Сутки ужаса

Я хотел написать что-то пугающее или хотя бы просто волнующее. Решать вам, получилось или нет)

Другие пони

Падение в бездну: Магия войны

Прошло больше десяти лет с тех пор как закончилась магическая война, погубившая сотни тысяч чародеев. Тёмный Лорд стал историей, а Пожиратели Смерти уже давно прекратили своё существование... Но что если это не так? Что если тёмные маги нашли лазейку и смогли вновь обрести силы? Что если они начнут новую войну, и что будет, если эта война затронет мир, в котором дружба и любовь - ценнейшая магия, победившая немало коварных злодеев и жестоких тиранов? Ответы найдёт лишь прочитавший...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия Человеки

Шууги-хурхи

Если Шууги-хурхи в дверь стучится, лучше на засов тебе закрыться.

ОС - пони

Хуффилдский рубеж

В Хуффилде за несколько веков его существования не случалось ничего примечательного, ничего такого, чтобы его можно было бы назвать тем местом, где вершится история. Испокон веку все значительные события — такие, о которых будут если не помнить, то хотя бы читать спустя десятки лет, а то и столетия — проходили мимо деревни. Однако настал час, когда именно на зелёных полях, окружающих Хуффилд, некоторым пони предоставиться возможность... нет, не спасти Эквестрию. Но исполнить свой долг — и доказать, что свои мундиры они носят совсем не для красоты.

Спитфайр Сорен Другие пони ОС - пони Вандерболты Стража Дворца

Снеговик

О лопатах и снеговиках.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Критика чистого разума

Недопонимание в одном действии с прологом и эпилогом.

Твайлайт Спаркл Рэрити Человеки

Запойный Апокалипсис

Эпл Джек захватывает Эквестрию с помощью своей алкогольной продукции. Пони которые не спились, создают подполье и хотят вернуть мир в Эквестрию. Увлекальное приключение, эпическая битва, не менее эпический поворот сюжета - все это в фанфике под названием "Запойный Апокалипсис"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони

Вечер на одного

Твайлайт получает в подарок бутылку вина. К сожалению, ей не с кем разделить свой вечер, так что она решает испробовать вино в одиночку.

Твайлайт Спаркл

Побег

Можно убежать от проблемы, но что, если она гораздо ближе, чем ты думаешь?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Пересечение миров

2019-й год. Третья мировая война. Используя наработки нацистских учёных в сфере изучения природы порталов, Соединённые Штаты Америки налаживают контакт с миром Эквестрии. Но вместо созидательного пути развития погрязшие в войне и экономическом кризисе поборники демократии выбирают путь открытой военной экспансии. К счастью, находятся среди людей и те, для кого идеалы дружбы и чести важнее собственной наживы. Пусть железом и кровью, но они отстоят право эквестрийцев на независимость и свободу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Devinian
Глава 6: Как её ни назови Глава 8: Достойное короля

Глава 7: Новая жизнь

— Рейнбоу Деш! Рейнбоу Деш! Ха-ха-ха, обалденно!

Улыбаясь, кобылица кружилась на полу Даны, свернувшись калачиком. Она заливалась радостными криками, и даже Хок Тейл заметил, что улыбается, глядя, как кобыла весело напевает своё имя:

— Рейнб-о-о-о-оу Де-е-е-е-еш!

Дана, тем временем, не обращала на Рейнбоу Деш никакого внимания. Нахмурившись, она отвернулась и стала изучать свои записи. Вокруг её рога засветилась оранжевая аура, она доставала книги и старые свитки с разных полок по всей комнате. Она слеветировала их в кольцо вокруг головы и скользила по ним внимательным взглядом. Хок не заметил одну из книг, которая, пролетев через всю комнату, врезалась ему в затылок и полетела к Дане. Недовольно потирая голову, он подошел ко всё еще стоявшей у стола единорожке.

— Спасибо, — пробормотал он, невольно бросив взгляд на парящие записи Даны.

— Всегда пожалуйста, — ответила Дана, даже не обернувшись.

Хок оглянулся через плечо. Рейнбоу Деш лежала на кровати Даны и просто хихикала. Уголок его рта дернулся вверх, расползаясь в легкую улыбку, которую он всё-таки сбросил, повернувшись к Дане.

— Что ты ищешь?

Дана щелкнула зажимом на планшете и быстро начала записывать:

— Контр-заклинание, сглаз, своего рода отречение контр-проклятия. Ничего подобного. Неизвестный вид магии, нет-нет-нет-нет-нет. Гораздо темнее. И еще свет? Путаница. Баланс двух, но никак не третьего. Хмм…

— Э-э… что?

