш Другие пони ОС - пони

Витражи

У Селестии есть хобби. Очень дорогое и ресурсоемкое хобби. Очень дорогое и ресурсоемкое хобби, которое, по мнению Луны, зашло слишком далеко.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Тело

В одном из закутков белокаменных архивов Кантерлота притаилась ржавая, обшарпанная дверь, за ней — темнота, сколопендры и полусгнившая лестница. Прогибающиеся ступеньки ведут в неосвещённую библиотеку: пыль, страницы и руны на полу. И в этом месте Твайлайт Спаркл натыкается на не тронутое тленом тело. Тело самой себя.

Твайлайт Спаркл

My little Sniper: Объект "504"

История повествует об Объекте "504". Кто он? Откуда он? Почему он не похож на остальных? Он не знает этого. Он один в этом мире. В этом обезумевшем мире. В мире, где царит хаос и беспорядок. Где его пытаются убить все.

Флаттершай Лира Другие пони ОС - пони

Я буду здесь

Возвращаясь из поездки, целью которой был отчаянный порыв найти себя, Сомбра возвращается в Кристальную Империю, но вместо любимой кобылки его встречает кристальное надгробие.

Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Как пони пытались читать фанфики на Сторисе

Даже пони не всегда могут прочитать что-то на Сторисе...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: BonesWolbach
Часть 1 Часть 3

Часть 2

Следующий день прошёл как по маслу — кобылка наверстала упущенные дела, постепенно стала привыкать к солнечному свету и к повышенной чувствительности к окружающей среде. Жизнь оказалась не такой уж и плохой, как пони изначально предполагала. Даже не верила, что ещё вчера хотела сбежать из Понивилля, всё бросить и неизвестно бы чем всё кончилось, если бы в ситуацию не вмешалась принцесса Луна.

Целый день единорожка увиливала от Спайка, который всячески пытался её покормить то обедом, то вторым... обедом; старалась не выходить ан улицу. Твайлайт придумывала всяческие оправдания и дракончик в них наивно верил, но кобылка знала, что вечно так обманывать не сможет. Рано или поздно, помощник начнёт задавать ненужные вопросы, вот только ответа на них, у пони ещё не было.

К вечеру солнечный свет потускнел, от чего волшебнице стало гораздо легче. Слабая тяга "поесть" начинала давать о себе знать в виде мыслей... позыва, но не такого сильного, как прошлой ночью.

"И как Луна с этим живёт?" — не в первый раз задумывалась единорожка, с нетерпением ожидая ночного визита своей новой наставницы. Весь свободный вечер пони провела за книгами, читая статьи о вампирах. Увы, информации было слишком мало и содержалась она в основном в детских книжках.

— Вампиры кровожадны и жестоки. Они нападают на своих жертв со спины и со страшным шипением высасывают у них всю кровь, — вслух читала хозяйка библиотеки. — Что? Это точно детская книга? — кобылка посмотрела на обложку и убедилась, что книга всё-таки для детей.- Какой кошмар, бедные жеребята... — вздохнула маленькая вампирша, швыряя книгу в сторону.

— Он не отражается, это вампир! Джонатан, вонзи ему кол в самое сердце, скорее! — пони прочитала строчку из другой книги. — Пфф, бред, — отбросила она вторую книгу.

— Твай, что читаешь? — к ней подошёл помощник.

— Да так... книги перебираю, — занервничала пони.

— "Дракула, бокал красного сока". Не думал что у нас так много книг про вампиров. Зачем они тебе? — дракончик читал названия книг.

Единорожка занервничала ещё больше.

— Нашла их... среди научных изданий. Ты же понимаешь, таким выдумкам не место среди серьёзной литературы, вот и решила переложить их в секцию сказок, — выкручивалась пони.

— Странно, я думал что во всех секциях и так порядок. Ты же сама его наводила в первый день нашего переезда, — озадачился Спайк.

Невиданная смекалка Спайка начала не то что пугать, а раздражать Твайлайт.

-Так, мистер! Ты посуду всю помыл? — строго спросила хозяйка.

— Ну да... — неуверенно сказал юнец.

— А мне так не кажется. Если найду на тарелках хоть одну грязинку, то заставлю мыть всю кухню, ты же меня знаешь, — говорила пони.

