Автор рисунка: Noben
Вступление

The Nightmare Factory

Понеслась родимая!

«В этом мире слишком много лжи… И хорошо то, что мы не знаем правды.» — Марк Твен

Задумаливысь ли вы, откуда приходят наши кошмары во сне? Может, это от еды на ночь, может, от ужасных рассказов, или от плохого дня. Но это ваш сон, и вы можете изменить мрачный карнавал на весёлую вечеринку. А кошмары приходят не всегда, только по той причине, что его нужно создать… Создать в параллельном нам мире.

Мда, ну надеюсь, про мир вы уже догадались какой. Всё равно, могут ли в столь дружелюбной Эквестрии создаваться ужасные сны для людей? Могут… В семье не без урода. Забегая вперёд, я скажу, что Тёмная Цитадель поставила жирную кровавую точку на карте Эквестрии.

Начнём по порядку. А точнее, с самого начала создания Цитадели…

Кантерлот, это столица Эквестрии, кому не известно?! Вполне изысканное и богатое место, настоящий роддом очень важных пони и личностей. Селестия же и живёт в Кантерлотском замке, который охраняем её телохранителями. Телохранители же питаются как и все до единого – сеном и травяными бутербродами. Но если бы не… Забежка. Так что остановим моё спешащюеся время на пару минут.

На входе в Кантерлотский Замок стоят два телохранителя, у который очень редко бывает обед и завтрак. На ужин кончается их дневная смена, и они меняются. Эти двое всегда были агрессивны, но в то же время спокойны. Только из за ужасного и редкого приёма пищи они очень резво и бодро били врага по всем местам.

На двадцатый год их службы терпение этих двоих лопнуло, т.к. они были лучшими друзьями и практически не расставались, то пошли вдвоём жаловаться Селестии на этот беспредел. Распахнув и чуть не отломав двери зала, в котором располагался трон Селестии, единороги с порога закатили скандал:

— Принцесса, так больше нельзя!

— Что такое? ,- Отвлеклась от писем Твайлайт Селестия.

— Уже двадцатый год мы стоим на страже вашего входа в замок, и все эти двадцать лет мы голодны, сонные, и только поэтому не хотим больше терпеть это!

— Хм… Вы уверены? В таком случае, чем я могу помочь?

Её мордочка начала набираться заинтересованности и решительностью.

— Просим хотя бы одно – сделайте более сытнее нашу еду!

Селестия остановила взгляд стеклянными глазами и впала в ступор. В их мире самым сытным могло быть только одно блюдо – плоть. Её подданные хотели мяса, именно МЯСА а не травы или сена.

— Эм… Ребята… Вы знаете, что вы хотите? ,- недоумение Селестии взяло вверх, Вы же просто не понимаете, что надо!

— Эй! ,- крикнул кто то из стражей из коридора, из проёма двери, когда он проходил мимо — На самом деле, уже пора выкинуть всё это сено и траву! Мяса! Мяса! Мяса!

За ним потянулись и остальные стражи и чуть не вся охрана Замка, с одной причиной – они хотели плоти.

— Что здесь за бардак?! ,- Громкий голос из окна прервал забастовку, — Какого чёрта вы вообще здесь творите?

Селестия обернулась на голос. В проёме окна парила Принцесса Луна, которая явно была в непонятках, почему вся охрана орёт в зале.

— Луна… ,- задыхающимся голосом пробормотала Селестия,- Нам надо поговорить.

Выйдя на балкон и закрыв за собой окно, Селестия взволнованно начала объяснять Луне:

— Луна, это должно было случится, и это случилось сейчас! Они хотят жрать пони килотоннами! Они и нас зарежут, если мы им не дадим того, что они хотят!

— Так…, — Луна ещё больше запуталась и дала ответ,- Значит всё таки это предвиденное тобой случилось… Что делать? Мы сами не можем их обеспечить. Надо кого то нанять, сделать отдельную бойню, дать ему задание и чем то платить… Но кто это? С платежом проблем нет, да и с местом как то… Для этого дела нужен профессионал.

