Автор рисунка: Siansaar

Зачем нужна эта чертова опция при сплошном тексте?

День теплого Очага... Это один из самых любимых праздников в Понивилле. Дружба и любовь разливались по улицам маленького городка подобно тягучей патоке, отчего каждый мог свободно зачерпнуть немного счастья и для себя, благо источник его был практически неиссякаемым. Все пони радостно поздравляли друг друга и дарили подарки, что символизировали не просто получение материальной ценности, а того сокровенного счастья, что ощущалось от проявления чужого внимания. Обычно в такие моменты, как это ни странно, эквестрийцев тянуло на философские размышления, правда, касающихся в основном любви и дружбы. Почти каждый пони в этом небольшом провинциальном городке старался внести в эту «патоку» свою лепту, вписывая в общую картину именно своё сокровенное счастье, отчего оно все расширялось и становилось более полным. Но счастье приходило лишь во время самого празднования, подготовка же к такому серьезному мероприятию была на самом деле сущей пыткой, в чем уже успела убедиться Твайлайт Спаркл. Она слегка раздраженно в очередной раз перепроверяла список того, что должно было осуществиться, если можно было хоть как-то поверить чересчур оптимистичным каракулям. Сидя в пока что закрытом для праздничных приготовлений «Сахарном Уголке», она старалась хоть как-то организовать столь сумбурное веселье, грозившее ей расстройством всего, связанного с решениями задач и организационных вопросов.

— Мишура? — угрюмо спросила единорожка.

— Я повесила её на Опал, чтобы она шла по улице нарядной львицей, но она отчего-то загрустила и убежала в сторону «Сладкого Яблочка». С чего бы это? — беззаботно прощебетала Пинки Пай, периодически подпрыгивая от накрывавших её с головой приятных праздничных эмоций, которые в подобные дни были самыми сильными и умопомрачительными. Прикрыв глаза, она дополняла свои бесконтрольные прыжки веселым бубнежом особых песенок, которые сочиняла, по сути, прямо на ходу.

— Боюсь даже спросить... — Тут Твайлайт устало потерла переносицу. — А зачем ты навесила мишуру на кошку?

— Чтобы она была нарядной, глупенькая! — весело ответила Пинки так, будто её подруга действительно сморозила глупость. Спаркл удивленно и, что самое смешное, скептически посмотрела на розовую кобылку. Ей казалось, что к причудам этой пони она уже привыкла. Оказалось, что нет. Логика её подруги была недосягаемой дисциплиной, которую она так и не смогла познать даже отчасти.

— А почему она тогда убежала? — ехидно спросила Твайлайт. В любой другой момент она бы рассмеялась от столь безумной затеи своей чрезмерно весёлой подруги, но только не сейчас, когда от подобных ошибок, что нарастали как снежный ком, мог пострадать весь праздник.

— Потому что немного загрустила! А может потому, что пошла покрасоваться перед своими друзьями, она же кошка Рэрити, и они все-таки в чем-то похожи, — все также беззаботно, совершенно не чуя ни единого подвоха, ответила кобылка. Твайлайт не знала что было смешней: то, что кошка может чуть-чуть загрустить от того факта, что её насильно опутали синтетическим украшением или то, что у столь наглого и грубого создания могут быть друзья. «Но на то и была Пинки», — вполне закономерно подумала Твайлайт. Сердиться на подругу она не могла, та просто не располагала к подобному, но тот факт, что придется менять планы было понятно и без списка.

— Ладно, раз так, то иди и купи еще мишуры, а заодно присмотри одну небольшую гирлянду. Ту, что принесла Флаттершай, просто невозможно включить. И да, пожалуйста, без кошек на сей раз. Ладно, Пинки? — попросила фиолетовая пони. Пай на миг зависла в воздухе, открыла глаза и задумчиво посмотрела вверх, как будто записывая всё поручение в память. Когда же взгляд вернулся на положенное место, она позволила себе опуститься на пол. Удивляться, и тем более исследовать, сил даже у такой у любознательной кобылки, как Твайлайт, попросту не было.

— Будет сделано в кратчайшие сроки, товарищ Спаркл! — грозно отрапортовала розовая пони, приложив копыто к виску. Взгляд, который только недавно был нестерпимо веселым и жизнерадостным, вдруг стал колючим и жестким. Но это было только временное помутнение, секунда, и перед Твайлайт снова была та самая смешливая пони. Такая резкая смена настроений и образов была для Пинки обычным делом, которое кобылка любила наверное даже больше, чем самые-самые шоколадные торты в мире. Она была разной, но не многоликой, и именно этим она могла очаровать практически каждого встречного пони, даруя ему улыбку, и совершенно неважно, какой конкретно шуткой. Извечная актриса и комедиант в высшем понимании этого слова, — такова была элемент Смеха.

