Кочевник

Одинокий странник останавливается в Понивилле.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Me and Ditzy

Дитзи попала. В мир людей.

Дерпи Хувз Человеки

Похитители для Пинки

Двое похитителей задумали похитить Флаттершай и взять ее в заложницы. Но по непонятным обстоятельствам в копытах у них оказалась Пинки.

Пинки Пай ОС - пони

Философский камень

Еще одна история с персонажами зарисовки "На дорогах".

Другие пони

Dat magic!

Опять же писалось для массовой дуэли.5 литров. Крови в человеке. Если вы понимаете о чем я :D:3

Трикси, Великая и Могучая

Зазеркалье

Твайлайт решила увеличить эффективность портального зеркала Селестии. Сделать его настолько прочным, что можно будет пользоваться им сколько угодно. Но, как гласит древняя пословица: не чини то, что не сломано. Переместившись в совершенно новый для них мир, Твайлайт и Рэйнбоу Дэш ничуть не удивлены встретить свои альтернативные личности — тех, кто откроет для них возможности настолько новые, что не вписываются в рамки просто дружбы.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Spark

Твайлайт Спаркл вынуждена покинуть Понивилль, чтобы лично ухаживать за Принцессой Луной, когда та неожиданно заболевает. По мере того, как болезнь Луны становится все сильнее, а Твайлайт все более намерена помочь младшей принцессе, она открывает множество секретов про Элементы Гармонии, аликорнов, и собственное прошлое.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Совелий

Кровь героев

На обложке журнала пером накорябано: "Сторителлер - Кровь героев"

Рэрити ОС - пони

Молчание Октавии Мелоди

"Во тьме ночной и при свете дня - Мгла преследует меня"

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Разум Фримена. Эпизод Эквестрия.

Кроссовер Разума Фримена и My Little Pony. Кстати, незнакомые с Freeman's Mind не поймут.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава 16 Глава 18

Глава 17

Небольшая задержечка. Следующая глава будет дней через 10 — 15.

Я остался один в кухне. Бром, получив свою дозу, довольной, и как мне показалось, немного неровной развалистой походкой вышел из кухни. Это зрелище вызвало у меня небольшую улыбку. Я уже и забыл, как сделал из своего кота наркомана. Когда и зачем я первый раз дал ему валерьянку? И зачем я продолжал это делать? Я не мог найти ответов на эти простые вопросы. Не мог, или просто не хотел.

Я смотрел на чай и кусочек тортика, который был передо мной, но, не смотря на всю его аппетитность, у меня почему-то не было особого желания его есть. Хотя... Всё же лучше съесть. А то, как-то не хорошо получиться. После этого решения, я практически целиком поглотил этот тортик, и, потратив время и усилия, что б прожевать, всё же глотнул, после чего стал усиленно запивать его чаем. Вот, уже допивая этот греющий душу напиток, я обдумывал планы на день, да и вообще чем бы занять себя, что б отвлечься от этого ужасного сна. Так, во-первых, мне нужно было продолжить вчерашнее и научиться писать и рисовать. Во-вторых, было бы очень неплохо научиться играть на скрипке. В-третьих, нужно сочинить хоть какую-то мелодию, а то я вообще расслабился. А так как для сочинения нужно уметь записывать свои мысли, я решил, что желательно в первую очередь научиться писать. Сделав последний глоток, я обратил внимание на довольно большую и толстую синюю тетрадку, которая лежала на подоконнике, рядом со столом. Она меня заинтересовала. Открыв на случайной странице второй половины тетради, я начал читать записи, которые были написаны ровным красивым почерком.

«В отличии от пассивности ненасилие, помимо огромной внутренней работы и духовной активности, направленной на преодоление страха, предполагает продуманную наступательную тактику, технологию противостояния злу. Причём помимо преодоления страха ненасилие требует ещё и особой духовной стойкости: смелость, мотивированная злобой и мстительностью, трансформируется здесь в более высокую и психологически более трудную смелость, мотивированную любовью и справедливостью. Поэтому ненасилие — это сила бесстрашия, любви и правды, сила в её наиболее чистом, созидательном и полном проявлении, направленная на борьбу против зла и несправедливости.»

