Длань Мессии

Необычное вкрапление необычного образа во вселенную пони.Неканоничный рассказ о срыве покровов.Есть ли в толпе пони, способный разжечь огонь?Разве Селестия - богиня?Все можно найти в этом рассказе.

Принцесса Селестия

Даск Шайн в поисках счастья

Даск Шайна послали в Понивилль, чтобы он изучал дружбу. Но сможет ли жеребец, который не познал дружбы познать любовь? Очередная история о Даск Шайне и его гареме, но с моим видением, юмором и приключением. P.S: здесь будут мои рисунки. Это не комикс, просто пара скетчей на главу. (*Это было переведённое оригинальное описание автора фанфика*)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия ОС - пони

Одно пропавшее письмо

Что будет, если письмо, которого ты с таким нетерпением ждёшь, потеряется в грозу? Что будет, если ты так и не узнаешь ответ на самый главный вопрос? Что делать, когда ожидание сводит с ума? Ждать. И надеяться, что потерянное письмо найдёт адресата.

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Зекора Спитфайр Лайтнин Даст

Лунные Сонаты

В этой Эквестрии не всегда всё хорошо. И Мелоди, молодая земная пони, лучше всех это понимает. Судьба с самого рождения Мелоди была к ней сурова. Редкая мутация позволила кобылке идеально имитировать любые голоса, но сделала её физически слабой. Детство Мелоди закончилось рано, когда погиб её отец, а мать пристрастилась к сидру. И дальше становилось только хуже. Пока однажды в её жизни не появился пони из далёкого прошлого.

ОС - пони

За семьи и свободу

Всего через двенадцать часов Сильверстрим уедет на каникулы, оставив Галлуса одного в Школе Дружбы. Несмотря на все уговоры, он наотрез отказался поехать с ней и даже не объяснил почему. Но вскоре всё изменилось, когда поздней ночью к нему в дверь постучалась очень необычная пони и задала каждому простой вопрос: “Зачем вы приехали в Школу Дружбы?” И если ответ их будет “Затем, чтобы найти друзей”, то… Почему?

Другие пони

Haggard

Теперь он ни о чём не жалеет. А стоит ли?

Другие пони ОС - пони

Пламя гитары

Небольшой рассказец о пони,который до последнего отдался своей мечте.И не зря.

Рэйнбоу Дэш Эплджек DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Лунный кубок

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы вместе с величайшими в мире магами она приняла участие в состязании за Лунный кубок – почётную награду для самых могущественных и искусных магов. Сможет ли она победить? С какими трудностями ей предстоит столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Тетрадь Смерти: Эквестрия

Эквестрия растёт, а вместе с этим и отвращение Твайлайт Спаркл к преступности с коррупцией, возникшими на почве этих изменений. Её жизнь навсегда изменилась, когда она нашла Тетрадь Смерти, блокнот с необъяснимыми и смертоносными возможностями. Единорог использует его для правосудия над теми, кто, по её мнению, не достоин жизни, с целью создать мир, свободный от тьмы. Но, когда принцессы наняли для расследования загадочного детектива Л, игра в кошки-мышки нарушает планы Твайлайт.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Бон-Бон Колгейт

АМК - агентство магических катастроф

Магия и технология - такие две похожие друг на друга вещи. С помощью них можно творить невероятные вещи. Вот только всегда ли это хорошо? Авторская попытка придумать события приведшие к созданию АМК. Понемногу расшифруются некоторые события из предыдущих фиков.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 11: На сон грядущий Глава 13: Мы те, кто мы есть

Глава 12: Пир перед чумой

Твайлайт стояла на балконе замка, взирая на панораму шумного, жившего своей жизнью города. На широких и многопонных улицах было как всегда оживленно, несмотря на столь ранний час. Во всей этой суете улавливалось что-то неумолимо праздничное. По крайней мере, так было для кантерлотской знати, чинно расхаживающей по магазинам и бутикам модных дизайнеров и выделявшейся из толпы горделивой походкой и манерами. И тому оживлению была веская причина: на носу Гранд Галопинг Гала — одно из важнейших событий и праздников в жизни светского общества, из года в год проводившееся в королевском замке. И сейчас Твайлайт думала о том, как послезавтра, на балу, объяснить жеманной аристократии исчезновение принцесс, а также появление новых правителей. Все эти вопросы вкупе с ответственностью очень давили на педантичного аликорна. На фоне всего того, что свалилось на неё вчерашним днем, включая и нависшую над Эквестрией угрозу войны, Твайлайт напрочь позабыла «о какой-то там Гале» и обо всём, что с ней связанно. И вот теперь, когда этот вопрос встал остро, она погрузилась в размышления.

Принцесса заблаговременно обустроила гостей из чужого мира, выделив каждому комнату и ознакомив их с устройством замка. Как-никак, они помогли ей и будет разумно держать их под копытом. На всякий случай. В роли временного правительства. Пока не закончится внезапная эскапада сестёр, она выставит чужеземцев именно в такой роли.