— В раковине всего три тарелки, я хорошо их помыл! — возмущался Спайк.

Единорожка посмотрела на помощника с суровым выражением мордашки. Тот печально вздохнув, поволочился в сторону кухни. Твайлайт не любила прибегать к вранью, считала это пороком. Единорожка была недовольна своим поступком и по привычке решила об этом написать, продолжая следовать принципу преданной и лучшей ученицы. Она магически подтянула к себе бумагу и перо:

"Дорогая принцесса Луна! Враньё это неприятно, противно и не правильно, но сегодня я поняла, что иногда ложь просто необходима, дабы защитить близких от той страшной правды, которая может быть ужаснее самого вранья. Обращаться к обману следует только в самых сложных случаях, когда просто нет времени, возможности обойти проблему искусной правдой. Так же я поняла, что в свете последних событий — ложь станет неотъемлемой частью моей новой жизни, что мне просто необходимо принять и главное, не позволить ей очернить мою душу. Жду вашего совета, ваша преданная клыкастая ученица"

Твайлайт применила почтовое заклинание и отправила письмо принцессе ночи. В этот момент из кухни вышел помощник. От внезапности, пони подпрыгнула на месте.

— Твай, я помыл... — начал он. — Ты отправила письмо? — спросил Спайк, заметив магический секундный ореол почтового заклинания.

У Твайлайт окаменел хвост.

— Эм... это же твоя привилегия, Спайк, ты же знаешь. Просто... я открыла окно, — кобылка указала копытцем на открытые ставни окна.

— Хм... — дракончик почесал подбородок. — Твайли, иногда твоя магия бывает такой необычной, — задумчиво сказал он. — Ах, да! Так я помыл посуду, будешь проверять? — оживился он, в очередной раз поверив в ложь.

Твайлайт от такого обилия вранья испытывала чувство стыда и уже сомневалась, что обманывая любимого помощника, достойна называться "хорошей пони" и даже другом для него.

— Я верю тебе, — улыбнулась она, действительно не сомневаясь в искренности Спайка.

— А теперь, можно я пойду, погуляю? Или есть ещё работёнка? — повеселел дракончик.

— Конечно иди, только сильно не задерживайся и не покидай деревню, — заботливо разрешила единорожка.

Спайк выбежал из дома с радостными возгласами. Твайлайт тут же занавесила все окна, погрузив дом в долгожданный полумрак. Солнечный свет по-прежнему был неприятен ей, вызывал жжение в глазах. Тёмная обстановка даровала ей долгожданный отдых, вот только повышенная чувствительность... кобылка никак не могла к ней привыкнуть. Она даже слышала тихие разговоры пони, ходящих где-то на улице. Слышала каждое слово. Лишь отвлекаясь на какое-нибудь занятие, Твайлайт удавалось приглушать чувства.

Единорожка подошла к зеркалу, в котором отражалась её любознательная фиолетовая мордашка. Ей даже не верилось что всё, с прошлым покончено и она больше не пони. Она — вампир. От одной лишь мысли ей становилось не по себе, хотя с другой стороны, ей нравилось быть особенной, ведь новая физиология открывает перед ней широкие научные перспективы.

Волшебница улыбнулась и в ту же секунду отражение сделало то же самое. Ровные ряды белоснежных зубок. Кобылка хотела разобраться, понять как "выдвигаются" клыки. Она напрягалась, языком перебирала зубки, щёлкала ими, но клыки не появлялись, даже намёка.

"А вдруг я излечилась? У меня же отличный иммунитет" — предположила единорожка, но вспомнив о других симптомах, как светобоязнь, тут же отбросила эту мысль.

Твайлайт порычала на своё отражения, но рык получился не зловещим, а скорее забавным, совершенно не как у хищного зверя.

— Ой, грива немного съехала, — отвлеклась пони и магически взяв с тумбочки расчёску, причесала чёлку.

