Маленький рыцарь

Тандерлейн и Рамбл - самые лучшие братья во всем Понивилле. Но чем же им заняться сегодня? А что, если найти какую-нибудь веселую игру? Именно это братишки и сделают.

Другие пони

Падение

Немного безумия. Вдохновленно эмоциональной реакцией на одну текстовую пони-РПГ.

ОС - пони

Простые нужды

Что ещё надо тому, кто и так есть всем?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Первая ночь

Луна никак не могла понять того прощения, которым одарила её старшая сестра сразу после возвращения из тумана ненависти. Ведь, как считала принцесса ночи, здесь не за что прощать. Её вина была слишком велика.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Виртуальная нереальность

Когда невещественное вдруг становиться существенным.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Розовый удар

Десятилетия войны закончились обменом мегазаклианиями. Кантерлот пал, накрытый чудовищным розовым облаком. Принцессы мертвы. Судьба министров неизвестна. Рейнбоу Дэш покидает пегасов, укрывшихся на своих облаках, и спускается вниз, чтобы исполнить просьбу Пинки - доставить шары памяти в Министерство Крутости. Но она и не планирует возвращаться - отсиживаться за облаками когда внизу нуждаются в помощи не для неё. Но руководство пегасов не может позволить своей героине просто так покинуть их.

Рэйнбоу Дэш Гильда

Охотник за сенсациями 3: замок безумного Понякулы

Хаусу выпало испытание, которое могло стать ему не по зубам, ведь какие скелеты в шкафу можно найти в древнем заброшенном замке?

Другие пони

Серый

Кто-то считает, что мир окрашен в чёрное и белое, другие — что в оттенки серого. Правда, как всегда, где-то посередине. Где-то же посередине одна одарённая кобылка размышляет о причинах и смыслах.

Октавия

Солдаты другого мира

Действие рассказа начинается во время Великой Отечественной Войны. Советский солдат-подпольщик Григорий Парамолов во время операции по захвату немецкого аванпоста трагически теряет всю свою команду, а сам оказывается тяжело ранен и попадает в плен. Оказавшись у стенки боец считает что это его конец, но его судьба решила иначе. И не только его...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Человеки

Холод в сердце

В одном из королевств Эквестрии, где уже множество лет — мир и покой, из дворца необъяснимо исчезает золотое украшение. Расследование король поручает одному из магов, но уже с первых шагов становится ясно: не всё так, как кажется на первый взгляд.

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Часть 2

Часть 1

Одним тёплым июньским деньком Твайлайт решила встать пораньше. В этот раз лучи солнца не успели коснуться её сонной мордашки и приветливо разбудить своим приятным теплом. Кобылке не требовался будильник — отличные "внутренние часы" почти всегда работали без сбоев в основном благодаря тому, что пони привыкла жить по плану, в собственном "идеальном" распорядке жизни, не боясь потерять над нею контроль, защищая себя мыслями о абсолютном контроле происходящего.

Причина столь раннего подъёма не была случайностью или банальным внезапным пробуждением. Твайлайт давно ещё спланировала провести генеральную уборку в доме. По сути, первую серьёзную уборку с момента переезда в библиотеку Понивилля. Десятки... сотни книг пылились на многочисленных полках дома, стоящих чуть ли не в каждой комнате. Конечно, их число не могло сравниться с тем обилием книг, которыми пестрила королевская библиотека, но волшебнице и этого было вполне достаточно, с этаким запасом как минимум на год активного чтения.

— Спайк, готов? — она посмотрела на сонного дракончика, лежащего в корзине, что стояла рядом с её кроватью.

Тот определённо не был рад предстоящей работе, но никогда не отказывал в помощи любимой единорожке, что та всегда очень ценила.

— Если ты не хочешь, то я сама могу справиться, — выразительно сказала пони.

Твайлайт не хотела заставлять помощника перебирать мебель и книги, ведь вчера он и так перетрудился, постоянно выполняя мелкие поручения хозяйки, которых было ой как не мало.

— Ещё одну минуту и я встану, — сонно произнёс Спайк.

Не прошло обещанной минуты, как юный помощник закрыл глаза и громко засопел, на что Твайлайт просто не могла не улыбнуться.

— Ещё напомогаешься, а сейчас наберись сил, — прошептала пони, заботливо накрывая его одеялом.

Тихо цокая копытцами, молодая кобылка спустилась на первый этаж библиотеки. На столе уже лежал список... внушительный такой список тех мест дома, в которых требуется навести порядок. Преданный Спайк указал каждый стул, диван, книжную полку, дверь, раковину... ну всё, тем самым позволив чародейке руководствоваться тем, что она так любила — планом действий.

Первым пунктом в списке был внушительный книжный стеллаж, занимающий центральную часть холла. На нём стояло несколько сотен книг, многие их которых были покрыты аж несколькими слоями пыли, что говорило о том, что до прихода ученицы Селестии в деревню, местные жители не особенно пользовались книгами. Глядя на запущенное состояние верхних полок, Твайлайт задумалась, сколько же лет библиотеке? А сколько лет толстенному дереву, в котором она была построена?

— Да ты у нас наверняка ровесник принцессы Селестии, — посмеялась пони, копытцем поглаживая стену библиотечного дерева.

Твайлайт смущённо посмотрела по сторонам, боясь что мудрая наставница может услышать и обидеться за то, что её сравнили с деревом, но той рядом не оказалось. Обстановка была уютной и вещи были вполне себе ухоженными — после переезда, кобылка первым делом почистила мебель и места дома, которым было суждено стать жилыми, но времени на генеральную уборку, в вечно расписанном графике волшебницы, не находилось и лишь спустя почти год дело наконец дошло до серьёзной уборки.

Магически держа веничек, кобылка начала тихо напевать себе под нос любимую песенку из детства, при этом ритмично очищая книги от обилия пыли. Та оседала на её мордашку, заставляя пони изредка чихать и шмыгать носиком. Уборка не вызывала у единорожки особого удовольствия, ведь она считала что есть дела и поважнее, но план есть план и его придерживаться надо, дабы в жизни была гармония, контроль, а не хаос.

Закончив со стеллажом, пони принялась за небольшие шкафы книг, что были вмонтированы в стены дома. Пыли в них было поменьше — многими книгами единорожка часто пользовалась, да и при наличии свободных минуток, не упускала возможности пройтись по ним веничком.

