Автор рисунка: Noben
Глава 2

Глава 1

Железная дверь тихонько отворилась, впуская в мою палату медсестру Рэдхарт.

-Госпожа Диана, у нас прогулка – нежно пропела кобылка, подойдя к моей кровати.

-Спасибо, я пропущу – сухо откликнулась я, рассматривая потолок своей камеры. Все такой же стерильно-белый. Чистый.

Но земнопони не собиралась сдаваться так легко.

-Госпожа Диана, это необходимо и более того, входит в курс вашего лечения – с участливой улыбкой произнесла медсестра.

-Я говорила вам сотню раз и повторю еще столько же – я не больна!

Я снова сорвалась на крик, но земнопони не выказала никакого испуга, а наоборот, улыбнулась еще шире.

-Конечно-конечно, вы полностью здоровы, у вас просто небольшое переутомление. И чтобы снять его, вам просто нужно провести здесь оставшиеся десять дней, вот и все.

-У меня нет никакого переутомления – прошипела я, отворачиваясь к стенке, моя грива вновь упала мне на глаза, и я с раздражением отбросила её за плечо – Отстаньте от меня.

-Простите, госпожа Диана, но вы должны выйти на прогулку – вновь завела свою пластинку Рэдхарт.

Глухое раздражение, копившееся во мне с момента входа медсестры в палату, начало медленно разгораться. Я тяжело вздохнула и повернулась к медсестре.

-Почему бы вам не пойти и не поесть гнилого сена? – выплюнула я ей в лицо. Оскорблять докторов, санитаров и сестер было бесполезно, а порой даже вредно, но мне нужно было выпустить пар.

-Госпожа Диана, нам завозят только качественное сено – рассмеялась Рэдхарт, хотя и немного натянуто – видимо моя грубость все-таки царапнула её – так что я не могу исполнить ваше желание. Может быть, пойдем на прогулку?

Я вздохнула. Рэдхарт прилипчива, словно засахарившееся варенье, и также тошнотворно сладка в своем сюсюканье (общением это сложно назвать) со мной. Лучше пойти – иначе она меня доведет. Или, спустя пару минут, меня отсюда выволокут санитары.

-Хорошо – буркнула я, встав с койки. Моя грива вновь рассыпалась на множество розовых струй, закрыв мне глаза, я с отвращением откинула их назад. Ненавижу свою гриву.

-Вот и славно – улыбнулась Рэдхарт, ведя меня к выходу из комнатушки – Пойдемте, госпожа Диана…

Три месяца назад. Именно тогда все началось. Началось с небольшой распустившейся прядки, которой я не придала особого значения – мало ли, взгрустнулось с утра. А потом чем дальше – тем хуже. Хотя, не волосах дело, а во мне.

Кошмары. Они мне редко снились – в основном что-то ватно-сахарно-шоколадно-молочное. Или же просто что-то яркое, разноцветное, бессмысленное.

Как Она.

В большинстве случаев я хорошо относилась к своей второй половине – ведь кто знает, как бы все обернулось, останься я на каменной ферме. А так, я завела друзей, получила работу…

Не поймите неправильно, я не ненавижу вечеринки, в конце концов, они моё призвание, но как же порой они меня раздражают! Я люблю повеселиться со своими подругами и знакомыми, но когда Она приглашает на вечеринку половину Понивилля, мне хочется рвать и метать!

Ну да, не в вечеринках дело, а в кошмарах, которые начали одолевать меня. Пустые, громадные комнаты, в которых я совершенно одна. Длинные бесконечные коридоры. Темный лес, в котором кто-то плачет и воет. И так каждую ночь – я бродила по темным, жутким местам, совершенно одна.

Я ненавижу быть одна.

Сначала, они были редки – я просыпалась в холодном поту, плакала и ложилась спать снова – на этот раз без снов. Как оказалось, это все только начало. Кошмары начали преследовать меня и наяву.

Три темные расплывчатые фигуры были везде, куда бы я ни пошла. Они ничего ни говорили, ничего не делали – но я буквально чувствовала этот пронизывающий взгляд, полный разочарования и укоризны.

Я не знаю кто они, и чего от меня хотят. Они просто стоят и наблюдают за мной. Поначалу я не обращала на них внимания, но вскоре они меня довели.

Тем утром, ко мне зашла Эпплджек – она привезла яблоки, которые Кейки закупили для приготовления сластей. Я поблагодарила подругу и направилась в небольшую комнату, рядом с чуланом – после того, как Твайлайт любезно согласилась наколдовать морозные чары, Кейки стали использовать её для хранения фруктов и скоропортящихся вещей, если холодильник оказывался забит доверху.

Я открыла дверь и ступила внутрь. В мордочку ударил привычный холодок. Если честно, и меня и Её пугала эта комнатушка – маленькая, темная, холодная. Я аккуратно, стараясь не просыпать яблоки, поставила бадью на каменный пол и развернулась к выходу.

Чтобы встретиться с ними. Они снова стояли передо мной, но что странно – в этот раз они были более плотные, более четкие, более… настоящие.

Как живые.

-Нет, нет, нет, уйдите – простонала я. Отчаянье, страх, злоба – все, что копилось во мне, все это время, вырвалось и захлестнуло меня. Глаза заслонили розовые пряди. Я откинула гриву назад – и увидела, как три тени медленно приближаются ко мне.

Вот тут-то я не выдержала, и с диким визгом набросилась на них, желая только одного – уничтожить, развеять, избавиться от них и этого невидимого взгляда, который пронзает душу.

Очнулась я только когда, одна из теней извернулась и врезала мне задними копытами по животу. Я отлетела и треснулась затылком о кирпичную стену.

-Сахарок, ты чего? – последнее, что я услышала, проваливаясь в обморок.