— Ха-ха, можете идти выполнять, гвардеец Пай, — отсмеявшись, пошутила Твайлайт. Она и не заметила, что былое напряжение немного спало, отчего думать стало гораздо легче. Праздник уже не казался жёстким испытанием её навыков копытоводителя, скорее уж действительно праздником, столь приятным и многообещающим.

— Так точно! — воскликнула Пинки, одевая на ходу свою пушистую красную шубку, после чего ринулась к выходу. И лишь через некоторое время с улицы донеслось, — Я скоро приду, Твайли!

Покачав головой, при этом даже не сдерживая улыбку, единорожка вернулась к списку. Сейчас для неё было очень важно разобраться с блюдами и угощениями, так как гостей должно было собраться очень много. Даже не так — очень-очень много. Жители города, семьи, друзья, Эплы... Голова могла пойти кругом от такого обилия пони, но только не у Твайлайт. Она обещала самый лучший праздник, и она, лягни её под бок, сделает это! Единственное, что утешало — каждый пообещал привезти с собой какое-нибудь особое и любимое блюдо на праздник, тем самым позволив организаторам не раскошеливаться на небывалый, даже по меркам благополучной Эквестрии, пир.

— Твай, ты тут?! Яблоко упади мне на голову, Твай! — громко звал её кто-то на улице. Единорожка сразу узнала голос кричавшей пони, да и вряд ли подобные слова можно было услышать не от Эпла, но все равно решила поддаться своей педантичности, оттого и оттянула закрывавшее окно шторку в сторону. На улице стояла еще одна её лучшая подруга крайне бойкого характера и вида. Эплджек вертела головой из стороны в сторону, отчего шляпа то и дело чуть не слетала с головы. Спаркл постучала копытом по стеклу, дабы привлечь внимание подруги. Когда же это не помогло, она решила опробовать куда более действенные аргументы.

— Эйджей, я тут! — откликнулась что есть силы прославленная ученица самой Селестии. Наконец распознав, где засела столь коварно спрятавшаяся подруга, Эплджек решительно вбежала в кафе. Вся в снегу подобно мифической снежной пони, она грубо стряхнула несколько самых неприятных белых комков со своего утепленного жилета и села за стол рядом с Твайлайт.

— Твай, у нас неприятности... — начала Эплджек. Спаркл издала протяжный стон и пару раз стукнулась головой об стол, едва не поцарапав свой отполированный, по случаю праздника, витой рог. Приятный заряд, заданный стараниями жизнерадостной Пинки куда-то бесследно улетучился. Она отнюдь не играла на публику, время действительно поджимало и Эйджей была отнюдь не первой, у кого случились проблемы с выполнением заданий фиолетового организатора.

— И что там у вас? — пробурчала Твайлайт в стол, даже не поднимая головы.

— Ну а что может случится, если эта дурная кошара приходит на нашу ферму? Ладно бы снова начудила в огороде, это не так страшно, но нет же, Опал у нас особенная, пошла таки дразнить Вайнону... — начала жаловаться яблочная пони, грозно постукивая копытом на каждом ударении. Правда под конец она осеклась, перейдя на некое жалкое и тихое подобие своего крепкого и столь басовитого голоса. — В общем, они, э-э-э, забежали на кухню...

— Ну что за напа-а-асть-то така-а-ая, — простонала Твайлайт, уже представляя дальнейший ответ. На что способны кошка и собака в жилом помещении? Только на бардак и погром.

— Да не переживай ты. С нами ничего не случилось, правда, кухню нужно будет менять капитально... Так я это, чего зашла-то, можно мы переберемся к тебе в библиотеку и там продолжим готовку? — проговорилась о самой главной причине столь своего долгого поиска умной подруги Эплджек. Твайлайт уже мысленно вычеркивала из своих далеко идущих планов «организовать следующий День теплого Очага».

— Угу, и сколько вам потребуется времени на восстановление КПД... работы? — вопросительно проворчала кобылка. Эплджек не была особенно сведущей в математических расчетах, и уж тем более в физике, а потому начала подбирать практически любое подходящее число от одного до десяти.

— Ну наверное два часа, может быть три... — не веря даже самой себе, ответила земнопони. Она невольно вздрогнула, когда Твайлайт с глухим рычанием потянулась к перу и чернилам. Но ожидания фермерской пони не оправдались, подруга пока не захотела воспользоваться пером не по назначению, вместо этого уже в который раз переписывая внушительный список, который лежал у неё на столе.

— Чтобы я ещё раз согласилась... — бурчала на все лады Спаркл, записывая новые уравнения, которые должны были ей помочь с согласованием использования времени для осуществления каждой части плана.

— Ну дак я пойду, а то мы и так на тебя взвалили самое трудное, — сочувствуя всем своим сердцем, проговорила рыжая кобылка, вставая из-за стола. — Ты это, не перетруждайся только, а то праздник, а ты вся в делах.