— И как я так запустила собственный дом, вот растяпа, — сама себя ругала единорожка, борясь с тучами пыли и грязи.

Через некоторое время пони практически закончила уборку первого этажа, осталась лишь дальняя неиспользованная комната со старым библиотечным барахлом, состоящим из испорченных книг, которые уже давно заменили новыми. Пыль, паутина и неприятный запах сразу встретили Твайлайт, как только она открыла маленькую дверцу. В комнатке не было светильников, а света из дальнего окна едва хватало на её частичное освещение. С некой брезгливостью, пони вошла внутрь, намереваясь понять на сколько час ов придётся застрять в этой помойке, пока та не станет похожа на кладовку, для чего видимо изначально и создавалась. Половицы под ногами поскрипывали и даже хрустели. Боявшись что пол прогнил, кобылка ступала крайне медленно и осторожно, не желая пораниться об какую-нибудь сломанную половицу. Пол скрипнул ещё больше, вынудив кобылку застыть на месте.

— Нет, здесь определённо потребуется помощник, — едва успела произнесла единорожка, как треск ломающихся досок не дал кобылке даже пискнуть. Меньше чем через секунду волшебница провалилась в какое -то незнакомое подполье.

Из-за всепроникающего страха она боялась даже пошевелиться и продолжала лежать на левом боку пола, глядя на тусклый свет, шедший из верхнего разлома. К счастью, высота оказалась не большой и пони отделалась лишь лёгкими, но всё же неприятными ушибами. Волшебница пришла в себя только через несколько минут и не желая оставаться в темноте, зажгла на кончике рога фиолетовую искорку, которая тут же осветила практически всё видимое пространство. Её свет тускло мерцал, словно от небольшой свечки, расположившейся на самом лбу неосторожной волшебницы.

"Где это я?" — Твайлайт с интересом начала осматривать окружающее помещение, совсем позабыв об ушибах и царапинах.

Пол был выложен из камня, как и стены, но это был явно не фундамент здания. У домов, построенных в деревьях, вообще не бывает фундамента. В некоторых местах были толстые корни библиотечного дерева, словно маленькое подземелье было построено ещё до того, как посадили это самое дерево.

Прямоугольная каменная комната... лишь в одной из стен была массивная железная дверь. Едва завидев её, Твайлайт тут же загорелась научным любопытством, ведь она попала определённо в очень старое место и возможно ей удаться заглянуть в прошлое Эквестрии, причём задолго до появления правящих Сестёр и Дискорда. Осторожно шагая по каменной кладке, кобылка приблизилась к двери. Верхняя часть имела загиб в виде арки, сама дверь имела коричневый оттенок ржавчины, который с трудом просматривался в фиолетовом свете магии волшебницы. Дверь не имела замка, даже намёка на него и пони терялась в догадках — зачем ставить такую массивную дверь, если не собираешься её запирать? С каждой мыслью, волшебнице становилось всё интересней, от чего по её спинке забегали приятные мурашки предвкушения увидеть что-то новое, крайне необычное. Ей даже не верилось, что она целый год прожила в доме и никогда не слышала об этом месте, хотя досконально изучила историю Понивилля, впрочем, как и свой дом.

Пони приложила ушко к двери. Тишина. Тогда она легонько постучала по ней копытом и металлический звук приглушённо разлетелся по подвалу. Какой-то внутренний страх, инстинкт тормозил её, простил вернуться назад и вообще забыть про это место, но любознательный разум кобылки перевесил все инстинкты и толкнув дверь ногой, позволила той медленно открыться с противным металлическим скрежетом.

За дверью оказалась лестница с неровными ступеньками и непроглядной тьмой в конце.

— Приведений не существует, — стараясь погасить в себе нарастающий страх и мыслить максимально рационально, пони начала медленно и осторожно спускаться вниз, не желая пережить ещё одно падение, но в этот раз с лестницы.

Вновь и вновь в фиолетовом свете появлялись тупеньки. Спуск был довольно крутым, а потолок низким, от чего пони пару раз шаркнула по нему рогом. Но у лестницы всё же было окончание, в чём пони наконец убедилась. Она попала в новую комнату, но уже поменьше в размерах и совсем не пустую... на стенах были нарисованы странные символы, в центре стоял низкий каменный стол, больше похожий на алтарь, а вот то, что лежало на нём повергло кобылку в первобытный ужас. Одно дело видеть череп в учебнике по анатомии, а другое вживую. От страха, её магический светильник потускнел, что практически полностью погрузило комнату во мрак. Пони боялась потерять контроль над магией и впервые жутко испугалась вероятной темноты.

— Это просто древняя могила... гробница! — единорожка пыталась найти объяснение, но одних убеждений ей было мало.

Она плавно приблизилась к предмету, что лежал на алтаре, надеясь что всё же перепутала и это лишь камень... ну может старая маска. Чудо не случилось — перед ней лежал настоящий череп. Пони наклонилась слишком близко и внезапно погасшая магия всё же вызвала в кобылки приступ паники. Та поняла что вот-вот упадёт на жуткий алтарь и вытянула переднюю ногу вперёд, дабы смягчить предстоящее неуклюжее падение. Удар и лёгкий хруст... нет, Твайлайт не сломала ногу, это её нога что-то сломала.

Завизжав и едва не оглохнув от собственного визга, единорожка зажгла магическую искорку и со всех ног побежала обратно. Одним прыжком ей удалось зацепиться за прогнившие доски кладовки и, в приступе адреналина, выползти на первый этаж дома, а затем и вовсе в холл. Тяжело дыша, она посмотрела на маленькую ранку, что неприятно болела на левой передней ноге.

Копытца были чумазыми, с головы сыпался песок. Хромая, единорожка зашла в ванную комнату и встала под душ, приводя как тело, так и мысли в порядок под струёй тёплой воды. В дверь постучали, от чего единорожка легонько дрогнула.

— Твай, я слышал крик, с тобой всё хорошо? — спросил Спайк.

— Всё нормально, — волшебница закрыла кран взяв полотенце, открыла дверь.

Дракончик смущённо отвернулся.

— Всё хорошо Спайк, я уже выхожу, не стоит стесняться, — улыбнулась волшебница, вытираясь полотенцем.

— Я просто... ты обычно смущаешься когда я вижу тебя мокрой, — неуверенно сказал помощник.

И действительно, принятие водных процедур в доме для пони было личной гигиеной и в плане морали, было не принято без разрешения входить в уборные комнаты если в них кто-то находился. Но сейчас, единорожке было как-то не до смущения — её умная головка всё ещё пыталась справиться с недавним потрясением.