— Ааа… А может ассассин? ,- с чуть ли не улыбкой предложила Селестия.

— Нет… Не предлагай даже! ,- Принцесса Луна отмахнулась и поняла, кого хотела нанять Селестия,- Ассассмо отдельная личность, у него здесь своя жизнь, мы не можем её нарушить! К тому же, он уже сдружился с Элементами… Это плохо отразится на его репутации и друзьях. Что только подумают все шестеро?

— А мы сделаем так, что бы никто не узнал! Разве ты забыла про Корво?

— Эм… Корво его родственная душа. Думаешь он согласится? Он же просто нам заставит исчезнуть.

Откуда то сверху послышался заинтересованный голос:

— Что вы тут меня рассуждаете?

Селестия и Луна подняли головы. Над ними парил Корво, который явно был не в восторге от такой идеи.

— Ну.. Дело тут у нас. Как думаешь, Ассассмо подойдёт кровавая тёмная карьера?,- осторожно спросила Селестия.

— Что? Ассассмо обожает подобные вещи. Ему только бы дать возможность управлять Тёмной Сущностью, и он весь мир заставит поклоняться ему ,- Чуть ли не с гордостью сказал Корво.

— Хм… А если всё таки мы сможем? ,- задумчиво сказала Луна.

— Вы дадите ему управлять Тьмой? Ужасная идея, но ему понравится.

— Значит так, всё складывается во едино! ,- решительно сказала Селестия,- Корво, можешь идти по своим делам, мы сделаем так, что бы Ассассмо был вершиной Власти! Значит наёмник есть, осталось построить его производство.

— А что если… Прямо ему всё таки и выложить? ,- не отходя от задучивости сказала Луна.

— Так и будет! Отправляемся! ,- Селестия дала призыв карете.

Остановил её Корво:

— Эй, подожди! Это всё должно быть приманкой… И скажи ему, что он должен делать помимо мяса, сновиденные кошмары, из душ, мне они понадобятся…

— Будет,- сказала Селестия и запрыгнула в карету, в которой уже сидела Луна.

Они решили строить фабрику в этот же день и в этот же день всё объяснить Ассассмо. Найти его было не сложно, уже при влёте в Понивилль раздался Cotton Faith над фермой Эпплджек. Карету чуть не откинуло, но удержаться смогла.

Над фермой с Рэйнбоу Кружил Ассассмо, для каких целей выяснять Селестия не стала, и когда она сошла с кареты, закричала в небо:

— Ассассмо, у меня к тебе дело!

Посмотрев вниз, Ассассмо спустился и спросил:

— Что такое?

— Давай отойдём…

Чуть ли не уйдя с фермы, Селестия шёпотом произнесла:

— Ассассмо, мои стражи требуют мяса, но мы не можем просто так их снабдить им! И мы решили избрать тебя командующим ТВОЕЙ будущей фабрики. Если ты про плату, то знай, мы платим тебе Тьмой и возможностью Власти чуть ли не всей Эквестрии.

Ассассмо удивлённо посмотрел на Селестию, и точно без страха, но шёпотом:

— Я… Я.. Будем считать, что согласен. Но что делать с ними? ,- Ассассмо махнул в сторону своих друзей,- Что делать с ними?

— Хм… Сделаем их твоими первыми клиентами ,- Селестия злобно усмехнулась,- Ну так какое название вы дадите своей фабрике?

Ассассмо сделал ухмылку:

— Тёмная Цитадель… Парящий в воздухе тёмный замок, украшенный кровью и черепами мёртвых… Там, где просыпается ужас… Там, где охотятся ассассины… Там, где производится мясо.. Мясо из уродов! ,- Ассассмо чуть не кричал и сдерживал себя, что бы кроме него, Селестии и Луны больше этого никто не слышал.

— Отлично, значит согласен? ,- Луна хотела поскорей покончить с этим.

— Согласен. Осталось выбрать место.