Вспомнив о попытках пробудить в себе вампира, кобылка вновь приступила к разным трюкам, которые были похожи больше на кривляние перед зеркалом. После очередного провала, пони задумалась, что же в прошлый раз пробудило в ней хищника. Был страх, злоба и главное, нетерпимый голод. После ночной кормёжки, её зубы сразу исчезли. Голод... Твайлайт и правда проголодалась, быстрее чем сулила Луна. Конечно, не так сильно как вчера, но тот постепенно начинал о себе напоминать. Чувства вновь обострились. В носик ударили разнообразные запахи различных пони. Каждая персона пахла по-своему, ни одного повторяющегося запаха. Она слышала их разговоры, но их было так много, что речи было просто не разобрать. Но среди голосов слышалось и ещё кое-что: ритмичные удары, биение сердец. У кого-то оно стучало быстро, у кого-то в обычном ритме. Удары заставили воображение Твайлайт работать на полную катушку. Единорожка начала думать... о крови, как она бежит в венах, сосудах. Словно видела. Раньше такие подробности вызвали бы у неё отвращение, оно и сейчас есть, но крайне слабое, граничащее с желанием, удовольствием, предвкушением. Кобылка не хотела вредить другим, хоть и вредом кормёжку назвать было трудно. Ей просто захотелось ещё раз испробовать алой жидкости, вкусить её...

Твайлайт медленно облизала зубки и в этот раз, её язычок наткнулся на два острых клыка.

— Теперь я знаю как это работает, — прошептала она, наблюдая своё клыкастое отражение.

Вдруг, один сердечный ритм сильно затмил собой остальные и в этот момент за спиной кобылки с грохотом открылась входная дверь.

— Твайлайт, пошли погуляем! — в дом, как всегда нагло, ворвалась радужная пегаска.

Единорожка увидела как от неожиданного визита гостьи резко сузились её зрачки, отражающиеся в зеркале.

— Нет... давай попозже, — не поворачиваясь, сказала хозяйка.

Рэйнбоу Дэш медленно прогулялась по гостиной, пока Твайлайт пыталась сообразить, как же "задвинуть" клыки обратно, чего они делать совершенно не хотели.

— Мы это уже обсуждали, подруга. Я буду частенько к тебе заходить и силой отрывать от твоих книжек. Гулять ведь тоже надо, — расхаживала голубая пони. — Кстати, а почему такая темнота? — Рэйнбоу обратила внимание на полумрак.

— Я спала, — солгала хозяйка.

— И для этого нужно было занавесить все-все окна? Ну ты чудачка! Ладно, теперь ты не спишь и я с радостью помогу тебе впустить в дом побольше света, — Рэйнбоу раззанавесила ближайшее окно и солнечный свет тут же кольнул глазки единорожки, но та не подала вида, занимаясь более важной зубной проблемой.

— Флаттершай говорила что тебе не здоровилось. Сейчас-то всё хорошо? — пегаска открыла ещё одно окно и в этот раз Твайлайт едва заметно подпрыгнула.

— Всё прекрасно, — сдержанно ответила единорожка, не успевая адаптироваться под яркий свет.

— Так и будешь стоять ко мне попой? — усмехнулась Рэйнбоу, приготавливаясь открыть следующее окно.

— Я не накрашена, — занервничала волшебница.

Чародейка услышала грохот тела и последующий безудержный смех голубой подруги. И да, шлепки крыла по полу — так же делают и смеющиеся земные пони, но только бьют копытом по земле или столу.

— Твай, иногда чувство юмора у тебя всё же есть, вот отожгла! Ты же не никогда не красишься! — смеялась Рэйнбоу.

Единорожка пыталась не думать о крови, да и уже не думала, но два острых клыка словно навсегда вылезли. Тем не менее, Твайлайт продолжала слышать учащённое сердцебиение подруги и ощущать её запах, понимая, либо она возьмёт вверх, либо новые инстинкты вампира себя в очередной раз проявят. Но голод был не критичным, не способным свести её с ума, лишь страх разоблачения тревожил Твайлайт, накручивая неприятные мысли.

-Твайлайт, может твою попку и заценят горячие жеребцы, но лично мне было бы приятнее видеть твою мордашку, — приближалась Рэйнбоу.

Твайлайт сделала шаг в сторону, дабы пегаска не заметила её отражение. Панический страх постепенно накатывал на единорожку. Она боялась реакции пегаски, не хотела терять подругу, а дружба для Твайлайт была одной из самых важных вещей в её жизни.

— Да в глаз что-то попало... я сейчас... Сейчас, Рэйнбоу, — неуверенно врала волшебница.

— А ну-ка! — пегаска резко развернула подругу, от чего та едва не потеряла равновесие и вскрикнула, чего совершенно делать не хотела.