— Так что был за крик? — спросил Спайк, всё ещё закрывая лапками глаза.

— Это с улицы... да, с улицы. Жеребята игрались, — Твайлайт не хотела рассказывать помощнику о странном подземелье, тот и так верил во всякую нечисть, а после такого вовсе перестанет спокойно спать.

— Ладно, давай с уборкой помогу, — дракончик всё же открыл глаза и начал осматривать видимую часть холла.

— Хорошо, начни пока на втором этаже, я позже к тебе присоединюсь, — резво ответила пони, стараясь не допустить то, что бы Спайк нашёл кладовку.

— Как скажешь! — согласился дракончик и отдав честь, побежал у лестнице, ведущей на второй ярус библиотеки.

Твайлайт же бросила полотенце и подбежав к кладовке, закрыла дверь, при этом наложив на неё магический невидимый замок. Облегчённо выдохнув, кобылка села на круп. Она посмотрела на ранку, напоминающую о случившимся в подвале, но грохот наверху быстро отвлёк её от неприятных мыслей. Пони тут же телепортировалась на второй этаж, где на полу валялась картина, а рядом с ней стоял Спайк.

— Она сама упала, я просто хотел протереть пыль! — оправдывался тот.

— Ох, Спайк, — коротко посмеялась пони, магически вешая картину на место.

Остаток дня они провели за генеральной уборкой. пыль была убрана везде где только можно, лишь мрачная запертая кладовка осталась нечищеной — Твайлайт радовалась, что Спайк об этом не знал.

Солнце садилось, а бравые уборщики не то что не ужинали, даже не обедали. Когда увлечённо занимаешься работой, то зачастую теряешь счёт времени. Журчание в животе было быстро компенсировано сытным ужином, после чего пони и дракончик отправились спать. На животе было не очень хорошо, словно кобылка съела что-то испорченное, но вот спайка такие проблемы определённо не мучили — он спал сном младенца. Твайлайт нравилось ощущение усталых копыт и хорошенько потянувшись в кровати, она не заметила, как быстро отправилась в царство снов.


Ещё никогда солнечный свет не был таким противным. Привычные лучи дневного светила вовсе не радовали сонную мордашку пони, а словно тысячами иголок непрерывно кололи её. Твайлайт магически закрыла занавески, от чего стало лучше, но не намного.

Голова болела, даже немного кружилась, а тело ныло от неопрятной ломки, вероятно вызванной обилием работы, что была вчера или всё же синяки от падения в подвал наконец дали о себе знать. Кобылка посмотрела на левую ногу прищуренным взглядом и к своему удивлению не обнаружила той самой царапины, из-за которой полдня хромала. Она не то что зажила, её словно и не было. Ещё сонный разум просто не смог выдать тому объяснения.

— Твайлайт, тоже проснулась? — раздался голос Спайка.

— Спайк, не кричи... тише... — простонала пони.

— Оу, прости, — помощник потянулся к занавескам и только собрался их раскрыть, как волшебница магически ему помешала, что сразу вызвало недоумение на его мордашке.

— Не надо, — вновь простонала пони, отворачиваясь от окна.

— Твайли, тебе нездоровится? — забеспокоился помощник.

— Кажется я заболела, — предположила пони.

Помощник сел на край кровати.

— Какой кошмар! Чем? — спросил он.

Она понимала, что дракончик говорит обычным голосом, но всё же он казался ей каким-то громким.

— Не знаю... просто полежу немного и всё, — медленно говорила волшебница.

— Давай я Зекору позову, — вскочил дракончик.- Или доктора, — добавил он.

— Никого не надо, я просто не выспалась, — тут же отказалась пони.

— Можно я хотя бы завтрак приготовлю? — с надеждой в голосе спросил Спайк.

— Да... да... — бормотала чародейка.

С громким топотом помощник спустился вниз по лестнице, пока Твайлайт лежала и пыталась понять, что же с ней всё-таки не так. Носик не был заложен да и горло не болело, что не типично для простуды. Единорожка редко болела, поэтому знала о болезнях крайне мало. Предположив, что просто переутомилась от тяжёлой работы, Твайлайт закуталась с головой под одеяло и снова начала засыпать.

— Твай, я завтрак приготовил! — через несколько минут раздался звенящий голос помощника.

— Я не голодна, — буркнула единорожка, даже не потрудившись выглянуть из-под одеяла.

— Но тебе надо поесть, тем более, что ты заболела. О, знаю! Я заварю тебе чай с малиновым вареньем! — Спайк тут же убежал вниз.

Понимая что с таким заботливым помощником просто не суждено выспаться, кобылка всё же скинула с себя одеяло. Снова яркий свет начал больно резать глаза, от чего Твайлайт в очередной раз недовольно простонала. В этот момент на второй ярус вернулся Спайк, держа в лапках поднос со сладким чаем и сдобными булочками. Маленький лучик света, проскочивший через щель занавесок, отразился от серебряной поверхности подноса и отпрыгнула прямо в глаза волшебницы. Та вскрикнув, резко махнула передней ногой, тем самым выбив поднос из лап помощника. Стакан тут же разбился об пол, как булочки перелетели через перила и шмякнулись где-то на первом этаже.

— Твайлайт, — прошептал дракончик, испугавшись поведения свой хозяйки.

Единорожка осознала что натворила и от этого ей легче не стало.

— Спайк... прости. Я не очень хорошо себя чувствую, — говорила пони, прищурено осматривая дракончика и радуясь, что тот не пострадал. — Прошу, дай мне побыть одной и не надо никаких врачей. Договорились? — спросила пони.

— Да... конечно, Твайли, — неуверенно согласился Спайк.

Вид Твайлайт ему совершенно не нравился: взъерошенная, сонная, недовольная, даже цвет шёрстки немного стал темнее, но может так играл приглушённый свет. Пони медленно вернулась в кровать и снова с головой закуталась в одеяло.

Спайк очень переживал за волшебницу. Она запретила вызывать врачей или Зекору, но не запрещала... за этой особой он тут же и отправился.


Целый день юная волшебница провела в кровати. В голове была каша из мыслей, по телу проходили волны озноба, от чего ей становилось то жарко, то холодно. Она поняла что это не просто усталость, а что возможно, её организм действительно поддался вирусу или иной инфекции, а здесь определённо потребуется помощь специалиста. Так же, пони боялась выбиться из собственного графика, распорядка жизни что отразится на её обучении у Селестии не в лучшую сторону, чего она просто не могла себе позволить. Тем не менее, один день пролетел в пустую, из-за чего все дела просто намертво встали.

