Фауст в Эквестрии

Находчивый бес Мефистофель понял, что чудеса привычного мира не смогут поразить Фауста и решил попытать счастье, перенеся его в Эквестрию — мир, в своё время пленивший тысячи умов. Поразит ли утопия человека, который, казалось бы, видел и знает всё, что только можно?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Их общение

Как сложно наладить контакт...

ОС - пони

Второй шанс для Сомбры

Твайлайт прилагает все усилия. чтобы исправить короля Сомбру, но не всё идёт по её плану.

Твайлайт Спаркл Король Сомбра Шайнинг Армор

Под Чёрной Луной

Над иной Эквестрией стоит ночь. Вечная ночь — но не потому, что Найтмэр победила. Пони живут, радуются и печалятся, создают прекрасные вещи и изощрённые чары под проницательным взглядом Триады Лун. Здесь родилась и здесь живёт Солид Лайн, юная единорожка, выбравшая Чёрную Луну, луну знания, прогресса и технологических и магических искусств. Однажды её самое заветное желание — стать одной из Вестников Чёрной Луны — исполнилось. По крайней мере, она так считает. Если в процессе истории вы ощутите некоторую нарастающую растерянность, загляните сюда.

ОС - пони

"Дружба сильнее Войны!", Часть II: И грянул гром.

«Самая страшная из войн - это война гражданская. Нет ничего бедственней, нет ничего ужасней времени, когда сын подымает копыто на отца, когда брат сжигает жилище брата, когда сосед истязает соседа. Только твёрдый духом, только сильный волей сумеет противостоять этому ужасному бедствию, не помешавшись умом. Ещё раз повторяю: нет ничего хуже гражданской войны, ибо она разрушительна, она тлетворна и бесславна. А раскаиваться за грехи своих павших отцов придётся сыновьям и внукам.Так пусть хранит же Солнце Республику от гражданской войны на веки вечные». - Сигизмунд Станкевич, «История Велькской Республики».

ОС - пони

Ох уж это время!

Однажды Твайлайт приснился странный сон...

Твайлайт Спаркл Спайк Дискорд

Поехали!

Дёрпи. Просто Дёрпи. Теперь в космосе!

Принцесса Луна Дерпи Хувз

Битва за Филлидельфию

Город Филлидельфия подвергается настоящему нашествию роя странных существ. Поначалу это никем не воспринимается всерьёз, но очень скоро становится ясно: это грозит обернуться катастрофой.

ОС - пони Лайтнин Даст

Любви все возрасты покорны

Вместо того, чтобы уйти на выходные устроенные в Понивилле на время охоты, учительница местной школы Мерри Рэд что-то ещё делала в школе. Да ещё ей на голову свалился этот Джим, которого она оставила после занятий...

ОС - пони

Индустрия

"Ей нравится ее жизнь. Ей нравится ее работа. Ей нравится все. И она убеждает себя в этом каждую минуту..." Небольшой рассказ, тоже имеющий отношение к циклу "Смутное Время".

Автор рисунка: aJVL
Эпилог

20 лет спустя (виньетка-бонус)

Мунвей медленно шла по сосновой аллее. Отзвенел очередной “последний звонок”, и еще один десяток жеребят разойдется кто куда, лишь изредка навещая свою уже не молодую, но все ещё полную сил учительницу. За двадцать лет школу расширили и перестроили, и кроме них с Черили там теперь работало ещё три новых преподавателя.

Возле дома кобылка заглянула в почтовый ящик. “Надо же, письмо! — обрадовалась она, и проворчала: — В кои-то веки вспомнил родителей”. Ворчала Мунвей напрасно: малыш-Шифти писал ей почти каждую неделю, но родителям всегда же хочется большего. Впрочем и малышом Шифт давно уже не был, он три года, как учился в Кантерлотской Академии Искусств, возвращаясь в Понивиль лишь на каникулах. Младшие дочки сейчас гостили у бабушки (по отцовской линии, естественно), поэтому письма сейчас оставались единственной отрадой матери.

Мунвей торопливо вбежала в гостиную, бросила корзинку с покупками в угол и в нетерпении стала распечатывать конверт.
“Дорогие папа и мама!

У меня все хорошо, сессию закрыл на отлично. Я прошел пробы на роль чейнчлинга-стража в постановке “Осада Кантерлота”. Роль, конечно не главная, но у меня там даже своя реплика есть! Репетировать начнут через месяц, поэтому я собираюсь приехать к Вам двадцать пятого числа погостить на пару недель.

