Светлячки

Что будет, если у вас отнимут все, кроме светлячков?

Рэйнбоу Дэш

История Дискорда: Эпизод 3 - Ave Equestria!

Кто такой Дискорд? Дух хаоса и дисгармонии - ответите вы. Но что скрывается за этим общепринятым понятием? В этом эпизоде, все так же от лица Дискорда, я начну описывать события, происходившие непосредственно во время действия основного сериала, дополняя их собственными. Постараюсь более подробно раскрыть положение Дискорда в современной Эквестрии и описать его взаимоотношения с основными и не очень персонажами.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Смузи

Сладости бывают разные

Во всей Эквестрии знают о пристрастии принцессы Луны к сладостям. Очень редко можно увидеть, когда она не посасывает или не жуёт какую-нибудь конфету вне своих покоев. Но однажды очередная доставка леденцов пошла наперекосяк, и Луне пришлось искать другую конфетку.

Принцесса Луна Человеки

То ужасное чувство

Принцесса Селестия что-то забыла. Но что?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Мышестрофа

Огонь, огонь, везде огонь...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Грани безумия / Сборник

Небольшой сборник зарисовок, объединенных общей темой, а именно безумием. От небольшого помешательства до тьмы, скрытой где-то за пределами понимания.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Тепло семейного счастья

Этот короткий рассказ о пони, который обрел счастье, не смотря на трудности в жизни.

Другие пони

My Little Pony - Friendship is technology

Технологический пересказ оригинальных серий.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Сегодня, Завтра и Навсегда

Небольшой и старый грустнофик про серую пегасочку и её дочку. Об их любви, превозмогающей сухие бюрократические решения...оригинал: Today, Tomorrow and Forever, by Chopper's Top Hat

Дерпи Хувз

Тёмный мессия: мощь и рог.

Десять веков будет крепость стоять, Стены, застывшие криком немым, И рогатые лорды склонятся пред тем, Кто ещё не рождён от хозяина тьмы. Полночь настанет, затмится луна, И откроется склеп, где покоятся мощи Той, что имя земле и народу дала: Многоликой, седьмой, непорочной. Схлестнутся пророчества, рухнет покой, Содрогнутся древние своды. Сына тьмы увлечёт, поведёт за собой Дева, наследница древнего рода.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Кризалис Король Сомбра

Автор рисунка: BonesWolbach

Виниловая пластинка

Глава 2. Чужой мир.