Её разбудил громкий стук в дверь. Вынырнув из-под одеяла, единорожка удивилась тому, насколько здорово ей полегчало. Головные боли прошли, ровно как и непрекращающийся озноб. Яркое солнце больше не пыталось пробиться сквозь плотные занавески, постепенно отдавая вахту надвигающейся ночи. Разум наконец очистился от сплошного потока мыслей, что позволило единорожке долгожданно расслабиться.

В дверь снова постучали и в этот раз, фиолетовая пони резво спустилась на первый этаж, встречая гостей и удивляясь, куда же запропастился Спайк. Открыв дверь, она увидела Флаттершай. Пегаска со всей робостью стояла на пороге дома.

— Можно войти? — спросила желтокрылка.

— Оу, не ожидала тебя сегодня в гости, но всё же проходи, — выразительно сказала хозяйка, позволяя подруге пройти в дом.

— Я видела Спайка, он сказал, что тебе нездоровится и попросил тебе помочь, — говорила подружка, глядя на взъерошенную шевелюру Твайлайт.

— Да, было дело... но мне стало гораздо лучше! У меня отличная иммунная система, я не боюсь болезней. Если что и было, то уже прошло. Кстати, и где Спайк? — поинтересовалась единорожка.

— Он будет через несколько минут, его Свити Бель попросила проводить до дома, ты же знаешь, она не очень любит темноту. Спайк такой вежливый... Твайлайт, тебе точно лучше? А то выглядишь ты немного странно, — озадаченно говорила подруга.

— Очень даже лучше! А на причёску не обращай внимания, я целый день пролежала в кровати и только что встала, — оправдывалась кобылка.

— Я не о причёске. Что-то в тебе изменилось, только я никак не пойму что... — Флаттершай продолжала осматривать хозяйку библиотеки.

— Ой, да брось! — посмеялась, волшебница и махнула копытом. — Вот приведу себя в порядок и всё встанет на свои места, — добавила кобылка.

— Хорошо... тогда, позволь я осмотрю тебя, хочу убедиться, что ты не больна, — беспокоилась желтокрылка.

Твайлайт ценила заботу подруги и просто не могла ей отказать.

— Давай, — кивнула Твайлайт.

Пегаска неуверенно приблизилась к единорожке и начала осмотр, лишь изредка касаясь Твайлайт то копытцем, ко кончиком крыла в самых разных местах.

— Ну что, я больна? — улыбаясь, спросила единорожка.

— Не похоже... но лучше обратиться к врачу, так, на всякий случай, — Флаттершай закончила осмотр.

— Ох, ну перестань, я здорова, — единорожка вновь махнула копытом.

— Ладно, я рада что это так... — неуверенно сказала пони. — Тогда я пойду, хорошо? — спросила желтокрылка.

— Спасибо что зашла! — поблагодарила волшебница, провожая подругу.

Только она начала закрывать дверь, как в дом вбежал шустрый малыш Спайк.

— Фи! Эта Свити всё никак не успокоится! Ну когда же она поймёт что не в моём вкусе! То же мне, испугалась темноты. Вот манипуляристка... манупулятористка... манипуляторша, вот! Она поцеловала меня в щёку, бе! — возникал дракончик.

— Зря ты так, она очень милая девочка, — посмеялась Твайлайт.

— Твай. напомни мне потом, что бы я больше никогда её не провожал. Если Рэрити такое увидит... это разобьёт ей сердце, а мы ведь созданы друг для друга! — восклицал помощник.

— Конечно, Спайк! — задорно смеялась волшебница.

— Ты ужинать будешь? — дракончик направился в сторону кухни.

— Нет, я уже поела, — солгала пони.

Удивительно, но за целый день она совсем не проголодалась и чувствовала себя бодрой как никогда раньше. Наивный помощник поверил ей на слово и поковылял на второй этаж за тем, что бы плюхнуться в уютную корзину и лечь спать.

Проведённый в постели день уже не вернуть. Для выполнения дел — ночь не самое подходящее время, тем не менее, единорожке спать совсем не хотелось. Она понимала, что если сейчас ляжет в кровать, то просто не сможет заснуть, а это нарушит её привычный ритм жизни, который и так уже покосился. Говорят, что ночной воздух здорово освежает и может замечательно помочь возникнуть желанию отправиться на боковую. Твайлайт без всяких раздумий вышла из библиотеки.

Свежий ночной воздух действительно был невообразимо приятен, да и ночь была удивительно светлой даже в слабом свете четверти луны. Ночной мир жил своей скрытой жизнью. Его наполняло обилие звуков, только слышно их было куда больше, чем днём. Они тихо шептались на природных языках ночной гармонии. Их слова состояли из пения сверчков, ночных птиц. Из лёгких, едва заметных порывов ветра, нежно касающегося листвы деревьев и кустарников. Таких тонкостей кобылка раньше никогда не слышала.

Твайлайт гуляла час... два... она не вела учёт времени, сколько длилась её ночная прогулка по деревне. Копытца ступали по земле тихо, даже тише топота ночных жуков, что бегали рядом. В самых тёмный местах, закоулках пони видела предметы, стены удивительно чётко, чему опять-таки не знала объяснения.

Обычно жители деревни спят по ночам, редко выходят на улицу в столь поздний час, но на другом конце улицы стояла тёмная фигура. Знакомая фигура. Твайлайт поспешила подойти к ней, но от этого её поступь громче на стала.

— Принцесса Луна? — спросила она.

Аликорн немного дёрнулась и повернулась к единорожке.

— Твайлайт Спаркл, больше так не подкрадывайся. И почему не спишь в столь поздний час? — поинтересовалась принцесса.

— Я целый день провела во сне и теперь, хочу насладиться этой прекрасной ночью, — волшебница посмотрела на небо, наслаждаясь объёмом тёмных облаков.

— Я стараюсь делать ночи красивыми, отрадно что ты ценишь мои старания, но иди спать, покуда я ещё здесь... пришла я сны ваши беречь от кошмаров, -улыбнулась аликорн.

— Мне давно не снились кошмары. Я погуляю ещё немного и лягу спать. Просто... сегодняшняя ночь какая-то особая, — задумчиво говорила Твайлайт.