— Неважно, — заявила Дана. Она быстро отвернулась, изучая то, что осталось от призывного круга. — Или, наоборот, чрезвычайно важно. Это как посмотреть. Неважно, Аркан или нет, только единорог, скорее всего, способен снять проклятье, поэтому это важно мне. И ей, по вполне понятным причинам. Слегка важно тебе, судя по твоим разнообразным… — она подняла голову и глубоко вздохнула… — репликам.

Хок Тейл покачал головой. Он не был уверен, болела ли его голова из-за книги или быстрой болтовни Даны. Возможно, и то и другое.

Рысцой он подбежал к кровати и посмотрел на что-то напевающую Рейнбоу Деш.

— Кажется, у тебя хорошее настроение.

— Хе-хе-хе, о да! — воскликнула Деш. Она села. — Я выяснила кто я! Разве это не обалденно?

Хок усмехнулся.

— Ну да. Мы движемся в правильном направлении.

Рейнбоу улыбнулась и вскочила с кровати. Она подошла к нему и предложила своё копыто для копытопожатия.

— Спасибо за всё, Хок. Даже не знаю, что бы со мной было без тебя.

— Скорее всего, была бы мертва, насколько я слышала. — прокомментировала Дана.

Хок и Деш одновременно посмотрели на единорожку, но та была слишком занята своими записями, чтобы обратить внимание ещё и на них.

Хок вздохнул и слегка стукнул копытом о копыто Деш, от чего та вздрогнула.

— Без проблем, Рейнбоу Деш. — он слегка улыбнулся, глядя как засияла Рейнбоу, услышав своё имя. — И Лана, и отец, и я, — все мы готовы присматривать за тобой столько времени, сколько потребуется. Для меня честь видеть тебя за нашим столом и под нашей крышей.

Рейнбоу покраснела и быстро отвернулась.

— О-о-о, ребята, вы не обязаны заниматься всей этой ерундой для меня. Я и так обременяла вас достаточно. Уверена, со мной всё будет в порядке.

Хок Тейл нахмурился и многозначительно посмотрел в глаза Рейнбоу Деш.

— Рейнбоу, я знаю, ты счастлива, что вспомнила своё имя, но мы еще не вышли из леса. Ты, ведь, понимаешь это.

Улыбка кобылы дрогнула, и она отвернулась. Фальшивая бравада быстро сошла на нет. Она вздохнула и снова села на кровать.

— Ты прав. Просто я не хочу быть как, не знаю, нахлебницей что-ли.

Хок сел рядом с кобылой и протянул копыто, чтобы коснуться её плеча, но передумал. Вместо этого он похлопал её крылом по спине.

— Я говорил тебе не беспокоиться об этом. Я буду с тобой, пока мы не восстановим твою память. Если потребуется и дольше. Мы всё еще не знаем, откуда ты родом и почему ты здесь.

— Да…

У Хок Тейла всё съёжилось внутри, когда он вновь услышал подавленные ноты в её голосе. Он толкнул её в плечо и улыбнулся.

— Эй, не волнуйся. У нас всё получится. Если уж Дане удалось добиться определенного прогресса, то, я уверен, она сможет восстановить всю твою память в кратчайшие сроки.

В другом конце комнаты, Дана подняла голову и взглянула на Хок Тейла. Она открыла было рот, но, не найдя подходящих слов, просто отвернулась к своим записям. По привычке она со свистом махнула хвостом.

Тем не менее, его слова возымели эффект. Её свободное крыло немного расслабилось, а на лице появилась робкая улыбка.

— Я рада, что не должна проходить через это одна. Я не люблю быть одна.

Встав, она пересекла всю комнату и посмотрела в окно. Хок соскочил с кровати и было направился к ней, но голос Рейнбоу приковал его к месту.

— Странное чувство — ничего не помнить. Это… я не знаю. Будто мира не существовало, пока я не проснулась вчера. И теперь я, взрослая кобыла, двадцать с чем-то лет, помню только последние несколько дней в моей жизни.

Хок Тейл подошел к ней и прислонился к стене.

— Остальные воспоминания спрятаны где-то здесь. — сказал он, слегка постучав по её голове копытом. Она игриво посмотрела на него и попыталась щелкнуть его по носу кончиком здорового крыла. Смеясь, Хок отмахнулся копытом. — Так или иначе, мы просто должны докопаться до них.

Рейнбоу Деш закрыла глаза и слегка дрожала.