Винил очнулась. Она не знала сколько пролежала в таком состоянии. В любом случае у неё жутко болит голова и звенит в ушах, а на руке какие-то часы...
— Что!?
Винил в ужасе шарахнулась в сторону, глядя на свои новые части тела. Столь привычные и столь родные для неё копыта заменили эти... она не знала как их описать. В голову лезло слово «руки», но она их никогда в живую не видела, отчего и представляла их себе несколько по-другому. Далее её ещё больше удивили ноги. Ну, во-первых, они были в джинсах и в трекинговых женских ботинках белого цвета. Голубоватые джинсы сидели просто идеально, как и обувь. Майка... майка была, пожалуй, не столь внезапной, да и поверх майки была жилетка синего цвета, которая слегка вернула Винил в нормальное состояние. Она была всё ещё собой в душе, а новое тело чувствовалось как родное и Винил знала как и что им делать. На секунду откинув голову назад, что-бы успокоиться, Винил легонько ударилась о стену.
— Ауч! — отшатнулась Винил обратно, хватаясь за затылок. Теперь она окончательно заметила так называемую небольшую грудь под майкой. Однако сия деталь Винил интересовала куда как в меньшей степени, ибо на поясе у себя она вдруг заметила плеер. Да, свой плеер, который в тот момент когда она начала слушать пластинку лежал на кровати неподалёку. И наушники... они были у неё на шее и сейчас были там-же. Она быстро надела их попутно заметив что рога у неё больше нет, однако причёска практически не поменялась, разве что хвост исчез, но это мелочь, с ним было-бы неудобно в таком облике, наверное. Включив плеер, Винил вновь услышала любимые мелодии и мотивы. Те чудные песни которые она так любила и которыми вдохновлялась — гармоничные, спокойные, наполненные эстетизмом звуки, издаваемые самыми разными музыкальными инструментами и устройствами, были прекрасны. Расслабившись, Винил облокотилась на стену и сняла очки, после чего протёрла глаза. У неё выступили слёзы, она ведь не каменная в душе и снаружи, а довольно-таки эмоциональная и забавная поняша. Впрочем, она не заплакала, просто прослезилась от резкого счастья. Вытирая глаза она заметила у себя на руке часы, которые показывали:
— Три часа, двадцать минут,сорок две секунды. Сорок одна, сорок...
Винил ещё немного проговорила про себя время, которое постепенно убывало. Что-бы это могло значить? В любом случае она сможет выяснить это когда отсчёт закончится. на том она и порешила. Пока есть время надо посмотреть что тут есть, любопытство было очень сильно, поэтому слёзы закончились и Винил, слушая музыку, поднялась и решила идти... куда-нибудь.
Слева была стена, высокая стена, уходящая вверх и заканчивающаяся потолком. И всё это из камня, ничего деревянного. Справа — какая-то дорога с поворотом, ведущим вверх. По сторонам стояли какие-то механизмы на колёсах, но на кареты абсолютно не были похожи. Слышала как-то Винил про двух каких-то братьев, готовящих сидр при помощи своей «машины на колесах», поэтому решила она называть все эти штуки с окнами и дверьми, да ещё и на колёсах, машинами.
— Есть кто? — сказала Винил, увидев приближающуюся тень на стене. Музыку она выключила и заметила, что голос у неё совершенно не поменялся, всё тот-же приятный и красивый.
— Это тут у нас вообще кто бродит? А? — заключил появившийся из-за угла тучный мужчина в какой-то форме и фуражке, да ещё и с фонариком в руке. Он производил слегка комичное впечатление, особенно когда быстрым шагом приближался к Винил, которая, словно испугавшийся кролик, вся сжалась. — Как звать-то? Я тебя раньше не видел... Голову подыми и очки сними.
Винил послушалась мужчину, попросившего её поднять голову. Она сняла очки и, подняв голову, сказала: — Меня зовут Винил... Ай! — Винил резко отшатнулась в сторону. Мужчина посветил ей своим фонариком прямо в глаза, из-за чего вновь потекли слёзы. Было довольно... неприятно и неожиданно... — Скрэтч... Винил Скрэтч. А вас?
Мужчина, выключив фонарик, повесил оный на пояс и, приподняв фуражку, представился:
— Георгий Палыч. Глаза у тебя какие-то... странные. Красные. Линзы что-ли? Я сначала подумал что ты того, наркоманишь тут. Ан нет, в первый раз попалась такая. — Мужчина подождал пока у Винил пройдут глаза, ибо получилось с его стороны ну... ему было немного не ловко. Обычно он тут только всякое быдло и наркоманов гоняет, несмотря на своё телосложение. — Ты это... прости что тебя за наркоманку принял... а то тут больше и нету никого обычно... А звать-то тебя как?
— Винил Скрэтч. Можно «ди-джей пон три». Но лучше Винил. — Заключила она, протирая глаза и надевая затем очки. Она тихонько включила музыку, что-бы можно было слышать каждое слово, которое говорит Георгий Палыч. — Вы хотели ещё что-то спросить?
— Да нет. Просто имя какое-то странное у тебя, Винил Скрэтч... Ей богу я даже не уверен что в Америке есть такое имечко. Ты, кстати, откуда будешь?
— Эм... — Винил уже окончательно поняла что находится в совершенно другом мире. Поэтому даже не знала что и ответить... Врать она не любила, но сейчас было надо. Кто знает, может это и к лучшему. — Из... Америки. Да. Оттуда.
— Эво. А откуда... а хотя ладно. Пойду я. Ты это, если «туристка», подымайся наверх побыстрее и сразу иди налево, там как раз автобус ваш стоит, вы тут ездите, смотрите что-то. Вообщем, экскурсия.
