Автор рисунка: Devinian
Глава 1: Дом, милый дом. Глава 3: Старые шрамы.

Глава 2: Плохой пони.

— Это моя вина, Оскал. — Сев на круп, я взглянул на свои копыта обагрённые кровью. Меня пробила мелкая дрожь.
— Видишь, Оскал, его кровь на моих копытах. А я ведь так и не узнал, как его зовут. Я убил его. Я монстр. — Сказал я, засыпая тело песком.

— «Так вот какая ты, Пустошь».— Подумал Кейл. Выйдя из пещеры, он подошёл к обрыву горы и посмотрел вниз. — «Море песка, которое пытается поглотить остатки бывшей цивилизации. Оно такое спокойное, но в тоже время опасное и чарующее. И лишь редкие кусты и деревья напоминают о том, что искорка жизни всё ещё тлеет в недрах этой выжженной земли». — Подняв голову и взглянув в небо, Кейл потерял дар речи. Над Пустошью, словно барьер, нависло свинцовое небо, которое как будто не хотело пускать солнце в этот проклятый мир. — «А какое небо, оно… Великолепно. Если кто-нибудь заглянет в мою душу, то ему предстанет именно такая же картина. Вот он, мир, для которого я был создан. Мир, к которому меня всегда тянуло». — Сзади до него долетел стук копыт, который принадлежал Флейнит.

— «Осталось решить одну проблему, и о стойле можно будет забыть».— Произнёс голос Оскала в его голове.

***

—«Чёртов Кейл, и куда он так ломанулся?» — Подумала Флейнит спеша к выходу из пещеры. Выйдя из неё, пегаска первым делом взглянула на небо. Оно заставило её поёжиться. Такой мрачной картины она ещё ни разу не видела.

— Какая Пустошь мрачная. — С недовольством произнесла пегаска. — Даже у нас, в стойле, стены и то жизнерадостнее. Ну да ладно, назад дороги нет. — Она взглянула на Кейла. Он стоял, уставившись вдаль, и не подавал признаков жизни. — Кейл, так куда мы пойдём?

— Мы? — Мрачно произнёс жеребец, даже не повернувшись к своему собеседнику. — Боюсь, что ты подобрала не правильное местоимение.

— Что? — Растеряно спросила Флейнит. — О чём ты?

Кейл вздохнул. — Я имею ввиду, что нам не по пути. Ты пойдёшь своей дорогой, а я своей.

— Но… Мы ведь только что покинули стойло!— Возмущённо вскликнула она. — И я считаю, что нам надо держаться вместе!

— Мне насрать на твоё мнение. — Всё таким же мрачным голосом сказал жеребец. Он повернулся к ней и пегаска обомлела. Только сейчас она поняла, что беспокоило её в нём последние несколько дней. Это мёртвый взгляд его глаз. Смотря в них, её пробивал гробовой холод, и складывалось ощущение, что она смотрит в глаза самой смерти. «Неужели он всегда был таким?» — возник вопрос в её голове.

— Кейл, да что с тобой такое?! — Крикнула она на него.— Ты очень меня пугаешь. Пожалуйста, скажи, что это всего лишь шутка, глупая шутка…

—Пойдёшь за мной, и я убью тебя.— Прервал пегаску Кейл. — И ЭТО не шутка. — Закончив, он повернулся и пошёл прочь. Ей оставалось лишь смотреть в спину уходящего жеребца. Весь мир Флейнит только что разбился на тысячу осколков.

***

— «Ты правильно поступил, Кейл, она бы только мешала». — Произнёс Оскал. — «Поверь мне: такие пони как Флейнит не выживают в этом мире. Рано или поздно, она бы якорем потянула нас за собой».

— «Я предупреждал её, там, у двери стойла, чтобы она не шла за мной».— Произнёс я про себя. — «Но она выбрала не правильный вариант».

— «Перестань корить себя, ты не виноват».

— «Знаю». — Закончил я эту беседу, идя вперёд не спеша. Вокруг стояла тишина. Ни слов мимо проходящих пони в коридорах, ни жужжания ламп системы освещения стойла. Пустошь мне нравится всё больше и больше! Однако становилось немного скучновато.

— Что это? — Произнёс вслух Кейл, поведя ушком в сторону. Неужели…

— «ВЫСТРЕЛ!» — Вскрикнули мы синхронно с Блади.

 — «О, да. Как я долго ждал этого!» — Подумалось мне, когда я поспешил в сторону, откуда доносились выстрелы. Каждую секунду звук выстрелов становился всё громче и громче. Взобравшись на пригорок, я увидел, что группа бандитов атаковала семью фермеров, которые жили вдали от поселения. Хоть семья и сопротивлялась, но налётчиков было больше, так что исход был предрешён заранее.