— Я… я закрываю глаза и чувствую их. Я ощущаю их где-то у меня в голове, но они будто покрыты тяжелым одеялом. И не важно, как сильно я… сражаюсь, — подчеркнула она, представляя при этом борьбу с собственным разумом. — они ускользают от меня. И когда кажется, что мне удалось за что-то уцепиться копытами, оно уходит, — глядя в окно, она положила голову на передние ноги. — Отстой.

— Хей, мы больше ничего не можем поделать, но продолжай пробовать, — сказал Хок. Затем, улыбаясь, он добавил. — Ты, похоже, очень быстрая кобыла. Не думаю, что воспоминания смогут убегать от тебя чересчур долго.

Рейнбоу усмехнулась.

— Вот только подожди, когда я избавлюсь от этого вонючего каркаса на моём крыле.

— Тебе повезло, что это перевязь, а не каркас. — поправил её Хок.

Кобылица закатила глаза.

— Какая разница! Я по-прежнему не могу летать.

Хок Тейл улыбнулся и направился к двери.

— Ничего не поделаешь, — сказал он, цокая копытами по деревянным половицам. Он повернул ручку двери и открыл её. Дана, мы ещё нужны тебе? — спросил он, прежде чем выйти на улицу.

— Нет, нет. Мне надо подумать. И поработать. И, возможно, поесть. Не уверена на счет последнего. Неважно.

— Я собираюсь зайти к тебе сегодня вечером, — предупредил Хок. — и если ты не поешь за это время, клянусь…

— Пустые угрозы, — заметила Дана, уткнувшись носом в старый фолиант. — Могла бы превратить тебя в апельсин, если бы захотела. Простое заклинание, даже жеребенок справится. — оттуда, где он стоял, Хок видел дружескую улыбку на морде единорожки.

— Конечно, мы тогда пойдем. Дай нам знать, если найдешь что-нибудь!

Выйдя на улицу, он оставил дверь открытой для Рейнбоу Деш. Однако, кобылица остановилась у двери и, повернувшись, махнула копытом Дане.

— Спасибо за всё, Дана. Ты ужасающе удивительная пони.

— Некоторые из них так и сказали, — отметила Дана, с примесью юмора в голосе.

— Хех, рада, что не я одна так думаю. — сказала Рейнбоу и отвернулась. — Увидимся позже.

Дана только кивнула, решив не поправлять Рейнбоу.

Снаружи два пегаса не спеша удалялись от дома Даны. Они шли бок о бок по грунтовой дороге к Хоку домой. Осматривая окрестности, они чувствовали, как ветерок слегка щекочет их крылья, пролетая сквозь перья. Этот день был яркий и красивый, но восторг Рейнбоу, казалось, делал его ещё лучше.

— Это прекрасное место. — прокомментировала Деш, оглядываясь вокруг. — Практически нетронутое пони.

— На днях свожу тебя к озёрам, — сказал Хок. — Они, безусловно, прекрасны в летний день, как этот. Или, возможно, на бескрайние южные равнины Наречья. — его глаза блестели, когда он вспоминал каждую деталь. — Высокая трава, земля такая ровная, что видно все окрестности на мили вокруг, северо-западный ветер рассеивает лучи света среди льняных растений, просто… — он счастливо вздохнул. — Красота.

— Ты и правда любишь свою страну?

Хок Тейл пожал плечами.

— Возможно, это и твоя страна тоже, мы не знаем. И… что же, я люблю эти земли, пони и историю. Если всё это вместе составляет страну, то да, можно сказать, я люблю Нумерию. Здесь хватает проблем, Благородный Двор Мамиса к примеру, но здесь, на границах Нумерии, мы не соблюдаем рьяно эдикты из столицы. Здесь это довольно популярное высказывание.

— Да? — спросила Рейнбоу.

— Да. — сказал Хок, хитро улыбаясь. — Мамис далеко. Если бы не соколиная почта, то у нас не было бы никакой прямой связи со столицей. Вельможи оттуда редко посещают дальний север, и Наречье, разделенный двумя провинциями.

— Это как?

— Ну, во-первых, сам город разделен на две части рекой, — сказал он. Открыв крыло, он указал на небольшой ручей, бегущий рядом с ними. — На месте где все притоки Ярчанки собираются вместе, стоит Наречье, а южнее Ярчанка впадает в реку Эмеральд. По обе стороны Ярчанки расположились две провинции, которыми управляют губернаторы, назначенные королем в Мамисе. Когда встал вопрос, к какой провинции присоединить Наречье, дворян Мамиса одолела лень и они просто разделили город на две части, по половинке для каждой провинции.

Рейнбоу усмехнулась.

— Отличное решение, не поспоришь.

Хок улыбнулся.