— Возможно, дитя, — Луна собралась уходить.

— Принцесса, — окликнула её Твайлайт.

— Да? — обернулась аликорн.

— Спасибо за чудесную ночь, — улыбнулась единорожка.

Луна улыбнулась в ответ. Твайлайт заметила в тёмных кустах золотую брошку. Какая-то пони наверняка расстроилась, когда её потеряла. Твайлайт просто не могла пройти мимо и не спасти ценную вещь, ведь кто знает, может некой кобылке она досталась по наследству и дорога как память. Единорожка приблизилась к брошке и тут сфокусированный свет луны отразился от неё и устремился прямо в глазки.

— Ай! — отпрыгнула волшебница, вновь ощутив резкую боль в глазах. Из-под её копыт поднялась пыль, которая тут же затмила блеск украшения, тем самым спрятав его в темноте. Твайлайт же прекрасно видела брошь, что позволило ей магически её взять и вместе с ней отправиться домой. Луна внимательно наблюдала за действиями ученицы Селестии, видя едва заметные, но подозрительные тонкости. Её мордашка была крайне сосредоточенной, а в её мудрых глазах мелькало удивление, неверие и даже ужас, смешанный с неуверенностью.


Яркий свет, боль в глазах, шум в голове... картина начала повторяться вновь. Твайлайт в очередной раз занавесила окно, стараясь скрыться от вездесущего солнечного света. Кобылка не выспалась ещё больше, понимая что её ритм жизни жестоко и серьёзно нарушен, что начало вызывать в ней раздражение. Свет не казался ей противным, но был через чур ярким даже через оконные шторы. Пони неохотно спустилась на первый этаж, где на неё снова обрушился солнечный свет. В мгновение ока она магически занавесила остальные окна в доме, что погрузило его в полумрак.

— Твай, тебе снова нехорошо? — из кухни вышел дракончик.

— Позови Флаттершай, — серьёзно попросила пони.

— Понял, я быстро! Завтрак уже на столе! — дракончик пулей выбежал из дома.

Единорожка прошла на кухню, где витал приятный аромат свежих тостов и малинового чая, вот только есть совершенно не хотелось. Тем не менее, пони понимала, что если не поест, то может получить серьёзные проблемы со здоровьем, а оно и так дало сбой. Тосты были вкусными, но совсем в горло не лезли, словно пони была и так сыта. Пить тоже не хотелось. Твайлайт пыталась себя заставить съесть завтрак, но такая мера вызывала у неё только чувство тошноты.

Через час в дом вошли Спайк и Флаттершай. Кто из них был более взволнованным — было трудно сказать.

— Твайлайт, что случилось? — тревожно спросила пегаска.

— Я не знаю... сейчас у меня болит голова от яркого солнечного света. Мне одной кажется, что он ярче чем обычно? — протянула волшебница.

— Самый обычный летний день, Твайлайт, — сказала желтокрылка, осматривая мордашку подруги. — Не шевелись, я посмотрю твои глазки, — прошептала она.

Твайлайт с трудом, полностью открыла глаза.

— С глазами всё хорошо, они даже не красные. Открой ротик и скажи "А", — попросила пегаска.

Твайлайт открыла рот и протянула "ААА", позволив тем самым подруге осмотреть горло.

— Я не вижу признаков болезни... тебе нужно к врачу, — переживала Флаттершай.

— Я не могу выйти из дома, там этот... свет... он очень яркий, — вяло говорила волшебница.

— Доктор на дом! — воскликнул Спайк.

— Прошу, не кричите, — простонала волшебница.

— Оу, так ты ещё боишься громких звуков? — удивилась пегаска.

— Для меня и твой шёпот кажется криком, — буркнула волшебница.

Спайк на цыпочках подошёл к двери и так же тихо вышел из дома.

— Прости, я не знаю что с тобой, — поникла Флаттершай.

— Не извиняйся, — вяло улыбнулась фиолетовая пони.

Через несколько минут в дом вернулся Спайк в сопровождении жеребца в белом халате.

— Это доктор Мур из больницы, он поможет, — сказал помощник.

Твайлайт рассказала врачу то же самое, что и Флаттершай. Тот осмотрел её ротик, тоже посмотрел глаза, осмотрел кожу, пощупал животик.

— Я не знаю что с вами... нужно взять анализы и тогда мы сможем узнать наверняка. Рекомендую госпитализацию, — говорил врач.

— Нет! — крикнула единорожка.

— Это может быть серьёзно, вы не понимаете, — убеждал доктор.

— У меня слишком много дел, а я и так выбилась из графика. Видите? Я уверенно стою на ногах, а значит, в больницу я ложиться не стану! — возникала единорожка.

— Простите её... иногда Твайлайт бывает очень упрямой, — сказала желтокрылка.

— Ничего, я и не с такими больными имел дело. Леди, позвольте взять у вас кровь, — попросил Мур,

В этом единорожка отказывать ему не стала. От вида большого шприца жеребца, единорожке стало некомфортно. Крайний раз ей делали уколы в далёком жеребячестве — не самые приятные воспоминания. Когда игла вошла под кожу, кобылка прикусила нижнюю губу и нервно задёргала хвостиком.

— Странно, — сказал жеребец, наполняя шприц кровью.

Спайк явно не выдержал вида крови и выбежал из дома.

— Что странно? — спросила Флаттершай, глядя на то, как Твайлайт находится на грани обморока.

— Кровь темнее чем обычно. Пока не буду делать ранних выводов. Результаты будут завтра. И всё же я рекомендую госпитализацию, — настаивал врач, убирая шприц.

— Нет! — крикнула Твайлайт и с размаху ударила копытом по столику.

Тот резко отлетел аж на другой конец холла и в щепки разлетелся от столкновения со стеной.

Доктор Мур, Флаттершай, да и сама Твайлайт пребывали в неком шоке.

— Я пожалуй пойду... — врач спешно покинул дом.

— Как ты это сделала? — дрожала желтокрылка.

— Я... не знаю, — прошептала Твайлайт.

Флаттершай что-то пропищала и быстро выскочила из дома, оставив единорожку совсем одну. Твайлайт посмотрела на ранку, что образовалась от сильного удара по столу. Та медленно... затягивалась, пока от неё и следа не осталось.

— Что со мной? — прошептала пони. — Что со мной?! — прокричала она и плюхнувшись на бок, заплакала, закрывая мордашку копытцами.