Еще я познакомился с замечательной кобылкой. У нас с ней всё хорошо, и я собираюсь её привезти с собой для знакомства.

— Ваш сын Шифт”.
“Двадцать пятого? — Мунвей глянула на календарь. — Сегодня?!” Судя по штемпелю, письмо отправили две недели назад, но с тех пор, как заведующей почтой назначили Дитзи Ду, подобные задержки корреспонденции стали обычным делом. Кобылка вскочила, не зная, за что в первую очередь взяться: то-ли срочно мыть пол, то-ли готовить ужин, то-ли бежать за тортом для встречи молодых.

В прихожей скрипнула дверь, и она ринулась в коридор. К счастью, это оказался её муж, вернувшийся пораньше с работы. Ознакомив супруга с посланием, Мунвей отправила его в магазин, а сама взялась в срочном порядке строгать салат. Не хотелось ударить мордочкой в грязь перед будущей невесткой. В порыве энтузиазма, хозяйка в рекордные сроки привела дом в порядок, успев приготовить ужин, вымыть пол с окнами и даже постричь газон.

Со станции донесся свист паровоза, и Мунвей напряглась: сын уже вот-вот должен был появиться. “А что, если он не рассказал своей подружке, кто его мать? — промелькнула мысль. — Вот кобылка-то испугается!”
— Не переживай так, — успокаивающе произнес Тваддлер. — Надо же ему когда-то начать и кобылками интересоваться.

— Знаю я этих “замечательных кобылок”, — проворчала в ответ его жена, подсознательно уверенная, что вряд ли на свете найдется пони, достойная её сына. — Пойди лучше на улице покарауль.

— Идут! — просигналил Тваддлер с порога.

Мунвей было напряглась, но при виде сына её мордочка расплылась в улыбке. Малыш вырос и превратился в статного жеребца с серой гривой и шерсткой стального отлива. Стопроцентный пони. В его внешности не было ничего, что могло бы выдать его необычное происхождение. Наследственность матери проявилась в нем лишь в юности, когда Шифт обнаружил свой особый талант: при желании он мог принимать облик чейнчлинга, чем частенько пугал непосвященных.

Взгляд матери переместился на его спутницу — бурую пегасочку с милым фиалковыми глазами… и тут Мунвей будто взбесилась. С воплем: “Ах ты, тварь!” — она подскочила до потолка и, хищно оскалившись, бросилась на кобылку. Очевидно, сын ожидал подобной реакции: бросившись наперерез он обнял мать за шею, не давая приблизиться к своей подруге.

— Пусти! Сейчас я ей крылышки пообрываю! — брыкалась гостеприимная хозяйка дома.

— Успокойся, мам, сейчас я все объясню, — пытался утихомирить её сын.

— Успокоиться?! Это — чейнчлинг!!!

— Я знаю, мам.

— Что?! — Мунвей удивленно притихла.

— Знаю, ты меня еще в жеребячестве научила их распознавать, — подтвердил сынок.

Сперва испугавшись, подружка Шифта расслабилась и улыбнулась. Чужая оболочка исчезла, и перед ними встала почти точная копия Мунвей. Конечно, цвет её хитиновых пластин оказался светлее, да и еле заметный рисунок на панцире вился по-другому, но с точки зрения пони различить их казалось непросто.

— Прошу прощения, Шифт хотел устроить сюрприз, — произнесла гостья. — Меня зовут Найтран.

Мунвей еще раз внимательно осмотрела сына и гостью. Похоже, им удалось достигнуть той же эмоциональной гармонии, что установилась у неё с Тваддлером.

— Но… фух… — мать помотала головой. — Ты разве не знаешь, сколько с ними… с нами проблем?

— Знаю, мам, я всё знаю по твоим рассказам, поэтому нам проще оказалось их преодолеть.

— Но почему — чейнчлинг?

— Говорят, сыновья часто ищут себе подруг, похожих на мать, — рассмеявшись, заметил Тваддлер.

— Ладно, Найтран, прости, что я тебя так… встретила. — усмехнулась Мунвей. — И не допусти моей ошибки…

— Какой ошибки? — насторожилась подружка сына.

— Не забудь послать матери приглашение на свадьбу. А то она обидится.