Гуляя по дворцу в сопровождении лавандовой «проводницы», Жорж, потирая свои лапы, особо расспрашивал про королевские хранилища и сокровищницы, восхищался, как он выразился, «красотой декора». Твайлайт же задавала ему вопросы о мире, откуда они прибыли, о их народе, получая исчерпывающие ответы и узнавая о «людях» и их мире много нового. Иван Васильевич, или просто Царь, как его представил Милославский, в основном молча взирал на богато украшенные лепниной залы и цветные витражи, время от времени ухмыляясь, а господин в шляпе лишь тихо ворчал себе под нос, интересуясь у Твайлайт, проведено ли у них в замке электричество и есть ли горячая вода.

Не обошлось и без конфузов. Во время осмотра случился небольшой инцидент: одна из служанок доложила, что во время уборки в комнате Её Высочества Луны она обнаружила отсутствие одной из драгоценностей ночной принцессы, а именно – подарка от мейнхеттанских ювелиров, представляющего собой ожерелье из настоящего лунного серебра. Служанка также сообщила, что недалеко от места преступления видела кого-то крадущегося, но разглядеть не успела – при её приближении некто тут же шмыгнул в темноту и был таков. Стражи клялись и божились, что ничего подозрительного не видели. В другое время Твайлайт обязательно взялась бы за это дело, непременно вычислив вора, но сейчас на это не было ни сил, ни времени: перерыть весь дворец из-за пусть и дорогостоящей, но всё же побрякушки – непозволительная роскошь в данный момент.

Убедившись, что гости полностью ознакомились с замком и могут в нём спокойно ориентироваться, принцесса с легкой душой распустила их по заранее приготовленным комнатам, а сама предпочла на время остаться в одиночестве, дабы ещё раз всё обдумать.

– Принцесса, вы звали меня? – тихо спросила подошедшая сзади служанка, когда все попытки вежливо привлечь внимание Твайлайт провалились.

– Что? Ах, да… – лавандовая кобылка растерянно смотрела по сторонам, пока её блуждающий взгляд не остановился на салатовошкурой обладательнице голоса. – О, Каролина! Прошу прощения, я задумалась и не заметила твоего присутствия!

– Вы что-то хотели, Ваше Высочество?

– Да, хотела, – проговорила Твайлайт. – Не составит ли тебе труда позвать и проводить сюда господ дипломатов?

– Всех? – переспросила служанка.

– Всех, – принцесса устало потерла лоб копытом. – И постарайтесь, чтобы все обошлось без происшествий.

Отвесив галантный полупоклон, Каролина удалилась восвояси, вновь оставив лавандового аликорна наедине с её мыслями.


— …Эх, позолота! – трогая руками в чёрных перчатках очередной канделябр, Жорж испустил вздох недовольства. – Тоже мне «королевны»! Куда ни плюнь – позолота. Да и я хорош, раскатал губу! Хотя, тут все же есть чем поживиться…

Ещё входя в комнату, Милославский намётанным взглядом осмотрел помещение, и едва дождавшись, когда провожавший его страж, наконец, исчезнет, его загребущие руки потянулись ко всему, до чего только могли дотянуться. Однако разочарованию вора не было предела: то ли принцессы весьма бедны, что он сразу отринул, то ли его поселили в комнату для «гостей второго плана». Эта догадка очень сильно задевала самолюбие авантюриста. Однако, в просторных карманах пиджака уже лежали серебряная чернильница, бронзовая ручка и прочие мало-мальские ценности. Закончив сбор трофеев, Милославский плюхнулся на кровать, вызвав звон лежащего внутри карманов награбленного добра, и, уставившись в потолок, устало улыбнулся. Вчерашний день все же удался, да и сегодняшний открывал ему все лучшие перспективы: под его пиджаком, на груди, висело ожерелье с красивым орнаментом в виде полумесяца из серебра (по оценкам Жоржа) высшей пробы. Ещё совсем недавно оно украшало одну из комнат королевских покоев.

«Если так и дальше пойдет, эти лошади совсем без имущества останутся! – зевая, размышлял бывалый вор. – Говорят, всему когда-нибудь приходит конец, но мне… нам это пока не грозит. Как там она сказала? Временные правители? Дела складываются наилучшим образом. А там и этот… как его…изобретатель, машину свою запустит, вытащит нас, и дело с концом, а я буду в шоколаде! Чего только одна эта серебряная чернильница стоит. Раритет! А об ожерелье так вообще говорить не хочу… сумма рисуется баснословная!»