Оказалось, это была Эпплджек, которая зашла в комнатушку, чтобы предупредить о том, чтобы не держать яблоки на холоде слишком долго. Едва она зашла, я накинулась на неё, повалила на пол и начала избивать. Ковбойше спасло жизнь то, что она быстро среагировала.

После этого случая, я попала сюда. Мне сказали что я «эмоционально переутомилась» и назначили месяц восстановления.

Восстановление… Пялиться на потолок, прерываться на еду, потом либо свободное время, либо прогулка, потом снова пялиться в потолок до тех пор, пока не уснешь. Спасибо девочкам – они навещали меня весь этот месяц. Я каждый раз извинялась перед Эпплджек, а она улыбалась и говорила, что крепче дерева – но я чувствовала, что за этой бравадой скрывается страх.

Кошмары прошли через неделю, тени исчезли практически сразу с момента начала лечения. Но я знала, что все это – лишь на время, чтобы усыпить мою бдительность, чтобы когда я вернусь к обычной жизни, вновь мучить меня по им одной понятной причине…

Мы прошли мимо блока особо опасных – он практически пуст, не считая одной кобылки, которая порой гавкает и воет. Кстати, я не понимаю, почему она опасна – она просто гавкает и ведет себя как псина. Хотя… поговаривают, был тут какой-то инцидент…

А вот и выход во двор. Охранник провожает меня настороженным взглядом.

Сегодня тепло, но иногда налетает холодный ветер, играя опавшими листьями – осень потихоньку вступает в свои права. Я поежилась и порысила к своей скамеечке, на которой обычно сижу во время прогулок. Усевшись на прогретое солнцем дерево, я с тоской уставилась за ограду дворика. Поскорей бы домой, к Кейкам, к подружкам… Кейкам наверняка трудно без меня, кто знает, какие заказы пришли им за этот месяц, пока меня тут «лечили»? Едва меня выпишут, я попрошу помощи у Твайлайт – наверняка она знает больше, чем этот напыщенный жеребец Стэйбл. А потом, когда тени и кошмары исчезнут, позову всех, и мы закатим шумную вечеринку…

Я улыбнулась своим мыслям, как внезапно, около меня на скамейку плюхнулось какое-то размытое пятно. Я сфокусировала взгляд. Пятном оказалась юная кобылка, со шкурой светло-фиолетового цвета. На макушке у неё была забавная шапочка с пропеллером, который вращался от порывов ветра. Но самыми странными в её внешности были глаза. Большая фиолетовая радужка – и никаких зрачков. Выглядела моя «соседка» одновременно мило и жутко.

-Милочка, это мое место – буркнула я, надеясь что кобылка испугается меня и уйдет.

Пони безмятежно взглянула на меня, и я вздрогнула. У неё был какой-то странный, гипнотизирующий взгляд. Поизучав меня немного, она отвернулась и начала напевать песенку:

-Гулял по водостоку крошка-паучок,

Пошел внезапно дождик и смыл его в песок;

Но выглянуло солнышко и стало припекать,

И вновь по водостоку пошел паук гулять.

-Эй, как-тебя-зовут, в общем, найди себе другое место, по-хорошему прошу – раздраженно попросила я.

Кобылка прекратила петь и вновь повернулась ко мне. Этот взгляд… Я уже было решила уйти отсюда и найти другую скамью, как внезапно, пони задала вопрос:

-Ты тоже ищешь родителей?

-Чего? – переспросила я, хотя внутри все екнуло. Откуда она…

-Я тоже их ищу – продолжила кобылка – они куда-то пропали, и я теперь их ищу. Я здесь иногда живу – отдыхаю от поисков. Они хорошо спрятались, мои родители. Но я их найду. И мы снова заживем счастливо – голосом, лишенным эмоций поведала малышка – Большая счастливая семья. И Скрюболл с ними.

Скрюболл? Это её имя? Ничего не скажешь, в десятку так в десятку, имя подходит превосходно.

-Ага, конечно, как скажешь – торопливо согласилась я, потихоньку отодвигаясь от пациентки. Она была слишком странная – даже для психиатрического отделения больницы Понивилля.

-А давай вместе уйдем? – внезапно предложила земнопони – Завтра я ухожу искать родителей. Пойдешь со мной?

-Тебя… выписывают? – ничего не поняв, спросила я.

Скрюболл помотала головой.

-Нет, я ухожу. Искать родителей. Пойдешь со мной?

Я опасливо посмотрела на кобылку. Все тот же безмятежный взгляд, без намека на насмешку. Чистое безумие.

-Эммм… — промычала я, не зная, что ответить.

Спасение пришло внезапно, со стороны вездесущей медсестры Рэдхарт.

-Так, дорогие мои, по комнатам, начинает холодать – весело приказала земнопони.

Пациенты, один за другим, начали исчезать в недрах здания. Скрюболл спрыгнула со скамейки и направилась к входу, напевая ту песенку, что я услышала от неё.

Я проводила её взглядом. Она что – собирается сбежать? Может стоит в таком случае, предупредить охранников и докторов? Хотя, кто мне поверит…

Но она сказала, что идет искать родителей. Может быть… нет, я не могу отсюда уйти. Но, все-таки… В конце концов, я практически выздоровела… А за этой больной надо присматривать… Так, Диана, соберись!

-Госпожа Диана, прогулка окончена – Рэдхарт будто из-под земли выросла, прерывая мои мысли и заслоняя собой светло-фиолетовую земнопони.

Я застонала. Везде, постоянно мелькает эта медсестра, сколько можно!

-Госпожа Диана… — начала было земнопони.

-Да слышала, не глухая! – огрызнулась я, слезая со скамьи. Пожалуй, я лягу сегодня пораньше…