— Спасибо, Джей, но лучше я пока займусь своей работой. Помяни моё слово, пройдет минута, и придет ещё кто-то у кого копыта из... Экхем, ладно, иди, ключ сама знаешь где, — ответила единорожка. Эйджей грустно посмотрела на подругу, но слов поддержки просто не нашла, ибо они были не особо нужны. Единственное, чем она действительно могла помочь Твайлайт, так это безукоризненным выполнением своей работы. И именно поэтому, поставив перед собой столь важную задачу, она лихо козырнула шляпой, отчего та одарила паркет еще одной порцией снега, и вышла из кафе. Спаркл только в последний момент поняла, как грубо повела себя с подругой. Она с недовольством посмотрела на злосчастный список, который делал из неё не лидера, а властную мегеру со стервозными замашками. В этот не совсем приятный момент кобылка почувствовала волну согревающего тепла позади себя. Повернув голову назад, она увидела миссис Кейк, которая только что вышла из беспрестанно работающей кухни, с тележкой перед собой.

— Как ты и просила, дорогая, фиалковый чай, — добродушно пролепетала владелица заведения, расставляя на столе всё необходимое для спокойного и приятного чаепития, так нужного для расшатавшихся кобыличьих нервов.

— Большое спасибо Вам, миссис Кейк, это то, что доктор прописал, — поблагодарила Твайлайт. Она осторожно подхватила магией чайный сервиз, после чего стала аккуратно наливать чай, порой оперируя несколькими манипуляциями сразу. Миссис Кейк зачарованно наблюдала, как содержимое тележки поднялось в воздух и начало свой необыкновенный вальс. Одаренная колдунья делала всё это практически не глядя, даже можно было сказать — играючи, тогда как для любого магически не одаренного пони подобная искусность была доступна лишь после прохождения тернистого пути проб и ошибок. Но зависть была пагубным деянием, особенно в такие праздничные дни, и потому земнопони быстро вернулась на гостеприимный лад.

— И не говори, я как-то и сама организовывала День теплого Очага для семьи, точнее для семей, моей и мужа, — проговорила кобылка, вдруг поддавшись веселым воспоминаниям былых дней. На её добродушном голубом личике заиграла пространная улыбка.

— А как оно было? — совершенно серьезно спросила Спаркл, одновременно с этим, уже копытом, помешивая сахар в кружке. Она знала о пользе чистого и незамутненного белым песком крепкого чая, но не поддаваться своему внутреннему сладкоежничеству просто не могла.

— О, просто ужасно, — пусть и несколько наигранно и театрально, но тем не менее честно ответила миссис Кейк. — Всё пошло буквально наперекосяк, но нам, несмотря ни на что, всё равно было весело. День теплого Очага — это же в первую очередь семейный праздник, не так ли?

— Я не спорю, и всё же хотелось бы опираться не только на чувства... — уныло пожаловалась Твайлайт, с грустью глядя на все ещё не исчезнувший список. Пунктов в нем появлялось больше, чем исчезало, и это не могло не пугать.

— Не спорю. Какой же праздник без праздничного торта? Ух, и удивишься же ты, когда увидишь, что я там вам приготовлю... — многообещающе обмолвилась Кейк, подмигнув единорожке. Занесенное для удара перо оставило кривую черту на пергаменте.

— Ну хоть какая-то хорошая новость, — облегченно высказалась Спаркл. Прославленная на весь Понивилль своими сладкими изделиями, владелица «Сахарного Уголка» польщённо улыбнулась, но именно в этот момент её улыбку как ветром сдуло.

— Дорогая, а ты на сколько градусов просила поставить торт?! — донеслось с кухни.

— На сто пятьдесят, сахарок, а что? — ласково отозвалась миссис Кейк. С той же самой кухни донесся дикий вскрик ужаса, что заставил Твайлайт протяжно вздохнуть и начать зачеркивать линию, которой она вычеркнула пункт.

— Я на одну секундочку, — нацепив на лицо вымученную улыбку, сквозь неестественно крепко сжатые зубы пробормотала миссис Кейк, после чего мигом ринулась на кулинарное место битвы. Спустя буквально ту самую секунду-другую, с кухни донесся уже совершенно иной крик.

— Зачем ты поставил на 300 градусов?! Теперь это не праздничный торт, а квашня какая-то! — кричала на все лады миссис Кейк. Единорожка устало уткнулась лицом в копыто, которое она положила прямо на стол. «Ну и кто следующий захочет меня «порадовать»?», — горько подумала она. Будто отвечая на её вопрос, входная дверь открылась, впуская очередного посетителя, точнее посетительницу.

— О, Гармония, какой ужасный и противный снегопад! Моя изысканная шубка из Кристальной Империи едва не пострадала от столь вредного влияния погоды! И куда только смотрят погодные патрули? — всячески восклицала и высокопарно возмущалась белоснежная единорожка с лихо завитой фиолетовой гривой, которую считала чрезмерно глупым прятать под головным убором. «Грива должна украшать шляпку, а не шляпка гриву», — таков был девиз этого утонченного создания высокой моды и копытотворной красоты. Прямо за ней летело с десяток свертков, которые она поддерживала своей магией.