Весь день пони провела на одном месте. Вернувшегося Спайка, она тут же грубо выгнала, отправив его ночевать к Рэрити. Она боялась общения... боялась, что посещение загадочного подвала не было случайностью. Что именно там кобылка подхватила страшную инфекцию... возможно, смертельную инфекцию.

В кобылке бурлила непонятная злоба, даже не ясно на кого или на что. Единорожка со всех сил ударила по стене копытом и пробила дыру в соседнюю комнату. Ранки так же быстро затянулись, а злоба немного погасла. Пони ещё никогда не было так страшно.

Вечером раздался стук в дверь.

— Уходите! — крикнула Твайлайт, сидя в самом тёмном углу холла.

Но дверь всё же открылась и в дом вошла Флаттершай.

— Твайлайт, ты где? — пегаска безуспешно вглядывалась в темноту, как хозяйка прекрасно видела свою подругу.

— Я здесь, — подала голос Твайлайт.

— Я не вижу... — прошептала Флаттершай.

Тогда волшебница магически зажгла светильники. Свет был неприятен, но более терпим, чем солнечный.

— Прости что тогда убежала... я очень испугалась, — виновато оправдывалась подруга.

— Это я виновата. Я и правда тебя напугала. Спасибо что вернулась... мне плохо одной, — призналась Твайлайт, продолжая сидеть в тёмном углу.

Флаттершай начала медленно приближаться к подруге. Твайлайт удивительно чётко видела её тело и странное желание, позыв начали пробуждаться в волшебнице.

— Ближе не подходи, — единорожка повернула голову в бок, начиная жалеть, что позволила подруги войти.

Пегаска остановилась.

— Ты не причинишь мне зла, мы обе это знаем, — прошептав, желтокрылка продолжила приближаться.

Твайлайт казалось, что слышала биение сердца подруги, даже видела, как пульсируют её вены...

— Я схожу с ума... я... Флаттершай, я опасна, — бормотала единорожка.

— Твайлайт, — улыбнулась пегаска, подойдя совсем вплотную.

Странный позыв уже не казался таким странным. Волшебница чётко поняла что он означал. Сильное желание... с ним было трудно бороться.

— Я же сказала, не подходи! — резко повернулась единорожка и оскалила два острых клыка, торчащих среди верхних зубов.

Взвизгнув, Флаттершай отлетала на несколько метров назад и прижалась к стене. Твайлайт подавила в себе жуткий позыв и вновь отвернула голову в бок.

— Твайли... святая природа, что с тобой? — с ужасом в голосе спросила Флаттершай.

— Я меняюсь, Флатти. ты не представляешь какие у меня в голове мысли... желание. Мне хочется сделать ужасную вещь... сделать тебе больно, но я никогда себе этого не позволю! Не подходи ко мне, мне трудно себя контролировать, — говорила Твайлайт, начиная тихо всхлипывать.

Флаттершай набралась храбрости и вновь начала подходить к подруге.

— Я помогу тебе, только скажи как. Знай, я друзей никогда не бросаю, — борясь со страхом, пегаска продолжала приближаться к волшебнице.

— Нет, Флаттершай... это желание... оно сильнее меня. Ты можешь пострадать, немедленно уходи... — бормотала чародейка.

— Ты не плохая, не забывай. Что бы с тобой не происходило — борись! — более уверенно говорила подруга.

— Уходи... — шептала единорожка, лаская клыки кончиком языка.

— Мы вместе справимся с твоей проказой, — Флаттершай подошла совсем близко.

Твайлайт тяжело задышала. Её глаза были закрыты, а ротик приоткрыт. Былые маленькие клыки смотрелись действительно страшно.

— Я голодна... — прошептала Твайлайт.

— Так пошли на кухню? Я приготовлю всё что захочешь! — улыбнулась Флаттершай.

— Последний раз прошу... умоляю... Флаттершай, беги и не возвращайся, — более тяжело задышала Твайлайт.

Но упорная пегаска, хоть и дрожала всем телом, но продолжала подходить к подруге. Внезапно, Твайлайт резко вскочила с места и одним прыжком повалила пегаску на спину. От ужаса та даже кричать не могла, ведь на неё смотрела не просто Твайлайт, прижимающая ногами к полу, а существо с клыками и хищными глазами.

— Я просила тебя уйти, но ты такая упрямая! — прошипела Твайлайт.

Флаттершай попыталась вырваться, но Твайлайт оказалась очень сильной.

— Прости... — единственное, что Флаттершай смогла из себя выдавить.

— Это ты меня прости... я больше не могу бороться, терпеть... эта жажда... голод... — тихо говорила единорожка.

— На кухне... — пищала жертва.

— Я не про тот голод, глупая! Ты и есть еда! — крикнула Твайлайт, начиная тянуться к сочной шее вкусной подруги.

Флаттершай завизжала, начала брыкаться, бороться. Единорожке было нипочем её сопротивление, манящая, пульсирующая шейная вена выглядела так соблазнительно, но когда её клыки почти дотронулись до кожи жертвы, Твайлайт отпустила Флаттершай и отпрыгнула в сторону.

— Прости... — сказала она глядя в пол. — Прости, — повторила, но уже переведя хищный взор на подругу.

Флаттершай бессознательно лежала на полу. Единорожке было стыдно и противно от её мерзкого поступка. Она не понимала, как умудрилась потерять над собой контроль, возжелать нанести пегаске вред.... даже больше, чем вред. Твайлайт ещё раз дотронулась до клыков кончиком языка и снова ужаснулась от того, что едва не сделала с любимой подругой. Одним прыжком она оказалась у выхода из дома. Ненавидя себя, единорожка побежала прочь... как можно дальше от дома, от деревни, больше не желая причинить кому-либо зла. Позыв голода продолжал не униматься и немного затих лишь тогда, когда пони покинула Понивилль. Она подошла к небольшому спокойному пруду, в котором помимо луны, отражалось и её отражение. Хищные глаза, острые клыки — единорожка не узнавала саму себя, просто не могла поверить.

— Жизнь кончена, я теперь чудовище, — прошептала она, позволяя слезинкам стекать по её щекам.

— Ещё не всё потеряно, — раздался голос за спиной.

Обернувшись, Твайлайт увидела принцессу ночи. Та, с грацией в походке, подошла к грустной единорожке. Голод вновь пробудился, но страх перед аликорном не позволил ей совершить глупость и безрассудство.