— Как ни странно, да, — когда Рейнбоу недоуменно подняла бровь, он объяснил. — Понимаешь, сложно соблюдать законы провинций двух разных губернаторов одновременно в одном городе. К счастью, оба дворянина, управляющих провинциями, понимают это, но, к лучшему или к худшему, слишком упрямы, чтобы уступить половину города другому и слишком ленивы, чтобы скоординировать свои законы друг с другом. Поэтому, они дозволили нам разбираться с управлением самим.

— Серьёзно?

— Ага. Так как мы не считаемся отдельной провинции, то у нас нет назначенного губернатора, но наш мэр отлично справляется. Он получил образование в Мамисе и знает как добиться прогресса, даже несмотря на вечные пляски Благородного Двора. — Хок усмехнулся. — Как сказал мой отец: “Только из задницы устрицы рождается жемчужина”.

— Похоже, твой отец не высокого мнения о Мемасе, — заметила Рейнбоу.

— Мамисе, — поправил её Хок, — и да, с тех пор, как его уволили из Королевской Армии. По сей день, он всё еще считает, что не должен был быть отправлен домой из-за его ран. Я склонен согласиться с ним. Он был не хуже любого солдата-земнопони и его бесценный боевой опыт был бы полезен рекрутам.

— Так это ваш “Благородный Двор” избавился от него?

— Да. Они называют это “отставкой”. Но ветеранская пенсия, безусловно, помогает бороться с расходами, — добавил Хок. — Содержание почтового поста не очень выгодная профессия. Ну, дела у нас всё же лучше, чем у некоторых ремесленников и городских фермеров, но особо сильно не разгуляешься.

— Должно быть тяжелая работёнка, — сказала Рейнбоу. — Я бы не стала… в смысле, я не знаю, чем занималась раньше… и я не уверена, что хорошо зарабатывала, если вообще зарабатывала. Но складывается ощущение, что вы ребята неплохо живёте. Ваш дом не так уж и плохо выглядит.

Хок Тейл улыбнулся.

— Стоит благодарить моего прадеда и его братьев. Они построили этот дом с нуля много лет назад. Пошли в лес, нарубили деревьев, притащили стволы на гору и сложили их вместе, бревно к бревну. Говорю тебе, прадед Кестрель был гением своего времени и он строил на века. Дом стоит по крайней мере столько же, сколько живёт Эмбер Грейн, а это немалый срок.

— У тебе ещё есть родственники?

Хок покачал головой.

— Ну, по крайней мере, в Наречье больше нет. Моя бабушка, дочь Кестреля, переехала с детьми в Мамис. Оттуда её дети, мои тёти и дяди, разъехались по Нумерии. Мой отец единственный, кто отправился далеко на север.

Они свернули с дороги и пошли вдоль ручья, что вился среди крепких дубов и протекал под зарослями папоротника, всё дальше углубляясь в лес. Лесная сень, сквозь которую пробивались к почве мерцающие лучи солнечного света, и зелёное очарование зелёных листьев и высоких деревьев манили двух пони к себе. Рейнбоу Деш подняла голову и наблюдала за парочкой щебечущих птичек, порхающих с ветки на ветку. Это были радостные звуки, принёсшие с собой чувство спокойствия, что ей так не хватало с тех пор, как она проснулась.

В конце концов ручей превратился в небольшой пруд, где еще несколько небольших ручьёв встречались, чтобы потом дальше на востоке слиться в единый поток Ярчанки. Берега бассейна заросли травой, плоские камни купались в солнечном свете. Деревья стояли на почтительном расстоянии от воды, открывая чистое голубое небо. Прохладный ветерок гнал кристально чистую воду. Шум всплеска от где-то рядом прыгнувшей в воду лягушки достиг ушей Рейнбоу. Двое пони неторопливо шли по краю пруда, позволяя ленивым водам омывать их щётки. Они добрались до скал и легли на них. Камень приятно грел им желудки. Хок Тейл закрыл глаза и закатил шею, вызвав приятный хруст в позвонках. Рядом с ним, Рейнбоу Деш с блаженным стоном развалилась на всей скале.

Они безмолвно лежали довольно долгое время, позволяя летнему Солнцу и звукам природы свободно заполнять тишину между ними. Оглянувшись на Хок Тейла, Рейнбоу Деш заметила, как хорошо он вписывался в окружающий их лес и сколь сильно выделялась его красная грива и хвост. Уединенность леса была присуща им, и она не могла не заметить, что не может оторвать взгляда от этих диких цветов. Тем не менее, она чувствовала себя как дома на этом маленьком пруду в лесу, в отдалении от всех пони.