— Дай угадаю, ты пришла мне сообщить о неудачном результате работы, Рэр? — угрюмо и заведомо пессимистично спросила Спаркл.

— Что? Конечно нет! Как ты могла обо мне так плохо подумать! Это, прошу заметить, очень неприятно, когда твои друзья, для которых ты стараешься от всего сердца, имеют о тебе столь плохое мнение! — из-за переполнявшего её возмущения, Рэрити едва сдерживалась от использования совершенно непристойных для леди эпитетов и выражений. Она шла сюда окрыленная победой и желанием помочь друзьям, а тут такое отношение к её чуткой персоне!

— Прости. Я тут, понимаешь, копытовожу праздником, вот и с ума схожу потихоньку, — уже более мягко пробормотала Спаркл, для наглядности потрясая громадным списком.

— Дорогуша, тебе не стоит так себя мучать. На тебе же лица нет! Как ты будешь блистать на празднике с таким видом? Ах, как бы тебе помогла косметическая маска или завивка твоей чудесной двухтонной гривы... — Возмущение модельерши не исчезло, оно просто нашло еще один повод «направить» заблудшую пони на путь истинный.

— Нет, Рэр, даже не думай! Я не пойду в спа, пока тут творится Дискорд знает что! — резко отказала Твайлайт, которой было не особо сложно раскусить свою хитрую подругу. Это могло сработать раз, ну даже два, но третий раз всё-таки должен был быть за ней. Нельзя отвлекать пони от важной работы ради похода в косметический салон, о чем Рэрити невольно забывала, как будто случайно подталкивая пони к решению, выгодной лишь ей самой.

— Что, да как ты могла обо мне такое подумать? Разве я могу так тебя подвести перед столь важным праздником? — опять таки перенаправила свое возмущение на старое русло белая единорожка. — А зря, у меня абонемент как раз кончается. Грязевые ванны, массаж, сауна, ммм...

— А потом что? Рассказывать гостям как приятно сидеть друг с другом за полупустым столом? Обещанной площадки для гостей нет. Ёлки нет. Блюда либо сгорели. — В этот момент с кухни потянуло неприятным черным дымом. — Либо были попорчены твоей, кстати, кошкой. Столы правда есть, но куда мне их ставить? Прямо на снег? Прошу тебя, порадуй меня своими костюмами. Надеюсь, что хоть здесь мы точно не оплошаем...

— Ну конечно же я вовремя приготовила гардероб для нашей пьесы, и даже, позволю заметить, внесла довольно приятные коррективы в изначальный фасон! — чрезвычайно радуясь своему единственному работающему и полезному вкладу в общее дело, воскликнула Рэрити. Но Твайлайт не спешила облегченно вздыхать, как показала практика, это обычно было чревато еще большими проблемами. — И да, а в чем виновата моя Опал? Она ведь такая воспитанная кошка, и вряд ли бы она себе позволила так низко оценить труд чужих пони.

— Потом у Эплджек спросишь, она тебе в красках всё опишет, и может даже наглядно покажет... Ну ладно, не тяни, показывай костюмы! — воодушевленно попросила Спаркл, вожделенно рассматривая пакеты. Пускай хоть где-то ей повезло сегодня!

— А может все-таки сходим в спа и посмотрим там? Могу уверить, Алоэ и Лотус весьма сведущи в нарядах для пони... — попыталась продавить защиту Рэрити.

— Н-е-т, нет, Рэр, пожалуйста, хватит уже! Я и так сыта по горло всеми проблемами! — на сей раз грубо отказала фиолетовая единорожка. Утонченная леди неприятно скуксилась, но решила ограничиться в своих попытках.

— Ох и зря, дорогуша, ты многое теряешь. Ах да, я точно первая у тебя? — спросила Рэрити, на чьём личике играла сладостная и победоносная улыбка.

— Смотря в чем... Но да, я так думаю ты первая, кто действительно сумел справится со своей работой, — признала Спаркл, побаиваясь сглазить удачу излишне оптимистичным настроем, который совершенно не оправдал себя в подготовке к празднику.

— Ха, я же говорила Дэши, что не стоит медлить с доставкой ёлки. Вечно она со мной спорит, — ликующе прощебетала Рэрити. Вот только то щебетание порядком отличилась от того, которое ранее изобразила Пинки. В нем не было ничего веселого и забавного, наоборот, торжествующее злорадство и осознание своей исключительной правоты.

— Мы все уже поняли, насколько твои советы могут быть полезны, Рэр, но я всё же хочу взглянуть на костюмы, что ты сшила. Может уже позволишь? — попросила Твайлайт. Былые ошибки от исполнителей её выверенного плана научили не доверять слишком сильно, особенно когда дело касалось такого важного дела, как вычеркивание пунктов из списка.