— «Ну же, давай убьём их!»— сказал Блади. Похоже, что предстоящая битва возбудила не только меня. Я осмотрелся. Это отличная позиция, отсюда все бандиты были как на копытце, да и элемент неожиданности играет огромную роль. Пока я готовил позицию для ведения огня, прозвучал взрыв. Вернув взгляд обратно к фермерскому домику до меня дошло, что следовало бы поторопиться. Фермеры сдавали свои позиции. Если вначале огонь вёлся с двух точек, то сейчас работает лишь одна.

Закончив приготовления, я примкнул к оптическому прицелу, дабы оценить ситуацию. Всё было плачевно. Налётчики разделились на группы и заняли две основные позиции: Первая, и самая многочисленная осела у главных ворот и вела огонь на подавление, отвлекая внимание последнего обороняющегося. Их было четверо, но сидели они буквально бок обок. Вторая же закрепилась у забора, куда не простреливала последняя огневая точка фермеров, и пыталась проделать в нём дыру. Этих было всего двое. Я перевёл прицел к воротам и поймал в перекрестие голову земнопони. Но выстрелить так и не решался.

—«Чего ты ждёшь?» — Спросил у меня Блади. Я хотел бы ему ответить, но сам не знал причину. Что-то в глубине меня требовало проявить терпение. — «Давай же, стреляй!»

Я переводил прицел с головы одного пони к другому, но всё никак не мог понять, чего же мне стоило ожидать. К счастью, ответ не заставил себя долго ждать.

***

— Сколько эти двое оболтусов могут возиться с этой ёбаной дырой?! — Раздражённо проговорил коричневый единорог. Его тело трясло от нетерпения. Ударив копытом в песок, он продолжил. — Почему так долго?

— Да не толкайся, места и так мало, а тут ещё ты! — Рявкнул на него земнопони отвесив подзатыльник. — Недолго осталось. Скоро мы, наконец, сможем отведать это вкусное, нежное, понячье мясо.

— Говорят, у них там был жеребёнок. Их мясо всегда вкуснее. Обожаю жеребят! — Вклинился в беседу ещё один земнопони.

— Аргх, к чёрту ожидание. Я сделаю всё сам! — Крикнув, коричневый единорог полез рыться в своих седельных сумках. — Да где же ты? Ага, нашёл! — Закончил он, достав на свет металлический предмет. Встав на ноги, но, всё ещё находясь в укрытии, и держа гранату в магическом захвате, бандит выдернул чеку. Прозвучал выстрел. С дырой в голове он упал на землю. А вместе с ним упал и круглый, металлический предмет.

***

Тишина. Лишь звук биения моего сердца. Так… Спокойно и легко… И так хорошо. Впервые за всё время, мне действительно радостно жить. Я всё ещё смотрел в прицел и наблюдал за тем, что может произойти, если произвести выстрел в подходящее время. Граната была начинена всем, что может покалечить: от гвоздей до заострённых довоенных монет. Что сыграло мне на копыто, все четверо налётчиков были поражены и не представляли особой опасности даже для радтараканов. Ведь они были мертвы.

— «Вот оно, Кейл, вот то чувство, когда отбираешь чужую жизнь». — Восторженно сказал Блади. — «Не правда ли оно чудесно?»

— Да.— Выдохнув произнёс я. Это чувство умиротворённости, оно просто превосходно. Никогда ещё я не испытывал ничего подобного раньше. Вот чего мне не хватало там, в стойле. Но дело ещё не закончено.

Один из пони, что пытался проделать дыру в заборе, резко вскочил и принялся наотмашь стрелять в мою сторону. Мне не составило труда поймать его голову в перекрестие прицела. Шанс того, что он попадёт в меня на расстоянии в пятьсот метров, были равны нулю. Почти. Одна из пуль всё же попала в моё ухо. Тотчас словно огонь, боль обожгла ушко, но, никак не отреагировав на неё, я спустил курок. Прозвучал сладкий звук выстрела. Ещё один пони упал с дырой в голове. Святая Селестия, как же здорово убивать!

Второй хотел было поддержать своего напарника огнём, но как только он увидел, что с ним произошло, его оружие упало в песок, и он пустился бежать.

— «Ну, уж нет, так просто ты не уйдёшь».— Мне нужны были ответы на многие вопросы. За дверью стойла я оказался каких-то полчаса назад, и мне многое предстояло узнать о своём новом доме. Нужно лишь обезвредить его.

С этими мыслями я послал пулю в его колено. Он упал и со всей скорости приложился головой о землю. Бегло взглянув на него до меня дошло, что он не шевелился.

—«Наверное, просто потерял сознание, как раз то, что мне нужно».— С этими мыслями я собрал свои вещи и, спустившись с пригорка, перешёл в галоп

***

Кинув взгляд на свою работу возле ворот, я окончательно убедился, что там обыскивать нечего. Да и копыта пачкать мне совсем не хотелось. Подойдя к другому мёртвому бандиту, я перевернул его. «Хех, точно в правый глаз. Прямо ювелирная работа». — Похвалив себя, я принялся обыскивать мертвеца. При нём оказался пистолет пулемёт и патроны к нему, немного довоенной еды и… мешочек с бутылочными крышками?! Отправив всё, кроме мешочка с крышками себе в седельные сумки я отправился к последнему налётчику.