Он бы так и лежал дальше, размышляя о цене своих «трофеев», но его витания в облаках прервал стук в дверь. Милославский вскочил с постели, поправляя полы пиджака. Створка слегка приоткрылась, и в неё протиснулась розовогривая морда, принадлежащая, судя по всему, одной из служанок. Смерив Жоржа пугливым взглядом, заикаясь и делая большие паузы между фразами, «графиня метлы и совка» пробормотала:

– Вас там… Её Высочество… с вашими друзьями… ожидает… в зале… следуйте за мной.

– Начальство зовет, да? – скептически ухмыльнулся Милославский. – Что ж, веди!

Кобыла пробормотала себе под нос что-то невнятное, и, убедившись, что Жорж следует за ней, двинулась по коридору. Миновав его, они вошли в просторный зал, где их уже дожидались царь и управдом.

Подождав, пока люди обменяются приветствиями, пони прочистила горло, давая понять, что их уже ждут. Люди переглянулись, и, пожав плечами, двинулись по направлению к королевскому залу, по пути тихо беседуя.

– Как думаете, что все это значит? – непонимающе вопрошал Бунша, непонятно к кому обращаясь. – Что ей ещё от нас надо?

– Это же очевидно, мой дорогой товарищ! Вновь возникла какая-то проблема на почве государственной важности, которую без нас ну никак не решить! – оптимистично отвечал Жорж. – Не забывай, кто мы теперь! Мы — власть, и на нас лежит бремя лидерства, – на высокой ноте закончил он.

– Господи, да когда же это все кончится! Какой же скандал меня дома ждет! – вздыхая, устало пробормотал управдом, отводя взгляд в сторону.

– А что такое? – решил проявить заинтересованность Милославский.

– Я же не сказал Ульяне Андреевне, куда я пошел, а она меня, наверное, со вчерашнего дня ищет! Теперь ещё застрял тут с этими лошадьми! – начинал распаляться управдом, его голос со спокойно-причитающего плавно переходил на гневно-свистящий. – А все этот Тимофеев, будь он не ладен!

– Да-да, конечно, – понимающе кивая, согласился Жорж. – О, вот мы и пришли!

– Ваше Высочество, дипломаты прибыли! – провозгласила служанка, открывая парадные двери зала и пропуская людей вперед.

– Премного благодарна, Каролина, можешь идти. И вы тоже свободны, – обратилась Твайлайт к стражам. Те, переглянувшись, потрусили вслед за салатовошкурой кобылкой, прикрыв за собою дверь.

– Так по какому вопросу вы потревожили нас, Ваше Вашество? – картинно изогнувшись, спросил Милославский, когда в зале никого не осталось. – Отечество опять в опасности?

– Бросьте ваши шутки, Жорж. Им сейчас не место, – серьезно ответила лавандовая кобылка. – Сегодня вечером здесь, во дворце, будет проводиться Гранд Галопинг Гала.

– Гранд Галоп… что? Какая Гала? Это что ещё такое? – недоумевал Бунша. – Потрудитесь объяснить нам, уважаемая принцесса, что это! То грифоны, то теперь какой-то галоп…

– Мой коллега совершенно прав! Не сочтете за трудность объяснить нам, что это за «зверь»? И желательно покороче! – прерывая тираду управдома, попросил Милославский.

– Ох, – не желая заводить долгую, занудную дискуссию, Твайлайт постаралась сократить свой ответ до минимума, что явно пришлось не по душе её любви к лекциям. – Ежегодный праздник, а точнее светское мероприятие, когда вся окрестная знать собирается во дворец на бал, хотя балом это, конечно, тоже трудно назвать, скорее переливание из пустого в порожнее… – на этих словах лавандовая кобылка поморщилась, явно вспоминая что-то неприятное. – Так вот, сегодня вечером он состоится. И вам надо быть к этому готовым.

– Неужели этот ваш «галоп» такая большая проблема?! – усмехнулся Милославский. – Вы считаете, что мы не сможем поладить с кучкой снобов?

– Именно! Ведь не скажете вы им, что де «принцессы просто испарились, а вы — новая власть», и отныне будете управлять государством? Не всё так просто. Но с другой стороны… – принцесса на секунду замолчала, прикрыв веки, чтобы через мгновенье заговорить вновь. – С другой стороны, этим высокомерным зазнавшимся пони, в принципе, все равно, кто стоит у власти. Главное, чтобы их привычный уклад жизни остался неизменным. Чтобы можно было всё так же устраивать балы и вечеринки с присущим им зубоскальством о «последней линии модной одежды» или ещё о какой-нибудь бессмысленной чепухе; всё также шататься по магазинам и, высоко подняв нос, покупать вычурные и совершенно безвкусные вещи…

– Так что большого труда для завоевания их доверия вам не понадобится, – продолжала Твайлайт. – Но это уже зависит от вас, и от того, как вы себя проявите. Ведите себя сдержанно и учтиво, однако не забывайте держать планку. Сегодня к вам зайдет дворцовый модельер и снимет с вас мерки. Как говорится: «Встречают по одёжке, а провожают по уму», но для этой публики вторая часть поговорки попросту отсутствует…

– Что ж, спасибо за информацию! На этом всё? – подвел итог Жорж. – Мы можем идти?