Осталось попрощаться ( Именно попрощаться ) с бывшими друзьями Ассассмо и начать тёмное дело. День подходил к вечеру, и уже в середине вечера они таки выбрали место на конце горы рядом с Понивиллем, и начали стройку. Постройка много времени не заняла и Цитадель оказалось прочной и живой, т.к. она строилась из душ убитых копытами Ассассмо.

— Что ж… Осталось загнать их в Цитадель ,- явно с удовольствием сказал Ассассмо,- дальше моё дело.

— Я найду предлог, не беспокойся ,- сказала Селестия,- остантесь с Луной здесь, вы должны дождаться их. Ах да, и ещё, Луна приведи сюда всех стражников, и ты Ассассмо своих ребят по, возможности всех.

— Будет! ,- хором сказали те.

— Да, и ещё, можно я своего паучка приведу? ,- спросил Ассассмо.

— Паучка? ,- переспросила Селестия.

— Ну да… МетаМорфуса. Он влезет, не волнуйтесь.

— Ну приводи ,- кинула Селестия и ускакала обратно в Понивилль

Спустя небольшой отрывок времени и забегая вперед, скажу я вам, что из… А ладно, и так ясно наверное. Все шестеро сидели уже в Сахарном Уголке у Пинки Пай, так что Селестии пришлось немного помучаться с поисками.

— А, вот вы где! ,- Чуть ли не с радостью выдала с порога Селестия,- У меня к вам сюрприз.

— Сюрприз? Уау! Люблю сюрпризы! ,- подпрыгнула Пинки Пай и чуть не смела торты со стола.

— А что конкретно? ,- поинтересовалась Твайлайт.

— Ну ради Бога, сюрприз сказали же! ,- закатила глаза Эпплджек.

— Ну.. Я же сказала, что сюрприз, лучше пойдёмте ,- перебила её Селестия. Они должны были подготовится, и уже знала, кому выпадет самая большая доза шока,- И да, Рэйнбоу, собери больше нервов.

— Есть! ,- сказала та и приставила копыто к правому виску.

С самого начала не умолкали разговоры и обсуждения, про то, что их ждет. Когда начали показываться черты Тёмной Цитадели чёрного и ядовито – зелёного цвета, разговоров стало меньше. Чем ближе к Цитадели, тем меньше разговоров. У её входа стояло гробовое молчание среди всех, и Селестия, приоткрыв дверь пригласила их войти.

Убранство интерьера поразило всех – они оказались в главном зале, где всё было чуть ли не всё забрызгано ржавой кровью, усеяно черепными амулетами, люстра на потолке состояла из костей и освещалась душами. Вдалеке виднелась сцена, видимо для музыкальных выступлений. Но она была какая то замалеванная, занавес оборван и забрызган старой кровью. На дальней стене была намалёвана яркой свежей кровью метка ассассинов.

— Эм… Нам кто нибудь это объяснит? ,- дрожащим голосом сказала Твайлайт.

С верхних этажей показались ассассины в костюмах и стражи Селестии. С ними же были Эцио, Коннор и Альтаир. Так же оттуда слетел Ассассмо в костюме, но не надетом капюшоне, и с ним же Луна.

— Эм… Твайлайт, я думаю тебе всё это забыть ,- протянула Селестия и врубила свой гипноз, лишив Твайлайт сознания.

— МетаМорфус останется доволен! ,- захохотала Луна, Я с ним уже виделась. Милый паучишко…

В правой части зала появился дымок, и из него вылетел Evil Assassmo, которого явно не ждали. Он только сказал Ассассмо:

— Ты идешь во верному пути… Но не бери многого! Заставь этот мир преклоняться перед тобой!

После этого он испарился, и со страхом в голосе Рэйбоу задала вопрос в никуда:

— Так… Что же здесь такое, кто нибудь скажет? ,- дрожащим голосом сказала она.

Ассассмо взглянул на неё и прищурил глаза.

