Кожаная Пони

Страшные приключения ожидают Флаттершай. Выдержит ли её невиная душа испытания или сдастся на милость судьбы и Охотника? Любая ошибка может стоить жёлтой шкурки.

Флаттершай

Расскажи мне про Эквестрию

Сказки - одно из самых чудесных изобретений. Потому что они остаются с нами даже тогда, когда всё остальное исчезает бесследно, а вокруг стоит такая тьма, что укрыться от неё можно только под столом.

ОС - пони

Дорога на Кантерлот

Лето 1011-го года было отмечено тяжелейшими военными катастрофами, которые практически уничтожили эквестрийскую армию и вынудили руководство страны надеяться на помощь северянских союзников. Триммель открыл себе дорогу на эквестрийскую столицу - Кантерлот, и уже бросил свои главные силы на это направление, надеясь решить исход войны одним ударом. Кажется, что Королевскую армию невозможно остановить, но длительное продвижение вглубь страны и отчаянное сопротивление пони постепенно подтачивает моральный дух солдат и офицеров, ожидавших быстрой и относительно лёгкой победы. Среди фронтовиков распространяются слухи о первых боях с новым врагом, эти слухи наводят на тяжёлые мысли о том, что на подступах к Кантерлоту решится исход кампании и всей войны.

Другие пони Чейнджлинги

Не кричите на принцессу!

Не стоит забывать о манерах, когда разговариваешь с принцессой. Иначе...

Принцесса Селестия ОС - пони

Рабочая пони

Задумывались ли вы когда-нибудь о тех, кто делает возможными выступления любимых вами звёзд?

ОС - пони

Белый День Очага

Юная Сансет Шиммер, справляющая в Кантерлоте свой первый День Очага в качестве личной ученицы принцессы Селестии, с ужасом осознает, что на праздники не выпадет снег, и решает что-нибудь предпринять.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Месть в Серых Тонах

Может ли хищник стать жертвой? История говорит - да. Но может ли пони, ставший жертвой, превратиться в хищника?

Флаттершай Свити Белл Зекора

Расколотая Гармония

Эта пьеса, написанная в стихах, в скором времени предстанет перед вами на этой театральной сцене, повествую нам о тех давних временах, когда совместное правление Принцесс несло лишь мир, покой и гармонию для всех жителей Эквестрии, а также о том, что произошло в дальнейшем...» Казалось бы, эту историю мы знаем вдоль и поперек, но стоит вам занять ваше место в этом конце зала и внимательно посмотреть на сцену, как перед вами оживут картины прошлого. такого далекого, но кажущегося в то же время таким близким...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Критическая ошибка

Подвешенные между мирами, пони с не своим характером и человек ведут диалоги на случайные темы.Это немного осложняется тем, что вокруг темнота, а им хочется есть...

Твайлайт Спаркл

Нашествие.

Эквестрия, июнь 1011-го года от Изгнания Луны. В стране царит приподнятое настроение: приближается Летнее Солнцестояние, один из главных государственных праздников. По всей Эквестрии идут активные приготовления к самому длинному дню в году. Скоро начнутся парады, выпускные балы, ярмарки и демонстрации, они охватят всю Эквестрию от Акронейджа на западе до Троттингема на востоке, и от Винниаполиса на севере до Балтимейра на юге. Тревожные новости, доходящие до пони из других стран, мало их волнуют: народ ворчит о мерах военной мобилизации и склонен верить в то, что сёстрам-Аликорнам удастся уладить проблему раньше, чем она перерастёт во что-то серьёзное. Блаженное неведение, за которое придётся очень дорого заплатить...

Чейнджлинги

Автор рисунка: Devinian

Виниловая пластинка

Глава 9. Очередное путешествие.