Уши Хока внезапно оживились и он начал изучать кроны деревьев с новым интересом. Рейнбоу лишь не понимающе смотрела куда-то между ним и прудом.

— Что? Я ничего не слышу.

— Тогда слушай лучше, поддел её Хок Тейл, опустив голову на уровень глаз Рейнбоу Деш, и указал копытом на большее дерево грецкого ореха на другой стороне озера. Рейнбоу пыталась следить за его копытом, но видела только ветки и листья. Она нахмурилась и её выражение лица только рассмешило Хока. — Нет, выше. Вон там, на ветке слева. Видишь её?

— Кого? — спросила Рейнбоу. Единственные “она”, что пришли на ум, были Лана или Дана, и она не ожидала найти Дану на середине высокого дерева. — Я её не вижу.

Улыбнувшись, Хок Тейл встал и смотрел на дерево. Сделав глубокий вздох, он раскрыл крылья, наклонился немного вперёд и издал птичью трель в сторону дерева. Он смотрел на дерево, подождал немного и повторил клёкот снова. Это была странная имитация брачного зова ястреба, и он оставил Рейнбоу Деш полностью впечатленой.

— Это обалденно, — сказала она, вставая рядом с Хок Тейлом. — Где ты этому научился? Ты должен научить меня делать также сегодня же.

— Ты не смотришь на дерево… — пожурил её Хок. Когда Рейнбоу закатила глаза и посмотрела на дерево, он за клекотал в третий раз, добавив короткие трели к концу. Рейнбоу Деш хотела уже перестать смотреть, как, вдруг, раздался ответный клич.

Она резко повернула голову назад к источнику звука и улыбнулась. Там. среди тёмных стволов и ветвей деревьев, сидел довольно большой красный ястреб. На секунду он метнул взгляд своих янтарных глаз на неё, прежде чем свист Хока снова не привлёк его внимания. Выждав несколько секунд, ястреб ответил и встав на крыло, полетел в их сторону.

В полёте он казался еще больше. Пролетая над озером, его крылья оставляли удивительно большие тени на поверхности воды. В довесок ко всему, он с кличем парил прямо на Деш. Кобылица вздрогнула и попятилась, а ястреб в последний раз взмахнув крыльями, резко ушел вверх и сел на вытянутое копыто Хок Тейла.

— Ого! — воскликнула Рейнбоу Деш. Она осторожно подошла к ястребу. — как ты это сделал?

Хок пожал плечами.

— Это просто естественно для меня. Как мне кажется, укрощение хищников — это нечто естественное для моей семьи. Я всегда так умел, как только научился говорить. Бывало, я пугал мою маму до полусмерти, когда созывал на заднем дворе соколов размером с себя самого.

Рейнбоу Деш засмеялась, но вскоре затихла. В её уме назрел серьёзный вопрос.

— Скажи, где твоя мама? Я её не видела с тех пор, как проснулась.

Уши Хока немного опустились.

— Моя мама умерла много лет назад.

Она стыдливо прижала уши и посмотрела в пруд.

— Извини, я не знала.

— Всё нормально, — сказал Хок Тейл, — Я научился жить с этим, Лана никогда её не знала, так что мы в порядке. — Отпустив ястреба прочь, он улыбнулся и похлопал Деш по спине. — Довольно об этом. Сегодня день большого начала.

Уши кобылки оживились и она повернулась к Хок Тейлу.

— Начала для чего?

Хок улыбнулся и двинулся прочь от пруда обратно к дому.

— Всего лишь начало твоей новой жизни! Пока память к тебе не вернётся, ты пони Наречья. И пусть меня проклянут Богини, если я позволю сидеть тебе сложа копыта и чахнуть в доме. Сегодня мы пойдём в город. Так или иначе у меня есть несколько дел, и было бы неплохо тебе встретиться с некоторыми местными жителями. Я знаю, что мои друзья хотят с тобой встретиться и уже сгорают от нетерпения.

Рейнбоу беспокойно улыбнулась.

— Звучит... весело.

Хок подтолкнул её локтем.

— Не волнуйся, в Наречье живут дружелюбные пони. Никто не будет тебе докучать, если ты не захочешь. Но всё же тебе стоит поговорить с некоторыми пони. Кто знает, может кто сможет тебе помочь.

— Хе-хе. Может быть. Ну, если ты настаиваешь.

— Вот это дух! — поддержал её Хок, продвигаясь к дороге, ведущей в город. — поверь мне, будет весело. Я даже позволю тебе послушать пару историй Эмбер Грейн.

Улыбаясь, Рейнбоу Деш поскакала за ним. Её здоровое крыло дрожало в нетерпении старта новой жизни.