Он лежал в точно такой же позе, как и при падении. Подойдя поближе с оружием наготове, я толкнул его. Никакой реакции. Перевернув его с помощью магии, мне стало понятно почему. Он приземлился головой об камень. Проверив пульс, я окончательно убедился, что он мёртв.

— Так, и что это тут у нас… Опять крышки?! — Негодуя вскрикнул я, выкидывая их в сторону. — Хм, а вот обрез мне пригодится, жаль, что почти без патронов. — Прикрепив обрез с кобурой на переднюю правую ногу, я наткнулся на белую баночку с этикеткой, на которой изображена розовая пони. — А это что у нас, «Вита-минки»? — Прочитал я то, что было написано на бумажке поверх этикетки. «Наверное, специальный комплекс витаминов, чтобы держать организм в тонусе в условиях пустоши».— Подумал я, закидывая одну в рот. Буквально через секунду все мои чувства обострились. Классная штука!

— Мама… МАМА!! — Раздался крик из дома. Я развернулся и посмотрел на дом.

— «Ты ведь не серьёзно?»— Спросил меня Оскал. — «Это не твои проблемы, оставь их. У тебя есть дела поважнее».

— Я спас их, они мне должны. — Ответил ему, идя к дыре в заборе. Как только мне удалось пролезть в неё, до меня донёсся всхлип. — Ауу! Не стреляйте, мне не зачем причинять вам зла.— Произнёс я, входя в помещение. По дому словно прошёлся ураган: все стены были изрешечены пулями, редкая мебель так же разделила их участь. Пройдя в комнату справа, мне предстала та же картина, за исключением тела пони. Он лежал под окном, прижавшись спиною к стене. Его грудь была вся в крови и имела несколько пулевых отверстий. Бегло оглядев комнату, и уже занеся копыто над порогом, мне послышался плач. Он шёл со второго этажа.

Решив поскорее узнать, в чём же дело, я начал подниматься по лестнице. Во время подъёма под моим копытом что-то хрустнуло. Источником шума была рамка для фотографий, однако, вместо фотографии туда был вставлен детский рисунок. «Мама, папа, я и мой брат» гласили надписи над причудливо нарисованными пони с картинки. Фыркнув, я продолжил свой путь наверх.

—Мам, что… чем мне помочь тебе?— Донёсся голос из комнаты напротив. Он принадлежал жеребёнку, в этом сомнений быть не могло. Зайдя без шума, я увидел жеребёнка зелёного цвета, со слезами на глазах. Пройдя немного дальше и войдя в комнату, мне стало ясно, что их вызвало. Он сидел рядом с единорожкой розового цвета с кьютимаркой в виде пирога с черникой. Её задние ноги отсутствовали, а на животе была ужасная рана. Судя по тому хаосу в комнате, именно тут произошёл взрыв, что я слышал ранее. И как с такими ранами она до сих пор жива? Хотя это не важно, жить ей осталось недолго.

—Мне… кхе-кхе.— Прервал её кашель. — Всё хорошо, милый, я в порядке. Честно. — Кобылка попыталась выдавить из себя ободрительную улыбку, однако, вышло не очень. Только собравшись что-то сказать, она заметила меня. — О, это вы стреляли… С рейдерами покончено?

—Да. Больше они никого не побеспокоят. — Кивнув ответил я, подойдя поближе. — Простите, но вам уже ничем не помочь. С такими ранами как ваши долго не живут.

В ответ она кивнула. — Ничего, я понимаю. И всё же спасибо вам: вы могли просто пройти мимо и не рисковать своей жизнь.

—«Да, мы могли». — Произнёс Оскал.

— Я бы ни за что не прошёл мимо пони, что нуждаются в моей помощи. — Соврал я, даже не моргнув. На задворках моего разума Оскал свалился с ног, заливаясь смехом. — Если хотите, я могу облегчить ваши страдания.

—У вас есть мед-х? — Спросила она и её снова захватил приступ кашля.

— У меня есть нож.

—Оу. — Лишь произнесла она. — Тогда, дайте мне попрощаться с сыном. — Всё это время смотревший в пол жеребёнок, наконец, поднял свой взгляд и снова посмотрел на розовую единорожку. Слёзы на его глазах уже успели высохнуть. «А он сильный» — отметил про себя я.

— Мам…— Протянул тот в ожидании, пока кашель отпустит его маму. Когда кашель унялся, она со слезами на глазах обняла своего мальчика.

— Ты у меня сильный,— еле-еле выговорила кобылка. Ей всё тяжелее давалась речь. — Ты справишься. Будь добрым пони, мой сладкий, будь… — Кашель снова захлестнул единорожку. Жеребёнок, не в силах больше смотреть, как самый дорогой для него пони умирает, выбежал из комнаты.