— Утро... хорошо что всё закончилось. — с рдостным лицом сказала Винил самой себе. Вчера она вместе с Октавией, отправившись в мир людей, пережила воистину нечто...
Очередной день, очередное путешествие в мир людей, но на этот раз без Дока и Дерпи, они были заняты. Вновь очнувшись на квартире Олега, парочка узрела перед собой работающий телевизор, по которому шла некая передача с труднопроизносимым названием, да и говорили там не на том языке, на котором говорил Олег. Столь странная передача заставила Винил и Октавию ненадолго впасть в ступор и бездумно пялиться в экран минут десять. О чём там говорили? Что вообще пытались объяснить? Вопросы эти появились у поняш почти одновременно, но вот задать их они решили одновременно. Повернувшись друг к другу, они хотели было спросить, понимает ли кто из них то что показывают. Но, увидев выражения лиц друг друга, махнули на это дело рукой и просто продолжили смотреть передачу, додумывая смысл самостоятельно.
— Винил? — слегка повернув голову обратилась Октавия к своей подруге.
— Да-да, я вас слушаю. — с довольным лицом ответила Винил и посмотрела на Октавию. Прежде чем подруга успела заговорить Винил сняла очки и начала с любопытством смотреть на Октавию своими необыкновенными, красными глазами.
— Тебе не кажется странным что Олег сегодня должен быть дома, а его, так сказать, нет? — не скрывая свою озабоченность этим вопросом спросила Октавия.
— Ну... это, конечно, странно. Но, по сути, мы для него не так много значим, да и не дети малые, сама понимаешь. Когда он придёт, вот это действительно вопрос. Но... — Винил задумалась и на несколько секунд прикрыла глаза очками. Под этой «завесой» она сделала их хитрыми, посмотрела в одну сторону, в другую, в голове прикинула возможные варианты, которых у неё было не так много, после чего, сняв очки, продолжила свою фразу — то что Олега нету дома, даёт нам возможность выйти за рамки правил и, как ты сама догадалась, пойти «туда ты знаешь куда».
Октавия изо всех сил пыталась сделать недоумевающее лицо, но столь жирный намёк от Винил было невозможно не понять: она намекала на поход в клуб. Времени было не так много, часов пять, но какие-то клубы уже наверняка работали.
— Ты ведь знаешь, я не люблю все эти «wub wub party», как ты сама их называешь и устраиваешь. Да и, вдобавок, у меня тонкий музыкальный слух и не дай Селестия я его загублю, играть станет в разы сложнее.
— Я знаю это, знаю. Ты у нас музыкальная натура, но в другом русле, не в моём. Я это прекрасно понимаю, поэтому и не подвергаю тебя такой... нагрузке. — Винил развела руками в стороны и вжала голову в плечи. Закончив данное телодвижение, она хлопнула себя ладонями по коленям и, неожиданно для самой себя, широко зевнула. — Странненько, я вроде выспалась. Так, значит, ты не пойдёшь в клуб?
— Нет. — отрезала Октавия. Не любила она подобные «мероприятия». Слух — дело тонкое и портить его себе дороже. — Извини, но ты и сама прекрасно понимаешь, что постоянные басы со всех сторон для меня будут настоящей пыткой. — с печальным лицом заключила Октавия. Взгляд её был устремлён в пол, руки были на коленях, голова была опущена, на лице ясно читалась печаль. Однако непонятно, чего это Октавия грустит? Ей вроде как не особо хочется идти на тусовку где музыка будет орать так громко, как только можно.
— Да ладно тебе, не грусти. Прекрасно ведь знаеешь, что каждый имеет право голоса. То есть я твоё мнение сердечно принимаю и понимаю, пойду одна.
— Олег сказал по-одиночке никогда не ходить. А этот мир ему известен лучше, поэтому я пойду, но учти одну вещь, я не буду тебя слышать.
Такой поворот немало удивил Винил. Как так не слышать? Оглохнуть на время? Стоп... бирюши, обыкновенные бирюши в уши. Поняв это, Винил задала короткий и ёмкий вопрос: «А где ты их возьмёшь?», который заставил Октавию подумать. С собой она их редко носит, найти их у Олега вряд ли получится. Оставался один вариант — сделать самой. Но... не из чего, поэтому и сей вариант отпадал. Придётся Октавии на свой страх и риск идти в клуб без бирюш, подвергая тончайший слух столь жестокой «пытке». Перспектива не из приятных, но что делать, подруга куда как дороже.
— Пойду так, просто так. Одну тебя отпускать нельзя, особенно не зная этот мир и людей. Что у них тут считается нормой? Что для них в рамках приличия? Готова поспорить, ни одна из тех вечеринок, где ты была диджеем, не могла выйти за рамки приличия, а если и могла, то не слишком сильно.