— Ну конечно! Эти костюмы просто созданы, чтобы блистать! — воскликнула модельерша, магией распаковывая сразу все костюмы. Она хотела поразить подругу наповал, достав все свои работы одним единым махом. Миг, и богатый гардероб столь важной основополагающей истории появился на свет. Да, работы действительны поражали своей изысканностью и великолепием, но коробило лишь одно... они были совершенно не похожи на те исторически верные модели, что использовались в постановках и по сей день. Чего стоила только одна броня командира Харрикейна, отчего-то обзаведшейся разноцветными ленточками и узорными цветами! Твайлайт едва не заплакала от злости и обиды. Она только-только поверила в дееспособность своих подруг, и вот! Это просто невозможно было показывать тем, кто хоть как-то был знаком с историей или самой пьесой, а таковых пони намечалось довольно много.

— Рэрити! — что есть силы закричала Твайлайт. От её душераздирающего рева хранительнице Щедрости стало немного не по себе, но она это легко скинула на восторг, который испытала благодарная подруга.

— Нравится? Я отдала всю душу в эту работу. Хотелось не только прикоснуться к истории, но и дать ей новый, более стильный виток, — воодушевленно начала повествовать о своей работе модельерша.

— Ты хоть понимаешь, что они такое не носили?! Это брак! Полная чушь! — что есть мочи заорала Спаркл. Сейчас в ней всё буквально бушевало, все ошибки, которые свалились на неё одну, были слишком крупными и неудобоваримыми для её педантичного характера. Она корила себя за то, что вообще решила довериться подругам, которые вместо помощи только отчаянно вредили и срывали все сроки. Скоро должен был прибыть поезд из самой Кристальной Империи, что должен был привезти всю её семью на первый День теплого Очага, проводимый вдали от поместья Спарклов. И что она им покажет? Что она безалаберная кобылка, которая так безответственно относится ко своим обещаниям? Но Рэрити всего этого не знала, а потому посчитала столь взрывную критику за личный выпад.

— То есть ты так оцениваешь мою помощь?! Да как тебе не стыдно, Твайлайт Спаркл?! Я старалась во славу нашего светлейшего праздника, но ты как всегда всем недовольна! Только и можешь, что критиковать, не попробовав сделать хоть что-то самой! Умеешь лучше? Тогда бери нитки с иголками и шей костюмы своими копытами! — пронзительно закричала в ответ белоснежная единорожка. Две подруги, что были просто не разлей вода, отныне волком смотрели друг на друга. Случай, а также банальная недосказанность, столкнул их лбами, заставив высказывать то, что они никогда бы не захотели сделать в обычной жизни.

— Я тебя о чем попросила?! Я просила нормальные костюмы, подобные тем, которые мы носили в Кантерлотском театре, а ты что предоставила? Какие-то сверкающие платьица для показа мод! Почему скромная мантия Премудрой Кловер вдруг стала инкрустироваться аметистами и топазами?! Какого третьего закона фундаментальной магии пегасы теперь похожи не на воинов, а на цирковых клоунов?! Может, мне тебе пора рассказать о таких немаловажных истинах как историческая достоверность и аэродинамика? — парировала Твайлайт, все больше и больше распаляя пламя ссоры.

— Да потому что я старалась! Я хотела угодить вам, сделать нашу историю красивой и запоминающейся! А ты... ты просто неблагодарная пони. Видеть тебя не хочу, и вообще, я буду у себя и на ваш праздник не пойду! — окончательно вспылила Рэрити, резко встав со стула. Она было хотела кинуть костюмы прямо на пол, но вовремя остановилась. Кобылка не лукавила, когда говорила про вкладывание своей души в работу, впрочем, такое происходило с практически каждым её нарядом. Гордо вскинув мордашку, она удалилась из кафе вместе со своими излишне красивыми нарядами. Твайлайт, которую покинул запал злости, заплакала. Она просто не могла найти себе места. Как можно было грамотно копытоводить свободолюбивыми подругами, когда они делают все с точностью до наоборот?! Да и вестей по установке шатра от Спайка всё нет и нет, а это удручало не меньше. Она посмотрела на кружку чая, который одиноко ждал вспомнившую о нём пони, но желание выпить успокаивающий напиток куда-то пропало. Вместо этого она резво вскочила со стула и подхватила магией список. Ей было нужно немного пройтись и отвлечься от неприятных мыслей, да и ссора с лучшей подругой тоже была довольно трудной ношей, требующей немедленного освобождения. На миг она захотела было пойти и извиниться перед Рэрити, но эта ключевая мысль была выдвинута необходимостью заниматься праздником, а не утешением эксцентричных особ с их маниакальными замашками. Подхватив магией свою куртку и шапку, она еще раз предварительно взглянула на список.

