В погоне за мечтой

Небольшая зарисовочка. Человек, имеющий мечту, которой никогда не суждено сбыться. Не отказавшийся от неё даже сейчас, когда никакой надежды уже нет.

Пинки Пай Человеки

Возвращение

Хотя Старлайт хорошо знает свою наставницу и её жизнь в Понивилле, ей всё же очень интересно, как та жила ещё до их знакомства. Дискорд, никогда не отказывающийся поучаствовать в подобном, решает показать единорожке что-то, без чего, возможно, судьба Твайлайт была бы совсем иной.

Твайлайт Спаркл Спайк Дискорд Старлайт Глиммер

Три девицы под окном и страшилки вечерком

Страшилки, Метконосцы и костерок. Поскольку серия, похоже, будет продолжаться, как и обещал, делаю сборник.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Лира

Соперники

Дискорд и Сомбра мерзнут на улице в Новогоднюю ночь после ссоры.

Дискорд Король Сомбра

Когда вокруг лишь рога да нимбы

Из сборника "Эквестрийские истории 2019". Однажды Пинки Пай задалась вопросом: «А что сказала бы на это Рэрити?» — и рядом с ней появились две крошечные единорожки, точь-в-точь похожие на ее подругу: ангел-хранитель и демон-искуситель. Чем это закончилось, мы знаем из сериала. А вот если у каждого пони были бы две мини-версии самой себя: Хранитель и Искуситель? Это уже неплохая задумка для рассказа, но автору этого показалось мало. Он снабдил ангелов и демонов несколько несвойственными им функциями: отныне они не только хранили или соблазняли подопечных, но и вели подробную летопись всех их поступков, как хороших, так и не очень. Получилось забавно, необычно и местами довольно трогательно.

Рэрити

Рабочая пони

Задумывались ли вы когда-нибудь о тех, кто делает возможными выступления любимых вами звёзд?

ОС - пони

День,когда кьютимарки ушли...

В Эквестерии есть много городских легенд. Абсолютное большинство из них можно назвать сказкой старой пони, бредом, или лже-историей. Но вот одна из них, о фабрике, что производит кьютимарки, скоро станет правдой. Пугающей правдой, что изменит мир…

Принцесса Селестия ОС - пони

Fallout: Equestria - Frozen Skies

Немногим больше двух столетий назад, кульминация Великой войны обнажила ужасающий потенциал народа пони, принеся тотальное разрушение. Магическое пламя выжгло Эквестрию, и в огненной агонии кости и надежды жителей смешались с пеплом и радиацией только что рождённой пустоши. Но это был не конец. В небесах, разбитые останки цивилизации пегасов выжили, оградив свои города плотной завесой облаков, и распространяя ложь о мире на поверхности. Под землёй, тысячи пони были спасены от ужасов апокалипсиса, в убежищах, известных как Стойла. Из открывшихся стальных дверей, и с истощившихся небес, пони снова заполонили израненную землю. И война ступала за ними. Очень быстро появились истории о месте, глубоко в северных горах, которое не было затронуто разрушением, поглотившим мир. Тем не менее, у этой земли были свои шрамы, тёмные секреты, погребённые в снегу, ждущие пока их откопают. Следы ушедшей эпохи.

ОС - пони

Статистика

Иногда, чтобы пролить свет на объект обсуждения, нам нужно всего лишь немного статистики.

Принцесса Селестия

Перемены к лучшему

Легко ли это - не быть злодеем?

Принцесса Селестия Дискорд

Автор рисунка: Noben
Глава 1 Глава 3

Глава 2

Тяжелый гул колокола разорвал тишину ночи. Встрепенулась стража. Заплакали и запаниковали пациенты. Из особого отсека раздался леденящий душу крик, переросший в низкий, испуганный вой. Я распахнула глаза и… свалилась с кровати.

— Дискорд вас всех разорви, – машинально ругнулась я, отбрасывая пряди волос, что лезли в глаза. Гул колокола не смолкал, и так давя на мою настрадавшуюся голову. Встав с холодной плитки, я взобралась на кровать и легла, укрывшись одеялом, стараясь не обращать внимания на звон.

— Какого гнилого сена нужен этот колокол вообще? – зло бормотала я, зарываясь мордочкой в подушки. – Кому вообще придет в голову сбежать отсюда?!