Рэйнбоу удивлённо смотрела на Твайлайт.

"Она их видела... знает!" — испугалась единорожка.

По реакции пегаски было понятно, что... ничего не понятно.

— Рэйнбоу, ты только не пугайся, ладно? — сказала Твайлайт.

— Пугаться чего? Твайлайт, ты явно перечитала своих книжек, — Рэйнбоу закатила глаза.

Единорожка вновь провела по зубкам язычком и к своему счастью, не обнаружила маленьких клыков, что позволило ей облегчённо выдохнуть, понимая, что подруга не успела их заметить.

— Ты права, давай немного прогуляемся, — согласилась Твайлайт.

Кобылка не хотела выходить из дома, но знала, что так будет лучше в плане конспирации. Будет меньше подозрений в её адрес.

— Немного? Снова шутишь? Да ты сама не своя! Уж я-то за тебя займусь! — посмеялась пегаска, подталкивая подругу к выходу.

Благо глаза юной вампирши начали адаптироваться к яркому свету, но тот всё ещё доставлял, как никакое, но неудобство. Оказавшись на улице, единорожка вновь начала слышать голоса и прочие звуки чуть ли не со всей деревни. Вечер уже начинался, а значит и ночь не за горами, нужно было просто продержаться, потерпеть. Волшебница рассчитывала но помощь Луны как никто другая.

— Ух, ты такая холодная! Сейчас солнышко согреет тебя, — произнесла Рэйнбоу, коротко обняв единорожку.

— Холодная? — неуверенно переспросила хозяйка библиотеки, магически закрывая за собой дверь.

— Да вообще! — доходчиво пояснила радужногривая подруга.

Твайлайт посмотрела на своё левое копытце, но ничего особенного не заметила. Затем она вспомнила те сказки, о которых читала почти весь день. В них говорилось, что вампиры это нежить. Их сердца не бьются и мёртвая кровь циркулирует по каким-то зловещим мистическим законам. У бедняжки от таких мыслей в горле пересохло.

— Твай, ты сегодня ну очень странная, — подруга помахала крылом перед глазами единорожки, но та даже не моргнула.

— Твайлайт? Эй, мисс библиотекарь, вы там? — звала пегаска.

— Да... задумалась, — очнулась фиолетка, но в горле по-прежнему было сухо, а тут ещё эти проклятые мысли, желание попить и отнюдь не воду.

— Рэйнбоу, ты не могла бы дышать потише, — попросила единорожка, начиная терять контроль над чувствами.

— Дышать? Может, мне ещё сердцу приказать не биться? — усмехнулась подруга.

Твайлайт посмотрела на грудь подруги, слыша все подробности стука её сердца. Снова желание, позыв, да ещё вдобавок раздражающие уличные звуки, солнечный свет. Для чародейки это было слишком, она уже не понимала что происходит, где происходит... Кобылке захотелось закричать, исчезнуть... она не знала что делать и это пугало её ещё больше. В конце концов её нервы просто не выдержали и отключили сознание. Обморок.

— Твайлайт? — испугалась Рэйнбоу, успев подхватить падающую подругу.


Отдалённые голоса уже не казались такими отдалёнными. Приоткрыв глазки, единорожка увидела размытые фигуры пони, вот только кто есть кто — различить никак не могла.

— Ей нужен покой. Солнечный удар всегда неожиданен, пускай денёк отлежится дома, — говорил мужской голос. — Я на всякий случай возьму кровь на анализ, — добавил он.

Волшебница ощутила укол в ногу.

— Но у меня уже брали кровь, — пробормотала она.

— Твай, ты очнулась! — обрадовалась Рэйнбоу.

А вот доктор ничего не ответил.

— Не надо... я не хочу крови, — бормотала единорожка.

— Я уже закончил. Если что-то замечу, то обязательно дам знать, — сказал врач.

— Спасибо, доктор Мур, — сказала Рэйнбоу, провожая заботливого гостя.

Темнота. Единорожка снова потеряла сознание, но в этот раз, всего на пару минут. Очнувшись, она почувствовала себя гораздо лучше, даже на ноги встать смогла. Отчасти её улучшенное самочувствие было вызвано пришедшей ночью, скрывшей своим покровом неприятный дневной свет.