— Твайлайт... как же тебя так угораздило, — вздохнула Луна.

— Я не хотела ей навредить! Я не укусила Флаттершай, хоть и сильно хотела! — оправдывалась волшебница.

— Я знаю, ибо всё видела, — сказала принцесса.

— Но почему не вмешались? — удивилась пони.

— Я должна была узнать... — задумалась аликорн.

— Узнать что? — уточнила пони, подойдя поближе.

— Насколько сильно ты обратилась, — сухо пояснила принцесса.

— Обра... обратилась? — дрожащим голосом переспросила единорожка.

Луна покачала головой.

— Я думала что покончила со всем этим, что прошлое больше никогда не вторгнется в будущее, но видимо что-то упустила, — загадочно говорила принцесса.

— Так вы знаете что со мной происходит? — ещё больше удивилась пони.

— Увы, знаю. Твайлайт Спаркл, мне очень жаль, но ты стала... вампиром, — сочувственно сказала Луна.

— Это невозможно! Вампиров не существует! — кобылка замотала головой.

Аликорн обняла ученицу Селестии крылом и развернула к пруду. Твайлайт вновь посмотрела на своё отражение.

— Разве вампиры не должны не отражаться? — спросила пони, начиная верить словам Луны.

— Многие легенды имеют фундамент правды, но в большинстве, их описание преувеличено. Когда-то очень давно, ещё до появления Эквестрии эти земли скрывали страшное зло. Монстры, о которых ты слышала из сказок и историй, они жили здесь. Всё было реально. Тогда, мы с сестрой ещё не обладали такой магической мощью как сейчас, были совсем юны и боялись этих чудовищ. Многие народы пони страдали от постоянных набегов монстров, особенно, от вампиров, ведь их никогда не было слышно и те нападали из темноты. Они выглядели более страшно, чем ты, Твайлайт. Ты у нас ещё красотка, уж поверь, — улыбнулась принцесса, а вот у волшебницы желания улыбаться как-то не возникло. — Вампиры пили кровь своих жертв, иногда не оставляя даже капли... Нам было тяжело видеть страдания пони, но мы ничего не могли поделать, слишком много было тогда вампиров. Родители перевезли нас в другой город, далеко от этих земель, но увиденное всё не давало мне покоя и я убежала. Вампиры не выносили яркого света, все это знали. Я преуспела в светлой магии и вернулась в чёрные земли, пробралась в логово монстров и осветила его. Вампиры были повержены, а те что остались, ушли далеко под землю. Но с уходом одних, появились другие. Многие выжившие пони обратились, сами стали вампирами и нападали на других. Это было воистину ужасно. Я просто не могла причинить им вред... не могла. Я помогала выжившим искать лекарство от их недуга, мы придумывали сложные ритуалы, заклинания, но ничего не помогало. Твайлайт, у меня не было выбора... численность вампиров росла и мне пришлось применить заклинание света, тем самым, остановив их навсегда. Я уничтожила все логова и алтари вампиров, но видимо на один из них ты всё же наткнулась, другого объяснения просто быть не может, ибо вампиры ушли слишком далеко, — говорила принцесса.

— Да, я нашла в подвале дома странный алтарь и череп. Я укололась, — виновато говорила единорожка.

— Ох, дитя, — Луна крепче обняла юную волшебницу.

— Вы меня... уничтожите тем светом? — с дрожью спросила пони.

— В пони тебя уже не вернуть, но и повода уничтожать тебя, у меня нет. Ты пощадила свою подругу, а значит, ты сильная пони и способна бороться с низменным инстинктом. Я научу тебя... покажу и расскажу, и со временем, ты перестанешь обращать внимание на то, что ты вампир, — говорила Луна.

— А вдруг у вас не получится? Вдруг я всё же полностью обратилась и... — не договорила пони.

— Получится, — перебила Луна.

— Но... — начала единорожка.

— Получится, — улыбнулась принцесса и тут Твайлайт заметила, как из её приоткрытого ротика торчат два клыка.

— Принцесса!? — удивилась Твайлайт.

— Видишь ли... из боя невозможно выйти, при этом не испачкав шкурку. Меня укусили, Твайлайт, — Луна отошла в сторону.

— Но как вы живёте с этим бременем? — оторопела единорожка.

— Если сильно хочешь жить, то приходится мериться с такими вещими, как то, что ты вампир, — улыбнулась аликорн.

— Ох, а принцесса Селестия что на это говорит? — расспрашивала волшебница.

— А она не знает. Хотя один раз ей чуть здорово не досталось... безмятежная ночь. Я скоро расскажу тебе за что я так люблю ночи, почему стала именно её покровительницей. Помнишь историю с Найтмэр Мун? — спросила Луна.

Твайлайт кивнула.

— Тогда да, я действительно поддалась зависти к сестре, ведь её день любили больше, чем мою ночь, а ночи я вижу немного иным взглядом... как ты сейчас... Я выпустила своего демона наружу и облик его был не случаен. Те клыки и хищный взгляд... это вампир, Твайлайт. Я рада что она не нанесла серьёзного вреда пони, что смогла сохранить страшную тайну... я тебя тоже научу как её хранить. А вечная ночь была нужна не только ради поклонения нам. Фух... Твайлайт, тебе будет тяжело это слышать, но что бы выжить, контролировать своих демонов, мы должны питаться и я говорю не укропе и булочках, — серьёзно рассказывала принцесса.

— Пить кровь? Но так нельзя! Они погибнут... обратятся! — ужаснулась пони.

Луна посмеялась.

— Глупышка, есть и другие варианты. Вампиры сами решают кому умереть, кому обратиться, а кому выжить. Но в силу их злобной натуры, обычно лидируют первые два варианта... Но мы с тобой другие, не чистокровные монстры. У нас есть моральные принципы и мы можем выбрать третий вариант. Внешний облик тоже можно контролировать, клыки нужны лишь для кормёжки, а хищные глаза что бы лучше видеть вены пони. Несколько раз в неделю тебе придётся пить чужую кровь. Немного, этого будет вполне достаточно. Не позволяй голоду появляться, иначе будет... как сегодня с Флаттершай, — объяснила Луна.

— Но кто добровольно согласится стать жертвой вампира? — спросила пони, вновь глядя на своё отражение в воде.