— Ага. Спасибо большое. Я, пожалуй, пойду. До встречи. — Винил поспешным шагом удалилась с... на улице она увидела надпись «автостоянка», висевшую над входом туда откуда она вышла. Правда, она не понимала что это значило. Да и вообще не понимала где она и что вокруг происходит. Заглядевшись на надпись, Винил услышала резкий звук слева, а затем — разъяренные крики какого-то мужчины. Он выражался по поводу того куда она идёт и кем её считает. Однако Винил ничего не слышала, лишь видела. Она видела, насколько мужчина зол, насколько он ненавидит её лишь потому, что она не туда сделала пару шагов. Причём случайно, она даже не знает как тут надо ходить правильно, куда можно идти и куда нельзя. Что здесь хорошо и что — плохо. Она, немного посмотрев на ругающегося мужчину за рулём машины, улыбнулась и, успокаивающе, сказала:
— Извините меня, пожалуйста. Я не буду вам более мешать, — Винил сделала несколько шагов назад, вернувшись на бордюр — Прошу.
Мужчина был немного... поражен, явно не ожидая столь спокойного ответа и такого равнодушия. Он сплюнул и поехал дальше. Винил кроме того, что нельзя выходить туда где находятся эти машины, ничего не усвоила. Пожав плечами она пошла дальше, уступая дорогу каким-то мужчинам и женщинам. Кто-то из них был зол, кто-то постоянно сквернословил, а кто-то как-то не так поглядывал на Винил, когда она проходила мимо. Одним словом, Винил понимала что тут всё совершенно не так как в Эквестрии. Воздух тут более грязный и именно поэтому у неё по-началу болела голова. Продолжая идти вперёд, Винил периодически поглядывала на часы. За время прогулки времени на них осталось совсем мало. Всего двадцать три минуты с небольшим. Наконец, Винил устала от постоянной ходьбы и присела на лавочку. Она огляделась... Вокруг была тишина и покой. Фонари освещали дорогу, а вокруг дороги — трава, кусты и деревья. Воздух в парке был чистый и свежий, приятный, освежающий. Перечислять Винил могла долго, ведь она наконец более не испытывала того противного запаха вдоль дороги. Его тут не было, был лишь чистейший воздух, который был так приятен и казалось будто он был родным, Эквестрийским. Винил слегка задумалась, вспоминая то время, которое успела провести в этом мире. Она не встретила никого более приятного в общении, чем Георгий Палыч. Он был довольно добрым к ней, в отличии от всех остальных... людей. Это слово она случайно услышала когда один из прохожих обнял другого с криками «Какие люди! И без охраны!». Видимо, Георгий Палыч тоже был человеком. Хотя Винил не знала, он был не особо похож на остальных. Толстый и с небольшой бородой, он произвёл на неё по-началу комичное впечатление с нотками страха и ужаса перед ним. Всё-таки первый кого она здесь встретила. Очнулась от раздумий Винил после внезапного оклика, который послышался откуда-то слева. Она посмотрела налево... Вдалеке шел какой-то парень. Усталый и измотанный. Слегка прихрамывая и с подбитым глазом, он целеустремлённо шел вперёд. Однако это не он её окликнул. Вновь оклик, справа. Винил выключила музыку и, поднявшись, пошла, нет, побежала к парню. Остановившись около него, Винил, не зная что делать, да ещё и под удивлённым взглядом парнишки, решила для начала познакомиться. На часах было десять минут.
— Эм... Винил.
— Иннокентий. Очень приятно. — мгновенно ответил паренёк. Он почему-то целеустремлённо разглядывал Винил, словно никогда не видел других людей кроме неё. А ведь на вид он был явно моложе Георгия Палыча, но и на совсем ребёнка не походил.
— Вам помочь? — Поинтересовалась Винил.
— Нет. Не надо. Я сам дойду. — парень продолжил идти вперёд, но резко остановился и обернулся. — А как фамилия-то у тебя?
— Скрэтч. Винил Скрэтч. Можно «ди-джей пон три», но лучше просто Винил.
Иннокентий потряс головой. На его лице появилась какая-то непонятная ухмылка и он пошел дальше, бормоча себе под нос что-то вроде:"Ну вообще замечательно. Ещё и сотрясение. В больницу, в больницу идти надо будет..." и так далее. Винил недолго смотрела на уходящего Иннокентия. Звуков не было. Даже музыка не играла.
«Пик-пик», прозвучали часы на руке у Винил. Она посмотрела на них. Времени больше не было на них. А вот с самой Винил что-то случилось. У неё закружилась голова, в глазах начало темнеть... Перед тем как упасть на землю и потерять сознание, она увидела, как Иннокентий бежит в её сторону. Что было дальше она уже не помнит. Потеряла сознание и вновь понеслась по тому-же «коридору» со множеством пейзажей. неслась быстро, очень. И в конце снова был джем, но прошла сквозь него Винил куда как быстрее, чем в прошлый раз. И не ударилась головой...
— Слава Селестии! Ты жива!
Винил разлепила глаза и увидела перед собой Октавию, которая вся была на нервах.
— Я думала ты умерла!
— Почему? Я лишь на минуточку вздремнула...
— На минуточку? Я как пришла минут восемь тебя искала! А потом тебя тут нашла! Винил, ты без сознания была и еле дышала! Что ты вообще такого делала из-за чего впала в такое состояние!?
— Я... я слушала старую виниловую пластинку на старом граммофоне. Больше ничего.
— И всё?
Винил лишь кивнула в ответ, по-прежнему лёжа на полу. Плеер лежал рядом, хотя она точно помнила, что положила его на кровать. Наушники были к нему подключены и располагались на шее. А ведь образе человека Винил оставила их именно у себя на шее... Это было странно...
— Винил? — Октавия обратила взор Винил на себя. — Всё в порядке?
— Октавия. Ты не поверишь, где я была.
— Винил, даже если ты всё-таки сошла с ума, я тебя выслушаю до конца.
— Хорошо. если ты настаиваешь...
Винил поднялась с пола и залезла на кровать, сев недалеко от Октавии.
— Вообщем... в ящике, на прошлой дискотеке, я нашла странную пластинку...
— Та-а-ак.