Я вопросительно посмотрел на неё. Она кивнула. Когда я достал нож, кобылка издала тихий шёпот, который мне не удалось расслышать.

—Что?— Спросил я, приближаясь к ней на расстояние вытянутой ноги. Внезапно, собрав все свои силы, она оттолкнулась от стены и повисла передними ногами на моей шее.

— Прошу вас, — превозмогая боль, прошептала кобылка.— Позаботьтесь о моём сыне. — Я не ответил. Лишь звук ножа, рассекающего плоть, стал для неё ответом. Захлёбываясь своей кровью, она ослабила хватку и упала на пол.

— «Я рад, что ты одумался». — Произнёс Оскал. Я ничего не ответил.

Прислушавшись к своим внутренним ощущениям, я понял — что-то не так, ведь мой поступок был правым. Тогда почему мне так плохо? Может это из-за того, что я нарушил слово данное Лайтшорзу? Но ей ничем уже не помочь… Я облегчил её страдания! Это хороший поступок… Аргх, надо было пройти мимо них!

Всё, больше мне тут делать нечего. Немного задержавшись на лестнице, я вышел на крыльцо и, встав рядом с жеребёнком, уставился вдаль.

— Что мне теперь делать? — Задал он вопрос, полушёпотом.

— А я от куда знаю? — Бросив через плечо, я направился к дыре в заборе — Ты не моя проблема.

Но, не дойдя до неё и встав как вкопанный, я принялся рыться в сумке. «А это ещё что такое?» подумал я, достав из сумки золотую статуэтку. На ней была изображена неизвестная мне пегаска. Хотя нет, она мне знакома. Это Флаттершай. Одна из кобылок министерств, что превратила Эквестрию в Пустошь. Ну, надо же было додуматься, отдать мегазаклинание в копыта врагов. Хотя, я благодарен ей.

Надпись, что была выгравирована на статуэтке, гласила: «Будь милым». Фыркнув и бросив её обратно в сумку, я хотел было продолжить путь к дыре, но что-то меня останавливало.

 — «Нет, только не говори что…»

— Эй! — Бросил я, возвращаясь к крыльцу. — Я всё же помогу тебе. Одного оставлять тебя здесь, это то же самое что убить. Поэтому, я отведу тебя до ближайшего населённого пункта. Беги в дом и собери всё самое важное. — Когда он развернулся и побежал обратно, в моей голове возник один вопрос: откуда у меня эта чёртова статуэтка?

***

Наблюдая, как двое пони уходят прочь от пылающей фермы, пегаска улыбнулась. «И всё же, он не плохой пони»­ — подумала она, всё ещё смотря в бинокль. Хоть он и пригрозил ей расправой за то, что она последует за ним, но сердцу невозможно приказать.

«Он же мой брат, я не могу его просто так оставить» — Пыталась найти себе оправдание она. Оторвавшись, наконец, от бинокля её ждал маленький сюрприз в виде нацеленной на неё винтовки.

— Не скучаешь, красавица? — Хищно оскалившись, сказал белый единорог преклонного возраста, подходя ближе. — Похоже, старому Джо снова улыбнулась удача.

Его седельная сумка открылась и оттуда, находясь в магическом захвате, выплыл шприц.

— Негоже портить такое милое личико, — Произнёс он, а его ухмылка стала ещё шире. — Остальные же получают прикладом в лицо. Не профессионально, зато результативно.

Поняв, что она проиграла, пегаска склонила голову. Когда игла вонзилась в её шею, она тихонько пискнула.

— Спокойной ночи. — Прошептал ей на ухо жеребец. После этих слов она провалилась в мир грёз.

***

*кап*

Мотнув головой я посмотрел вверх. На небе меня так же встретили свинцовые тучи. Удостоверившись в том, что скоро будет дождь я начал изучать карту местности, которая появлялась справа в моём поле зрения из-за манипуляций с панелью управления, что была похожа на пип-бак. Меня интересовали места, где можно было бы спрятаться от дождя и переночевать. Досконально изучив карту местности, которая каким-то образом была довольно точной, я принял решение и взял курс на часовню, что стояла в лесу. Оглянувшись и посмотрев на жеребёнка (да, я так и не узнал его имя), я продолжил путь. Надо отдать ему должное: даже не вооружённым взглядом было видно, что он сильно устал, но я до сих пор не слышал от него ни слова по этому поводу. Я вообще от него не слышал ни слова. Даже звука.

Перейдя границу леса, мы получили какую-никакую, а всё же защиту от моросящего дождя. Но надо было спешить: ночь наступала быстрее, чем я думал. И мне не очень хотелось остаться в тёмном лесу. Ещё раз, взглянув на жеребёнка, я откинул мысль о небольшом спринте. Но нужно было что-то делать.