— И тут мы возвращаемся к ночи Вечной, которую так желала Найтмэр Мун, и вообще... к ночи. Пони по ночам спят, их сознание отключается. Думаешь, я прихожу к ним по ночам только ради контроля снов? Если так считаешь, то ты ошибаешься. Укус вампира абсолютно безболезненен и безопасен, если, конечно, не желать жертве зла. Рана от укуса затягивается за несколько минут и к утру кровь пони успевает восстановиться. Никакого вреда, главное за раз не пить много. Если голод совсем сильный, то можно укусить несколько пони за одну ночь. Тихая походка позволит тебе никого не разбудить. Как видишь, природа хорошо о нас позаботилась, — улыбнулась Луна, сверкая своими клыками при свете ночного светила.

— У меня сейчас такой сильный голод... но я не хочу кусать пони, может, есть другой способ? — спросила Твайлайт.

— Кровь животных тоже может подойти, но для них такое слишком опасно, не рекомендую. А так, другого способа нет. Тебе нужно срочно попитаться, пока инстинкты совсем не взяли вверх над твоим разумом, — сосредоточенно сказала Луна.

В мгновение ока произошла телепортация. Кобылки оказались в библиотеке. Луна молча указала на бессознательную Флаттершай, которая уже скорее спала, чем пребывала без сознания.

— Я не могу, — испугалась Твайлайт.

— Так надо, я же тебе объяснила, — строго сказала Луна.

— Она моя подруга... — затряслась волшебница.

— Жизнь вампира полна трудностей. Ты должна сразу это понять, — говорила Луна.

Твайлайт наклонилась к Флаттершай. Благодаря острому зрению она вновь увидела сочную вену на шее пегаски. Голод вскружил Твайлайт голову, ей захотелось выпить всё до капли... Клыки с удивительной лёгкостью прошли через кожу подруги и горячая кровь тут же брызнула в рот вампирше. Вкус её был странным, ни на что не похожим, ведь с обращением, вкусовые рецепторы Твайлайт немного по-другому стали воспринимать красную жидкость.

— Много не пей, — напомнила Луна.

Твайлайт хотелось ещё и ещё, такого удовольствия от удовлетворения голода она ещё никогда не испытывала. Тем не менее, не желая навредить Флаттершай, Твайлайт отпустила её вену, которая прямо на глазах начала затягиваться от двух маленьких проколов. Единорожка повернулась к зеркалу и облизала клыки, покрытые алой кровью, благодаря чему те вновь ярко заблестели.

— Как себя чувствуешь? — поинтересовалась Луна.

— Прекрасно... не считая, что я вампир, — довольно произнесла Твайлайт.

— Чудно. Мы продолжим твоё обучение завтра ночью, отдыхай, моя клыкастая ученица, — сказала Луна.

— Спасибо, Луна, — Твайлайт отошла от желтокрылой подруги, но принцессы уже рядом не оказалось.


На следующее утро Твайлайт снова проснулась от яркого солнечного света, но в этот раз он не так сильно резал глаза, как раньше. Проведя язычком по зубкам, она обрадовалась, что не наткнулась на клыки. Спайк, стоящий у кровати, здорово напугал кобылку от чего та даже пискнула.

— Твай, я рад что ты проснулась. Тебе лучше? — спросил дракончик.

— Спайк, я так виновата! Прости что вчера выгнала тебя из дома! — Твайлайт вскочила с кровати и обняла верного помощника.

— Не стоит оправдываться, я знаю как плохо тебе было и то, что ты желала побыть одной, — сказала Спайк.

— Ты взрослеешь прямо на глазах, — обрадовалась кобылка.

Спайк освободился из нежных объятий единорожки.

— Когда я пришёл, то заметил в гостевой комнате Флаттершай. Она ночевала с тобой, да? — интересовался дракончик.

— Да... она всё ещё в комнате? — сосредоточилась волшебница.

— Кажется нет, в ванной. Я её разбудил, — Спайк почесал затылок.

Твайлайт тут же телепортировалась к двери ванной и только собралась постучать, как дверь открылась.

— Ой! — пегаска захлопнула дверь.

— Флатти, выходи, всё хорошо, — неуверенно сказала Твайлайт.

Желтокрылка приоткрыла дверь.

— Нужна помощь? — подошёл дракончик.

— Спайк, не видишь Флаттершай мокрая? — сердито сказала Твайлайт, напоминая юнцу об особенностях водной гигиены пони.

— То можно смотреть, то нельзя... вы уж определитесь, — удалился дракончик.

Твайлайт вновь повернулась к подруге.

— Ты всё ещё хочешь меня съесть? — прошептала желтокрылка.

Единорожка даже не знала как оправдаться.

— Я вчера немного приболела... зуболихорадка! Но сейчас выздоровела и это точно! — лгала единорожка.

— Зуболихорадка? — переспросила подружка.

— Эм... это от старой пыли. Она попала мне на зубки... вот, — краснела Твайлайт.

— Покажи зубки, — попросила Флаттершай.

Твайлайт широко улыбнулась. Завидим самые обычные зубы, подружка облегчённо вздохнула, наивно поверив в ложь.

— Никогда не слышала о такой болезни, но впредь чисти книжки с маской на мордочке, хорошо? — настаивала пегаска, выходя из ванной.

— Обещаю! — обрадовалась Твайлайт, что подруга больше не боится её.

Твайлайт не стала завтракать и увильнула под предлогом что нужно срочно идти "куда-то там". Солнечный свет неприятно отдавал в глаза, но кобылка понимала что нужно привыкать. Луна обещала научить её справляться с подобными особенностями нового организма. По крайней мере, первые уроки прошли вполне успешно. Кобылка стала иначе смотреть на пони. Отчасти она боялась разоблачения, что не сулило ей ничего хорошего. Как бы ей противно не было, единорожка пристально, но незаметно смотрела на других пони, но не как на соседей, а как на источник пищи, инстинктивно начиная выбирать для себя жертву на следующую безмятежную ночь.

В свете дня ученица Селестии, как во тьме ночной, клыкастая последовательница принцессы Луны.


Ещё пахло краской, стены красиво переливались голубым оттенком — в кабинете врача недавно сделали ремонт. На столе доктора Мура лежали результаты анализа крови Твайлайт Спаркл. Он запретил сотрудникам лаборатории распространяться о них, всецело взяв ситуацию под личный контроль. Её кровь обладала феноменальными свойствами, заметно отличалась от крови единорога. Доктор понял что обнаружил весьма интересный объект для своих исследований, который возможно, сможет принести ему всемирную известность в научных кругах.