– Абсолютно. Скоро в замке начнется подготовка к празднику, – лавандовая кобылка устало потерла лоб. – Поэтому советую без веской на то причины комнаты не покидать и не мешать приготовлениям. Если вам что-то понадобится…

– Да, обращаться к служанкам, мы поняли, – перебил её Милославский.

– Славно. Что ж, до вечера! – Твайлайт на прощание помахала копытом уходящим людям.


Опустившаяся на город ночь остудила накалившиеся за день улицы и площади, одаряя нередкого, несмотря на час, прохожего ночной прохладой. Вопреки позднему времени суток город не спал. Повсюду, куда ни глянь, горели разноцветные фонари, разгоняя чарующий бархат летней темноты, на улицах царило праздничное оживление. Мимо нарядно одетых толп горожан, проезжали роскошные экипажи, и все как один направлялись к дворцу, больше походившему на расписную шкатулку, из окон которой бил яркий свет, а из недр неслась бравурная музыка. Туда-то и стекались со всего города и его окрестностей кареты аристократии, ведь сегодня не простая ночь, а Гранд Галопинг Гала — любимейших из праздников пёстрого дворянства.

Экипажи гостей у дворца встречали вышколенные лакеи. Они любезно находили подходящее место для транспорта новоприбывших, помогали членам высшего общества выбраться из кареты и провожали их до дворца.

Одна из карет остановилась недалеко от дворцовых ворот. Свободный лакей, подскочив к ней, услужливо отворил резную дверцу и заглянул внутрь, обозревая пассажиров экипажа.

– Не понадобится ли помощь милейшим дамам?

– Вы как нельзя кстати, дорогуша! – ответил ему из глубины кареты мелодичный голос. – Не соизволите ли вы помочь нам с разгрузкой даров для нашей близкой подруги, принцессы Твайлайт?

– Прошу прощения, дружище! – первой выходя из кареты, заявила пони рыжей масти с пшеничной повителью волос, выглядывающей из-под шляпы. – Спасибо за предложение, но мы уж как-нибудь сами управимся. Не впервой!

– Твое упрямство сводит меня с ума, Эплджек! – театрально воскликнула белая единорожка с роскошной фиолетовой гривой, выходящая из кареты вслед за оранжевой кобылкой. – Зачем отказываться от протянутого копыта помощи?

– Зачем доверять кому-то работу, которую можно сделать самому? – парировала Эплджек.

– «Сделать самому»? Ну конечно! – единорожка ехидно улыбнулась. – А может кто-то уже забыл, как перетравил пол Понивиля из-за своего нежелания принять чужую помощь?

– Да, тогда здорово всем досталось! Неделями из уборных не выходили! – засмеялась радужногривая пегаска.

– Кто бы говорил! – в глазах желтогривой пони пробежали искорки гнева. – От тебя родная сестра ушла из-за твоей бессердечности!

– Эм… девчата! Может… не будем сориться…– тихо увещевала поглощенных спором пони, розовогривая пегаска. – Пожалуйста…

– Такой грязной, неухоженной пони я ещё не встречала!

– Ой, вы поглядите! Боится копыта в грязи испачкать!

– Может, уже прекратите это? – раздался знакомый спокойный голос.

Все как один повернулись в сторону, ища его обладательницу. На ступенях стояла Твайлайт, с улыбкой глядя на пятерых пони.

– Ваш спор я услышала стоя на парадной лестнице, – нравоучительным тоном начала лавандовая кобылка. – Если учесть играющую музыку и трескотню знати, чтобы уловить ваш гомон нужно обладать чутким слухом, ну или вы должны так громко выяснять свои отношения, чтобы о вашем споре мог знать весь королевский замок, – она улыбнулась ещё шире. – Однако я все же очень рада вас видеть!

– Твайлайт! – розовый вихрь пролетел небольшое расстояние, отделяющее лавандового аликорна от подруг, крепко обняв подругу. – Я так соскучилась! Ну, просто супер-дупер как соскучилась!

– Я тоже скучала по вам, девочки, – высвобождаясь от удушающих объятий розовой пони, проговорила Твайлайт.

– Прости нас, дорогуша! – несколько сконфуженно, произнесла Рэрити. – Мы повели себя как маленькие жеребята, устроив эту склоку. И ты прости меня, Эплджек!

– Не стоит, подруга! Ты тоже меня прости! Твайлайт, ты эт, извиняй, что без приглашения, повидаться с тобой хотели, вот даже гостинцев привезли!

– Ну, какие тут могут быть извинения! Проходите, гостями будете! – дружелюбно улыбнулась лавандовая кобылка, кивая в сторону лестницы. – Следуйте за мной!