— Ей, а ты не хочешь, чтобы добрый пони тебя прокатил на спине? Поверь: это очень весело. — С улыбкой идиота спросил его я. От его реакции, а точнее от гримасы, мне стало немного не по себе. — Слушай, если ты сейчас не залезешь на мою спину, то мне придётся кинуть тебя в лесу, так как мы просто не успеваем. С наружи темнеет быстрее, чем я думал.

— Да, конечно. — Произнёс он и принялся забираться ко мне на спину. Кое-как, не без помощи магии, я всё же посадил его на себя, и мы двинулись вперёд. — Вы сказали, что с наружи темнеет, не так быстро, как вы думали. А от куда вы?

— Я из стойла. — Ответил я. Не, ну а что мне скрывать? Тем более от жеребёнка. А так, глядишь, и время пролетит незаметно. — Только сегодня оказался снаружи.

— А почему вы покинули стойло? Говорят, что там не опасно, да и еды навалом. — Продолжал расспрашивать жеребёнок. Хех, не опасно.

— Меня изгнали.

— Из-за чего?

— Я убил пони. — Он немного притих. Минуту мы провели в молчании. Лишь шуршание очередных кустов, через которые я пробирался, нарушало магию тишины. Панель управления протезом издала двойной писк. Остановившись и ткнув копытом на нужную кнопку, я открыл Лум. Он показывал три красные точки справа от меня. Свернув его и взяв в магический захват обрез, я притаился. Мой наездник обеспокоено заёрзал. В том направлении, где находились красные метки, было пусто.

— Ты никого не видишь? — Спросил я.

— Нет. А кого я должен видеть?

— Если бы я знал.

Решив, что аппарат дал сбой, я направился дальше, к намеченной цели. Снова пробираясь через куст и не заметив яму, мы повалились. Яма оказалась входом в туннель, что уходил далеко вглубь. Что-то внутри меня запаниковало.

— Давай скорее доберёмся до часовни. — Сказал я, сажая жеребёнка на спину.

Как только я сделал шаг в сторону от входа в туннель, панель издала один писк и красные точки исчезли.

— Вы и меня убьёте? — Обречённо проговорил жеребёнок.

— Что? Не-е-ет. У меня на тебя другие планы.— Ответил я ему. — А вот мы и на месте.

К моему удивлению, часовня очень хорошо сохранилась. Ну как хорошо, стены потрескались, но не до такой степени, чтобы задаваться вопросом «а не рухнет ли крыша на мою голову во сне?». Пройдя вовнутрь часовни, я окончательно убедился в том, что нам повезло, и сделал заметку на карте. Так, на всякий случай.

Спустив жеребёнка с себя и сняв все сумки, я направился к единственному входу и установил взрывчатку.

Разведя костёр из оставшейся внутри деревянной мебели, мы решили, что надо бы поесть. Так как вся провизия была в сумках Флейнит, нам пришлось довольствоваться едой, что я снял с трупов бандитов.

— А каково это, убить пони? — Наконец снова заговорил жеребёнок.

— Не знаю. — Соврал я. Ну не говорить же ему, что это принесло мне удовольствие, не так ли? — После того, как я убил пони, мне пришлось испытать смешанные чувства. Я не хотел смерти тому пони, которого убил в стойле. Он не заслуживал её. Заслуживал другой пони, но умер именно он.

Он снова примолк. Немного по залипав на свой ужин, я понял, что был не голоден. Спросив, не хочет ли он добавки и, получив в ответ робкий кивок, я отдал ему всё.

— «Ты уверен в этом?» — Снова подал свой голоc Оскал. — «Кейл, это единственная еда, что была у тебя».

— «Слушай, я не ел всего лишь один день. Да и не очень то и хотелось». — Ответил про себя я. — «И давай закончим этот разговор. Я устал и хочу спать».

— «Как знаешь, Кейл, как знаешь, только мне не нравиться то, что ты к нему так относишься». — Всё настаивал Оскал. — «Знай: лишь я и Блади твои друзья, только мы хотим тебе добра. Запомни это».

Сняв с себя всю амуницию, что была на мне, я лёг спать.
«…»

Мне снилось стойло. Не думал, что первый же мой сон снаружи будет о нём. Но мне снилось не само стойло, а воспоминание из детства. Когда я был ещё жеребёнком, где-то спустя год после моего прибытия в стойло, Лайтшорз уже тогда видел во мне потенциал.

— И так, Кейл, что ты сделаешь, когда решишь заночевать в незнакомом и опасном месте. — Спросил меня Лайт. Это были его любимые вопросы. Вопросы по выживанию в пустоши.

— Я установлю робота охранника, и он будет охранять меня!

— Ха-ха-ха. Кейл, робот охранник это конечно хорошо, но где ты его возьмёшь, да и его могут запросто взломать. Так что давай считать, что у тебя нет робота, хорошо?

— Эм… Ну, я не знаю. — Сказал я растерянно.

— Ну не расстраивайся. Я помогу тебе. — Сказал он, ободряюще ткнув меня в плечо. — Я бы хотел научить тебя спать так, что бы ты мог мгновенно проснуться, если услышишь подозрительный звук.