Спустя десять минут звон утих. Я облегченно вздохнула. Наверняка какой-нибудь растяпа-охранник поднялся наверх и запутался в веревках. Надеюсь, завтра он получит хороший нагоняй от Стэйбла…

Злорадно улыбаясь таким приятным мыслям, я закрыла глаза, как, внезапно, услышала скрип отворившейся двери. Я резко развернулась… и увидела свою недавнюю знакомую.

— Что ты тут делаешь? – прошипела я, вскакивая с кровати. – Какого Дискорда ты не в своей палате? Ты что, сбежала? Возвращайся назад, тупая ты кобыла, если тебя заметят санитары…

— Я иду за родителями, – твердо объявила кобылка, тряхнув гривой, – я отдохнула – пора искать родителей.

— Селестия милостивая, почему именно ко мне, – возведя глаза к потолку, простонала я, – почему не к охраннику, медсестрам, другому больному в конце концов?!

— Не кричи, а то все проснутся, – шикнула на меня Скрюболл. – Ты ведь тоже ищешь родителей? Пойдем со мной – искать вместе не страшно.

— Я. Никого. Не ищу. – Чеканя каждое слово, произнесла я. – А ты – вали в палату, иначе, если тебя найдут здесь, влетит нам обеим.

— Не будь такой злюкой, – безмятежно улыбнулась кобылка, – Родители все еще любят тебя.

— Заткнись, ослица тупая, и вали отсюда, – еле сдерживаясь, прошипела я. – Плевать я хотела на родителей, дай мне спокойно поспать, иди куда хочешь, надеюсь, ты сдохнешь!

Сорвалась на крик. Снова. Я прикрыла рот копытами. Полегче, Диана, полегче, кобылка же не виновата, что она сошла с ума… Впрочем, Скрюболл не выглядела особенно обиженной или разочарованной. Сделав какой-то странный жест копытом, она развернулась и проследовала к выходу.

-Ты же знаешь, что они не отстанут, – бросила она напоследок, выходя из комнатки.

Я выдохнула, не особо придав внимания её фразе. Главное, что идиотка ушла. Удовлетворенно фыркнув, я развернулась и застыла.

Передо мной стоял мой отец.

Он не изменился сильно за прошедшие годы — та же широкополая шляпа, тот же черный галстук и его неизменная соломинка во рту.

— Нехорошо поступаешь, дочка, – тихо проговорил он. – От отца отрекаешься… Зачем?

— Я не отрекалась от тебя, я ушла в поисках лучшей жизни, – твердо ответила я. – Сгинь, галлюцинация.

— Ты осознаешь, что я нереален, но не осознаешь своего предательства? – усмехнулся папа. – Довольно забавно, не находишь?

— Я не предавала вас – вы сами отпустили меня, – я посмотрела на отца. Странно, он выглядел живым, настоящим… Но этого не

может быть! Папа на ферме…

— Все верно, Диана, я на ферме, – усмехнулся отец. – Я там уже давно. И Инки, и Блинки со мной, и мама, и бабушка – все мы одна большая счастливая семья. Тебя не хватает. Но ты нам и не нужна. Ты умерла для нас, переступив порог нашего дома.

— Ты всего лишь мой бред, – я зло оскалилась. – Проваливай и дай мне поспать.

— О, не волнуйся, детка, папа споет колыбельную, и ты заснешь… НАВСЕГДА!!!

Издав жуткий рев, отец(или то что было им) кинулся на меня. Рефлексы сработали быстрей разума – я кинулась вбок, уходя от разъяренного папы, несущегося на меня. Умом я понимала – это галлюцинация, но что-то не давало мне покоя – уж слишком реальной она была.

— Мерзкая тварь, я убью тебя, ты опозорила нашу семью! – взвыл отец, поняв, что я ускользнула. – Я разорву тебя вот этими копытами! – он вновь кинулся на меня.

Вот ведь… Смешно, я бегаю по тесной комнатушке от своего отца, который хочет меня убить. Ха-ха, Диана, ты такая воображала…

Я еле успела увернуться. Ай! В последний момент что-то ударило меня в бок. Скривившись от боли, я перекатилась на другой конец комнаты. Дверь! Скрюболл ведь не закрыла её! Но… у меня мало времени, а эта… тварь, притворяющаяся моим отцом, слишком быстрая. Я не знаю, что это, и знать не хочу, но одно ясно – оно собирается меня убить. Хотя… может это сработает.