— Может, сообщишь о здоровье принцессе Селестии? Она даст тебе несколько выходных, отдохнёшь от обучения, — предложила Флаттершай, видимо узнав о случившемся.

Других подруг, кроме двух пегасок, в доме не было. Твайлайт надеялась что остальные не в курсе странного поведения волшебницы, ей и без того было не легко. Твайлайт привыкла контролировать свою жизнь, просчитывать каждый шаг, вероятность. Сейчас она ничего подобного сделать не могла, всё пошло наперекосяк.

— Я посмотрю как завтра буду себя чувствовать, — ответила волшебница.

— Я сказала доктору про зуболихорадку, но он ответил, что такого диагноза тебе не ставил и несколько раз спросил, с чего я так решила. Твайлайт, я беспокоюсь за тебя. Доктор Мур сказал что у тебя солнечный удар, не понимаю, почему ты обманула? — интересовалась Флаттершай.

— От солнечного удара я стала... хуже соображать, просто запуталась... зуболихорадка! — широко улыбалась волшебница, радуясь что некомпетентный врач поставил более-менее безобидный, ложный диагноз. — Ну надо же было такое ляпнуть! — неуверенно хихикнула она.

К компашке подошла радужная пегаска.

— Без обид, Твай. Когда ты заболеваешь, то становишься такой чуднОй. Будь ты всегда с таким чувством юмора, то стала бы даже лучшей приколисткой чем я! — Рэйнбоу с гордостью приложила копыто к груди.

— Да, я такая... — натянуто улыбнулась хозяйка. — А теперь, если вы не против, я хотела бы лечь пораньше, — Твайлайт намекнула подругам.

— Эм... конечно! Мы проведаем тебя завтра, — согласилась голубая пегаска.

— Если хочешь, я могу переночевать с тобой, — вежливо предложила Флаттершай.

— Нет, девочки, всё хорошо. Я очень благодарна вам за помощь, пока, — хозяйка подталкивала подруг к выходу, пока те не оказались с той стороны двери.

— Твайли, только я ни поняла, я кажется... вчера видела у тебя странные зубки. Разве такое бывает при солнечном ударе? — неожиданно спросила желтокрылка.

— Эм... тебе показалось, просто я сильно тебя напугала. Всего хорошего! — протараторила единорожки и резко закрыв дверь, облокотилась на неё спиной и медленно сползла на пол, просто не веря, что столь кошмарный день наконец закончился.

В этот раз она была близка к разоблачению, чего в будущем, допустить просто было нельзя.

— Твай, тебе что-нибудь принести? — со второго яруса спустился Спайк.

— Нет, не нужно. Иди спать, — улыбнулась кобылка.

Дракончик поднялся на несколько ступеней и на мгновение застыв, побежал к волшебнице, после чего крепко её обнял.

— Я так беспокоюсь за тебя, Твайлайт. Ты всё что у меня есть в этой жизни, — сказал он.

Поступок помощника тронул единорожку до глубины души. Как же ей захотелось рассказать ему правду, поделиться...

— Я тоже люблю тебя, Спайк, — волшебница потёрлась мордашкой об его макушку.

Дракончик отпустил пони.

— Только Рэрити не говори про мою синтементальность... Рэйнбоу однажды сказала, что проявление плаксивых эмоций признак слабости, а Рэрити... — не договорил он.

Кобылка хотела прочить ему лекцию по опровержению слов радужной пацанки, но решила поступить проще.

— Не скажу, — пони отрицательно помотала головой.

С довольной мордашкой, помощник быстро убежал на второй ярус. Твайлайт подошла к окну. Её усталым глазкам приятно было видеть синеву тёмной ночи и неприятна мысль о том, что всего через несколько часов она закончится. Вечная ночь... единорожка всё лучше начала понимать свою ночную наставницу и даже не заметила, как заснула прямо у окна, положив мордашку на подоконник.


Единорожка не знала сколько времени проспала, но сон ощущение спокойствия было просто божественным. Ей разбудило дуновение ветра из открытого окна... открытого — пони смутно вспомнила, что не открывало его. Она посмотрела на распахнутые ставни, которые твердили ей совершенно обратное. Пони сразу забыла об окне, как только увидела знакомую фигуру, стоящей посреди пустынной дороги.