– Однако не самое удачное время вы выбрали для визита! – поднимаясь по лестнице, как бы невзначай бросила Твайлайт. – Вы ведь помните, чем для нас закончился последний Гала?

– Такое не забывается! – хохотнула Рейнбоу Деш. – Не каждый день такой погром можно устроить! Кстати, как там поживают принцессы? Все в заботах, да? Что-то их не видать…

– Да… с ними все в порядке! – проходя мимо отдающих честь стражников, фиолетовая принцесса будто запнулась на ровном месте.

– Твайлайт, дорогуша, ты выглядишь обеспокоенной! Все в порядке?

– В полном! Нет причин для беспокойства, Рэрити! – нацепив фальшивую улыбку, ответила кобылка. – Это, наверное, стресс. На меня в последнее время столько всего свалилось, все эти приготовления…

– Оу, Твай, ну нельзя же так! Я понимаю, ответственность перед государством и прочее, но не нужно так себя гробить ради этих кичливых, невоспитанных особ! Тебе бы расслабиться, отдохнуть…

В следующее мгновение они вошли в наполненный светом зал, который был полон нарядно одетой знати, собравшейся в кучки и разговаривающей «по душам». Играл какой-то ненавязчивый бальный мотив. Но, противореча мелодии, над залом витало беспокойство.

– У меня, похоже, дежавю! – поднеся копыто ко лбу, произнесла Рэрити.

– Здесь мало что меняется, – согласилась с ней принцесса. – Сейчас я буду вынуждена ненадолго отлучиться от вас, дела ждут!

– Не беспокойся, Твайлайт! Мы прекрасно тебя понимаем! – доброжелательно сказала Эплджек. – Сахарок, мы пока тут погуляем, лады?

Ответа не последовало. Яблочная пони с удивлением смотрела на то место, где ещё недавно стояла Твайлайт Спаркл, и на помост, куда она переместилась. В следующую минуту лавандовая пони призвала всех к молчанию, и когда взоры всех бывших в зале устремились на неё, принцесса, прочистив горло, начала:

– Леди и джентелькольты! Полагаю, ваших глаз не миновало отсутствие принцессы Селестии и принцессы Луны, и вы желаете узнать причину их отсутствия! – звонким голосом, разносящимся в повисшей в зале тишине, декламировала Твайлайт. – В связи с этим, через несколько минут проследует объявление, где я постараюсь ввести вас в курс дела сложившейся ситуации.

С этими словами принцесса проследовала в боковую дверь, предварительно прикрыв её за собой.

Секунду все молчали, а затем по залу прокатилась волна ропота и гула, среди которой больше всех выделялся высокий ломающийся фальцет, восклицающий что-то про «пропажу родной тетушки».

– Что она задумала? – недоумевающе вопрошала Эплджек. – «Отсутствие принцесс»? Так они пропали?

– …И он ему, значит, говорит: «Я тебя породил, я тебя и убью»!

– Правильно! Я бы такого сына вообще на кол посадил! – раскатистый смех прекратил шушуканье в толпе, заставив всех приковать свои взгляды к месту, откуда он доносился.

Боковая дверь скрипнула. Из-за неё вышла лавандовая кобылка, а за ней следовали доселе никому невиданные существа. Впереди шли двое, и, не замечая никого вокруг, о чем-то оживленно беседовали. Ещё один, в шляпе, плелся позади. Один из них что-то объяснял другому на пальцах, на что получал одобрительные кивки другого существа, одетого в длинное пальто с развивающимися от быстрой ходьбы полами. Они прошли мимо остановившейся принцессы, очевидно увлеченные беседой, и только знак с её стороны заставил их остановиться, отложив разговор на потом, и повернуться в сторону пребывающего в мёртвой тишине зала.

– Итак, давайте по порядку, – звенящим от напряжения голосом, произнесла Твайлайт. – Отвечу на самый главный и волнующий вас вопрос, связанный с отсутствием Селестии и Луны: принцессы на время оставили свой пост, передав бразды правления государством гостям из иного мира, стоящим позади меня. Решение принималось обеими сторонами по обоюдостороннему согласию, что я, принцесса Твайлайт, могу подтвердить. Более того, я также буду принимать непосредственное участие в управлении страной. Это временные меры, принятые до возвращения Сестер из их чрезвычайно важного путешествия…

Последние слова потонули в гуле неодобрения и ропота, волной прокатившегося по залу.

«Чего это они расшумелись? – на фоне общего гомона, глядя на недовольные морды пони, размышлял Жорж. – Есть причины для недовольства?»

– Физкульт привет, леди и джентльмены! – делая гостеприимный жест, обратился к залу Милославский. – Чего гудим?

Шум немного приутих, по рядам прокатился шепоток.

– Я смотрю, тут у вас «поляну» накрыли, а? – продолжал Жорж, подходя к одному из ближайших столиков с угощениями. – Да у вас тут прям скатерть-самобранка!