— Иди пожри гнилого сена, кляча подзаборная, – храбрясь, выкрикнула я. – Я никогда не встречала более тупого и медленного существа, чем ты! Конские яблоки, да черепаха Рэйнбоу быстрей тебя!

Я сильно рисковала, но, видимо, тварь так сильно вжилась в роль, что яростно зарычала и кинулась на меня. Да!

Резкий рывок – я перекатилась к двери и захлопнула её. Я услышала странный щелчок, а потом звон чего-то металлического об кафельный пол. Я опустила взгляд.

Ключ. Простой железный ключ, скорей всего украденный Скрюболл у охраны, и забытый ей в замочной скважине. Я впервые ощутила симпатию к этой кобылке.

— Открой дверь, Диана! Послушайся своего отца! – послышалось из-за двери.

— Ты мне не отец, – фыркнула я, разворачиваясь и убегая.

— Открой дверь, поганая кобыла, иначе я вышибу её и распотрошу тебя к дискордовой матери! Гнилое семя, позор рода, тупая ослица…

В спину мне еще долго неслись проклятия и завывания.

Итак, я все-таки сбежала. Великолепно. Теперь нужно найти Скрюболл, если её не нашли до меня и не утащили в камеру… Я старалась идти как можно тише. Бок, куда ударило меня существо, сильно болел, и я была уверена, что к утру образуется большой синяк.

— Мерзкая тварь, – пробурчала я. – Дискорд, как же темно… Ничего не видно. Фонарик бы…

Потихоньку мои глаза привыкали к темноте, но этого было недостаточно, чтобы различить, куда я иду. Поворот налево…Прямо, прямо, прямо… Ай!

Я потерла лоб и свирепо уставилась на стену. Тупик. Чудесно. Я развернулась и пошла назад, как внезапно услышала тихий плач…

-Скрюболл? – насторожилась я. – Ты тут?

Плач доносился из-за двери. Я подошла чуть ближе. Железная, массивная дверь, с зарешеченным оконцем наверху. Черт, неужто её поймали?!

-Скрюболл? Ты тут? – я поднялась на задние копыта, опершись передними на дверь. В комнатушке темно, ничего не видно…

-Скрю… Святая Селестия!!!

Внезапно передо мной в оконце показалась жуткая оскаленная рожа: растрепанная грива торчала во все стороны, язык свесился набок, а суженные зрачки смотрели прямо мне в душу.

Я дернулась назад, попятилась и, хорошенько приложившись затылком о стену, упала на пол. Лицо вновь заслонили розовые пряди, я с ненавистью откинула их назад. Как же я все-таки…

— Мама, это ты? – спросила рожа.

— Чтоб тебя разорвало да в Тартар унесло! – с чувством пожелала я, – Какого черта ты выскакиваешь?!

-Хватит кричать, яаааав-ав-ав!!!

Конские яблоки… Это та самая гавкающая пони… Значит Скрюболл все еще на свободе – это и хорошо и плохо одновременно. Я кое-как встала на все четыре копыта и порысила прочь отсюда, пока не набежали охранники.

Оказалось, я сделала правильно – через пять минут послышались отдаленные голоса. Я ругнулась. Из-за этой… псины, мне теперь придется идти вдвое осторожней – злые, невыспавшиеся охранники наверняка пойдут проверять, кто или что разбудило эту пони. Хотя… возможно я слишком идеализирую этих честных, смелых, но любящих подавить подушку жеребцов.

Я хихикнула. Надо же, в таком состоянии – и сохранить чувство юмора. Не ожидала от тебя такого Диана, не ожидала….

“Это не ты, а я придумала шутку. И ты забыла добавить «будум-тсс!»” – внезапно услышала я.

-Что? Кто это? – я бестолково завертела головой, пытаясь понять, кто это сказал.

“Глупышка, это же Я”, – хихикнул голос.

-Кто? – раздраженно спросила я.

“Я, Пинки Пай, Элемент Смеха, работаю в Сахарном Уголке у четы Кейков.”

— Ты очередная галлюцинация, – фыркнула я. – Я Пинки Пай, а точнее Пинкамина Диана Пай.

“Глупая Диана, я это ты, а ты это я!”

— Знаешь что, я давно хотела сказать, что ты воспринимаешь все слишком легко, – зашипела я. – Едва начинается серьезная проблема – ты прячешь голову в песок, а мне приходится все это разгребать.

“Это когда такое было?” – возмутилась Она.