— Это да, при мне ни одна не скатывалась в нечто «из ряда вон выходящее», поэтому... а, не важно, пойдём. Чем быстрее туда тем быстрее обратно. Всего пара часов, дождёмся начала вечеринки, повеселимся немного и пойдём. Сколько, кстати, время?
Винил с октавией посмотрели на часы. Шесть часов с небольшим. Видать, они долго думали над своими ответами, да и между ними постоянно смотрели телевизор. Но вопрос «где Олег?» был актуален, ведь дома его не было до сих пор. Но вот только ждать его Винил не собиралась, ведь она уже отнюдь не маленькая и способна сама о себе позаботиться.
Одеваться Винил особо не стала, в чём была в том и пошла, как и октавия, да и одевать было нечего, все вещи принадлежали Олегу и поэтому по-размеру попросту не подходили. Первой трудностью на пути к клубу стала дверь. Она хоть и отличалась от знакомых Винил дверей не так сильно, но вызывала опасения. Прежде всего, Винил попросту не имела при себе ключей, поэтому закрыть её не могла. Кому-то остаться дома? Нет, одной Винил в клубе будет не так сладко как с Октавией, поэтому данный вариант отпал сразу, как только его предложили. Проблема, проблема и ещё раз проблема! Кому-то это покажется смешным, но закрыть дверь изнутри, без ключа и находясь снаружи было ну очень сложно. Времени изобретать какие-то причудливые механизмы не было, да и умения изобретать таковые тоже не было. Октавия не могла предложить что-либо, у неё не было идей по данному поводу и она попросту начала ждать пока Винил бросит попытки закрыть дверь и решит остаться дома у Олега. Шли секунды. Капали минуты. Но вдруг Винил осенило — магия, элементарный телекинез. Ведь Винил помнила дверь с той стороны, значит, может попробовать закрыть её, будучи снаружи. Отсутствие рога, который обычно давал знать что магия происходит, слегка смущало. Это как вслепую пытаться найти карандаш зелёного цвета, среди других карандашей, ориентируясь лишь на ощупь. Вот такое чувство сейчас было у Винил... стало аж неуютно и появилось ощущение, будто сознание, разум если угодно, проходит сквозь паутину, потом через ещё одну и ещё. Противное чувство. Раздался щелчок.
— Неужто! — вскрикнула Винил и дёрнула дверь за ручку. Не поддалась. На лице появилась ухмылка самодовольства.
— Ты это... как? Рога ведь нету... как? — поражалась Октавия произошедшему. Без магии? Закрыть дверь? Это, конечно, не то что Винил может в Эквестрии, но тоже весьма неплохо.
Дальнейший путь до клуба был весьма и весьма недолгим. Пришли Винил с Октавией туда примерно в семь часов и начали дожидаться начала. Вход, к их удивлению, оказался бесплатный. Винил вписывалась в обстановку практически идеально, ибо её наряд был весьма подходящим для таких мест, а очки, как выражались некоторые, «были в теме». А вот Октавия со своим строгим и эстетичным костюмом смотрелась в подобном месте не особо.
В клубе начинало скапливаться всё больше народу, поэтому Винил была вынуждена занять место рядом с Октавией.
— Эх, подруга ты моя, недолго ещё осталось. Немного побудем на тусовке и пойдём обратно. Ведь нам надо будет ещё и самим выспаться, а проторчать всё время здесь... ну, совершенно не входит в мои планы. Да и в твои.
— Если помнишь, я сюда вообще не хотела идти. А пошла я сюда лишь потому, что Олег нарёк нам поодиночке не разгуливать. Правда, я так и не понимаю, почему. Всё вроде довольно цивильно, разве что речь не такая как у нас. Но в целом всё, почти, нормально. Но это пока. Посмотрим, что будет когда начнётся настоящая «тусовка». — последнее слово Октавия выделила поднятыми вверх указательными и средними пальцами, загибая их и разгибая когда произносила необходимое слово.
— Да ладно тебе, всё будет нормально.
Свет погас на несколько секунд, после чего загорелись знакомые Винил «огни дискотек». В разные стороны забегали так называемые светлячки всевозможных цветов, началась музыка. По-началу весьма тихая и спокойная, первые секунд пятнадцать, музыка даже радовала Октавию, но вот потом... громкость повысилась до предела, басы начали бить со всех сторон. У Октавии сразу начала болеть голова, было слишком громко для неё и пришлось ей заткнуть себе уши. Винил какое-то время танцевала вместе со всеми и даже выделялась своим умением и какой-никакой, но всё-таки грацией. Это одна из тех немногих ситуаций, когда её пригодились полученные навыки танцевать. Простые, как казалось на первый взгляд, движения вытворялись в исполнении Винил, на лицо которой была белоснежная улыбка. Но такое вот удовольствие длилось не особенно долго, минут пятнадцать. Затем всё начало скатываться в полное безумие...