Осматривая содержимое стола, его взгляд наткнулся на пиалу с пуншем.

– О, здесь и выпить найдется! – обрадовано воскликнул Милославский, зачерпнув лежащим рядом половником немного пунша и пробуя его на вкус.

– Теперь ясно, почему у вас такие кислые мины, уважаемые гости! – дегустируя напиток, поморщился Жорж, сочувственно обращаясь к знати. – Очень соболезную вам! От такого пойла и я бы погудел! Ведь здесь не школьный утренник, а фруктовая вода ну никак не сойдет за увеселительный напиток! In vino veritas!

Пони заметно приободрились, продолжая переговариваться.

– Эй, человек! Официант! Лучшего вина из королевских погребов, мне и нашим гостям! – бодро воскликнул Милославский, обращаясь к жавшейся у колон прислуге. – Решено! В честь праздника, сегодня гуляем за наш счёт!

Его словам вторили одобряющим говором и оживлением со стороны публики. Жорж осмотрел радостно-возбужденных пони, на мордах которых не осталось и следа недавнего недовольства.

«Ну кто не будет рад халяве?! – размышлял он, подгоняя слуг. – Что люди, что пони – один фиг!»

– Пс-с! — раздалось сзади. Милославский, развернувшись на звук, увидел Твайлайт, хмуро смотрящую на него.

– Эм-м… как бы точнее выразиться? – вполголоса проговорила лавандовая кобылка. – У нас тут, между прочим, касаемо Галы, сухой закон. А потому вино и другие крепкие алкогольные напитки здесь крайне нежелательны…

– Э нет, Ваше благородие! Слово не воробей, вылетит – не поймаешь! – горячо заговорил Жорж. – Не падать же теперь перед народом в грязь лицом! Да и кто, в конце концов, здесь правители? Нам виднее!

– Ох, видит небо, я не одобряю вашу затею! – скрепя сердцем, вздохнула Твайлайт. – Аристократ, будучи трезвым, уже доставляет головную боль и массу других неприятностей, а если уж надерётся… жди беды.

– Не переживайте, Ваше Вашество! Все будет в полном порядке, это я вам гарантирую! – заверил Жорж, похлопав принцессу по плечу, и обернувшись к залу, провозгласил:

– Объявляю Большой Галоп открытым! Гуляем до утра!

Ему ответили восторженными овациями и «аплодисментами».


— Да что здесь творится-то? — первой очнувшись, воскликнула Деш. — Конские яблоки! Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?!

— Давай узнаем это из первых уст, Сахарок! — нахлобучив шляпу, Эплджек начала прорываться к помосту принцессы. Рейнбоу Деш, Пинки Пай и остальные устремились за ней.

— Твайлайт, дорогуша, мы не понимаем! — обратилась к лавандовой кобылке Рэрити. — Объясни, что все это значит! Куда исчезли принцессы, и кто это такие? — белая единорожка указала копытом на одного из чужаков.

— Вы всё слышали, девочки. Всё что я сказала — сущая правда, — твердым голосом, произнесла Твайлайт. — Не вскидывайся, Деши. Я не какой не чейнджлинг. Что до этого, я сейчас от любой помощи не откажусь, а уж тем более от помощи своих подруг.

— Твайлайт, а все-таки, куда подевались принцессы? — после небольшой паузы спросила фермерша.

— Все объяснения завтра. У меня же к вам есть только одна просьба: ни во что не вмешиваться и не ввязываться. Всё под контролем. Погуляйте на празднике, отдохните, наберитесь сил, комнаты для вас уже выделены, ваш багаж туда доставлен. Завтра у нас будет трудный день…

— Не беспокойся, Сахарок! Всё будет хорошо! Если надо, я пригляжу за Деш! — заверила подругу Эплджек.

— Да кто тебя просит? — раздался возмущенный голос сбоку. — Я вообще в этом зале находиться не буду! Пойду, проветрюсь, а заодно поговорю со старым другом…

— Что за «старый друг»? — поинтересовалась Пинки.

— Ну… — замялась Деш. — Когда мы сюда шли, я там, на улице, во дворе, увидела Гильду. Что она здесь делает — ума не приложу, однако тут всё равно делать нечего, поговорим с ней по душам, глядишь, хоть как-то вечер скрасим.

— Ладно, гуляй. Остальным далеко не расходиться!


— Прошу прощения, а вы и вправду из другого мира? — жеманно, не без ноток восхищения, обратилась к Жоржу бледно-желтая, слегка чудаковато одетая кобыла с голубой гривой и хвостом, лихо закрученным на какой-то модный фасон. Решив не уделять излишнее внимание здешней моде, Милославский, перехватив поудобнее бокал с вином, ответил:

— Да, гражданочка, ваша интуиция вас не обманула: я действительно из другого мира.