— Ух ты, это звучит здорово!

Эх, я тогда и не мог подумать, что буду пинать себя за то, что согласился на это.

*плюх*

Я вскочил и закричал. Осмотрев быстро комнату я увидел сидящего и цыкающего на моей кровати Лайтшорза.

— За что? — Заныл я, дрожа от холода.

— Кейл, я успел разобрать и собрать свою винтовку, но ты так и не проснулся. А ведь я издал много шума.

— Ну и что?

— Как ну и что?! Кейл, тебя за это время могли убить!

— Но ведь это был ты, и ты не хочешь меня убить, ведь так?

— Нет, Кейл, я не хочу тебя убивать, но кто-то захочет. И я должен научить тебя этому. Поверь мне.

Ну, я все никак не смог научиться этому. На протяжении недели он ночью обливал меня холодной водой из ведра. За что была недовольна пони, которая отвечала за постельное бельё.

— Флей, я выгляжу так, потому что Лайт обливает меня каждую ночь водой.

— А, это он учит тебя чуткому сну? — Улыбнувшись, спросила она.

— А ты от куда знаешь?

— Так же он учил моего брата…

— Прости, что напомнил.

— Да ничего. В общем, Кейл, тебе придётся научиться чутко спать. Иначе он не отстанет от тебя. Удачи. — Улыбнувшись, она развернулась, и побежала играть с другими жеребятами. А я остался лежать на скамье в атриуме. Я не пользовался особой популярностью уже тогда. Я лежал и думал, что же мне делать.

И я придумал.

Открыв дверь моей квартиры (а жил я один), Лайт не боясь, что я проснусь, направился к моей кровати с ведром в зубах. Но задев верёвку ногой, которую я натянул возле своей кровати, он активировал мою ловушку. Петля связала его ноги и, подвесив над потолком, облила из ведра. Всё это сопровождалось таким шумом и кряхтениями самого Лайтшорза, что я проснулся.

— Хорошо, Кейл, ты победил. — Прокряхтел Лайт. — А теперь, будь добр, освободи меня.

— Только схожу за ножницами. — Ответил я.

«…»

*щёлк*

Услышав щелчок, я мгновенно открыл глаза и проснулся. Костёр всё ещё горел и давал свет. Снаружи был слышен стучавший по крыше дождь. А на меня был наставлен пистолет.

— Профтите, что рафбудил вас. — Сказал жеребёнок невнятно, держа пистолет в зубах. Да-да, я так и не спросил, как его зовут. — У вас очень чуткий сон.

— Хватит обращаться ко мне на «вы», это только подставляет тебя. — Ответил я, наигранно зевнув. — Собрался грабить меня, так не сожалей об этом.

— Вы… ты не выглядиф обеспокоенным. — Озадачился малец.

— Прости, по утрам я слабо соображаю. И я дико хочу пить. Будь добр, открой мою сумку и достань воды. — Я головой указал на неё. Он, держа пистолет во рту, на секунду отвернулся от меня. Лишь на секунду. Так как между нами было достаточно большое расстояние, чтобы преодолеть его в один рывок, он решил позволить себе такую роскошь.

И очень зря. Мой рог вспыхнул лишь на мгновение, так что он не увидел этого.

— Извини, но я не могу… Что здесь смефного?

Я, злобно улыбаясь, встал.

— Ты хочешь ограбить пони, что пытался спасти твою маму? — Начал я, делая один шаг к нему. — Ты УБЬЁШЬ пони, который хотел ПОМОЧЬ тебе?

— Я Профу вас остановиться… — Запаниковал жеребёнок, но на курок так и не нажал. — Иначе я убью вас!

— Ты опять перешёл на «вы». — Всё ещё давил на него я, медленно, шаг за шагом подходя к нему. — Я конечно рад, что твои родители побеспокоились о твоём воспитании, но иногда нужно показать, что ты готов убить пони… — Я примолк на секунду. — А готов ли ты убить пони?

— Да, готоф! — Повысил голос он, делая шаг назад. Он бы сделал и два, и три шага, если бы не упёрся крупом в стену.

— Ну, так давай, убей ПОНИ! — Зловеще прошептал я, стоя перед ним. Он замешкался. Секунду подумав он, даже не зажмурив глаза, с помощью языка потянул спусковой крючок.

*клац*

— Никогда, слышишь меня, никогда не отводи взгляда от того, кого считаешь врагом. НИКОГДА! — Я, ударом копыта, выбил из его рта пистолет и навис над ним. Плюхнувшись на круп, он сел и смотрел под копыта, прощаясь со своей жизнью. Но я не двигался. Любой бы на моём месте пристрелил его. Но…

В нём я увидел себя.

— Почему ты решил обокрасть меня? — Спросил я спокойным голосом. Он неуверенно поднял на меня взгляд, но вместо страха я увидел в нём злость.