«Не в этот раз…»,- эти слова отчётливо произнеслись, но с грустью или злостью в голосе. В жёлтых зрачках Ассассмо загорелись жилы. Принцесса Луна мигом поняла, что делать, и переставила вечер на ночь. В лунном свете черепа, кожа, мех, всё это освещалось более ужасней. Сцена с оборванными шторами всё-таки дала свой эффект, и кровавые пятна стали ярче и насыщенней. Селестия убрала свой эффект гипноза, и махнув копытом на Твайлайт без сознания, отошла. Телохранители мигом слетели с верхних этажов, и раскрыв меч на лету, проткнули её, выкинули в мусоросжигательную печь и остались стоять возле неё, дальше ждя указаний. Ужас в глазах оставшихся пяти пони был просто на вершине, а вечно – весёлая Пинки, понимая, что их собираются отправить каждую или МетаМорфусу, или на мясо, или на Кошмар, притихла. Кошмар – это самый лучший случай…

Ассассмо даром времени не терял, и сделав быстрый рывок крыльями оказался на сцене. Селестия отправила Эцио, Коннора и Альтаира по инструментам, а своих стражей поставила на охрану выхода. Это был последний выход из Тёмной Цитадели.

Больше всего недоумения и страха испытывала Рэйбоу, жизнь не готовила её к таким поворотам в жизни. С разочарованием в голосе и слезами, она крикнула в глубь Цитадели, на сцену, где стоял Ассассмо:

— Нет! Это неправильно! Всё это наш общий кошмар! Это не происходит на самом деле!

Защита друзей и знакомых, да плюс и прошлые чуства любви, которые испытывал Ассассмо до этого, обрушились сладкой ложью и желанием поставить этот мир на путь исправления. Он изменился. Он – больше не ассассин, больше не тот, кого были рады встретиь в Понивилле, кто командовал охраной Кантерлота, тот, которому уже точно не было равных в этом мире. Он – марионетка Корво и раб Evil Assassmo. Он не хотел быть с Духами Гармонии, он сам был Гармонией всё это время. Элемент Разрушения дал о себе знать, и пробудился в его теле.

— Ты просто никто передо мной… И ты не имеешь права быть ею… — забирающие душу слова Ассассмо проникли глубоко в подсознание перед каждой, И это нужно исправить…

Он долго готовился к этому моменту, и этот момент настал. Дав знак своим, он начал выступление. Освещение сцены заморгало и окрасилось кроваво – лунным светом, а Ассассмо накинул капюшон и подготовился к их сущему кошмару.

Музыка началась с эхо, а потом были непонятные звуки, колебания. Началось что то подобное вроде записи Звонок ( Я привожу фильм, т.к. не могу описать этот саундтрек подробнее). Резко грянула Рок- Гитара, тяжёлые звуки барабанов, и всё это смешалось в Аудио – Наркотик, от которого у всех пятерых начала раскалываться голова, и они не могли сдвинутся с места.

«ФЛАТТЕРШАЙ!»,- громко пронеслось над потолком. Первой от такого напора не выдержала Флаттершай, её голова просто взорвалась и окрасила органами и кровавыми сувенирами всех вокруг. Ну, кроме самых дальних. Бездыханное тело приподнял своей магией Ассассмо, и закинул на верхние этажи, где находился Железный Пласт. Этот пласт мог означать только одно – труп жёлтого пегаса отправляли МетаМорфусу..

Наконец адская музыка закончилась, и Ассассмо начал настоящее Дьяволськое Представление. Голос звучал зловеще и спокойно:

I am drifting off to somewhere,

Anywhere sounds good to me,

But as I fade into Darkness,

Something is happening to me.

После этого его глаза окрасились в красный цвет Адской Лавы, переливающихся цветом маренго. Грубым и яростным голосом Ассассмо начал мозговой штурм и из последних нервов обрушил волну гнева на пятерых пони:

SLIPPING, FAILING, DEMON'S CALLING,

SPIDERS CRAWLING, DOGS ARE MAULING

WALLS ARE CLOSING, TUMOR GROWNING

REAPER'S SEWING, BLOOD IS FLOWNING

WAKE UP SCREAMING!

WAKE UP SCREAMING!

WAKE UP SCREAMING!

WAKE UP SCREAMING!!!