Не буду описывать то, что начало происходить в клубе, ибо это полностью может испортить всю ту какую-никакую, но атмосферу рассказа. Скажу лишь, что в клубе началось настоящее безумие и всё начинало выходить за рамки приличия. К сожалению, Винил и Октавия не смогли вовремя покинуть клуб и узрели часть того что начало происходить. Вернувшись на квартиру Олега, который был дома, они были просто шокированы до такой степени, что смогли лишь быстро и коротко сказать Олегу несколько фраз и занять свои места в комнате. Как только они это сделали, Винил нажала «волшебную кнопку» на своих «часах» и вместе с Октавией отправилась обратно в Эквестрию.

— Договоримся с тобой что никогда и ни при каких обстоятельствах не будем вспоминать произошедшее. Хорошо?
— Хорошо. и ты и я будем лучше себя чувствовать если забудем... это. О Селестия, что они делают с дискотеками! Во что их превращают! — с небольшой злобой в голосе заключила Винил. Её очень не устроило то что произошло, хоть поначалу она была попросту в шоке от увиденного. Счастье, что они там надолго не задержались.
— Ладно... извиняй, Винил, но мне пора. Время уже близится, скоро будет концерт и с моей стороны будет хамством, если я не соизволю придти вовремя. До скорого, Винил. И да, сегодня рабочий день, как я вчера поняла Олега, поэтому он сегодня весь день будет на работе. Я бы на твоём месте воздержалась от очередного путешествия.
— Ага, до скорого. — ответила Винил. Октавия подумала что её подруга услышала каждое слово, но вот только это было не так, Винил всё пропустила мимо ушей. А когда Октавия ушла, Винил сразу направилась к пластинке. Она хотела вновь послушать её, а потом ещё раз и так пока не надоест. Но... она всё-таки припомнила слова Октавии, которая была права. Одной ей в том мире делать особо нечего. Но её почему-то тянуло послушать пластинку, а потом ещё раз и ещё раз, и ещё... убрав копыто с граммофона, Винил попятилась к кровати и, коснувшись оной, задом залезла на неё. Закутавшись в одеяло, она начала пытаться уснуть, но давалось её это с трудом. Пластинка словно манила к себе... однако, Винил каким-то чудом удалось уснуть и забыть обо всём.