— Вы хотели отдать меня работорговцам! — Крикнул он на меня. Я рассмеялся.

Повернув голову в сторону сумок, я, с помощью рога, достал свёрток.

— Узнаешь? — Спросил я, показывая ему листок.

— Это…

— Это я нашёл в доме твоих родителей. На этом рисунке изображены: Мама, папа, брат и некий «Я». Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что ты это тот самый «Я». В твоём доме я нашёл лишь тебя, твою маму, и тело пони на первом этаже. Трёх пони, а не четверых. — Он понурил голову. Взяв его пистолет в магический захват, я разрядил его и бросил перед ним. Туда же отправилась и его седельная сумка.

— Бери. Зарядишь его только тогда, когда отойдёшь от часовни на 15 метров. И не забудь снять пистолет с предохранителя. — Повернувшись к нему спиной, я отправился назад к костру.

— Простите.

— Стой! — Сказал я, когда он подошёл к выходу. Мой рог засветился. — Теперь иди.

Прошло минут десять с его ухода. Но я так и не мог заснуть. Правильно ли я поступил, отослав его ночью? Но ведь он угрожал моей жизни, хотел обокрасть меня! Так почему мне опять так плохо? Почему меня не отпускает чувство, что я поступаю не правильно?

— «Видишь? Что и требовалось доказать». — Подал голос Оскал. — «Ты повёлся, подпустил его слишком близко к себе, и он нанёс удар».

— Может, обойдёмся без нотаций? И так денёк выдался насыщенным, я устал.

— «Я бы с радостью, но вот только ты чувствуешь себя виноватым перед ним за что-то, что сам же себе и придумал, так что…» — Не успел он договорить, как прозвучал выстрел. Нажав кнопку на панели и выведя карту, я увидел четыре точки: одну синюю и три быстро двигающихся красных. Схватив винтовку и расчехлив её, я кинулся к выходу. — «Кейл, куда ты… ОСТОРОЖНО!»

Чуть не подорвавшись на своей же растяжке, я выскочил из часовни и помчался галопом в сторону меток.

— Ты только держись, я близко… Близко. — Повторял я себе, мчась сквозь лес. Из-за сильного ливня было тяжело разглядеть что-либо, но с помощью Лума мне не составляло труда продолжать движение. Послышался вскрик. Синяя точка, находясь в окружении трёх других красных отметок, исчезла с радара.

Я встал. Смотря на свои копыта, я продолжал стоять под ливнем. Его нет. Я не успел. Я не смог помочь ему. Я убил его…

—«Кейл», — Снова подал голос Оскал. — «Его нет. Смирись. Давай вернёмся в часовню и хорошенько обдумаем всё?» — Я не ответил, а всё продолжал сверлить землю под своими ногами. Моя мокрая чёлка прилипла ко лбу, а по ней ручьями стекал дождь. Передёрнув затвор винтовки, я двинулся вперёд размеренным шагом. Вперёд к трём красным точкам.

—«Кейл, что ты делаешь? Он мёртв, ничего уже не вернёт его!» — Продолжал Оскал.

— «Да заткнись ты, дай парню развлечься». — Подал голос Блади.

А я молча двигался вперёд. Вот, сквозь стену ливня я смог различить три силуэта, что склонились над трупом жеребёнка. С первого взгляда я принял их за пони, но при внимательном осмотре они оказались гулями. Так, по крайней мере, их называл Лайтшорз, в своих рассказах о похождениях в пустоши. Вскинув с помощью магии винтовку, я прицелился. Один гуль учуяв неладное оторвался от своей трапезы и, вскинув голову, посмотрел в мою сторону. Через долю секунды его голова взорвалась фонтаном крови и мозгов, вперемешку с гноем. Одна красная точка исчезла с мини-экрана Лума.

Ещё в детстве, когда Лайт показывал мне фотографии гулей, я думал, что они медлительны, но он всегда уверял меня, что их внешний вид обманчив. Я, признаться, не верил ему. Как оказалось зря. Двое других, не успев я передёрнуть затвор, бросились в разные стороны, в попытке обойти меня с флангов. Выбрав того, что бросился влево, я начал выискивать его среди деревьев. Однако из-за ливня это оказалось не лёгкой задачей.

— Вот ты где! — Крикнул я, выискав мчащийся с невероятной скоростью силуэт гуля. Сделав два выстрела в молоко и выругавшись, я вошёл в ЗПС. Время вокруг меня замерло. Запрограммировав выстрел в переднюю ногу, я активировал ЗПС, и время снова вернулось в свой прежний ритм. Гуль упал, а я, передёрнув затвор, послал ещё одну пулю в голову. Вторая красная точка исчезла с мини-экрана Лума. Посчитав, что другой гуль уже должен бы быть близко ко мне, я бросил винтовку и, выхватив из кобуры обрез, наставил его в сторону, от куда должен был напасть гуль. Но в той стороне было пусто.