— Это так интересно! — промурлыкала кобылка. — А можете ли нам поведать о нём? Там живут такие же, как и вы?

«Кому это «нам»? — спросил себя Жорж, и, оглянувшись, понял: вокруг него, как оказалось, уже собралась целая компания, судя по пёстрым шмоткам, преимущественно из кобылок. Чуть в стороне кучкой расположились жеребцы, взиравшие на человека скрепя зубами.

— О, дорогие дамы! Ваш мир воистину прекрасен, как и все вы, но он куда меньше развит в технологическом плане, нежели наш! — возвышенно начал Милославский. — Скажите, у вас до сих пор не додумались, как полететь на Луну? А что такое телевизор и телефон вы знаете?

— Ну-у-у… Принцессу Луну сослали на ночное светило на целое тысячелетие! — немного подумав, проговорила одна из слушательниц. — А вот что такое это ваш «телевизор» и «телефон», нашему скромному светскому обществу пока неизвестно. Будьте добры просветить нас, эм-м…

— Жорж, — представился человек. — Называйте меня Жоржем, дамы! А что до телевидения, так это ящик, в котором постоянно вертят фильмы, новости, передачи…

— Это как раёк, которым тешат на ярмарках и в балаганах? — поинтересовалась особа с роскошной, вьющейся гривой. — Там тоже показывают картинки!

— Чем бы этот ваш раёк не был, он разительно отличается от телевизора! В вашем «райке» разглядывают заведомо вставленные туда картинки, и ничего кроме них вы там не увидите! А вот телевизор может вам показать много чего, даже нас! Вот мы сейчас стоим здесь, разговариваем, а тот, у кого этот телевизор есть, может нас сейчас увидеть, да ещё и нашу беседу послушать! Чудо техники, да и только! И вот, благодаря одному из таких «чудес», мы сюда… — на этих словах, Жорж запнулся, и через мгновенье, как ни в чем не бывало, продолжил. — Ах, так о чем это я? Точно! Дамы, я вам уже рассказывал, что такое телефон?


— Не соизволите, милостивый государь, выпить в честь праздника? — осведомившись, задал вопрос пони светло-серой масти в фетровой шляпе на голове, обращаясь к скучающему управдому.

— Благодарствую, но мне пить нельзя, я, так сказать, на рабочем месте, при исполнении! — смущенно улыбаясь, Бунша отодвинул поднос со стоящим на нем бокалом, из которого растекался дивный аромат. — Так что вынужден отказаться!

— Но сэр! Вы так милостиво сделали подарок всем гостям в честь праздника, «открыв на обозренье» лучшие сорта вин из личных запасов Её Высочества, при этом даже не попробовав его! — не отставала «шляпа», рассыпаясь в комплиментах. — Скромность, как говорится, черта монархов, однако всё же не побрезгуйте!

Иван Васильевич вновь хотел было возразить, однако его обогнал Милославский, до этого краем уха слушавший их разговор, и, на время оставив беседу с «дамами», обещав через мгновенье вернутся. Вплотную приблизился к Бунше он, сахарно улыбаясь, произнес:

— Ваше благородие, грех отказывать в такой святой просьбе! — наигранно, с нотками укора в голосе, упрекнул его Жорж. — Даже культурно пьющие, и то стаканчик в такой день опрокинуть не побрезгуют! — и, приблизившись совсем близко к управдому, тихо, что бы было слышно только ему, произнес: — Ты чего, люд… пони обидеть хочешь? Помимо того, что это простые нормы приличия, мы являемся организаторами этой идеи, и, выходит, противоречим сами себе! Потому пей и не суетись. С одного бокала ничего не случится, дорогой товарищ! Не помрёшь!

— Только если с одного! — буркнул Иван Васильевич, глядя на уходящего, вновь влившегося в шумную компанию расфуфыренных кобылок Милославского, и, обратившись к «шляпе», примиряющее произнес: — Ну, ваше здоровье!

— Будьте здоровы! — одобрительно сказал пони, глядя на то, как управдом осушает бокал.

— Ух, крепкая зараза! — чуть поморщившись, крякнул Бунша, ощущая, как тепло от выпитого напитка разливается по телу. — Мне бы закусочки, закусочки!

— Да, конечно! Тут и столик неподалеку, пройдемте, сэр! — засуетился жеребец, ведя Ивана Васильевича к столику у дальней стены.

— Ох! — облегчено вздохнул управдом, садясь за стол.

— Вот, угощайтесь! — пони пододвинул к нему тарелку с замысловатым овощным салатом. — Ещё чего-нибудь принести?

— Нет, спасибо! — закусывая, пробормотал человек.