Сон как копытом сняло. Волшебница тут же ощутила в себе прилив сил и резво вскочив на ноги, выбежала из дома, направляясь на встречу с ночной наставницей.

— Принцесса Луна, вы пришли! — обрадовалась юная вампирша, добежав до аликорна.

— А как же иначе, дитя? — улыбнулась Луна. — Как прошёл день? — спросила принцесса.

Кобылки медленно и удивительно бесшумно пошли вдоль дороги.

— День прошёл ужасно... — вздохнула пони.

— Ты раскрыла свой секрет? — удивилась аликорн.

— Нет, никто не знает. Мне приходилось много врать... вы получили моё письмо? — спросила волшебница.

— Получила. Твайлайт Спаркл, я не Селестия и не требую от тебя подробных отчётов. Я предпочитаю разговаривать, общаться вживую. Но если тебе удобнее присылать мне письма, я не буду возражать. Ты усвоила правильный урок, обманывать придётся много. Это залог твоей безопасности и безопасности тех, кто тебя окружает. Есть враньё во зло, когда его цель причинить другой пони вред, а есть во благо. Помни, защищая ложью свой секрет, ты поступаешь во благо, — говорила наставница.

— Спасибо за ценный урок, я запомнила. Принцесса... у меня к вам столько вопросов,

— озадачилась единорожка.

— Так спрашивай, ведь для этого я здесь, — Луна коротко посмотрела на ученицу.

— Рэйнбоу сказала что я холодная... я мертва? — Твайлайт задала один из самых тревожных вопросов.

Принцесса остановилась.

— Снова читала глупые книжки? Мой тебе совет — больше никогда их не открывай. Ты жива, Твайлайт, но твой обмен веществ циркулирует теперь иначе, а сердце не мертво, оно медленнее бьётся, отсюда и холод тела. Есть ещё вещи, которые не дают тебе покоя? — Луна продолжила идти.

— Да... я весь день плохо себя чувствовала, мои чувства то сильно обострялись, то затихали. Я была на грани паники, даже сознание потеряла когда вышла на улицу, — говорила волшебница.

Свернув за угол, кобылки оказались в тёмном переулке, но темнота не была их врагом. Видели они местность прекрасно.

— Идёт перестройка твоего организма. Вампирами не стразу становятся, начался весьма неприятный процесс. Самое трудное уже позади, ещё пару дней и превращение будет закончено, и жить станет куда проще, чем сейчас даже при солнечном свете, — говорила аликорн.

Твайлайт впитывала информацию как губка, проворачивая в голове каждое слово мудрой наставницы, которой всецело доверяла свою дальнейшую судьбу.

— Я так рада что тогда, в трудную минуту вы оказались рядом со мной, — поблагодарила пони.

Твайлайт ощутила нежное прикосновение крыла принцессы.

— А я рада, что успела вовремя, — любезно сказала аликорн.

Кобылки завернули в очередной проулок.

— Я проголодалась, принцесса, — призналась Твайлайт.

Луна резко остановилась и указала мордочкой в дверь ближайшего дома.

— Сейчас? — удивилась ученица.

Аликорн молча кивнула. Единорожка подошла к двери, магически её открыла и медленно вошла внутрь.

— Твайлайт, ты допустила грубую ошибку, — прошептала Луна.

— Какую? — удивилась пони.

— Прежде чем пробираться в чужой дом, нужно убедиться что все спят. Благо я успела провести проверку. Для этого есть обострённые чувства. Вон за той дверью спит жеребец, ты слышишь его? — принцесса указала на комнатную дверь.

Единорожка кивнула, слыша биение его сердца и мирное посапывание.

— Я поняла, — пони дала принцессе знать, что осознала ошибку.

— Теперь, действуй, — шептала аликорн.

Единорожка открыла очередную дверь и тихой постопью подошла к жеребцу. Зрение тут же улучшилось в разы, позволяя видеть его кровеносные сосуды, вены, а во рту ощущались два выпирающих клыка. В этот раз, вампирские заморочки сработали безотказно. Единорожка, по мере приближения к шее жертвы, начинала всё больше испытывать желание испить крови, насладиться красной жидкостью. Это было... словно в сильную жару изнывать от жажды. Её клыки почти вонзились в шею ничего не подозревающего жеребца, как...