Глаза перестали светится, и Ассассмо заметил вдалеке Рарити, которая пошатывалась и была явно без сил от такой музыки. «Иди ка сюда…», — выдал он и вдав Рарити магией в воздух,резко притянул её к себе. До этого он уже успел вынуть из ножен саблю, и прямо перед своим носом проткнул шею единорога, из которой сочилась сладкая кровь. Эту кровь Ассассмо начал выхлёбывать до конца, а когда полностью насладился, вынул уже забрызганную саблю и кинул бездыханное тело в фиксатор – тушу мигом перекрутило и из мясорубки на обед драконам полился кровавый фарш из единорога. Зрелище доставило Ассассмо ещё больше удовольствия и он продолжил своё творение:

As I lay my head back down.

Soaked and shaking, trembling,

Please just let me slip into a

Good… night's… rest.

Подмигнув Луне он по второму заходу окрасил глаза, притянул к себе на сцену Пинки Пай, и с окрасившийся в кровь улыбке, зацепил её в цепях, от которых она уже никак не могла дать сопротивление. Цепи начали сдавливаться, и Пинки начала задыхаться. Когда цепи сделали своё, потускневшая шерсть Пинки от ржавых цепей, удушенная грохнулась на сцену. Ассассины выкатили на сцену ещё один Пласт, и закрепили в нём тело Пинки. Притащив ещё неизвестно откуда взявшийся аппарат, его нацепили на голову, судя по всему после его активации шерсть и грива с хвостом начали окрашиваться в чёрный цвет, и в конечном итоге пока всё не стало в негритянском виде, тело выпустили из пласта. Только прикоснувшись к полу сцены всё превратилось в пепел, который сразу же испарился. В игре остались двое – Эпплджек и Рэйнбоу, но Дэш готовилась к бою, а Эпплджек в шоке стояла не месте, не представляя, что сделают с ней.

VISION FAILING, BROKEN RAILING

TUMBLING OFF THE WALL YOU’RE SCALLING

SKIN IS PEELING, BODY STEALING

TOTAL LOSS OF ANY FEELING

WAKE UP SCREAMING!

WAKE UP SCREAMING!

WAKE UP SCREAMING!

WAKE UP SCREAMING!!!

На этом заходе с веревки за хвост Эпплджек Ассассмо притянул к Селестии, которая уже была с клинком. Вырвав им Эпплджек хвост и гриву, Ассассмо кинул уже её к Луне. Луна поотрезала Эпплджек все конечности и надела её шляпу, с усмешкой отправляя её обратно к Ассассмо. Ассассмо уже был на готове, и стонущую от боли Эпплджек, явно с молящими и полными слезами глазами, отпустил с верёвки. Стоять можно было лишь на торчащих костях, да и то не очень. Эпплджек рухнула на пол сцены. Ассассмо свистнул на верхние этажи, это означало, что надо выпустить МетаМорфуса. Люк, который служил потолком зала Цитадели, раздвинулся, и МетаМорфус оказался во всей красе. Эпплджек ещё больше пустила слёз, пока паутина дотянулась до неё и по сравнению с её телом, только клыки МетаМорфуса были огромных размеров. Эпплджек отправилась на закуску МетаМорфусу. Осталась в живых только Радуга.

GUILTY PLEASURE, DEADLY WEATHER,

TERRIFED TO BE TOGETHER.

SNAKES ARE HISSING, KID WENT MISSING,

CRYING OUT BUT NO ONE’S LISTENING.

WAKE UP SCREAMING!

WAKE UP SCREAMING!

WAKE UP SCREAMING!

WAKE UP SCREAMING!!!

Ассассмо притянул радужного пегаса к себе, и сразу же повалив на пол, прибил двумя саблями ей крылья. Преодолевая боль, Дэш пыталась хоть что — нибудь сделать, но всё было бесполезно. Она обездвижена. Вынув окрашенный кровью клинок из копыта, Ассассмо приставил его к шее Рэйнбоу:

— Последнее слово, тварь.

— Увидимся в Аду,- со слезами в голосе, шёпотом сказала та.

Продолжение следует...