— Твайлайт прочла заклинание и поменяла кьютимарки. Ты благополучно смылась, а мне пришлось делать всю работу, – зашипела я, но замолчала, увидев вдали фигурку со знакомой шапочкой. Скрюболл!

— Мы поговорим об этом позже, – пообещала я, и, не вслушиваясь в оправдания своей половины, кинулась к кобылке. Ну я ей задам! Из-за неё мне пришлось выйти из своей постели, гоняться за ней по всему госпиталю и…

Громадная фигура вышла из-за поворота. Я остолбенела. Санитар! Они же все спят ночью! Тем временем, он заметил Скрюболл и направился к ней. Я шмыгнула за угол и стала наблюдать. Мое тело будто обратилось в камень.

— Мисс, чтобы делаете тут в такое время? – пробасил санитар, глядя на Скрюболл.

— Все в порядке, дядя, я пошла искать родителей, – невозмутимо ответствовала пони.

Санитар хохотнул.

— Родителей? Хех, милочка, родители твои небось на погосте уже. Пойдем, я отведу тебя в палату.

-На погосте? – переспросила земнопони. Впервые в её глазах мелькнуло подобие чувств.

-Ну, на кладбище, – пояснил санитар. – Умерли твои родители, нет их. Пойдем.

-Умерли… — откликнулась Скрюболл.

-Не переживай, они, наверное, в лучшем… — санитар договорить не успел, как внезапно Скрюболл вцепилась зубами в переднее копыто.

-Ах ты, маленькая дрянь! – разъяренно взревел санитар, пытаясь стрясти с себя земнопони. Та что-то бубнила сквозь зубы, но я не могла разобрать из-за шума, что именно.

-Отпусти, тварь! – бесился санитар. Наконец, ему удалось извернуться и приложить Скрюболл левым копытом. Кобылка вскрикнула и, разжав челюсти, повалилась на пол.

— Уф-уф-уфффф… Конские яблоки, больно-то как, — скривился санитар, склоняясь над земнопони.

Я никогда не считала себя бойцовской пони и редко лезла в драки(случай на Кэнтерлотской свадьбе не в счет), но, в этот раз, что-то щелкнуло у меня в голове. Я вылетела из своей «засады» словно древесный волк и изо всех сил шарахнула санитара копытами по голове.

Громадный пони покачнулся и рухнул на кафель, словно подпиленное дерево. Надеюсь, я не убила его…

— Это ты? – помотав головой, спросила кобылка.

— Да, это я, идиотка! У тебя в башке гумус или что?! Какого сена ты начала кусаться? – напустилась я на Скрюболл.

— Он солгал мне, – ответила земнопони, поправляя шапочку. – Сказал плохое. Что родители мертвы.

— Ооо, пресвятая Селестия, дай мне сил! – я закатила глаза к потолку, и вдруг услышала чьи-то голоса.

-Кричали здесь!

-Ты уверен?

-На все сто!

-Виджиланс, если это снова ты бредил…

Мать моя Кризалис! Все-таки услышали! Проклятье, что же делать? Среди вороха мыслей возникла лишь одна – безумная и нелогичная, но чего вы еще ожидали от меня?

— Быстрее, бежим, – я схватила Скрюболл за копыто и кинулась наутек.

-Там кто-то бежит!

-Пациентки сбежали! За ними!

Дискорд, нас заметили! Поворот, прямо, снова поворот. Скрюболл, поначалу тащившаяся сзади, вырывается вперед. Я слышу топот копыт за спиной. Это подгоняет меня. Сбоку размытым пятном мелькает зеленая табличка. Наконец-то выход! Я напрягаю все свои мышцы и почти равняюсь со Скрюболл. Вместе мы вырываемся на улицу.

Вспышка ослепляет меня, а дикий грохот заставляет на секунду инстинктивно прижаться к земле. На землю рухнула стена воды. Гроза, ветер, ничего не видно. Я бегу, не видя перед собой ничего. Белые молнии изредка освещают пространство передо мной, пару раз очень вовремя – я чуть не налетела на камни. Дикий порыв ветра почти сбивает с ног. Задохнувшись, я останавливаюсь, пытаясь разглядеть фиолетовую пони, но какой-то странный, жуткий звук, что зазвучал совершенно внезапно, заставляет шерстку стать на мне дыбом. Низкий, басовитый гул, пробирающий до мозга костей, разнесся вокруг, заглушая грозу, наполняя мою душу первозданным ужасом…