— Миссис Кейк, если что, то я ушла! — громко оповестила Спаркл, но, так и не получив ответа, вышла из сладкого царства Понивилля. Хотя грустить по этому поводу было глупо. Перед ней открылось новое царство — царство зимы. Благодатный и приятный снег покрывал практически всё, на что только мог упасть, а там, где не мог, старался из-за всех сил. Везде, где только мог зацепиться взгляд единорожки, были развешаны различные украшения и гирлянды, что переливались различными цветами радуги, создавая просто умопомрачительную многоцветную палитру из блеска и счастья. Но не только этим была полна зима. Зачем ей красота, если никто не мог ею насладиться? И потому столь сверкающее царство было заселено многочисленными пони, сновавшими туда и сюда в своих предварительных подготовлениях. Это Твайлайт не находила себе место с воплощением лучшего праздника, у остальных же жителей Понивилля были более низменные потребности и масштабы. Именно поэтому на лицах многих играли веселые и жизнерадостные улыбки, которые были попросту недоступны занятой единорожке. Спаркл с завистью наблюдала за готовящимися к семейному празднику пони, подмечая, что таких проблем как у нее, похоже, ни у кого не было. Грустно вздохнув, она направилась прямо по главной улице. Многие оборачивались и поздравляли её с наступающим праздником, а некоторые даже напрямую выражали готовность увидеть самый лучший праздник от невероятно крутого организатора в Эквестрии. Последнее для понурой кобылки было особенно неприятно. Решив как можно меньше слышать подобных речей, она свернула в безпонный переулок, дабы окольными путями пройти к месту проведения, как она сама недавно наивно называла, лучшего празднования Дня теплого Очага в Понивилле. В её мечтах это было незабываемое и шикарное место, где гости наслаждались бы прославившей их шестерку исторической постановкой, пробовали бы изысканные блюда и просто веселились всей дружной семьей как и положено в День теплого Очага. Но это, как показало время, были лишь несбыточные мечты, взыгравшими как надо только в воображении юной чародейки. Было неприятно, но она должна была попытаться как-нибудь всё исправить, пусть надежды оставалось всё меньше и меньше. Когда она наконец-то добралась до знаменитой главной сцены их города, то обомлела от счастья. «Неужели! Они это сделали! О Гармония, они это сделали!», — лихорадочно думал несчастный организатор. Ёлочка, такая огромная, что вряд ли ее могли обнять меньше десяти пони, гордо возвышалась над полупустой площадью перед сценой. Пушистую великаншу всячески облепляли разнообразные пегасы, которые сновали туда и сюда, стараясь нарядить каждый участок. Твайлайт счастливо воскликнула и ринулась сломя голову прямо к ним, потихоньку сбрасывая полученное напряжение.

 — Дерпи, не надо трогать звездочку! Я сама её установлю! — недовольно кричала еще одна лучшая подруга Спаркл – Рэйнбоу Дэш. Сама же пегаска, как заметила прибежавшая единорожка, выглядела достаточно деловито и сдержанно, не как обычно. Получив на копыта бразды ответственности, она несколько преобразилась, насколько это вообще было возможно с её взрывным и бунтарским характером, и стала выглядеть как минимум на несколько лет старше. Летая над всей площадкой, элемент Верности то и дело раздавала указания своим подчинённым. Одетая в зеленую летную курточку погодного патруля, она, как и половина остальных пегасов, то и дело спорили на ходу с обладателями таких же курток, но синего цвета.

— Хэй, Твайли, и ты тут! — заприметила спортивная пегаска свою подругу, после чего подлетела поближе.

— Рэйнбоу, ты молодец! Селестия тебя благослови, как же ты мне помогла! — радостно восклицала Спаркл, не находя слов для выражения той благодарности, которую она испытывала к своей лучшей подруге. Ёлочка не несла в себе неприятных сюрпризов, и наверняка хотя бы тут праздничный список угрюмо уйдет, как ему и положено, в мусорное ведро.

— Ха, я же элемент Верности, не забывай! — довольно подытожила Дэш, не менее гордо, как недавно проделывала её более щедрая подруга, вскидывая голову.

— А теперь еще наверное и элемент Компетентности, — пошутила Твайлайт. Она с восторгом смотрела на высящуюся красавицу, что наряжалась для самого важного дня в году. Поначалу она удивлялась тому, как быстро пони нашли украшения для зеленого символа Очага, но ответ был прост и скакал он подобно пружинистому мячику. Пинки Пай отвлеклась от своей работы и счастливо помахала друзьям. Поприветствовав в ответ, Спаркл выхватила магией список из кармана и вычеркнула сразу два пункта. Мир стал как минимум ярче и красочней.

— Ещё чуть-чуть, и я наконец-то смогу успокоиться, — пообещала себе самой единорожка. Рэйнбоу удивленно посмотрела на подругу. — Там просто ужасно всё... Даже не спрашивай, сама не знаю, что делать.

— Эплджек, Рэрити и Флаттершай слились? Йес, я самая организованная! — вычленила для себя самое главное бойкая спортсменка, выделывая прямо в воздухе свой особый победный танец.