За моей спиной послышалось рычание. Не успел я отреагировать, как гуль прыгнул ко мне на спину и впился зубами в мою шею. От боли я зарычал и, дав дуплет из обреза в дерево, повалился на спину. Успев отпрыгнуть от меня до того, как я бы придавил его собой, падая на спину, и перекатившись гуль снова прыгнул, целясь зубами мне в глотку. Не придумав ничего лучше, я выставил переднюю левую ногу, прикрывая свою шею. Он вцепился в неё. Стиснув и скрипя зубами от боли, я принялся бить гуля в голову обрезом, который всё ещё был в моей хватке. После удара в висок правый глаз гуля взорвался фонтаном гноя и, забрызгав моё лицо, ослепил меня.

Отцепившись от моей ноги гуль снова попытался вцепиться в мою шею, но кое-как в слепую мне всё же удалось сдержать его. Клацая зубами перед моим лицом, он показывал всем своим видом, что не желает отступать, и намерен отведать моей плоти. Крича и всё ещё не видя ничего, я пытался оттолкнуть его от себя, но гуль был сильнее.

—Думай, Кейл, ДУМАЙ! — Кричал я, на что гуль ответил ещё большим напором. Силы покидали меня и сдерживать порывы гуля становилось всё сложнее и сложнее. — Ну же, ДАВАЙ!

Мои ноги начали по чуть-чуть сгибаться. Почувствовав это, гуль прибавил напора. Казалось, что силы его не покидают, а наоборот – прибывают. Находясь в паре сантиметров от моего лица, гуль раскрыл пасть, и его слюна упала на мой рог.

Точно, рог! — Тут же осенило меня. Собрав все свои последние силы, я поднял его повыше и, направив рог прямо в пасть гуля, убрал копыта. Гуль со всей силы налетел на мой рог.

Послышался хруст. Что-то липкое и вонючее стекло с моей чёлки на лицо. Покряхтев ещё с пару секунд тело гуля обмякло. Скинув его с себя, я зашёлся кашлем. Худ моего протеза мигал красным и выдавал предупреждения о обильном кровотечении и возможном заражении. Достав из кобуры с обрезом шприц с мед-х, я вколол его себе в вену на шее. Так как все мои другие лекарственные препараты были в сумках, я отыскал среди грязи и луж свою винтовку с обрезом и, шатаясь, побрёл к часовне.

***

Очнувшись у затухшего костра меня встретила жуткая боль в шее. Легонько тронув место копытом, я вспомнил вчерашнюю ночь.

— Ооох, ну и сильно же меня вчера помяло. — Пожаловался я в пустоту.

— «Конечно сильно.» — Ответил мне Оскал. — «Я даже больше скажу: если бы не Блади, то ты бы отдал концы. Ты вчера, когда скинул гуля не прошёл и пары метров, как упал без чувств. Знаешь, как тяжело управлять телом, каждое нервное окончание которого вопит о невыносимой боли?»

— А ты?

— «Нет, но Блади вернулся уставшим и измученным.» — Признался Оскал. — «И о чём ты вообще думал, Кейл, ты мог погибнуть!»

— Ооо, опять нотации? — Заныл я, собирая вещи.

— «А что мне ещё делать, раз ты так рискуешь собой из-за пустяков? А, Кейл?» — Продолжил свою лекцию Оскал. Но я не ответил. — «Кейл?»

Собрав свои вещи и приняв ещё вита-минок, я стоял и смотрел на лопату, что стояла в углу часовни. Ещё раз проверив как на мне сидит амуниция и удостоверившись, что ничего не сковывает моё движения и не мешает, я взял с помощью рога лопату и побрёл на выход.

Около пяти минут я провёл в молчании, двигаясь неспешным, хромым шагом вглубь леса. Дойдя до места вчерашней битвы и подойдя мимо входа в туннель к изуродованному трупу жеребёнка, я встал как вкопанный.

— Это моя вина, Оскал. Я мог не прогонять его ночью, а подождать утра, я мог связать его, наконец. — Произнёс я, копая яму. Десять минут молчанья спустя, и могила была готова. Взяв тело жеребёнка без помощи магии, я уложил его как можно бережнее. Сев на круп, я взглянул на свои копыта обагрённые кровью. Меня пробила мелкая дрожь.

— Видишь, Оскал, его кровь на моих копытах. А я ведь так и не узнал, как его зовут. Я убил его. Я монстр. — Сказал я, начав закапывать тело.

— «Кейл, слушай…»

— Нет, Оскал, — Перебил его я. — Ты был прав. Я пытался быть хорошим, как учил меня Лайтшорз, но… — Осёкшись, я полез ковыряться в седельную сумку. Достав от туда золотую статуэтку и ещё раз прочитав выгравированную фразу “будь милым”, я отправил её в яму и засыпал песком.

— Я плохой пони.


-----------------------------------------------------------


Заметка: Достигнут следующий уровень.

Новая способность: Охотничье чутьё. Иногда, чтобы решить сложную ситуацию, нужно просто подождать.