Эти строки казались мне очень знакомыми. Где-то я это читал...Да, точно, это было написано в одной из многочисленных книг по психологии, или философии, которые были в моей квартире. Нет, я точно знаю, что эти вот строки были в моей любимой книжке, которую я читал ещё в детстве, а именно в "Этике ненасилия«.Но, неужели, да и когда Октавия успела их прочитать? Хотя да, других книг у меня дома, по большему счёту и не было, если не учитывать ту проклятую «Историю новейшего времени». Но, неужели Октавии так понравились эти книги, что она решила записать полученные оттуда знания в отдельную тетрадь? Странно это... После этого я ещё раз перечитал этот небольшой текст, и это вызвало меня заново обдумать то, что там написано. Так, например, если ненасильственная стратегия поведения доминирует в Эквестрийском обществе пони, то, следует, пони находятся на более высокой ступени развития, чем люди, для которых, в большинстве своём свойственно насилие? Ведь ненасилие есть выше насилия. Значит, можно сделать вывод, что когда-то в прошлом пони более предпочитали насилие для решения проблем, собственно, как люди на Земле сейчас, но в процессе развития насилие начало уступать, в итоге вообще исчезло из жизни Эквестрийской цивилизации. Далее я перелистнул несколько страниц. Особо не вчитываясь, я заметил, что здесь уже были записаны разные мысли, наблюдения, впечатления, и события, которые произошли с Тави за последние, наверное, несколько лет. Эдакий личный дневник — записная книжка. Я быстро просматривал страницы, читая через строчку.

«... Теперь мы живём вместе, но он неуловимо изменился, по сравнению с тем какой он был у себя дома. Или стесняется или... Я же вижу огоньки в его глазах, а глаза никогда не лгут. ...» Хм, как красноречиво.

«...Кто бы мог подумать, Максим ревнует к Блэк Сильверу...»

«...Повёл меня в парк по дождю — в следующий раз упираться не буду...» Вспоминая ту прогулку, я немного улыбнулся.

«...Думаю, Максиму теперь будет проблематично играть на музыкальных инструментах. Интересно он попросит у меня помощи?...» Ох, ещё как попрошу. Куда ж мне без тебя.

«...Последние ночи Максим плохо спит, а когда просыпается, то испугано метает взгляды по всей комнате и в частности на меня. Что же такое ему снится?...»

Практически сразу, как я прочитал эту заметку, мысли и воспоминания об этом кошмаре снова заполнили мой разум. Было такое чувство, будто я снова вернулся в этот сон, ибо я почувствовал, как моё сердцебиение начало ускоряться. Я было продолжил читать, как услышал голос.
—Максим, ты не видел мою канифоль?—спросила вошедшая в кухню Октавия. Поглощённый мыслями о сне, я лишь посмотрел на неё. После этого Тави, кинув недобрый взгляд на лежащую передо мной тетрадь, резко подошла, и так же резко захлопнула её. Этот хлопок вернул меня в сознание, поэтому на её последующую фразу я выделил максимум внимания.—Ты не должен был это читать! Это личное!—прокомментировала она свой поступок. Её голос звучал довольно громко и даже, как мне показалось, угрожающе.
—О, прости, я не знал.—немного заикаясь от такой неожиданной реакции Октавии, ответил я.
—Хотя, знаешь, я сама виновата. Не нужно было мне оставлять её на видном месте.—уже значительно более мягко сказала Тави, после чего взяла эту тетрадь и спокойно вышла из кухни. Пару мгновений я просто сидел, и, смотря в одну точку, осознавал, что это только что произошло?
После этого я быстро встал из-за стола и направился за ней. Далее я зашёл в соседнюю комнату.
—Слушай, Октавия, ты ещё раз прости, что я читал эту твою тетрадь. Я правда не знал.—я продолжил извиняться.
—Понимаешь, там моё прошлое, которое я бы предпочла оставить в тайне.—Тави грустно опустила глаза.
—Да, прошлое, я всё понимаю. Тайна так тайна.
—Простоя не хотела бы, что б ты знал об этом.
—Я всё понимаю. У всех есть свои секреты.—Октавия слегка улыбнулась, но после этих слов возникло немного неловкое молчание. Думая, как его преодолеть, я случайно посмотрел в сторону стола. Бром, который седел под ним, сосредоточенно катал перед собой какую-то небольшую баночку. Меня это заинтересовало. Подойдя поближе, я заметил, что перед котом лежала баночка с канифолью.—Так, Бром, отдай.—тихо сказал я, отнимая у питомца эту баночку. Далее я положил её на стол, и сказал, обращаясь к Октавии.—А вот и твоя канифоль.

Повернувшись к Тави, я подвергнулся внезапному, но довольно страстному поцелую, коим меня одарила стоявшая передо мной серая пони.