— Поверь, я ничего хорошего в этом не вижу, праздник-то общий... — буркнула Твайлайт. Дэш тут же осеклась и прекратила свой победный танец, заложив свои копыта за спину и нацепив сконфуженную улыбку. Рядом послышались звенящие прыжки. Именно звенящие, что уже было интересно для самой Твайлайт.

— Тва-тва-твайли-ли-ли, смотри какая я стала нарядная! — верещала Пай, подпрыгивая к подруге. Облепленная бубенцами под стать самой ёлочке, она специально еще больше участила свои прыжки, чтобы звенеть как можно чаще. Единорожка улыбнулась, если кто и чувствовал праздник хорошо, то это была Пинки. Неспособная грустить, она создавала яркую ауру радости и веселья, что были так нужны пони.

— Я вижу, ты уже вовсю предаешься празднику? — весело спросила Спаркл, разглядывая звучный наряд розовой кобылки.

 — Ну конечно! А зачем тогда он нужен, если только не веселиться всей семьёй? Твай, ты себя хорошо чувствуешь? А то я не чувствую в тебе Духа Очага. — Для пущей уверенности Пай подошла к подруге и тщательно обнюхала её подобно поисковой собаке. — Определенно, не чувствую в тебе праздника, — подытожила она нарочито серьезным голосом.

— Я бы тоже с удовольствием поскакала и повеселилась, но оказывается, организация такого праздника — та еще морока, — подтвердила Твайлайт.

— Ну тогда выкинь список, глупышка! — безапелляционно заявила Пинки, авторитетно покачивая головой.

— Она верно говорит, подруга, списки бывают хороши, но только не на праздниках, точно, — поддержала Рэйнбоу, характер которой просто не предполагал и толики порядка и дисциплины.

— А кто тогда будет заниматься организационной работой? — спросила Твайлайт, представляя себе тот Хаос, что наступит при потере списка.

— Но если он приносит тебе неудобство, то зачем мучиться и не веселиться? — недоуменно вопрошала розовая пони, подкрепив все это задумчивыми почёсыванием головы, от которых бубенцы звенели чуть тише и глуше, будто в такт размышлениям их владелицы.

— Пинки, тогда праздника вообще не будет. Я должна разобраться с работой каждого пони, который ответственен за нее. Нельзя пускать всё на самотёк, — весело, чему способствовало хорошее настроение, пояснила Твайлайт.

 — Ну а почему бы не дать пони самим разобраться? Да и вообще, главное, чтобы именно тебе было весело, иначе праздник станет рутиной, а это фу-у-у-у-у, — попыталась вбить в голову своей недальновидной, как считала сама Пинки, подруги розовогривая озорница.

— Ага, я посмотрела на это самоуправство, до сих пор в глазах рябит... — Но так как подруги не были ознакомлены с творческими причудами Рэрити, то ей пришлось дополнить свои слова подробным пересказом. Она ожидала слова одобрения и поддержки своей позиции, но вместо этого вышло все совсем по-другому.

— Ты поссорилась с лучшей подругой в День теплого Очага?! Твайли, о чем ты только думала, кексик меня разорви?! — возмущалась Пинки, прикрыв от ужаса рот копытом.

— Да, Твай, ты что-то уж серьёзно хватанула. Она же так старалась, и ничего страшного не будет, если костюмы будут чуточку наряднее, — высказала своё мнение Дэш. Единорожка едва не ошалела от такой критики. Сейчас её, Твайлайт Спаркл, Рэйнбоу учила магии дружбы!

— Ты бы видела что она показала! Страз на стразе и стразом погоняет! — неожиданно вспылила единорожка. — Как вообще можно это использовать на столь важном празднике? Это ведь полное неуважение к памяти наших предков!

— А что, лучше обидеть свою лучшую подругу? Когда ты делаешь ошибки, мы же тебя не стыдим и не ругаем! — недовольно укорила Дэш, неодобрительно глядя на подругу. Она тоже страдала от излишне говорливого характера, но даже у неё не повернулся бы и язык ляпнуть что-то не то про творения Рэрити.

— А что, лучше бы мы все опозорились? — спросила Спаркл. Рэйнбоу что-то буркнула себе под нос и легонько ударила себя по лицу.

— Какой позор может быть на таком празднике? Твай, мы же одна большая семья, и ничего страшного в излишней оригинальности быть не может! Не забывай, Рэрити твоя подруга, и будет совсем неприятно, если она не придет сюда из-за глупой ссоры, — тихо и достаточно глубокомысленно проговорила Пай. Смешливость и несерьезность отошли на второй план, представляя более серьезную её ипостась — лучшую подругу. Твайлайт задумалась. Ещё никогда она так не ссорилась с Рэрити, обычно всё оканчивалось осознанием всей несерьезности ссоры и смехом мирящихся подруг. Что же поменял этот список, так и не принесший ничего хорошего в жизнь единорожки?