— Стоп, — скомандовала аликорн.

Твайлайт остановилась от неожиданности, просто замерла. Но тяга укусить была просто невыносимой, словно зуд по всему телу, который нет возможности почесать.

— Твайлайт, сегодня ты не будешь пить кровь, — строго сказала Луна.

— Но почему? — удивилась вампирша, стоя в той же позе, ожидая такое же неожиданное одобрение Луны.

— Я хочу что бы ты сразу усвоила наиважнейший урок. Ты не должна поныкать своему голоду. В первую ночь ты с ним справилась, но это не значит что сможешь вечно его сдерживать, не поддаваясь на столь заманчивую возможность укусить жертву. Вот он перед тобой, беззащитный жеребец. Ничто не мешает тебе его укусить, но ты не станешь этого делать. Ты сможешь? — говорила Луна.

— Конечно! — подтвердила пони, но вот только отойти от жертвы, к своему удивлению, не смогла.

Тяга крови продолжала расти, ведь сочная шея так близко, рядом. Нужно просто укусить.

— Одно дело, когда ты не желала навредить своей подруге, но другое стоять перед незнакомым жеребцом. Ты сможешь пересилить себя? — Луна немного наклонила голову в бок.

— Но я так голодна, — жалостливо сказала пони.

— За один день невозможно так изголодать, мы можем не питаться долгое время. Это инстинкт вампира тебя убеждает в голоде, не слушай его, а верь разуму, ибо он у тебя сильный, — сказала Луна.

Твайлайт снова посмотрела на шею жеребца. Один укус и часть проблем упадёт с её плеч. Затем, она посмотрела на Луну. Единорожка знала, что та верит в неё и не хотела разочаровать наставницу.

С огромными психологическими усилиями пони удалось противостоять желанию и отойти от жеребца. Она не думала что столь простое действия окажется невероятно сложным.

— Умничка, — улыбнулась Луна.

Твайлайт вся расплылась в улыбке.

— Думаю, ты достойно выдержишь свой первый экзамен, — сказала Луна.

— Какой экзамен? — с ротика пони пропала улыбка.

— Я не хочу пока нагружать тебя обилием информации, не всё сразу. Не пугайся, я помогу тебе его пройти и поведаю подробности следующей ночью, — ответила принцесса.

Тут жеребец проснулся, возможно от громкого шёпота кобылок, что забрались в его дом. Едва завидев их, он подскочил на кровати.

— Спасть, — глаза аликорна засветились красным светом и тот тут же заснул, не успев даже слова сказать.

— Ваши глаза... такой магии я ещё не видела, — озадачилась Твайлайт.

— Ещё увидишь, — загадочно сказа Луна. — А сейчас, иди домой, наберись сил и проживи день как обычная пони. Не нужно зацикливаться на том, что ты вампир. В первую очередь ты та же Твайлайт Спаркл, никогда не забывай про это. Теперь я поняла почему сестра выбрала именно тебя в ученицы. Ты и правда очень способна и талантлива, — одобряюще говорила принцесса. — Ну что стоишь? Я же тоже не совсем аликорн и не кормилась несколько ночей... Я предпочитаю делать это тогда, когда на меня не смотрят, — призналась Луна.

— Но он же видел вас, — забеспокоилась пони.

— Не переживай, я зайду к нему в сон и немного искажу правду, где его воображение сыграет нужную роль, — Луна подошла к жеребцу.

Твайлайт заметила блеск её клыков и драконий взгляд, что смутно напомнило ей о Найтмэр Мун. Ощутив себя неловко, единорожка вышла из дома, позволив аликорну-вампиру совершить задуманный акт кормёжки.

Тёмная, приятная ночь. Скоро лучи солнца разгонят её уютный мрак и впустят свет в маленькую деревню, пробуждая в каждом доме пони, безгранично радующихся жизни. У Твайлайт осталось к принцессе ещё много вопросов, но получать некоторые ответы она боялась, хотя знала, что они просто необходимы для её выживания. Волшебница не видела своего будущего... точнее, не могла даже предположить что ждёт её дальше. У неё были свои маленькие мечты, но суждено ли им теперь сбыться? Неизвестность пугала кобылку и она же была чем-то новым в её жизни. Чем-то таким, чего ей так не хватало в просчитанной рутине собственного существования.