— Ну, и как вам у нас? Нравится? — поинтересовался жеребец, аккуратно наполняя ещё один бокал душистым вином, и ставя его рядом с Иваном Васильевичем. — Как вам Кантерлот? Здешние кобылки хоть и жеманны и избалованны, но очень приветливы и могут составить неплохую компанию в беседе…

— Да нет, что вы! — замахал руками управдом. — Я по таким делам не ходок, и, знаете ли, женатый человек! Мы с Ульяной Андреевной душа в душу…

— О, да вы примерный семьянин! — с непритворным уважением произнес незнакомец. — А кто это «Ульяна Андреевна»? Ваша жена?

— Да, жена. Светлейшей души человек, доложу я вам! — заверил его Бунша, и сам того не замечая, пригубил из бокала, заботливо поставленного рядом. — Не без своих тараканов в голове, но всё же… Чего взять тот случай, когда она меня ни за что, не про что сковородкой огрела? У меня потом долго ещё поясница болела, а я, знаете ли, пенсионер, уважаемый человек!

— Да, сочувствую. С одной стороны — счастье супружеской жизни и прочая лабуда, а с другой — постоянные заботы, работа, сплошная нервотрепка! — согласно закивал светло-серый жеребец. — А не соизволите ли вы рассказать о вашем мире ещё чего-нибудь?

— Полностью с вами согласен, уважаемый! — в свою очередь согласился управдом. — Не окажите ли услугу, подлив мне ещё? Премного благодарен! Так вот, на чём мы остановились…

— …И тогда друг Антона Семёныча, вон тот, видите? — пьяно тыча в толпу пальцем, заплетающимся языком, просипел Бунша. — И тогда он и говорит мне: «Ты что же, проклятый, ещё не понял, в какую историю мы влипли? Убью!» Он мне угро… — ИК! -…жал, понимаешь?! Мне, заслуженному пенсионеру, герою — ИК! — труда! Когда же это безобразие, наконец, закончится? А все этот… Тимофеев…

В следующую минуту, Иван Васильевич слегка посапывая, спал, удобно положив руки под голову. Светло-серый жеребец в шляпе, убедившись, что собеседник больше таковым не является, выбрался из-за стола, и, обходя шумные кучки о чём-то весело гомонящей знати, насвистывая в такт играющей музыки, торопливой походкой двинулся к выходу…


Когда праздник начался, и все спутники царя разошлись кто куда, Иван Васильевич, ещё немного посмотрев на волнующийся и праздно гомонящий зал, сплюнул и, подобрав полы шубы, взгромоздился на трон.

«Что за бесовское седалище? — думал Грозный, пытаясь устроиться поудобнее. Наконец, почувствовав относительный комфорт, он, поставив посох сбоку и подперев подбородок локтем, устремил взгляд вдаль. Мрачные мысли посещали царя со вчерашнего дня.

«Что за странный народ, эти пони! Гроза ещё не миновала, а они уже лыка не вяжут! — размышлял царь, неодобряюще смотря на бокалы, полные вина, в копытах веселившихся. — Хмель льется рекой, праздные ведутся речи — пир горой! А беда у порога… Эх, опричнины на вас нету!»

— Я па-а-апрашу…- в следующее мгновенье морду пони в элегантном пиджаке с галстуком бабочкой перекосило, оборвав его полупьяную тираду падением на паркет королевского замка.

«Вспоминается мне, как рать русская, православная, на Пьяне поражение потерпела, и костьми своими дно реки устлала. А все потому, что князь нижегородский со своими воеводами-боярами вместо того, чтобы ворога ожидать, веселью и охоте придавался, и воинам простым пример худой подавал… — Грозный обвел зал пристальным взглядом. — Эх, не место сейчас и не время для потех. Чует моё сердце – не миновать нам Пьяны…»


— …Я сплю и вижу, представляя тебя, нянчущуюся со зверушками! — захлебывалась от смеха Гильда.

— Эй, ничего в этом смешного нет! Главное сейчас всё в порядке! — Деш довольно похлопала себя по крупу, на котором в ночной тени было видно изображения облака с бьющей из него радужной молнией. — Видишь?

— Вижу-вижу. А может… может всё-таки твое призвание и вправду чистить загоны от помёта, а? Убирать за «любимыми питомцами»! — грифина лукаво подмигнула. — Я слыхала, ты себе скотинку даже завела?

— А ну-ка повтори про моё «призвание»! — ощетинилась Деш.

— Я сказала… — взгляд Гильды упал на ворота, из которых торопливой походкой вышел пони в фетровой шляпе и двинулся в ближайший переулок. — Да ничего… беру свои слова назад про твоё призвание. А сейчас посторонись, Деш, меня ждут неотложные дела.

— Вот так бы сразу! — победно воскликнула голубая пегаска. — Что ж, бывай, было приятно поболтать!

Грифина, кивнув подруге, вышла за ворота и направилась в обратном от дворца направлении. Царившие там звуки пиршества доносились до самых отдалённых улочек города, а яркий свет создавал вокруг него внушительный ореол, заставляющий находившихся вблизи забывать про тёмное время суток.