— Даже не знаю... — задумчиво протянула кобылка, отчего-то инстинктивно виновато вскапывая землю.

— А я очень даже знаю! Тебе ну... — воскликнула Рэйнбоу, решив поделиться своим виденьем ситуации. Увы, ловко прилетевший по голове снежок прервал её несомненно верные мысли. Когда снег полностью был убран с лица, то оказалось, что под ним была искаженная гневом физиономия, которая уже только одним взглядом была готова испепелить натворившее это глупца.

— Какой самый бесстрашно тупой пони сотворил это своими копытами? — тихо, но достаточно грозно прошипела она. Её обижал не снежок, совершенно нет, она и сама любила эту забаву, её бесило то, что её прервали на важном слове. Повернувшись назад, она увидела шутника. Это был второй лучший летун Понивилля и командир не менее второго погодного патруля — Тандерлейн. Хамовитый, под стать своей главной оппонентке, и невообразимо самовлюбленный, он порой вызывал в Рэйнбоу крайне отрицательные чувства. Вполне возможно это было связано с тем, что он был наглядным примером её же недостатков.

— Крэши, я же говорил, что моя группа нарядит ёлочку быстрее и лучше твоей? — нарочито ехидно спросил пегас, подкидывая в копыте второй снежок. Желтый, подобно сливочному маслу, он был одет в зеленую куртёжку, что несколько отличалась от остальных своими ярко выраженными значками и наградами, которые радужногривая пегаска в шутку называла “пустыми бренчалками”. Рэйнбоу злобно посмотрела на своего напыщенного конкурента, представляя, как классно было бы запихать ему этот снежок в самые труднодоступные места. Правда, она была не только самой быстрой, но и самой крутой пони в Понивилле, а потому ответ пришёл достаточно быстро.

— А ничего, что это моя группа принесла её? — победоносно ответила Дэш, сменив свою злобу во взгляде на снисходительность, которая могла причинить боль куда сильней, чем прямой удар копытом в челюсть.

— Ах ну да, сорвали какой-то кустик в близлежащем овражке и притащили сюда, пфф, подумаешь, — парировал Тандерлейн. Но было видно, что он придирается незаслуженно, так как ёлка по праву могла считаться чемпионом среди своих вечнозеленых подружек. Пускай ей и было далеко до нарядных кантерлостких красавиц, которых специально выращивали в особой королевской пихтовой роще, но она была уютная и, что для Твайлайт являлось наиглавнейшим критерием, просто была.

— Ну конечно, ты бы нашел лучше, ага! — Тут Рэйнбоу осенила одна маленькая пакость, такая, которая обычно неожиданно приходит в голову во время жаркого спора. — Лучше чем меня корить, следил бы за погодой! Почему над Понивиллем незапланированный обильный снегопад?

— Потому что праздник, дура, — как-то вяло отбился Тандерлейн, чей взгляд стыдливо зацепился за громадный облачный фронт прямо над городом, который уже вряд ли можно было разогнать без специальной подготовки. Но он не был бы самим собой, если бы хоть как-то не парировал нападки радужногривой противницы.

— Ах, это я еще и дура?! Ну ты у меня получишь, слизняк крылатый! — истошно воскликнула Дэш, ринувшись к обидчику. Завязалась довольно серьёзная потасовка. Противники сцепились подобно двум заклятым врагам, где каждый старался нанести свой особенный и победоносный удар. Оба пони что есть силы принялись... щекотать друг друга.

— Ай, прекрати, Дэш! Ой не могу, ну не надо!! На нас же смотрят!!! — довольно быстро возопил о пощаде Тандерлейн, прекратив бесплодные попытки хоть как-то отбиться от давней школьной подруги.

— Я тебя уже не раз предупреждала о твоих вольных высказываниях, так что теперь терпи! — серьезно заявила Рэйнбоу, не прекращая своей изощренной пытки. Не сумев договориться, пегас кое-как сумел высвободиться и ринуться прямо в небо. Он понимал, что обогнать свою более опытную и сильную напарницу просто не сумеет, но у него была надежда на то, что он сумеет спрятаться среди многочисленных облаков, которые он по дурости допустил на охраняемую территорию.

— А ну стой! Защекочу! Ох, защекочу! — весело угрожала Рэйнбоу. Ей нравились такие моменты общения со старым другом. Именно в подобной игривой обстановке он снимал с себя маску напыщенности и становился самим собой, не сыном богатого фабриканта, а таким же шалопаем, как и она сама. А где-то внизу обе команды, лишённые на время своих командиров, уже делали ставки на то, кто из них действительно защекочет другого.

— Под омелу что ли их сунуть, прикола ради? — пошутил кто-то из команды Дэш. Предложение было поддержано всеобщим смехом.

— Тогда мы лишимся возможности пари в их потасовках, а я и так коплю на джакузи. Не лишай меня мечты, друже, — в ответ высказались из команды Тандерлейна. В толпе послышался уже не совершенно сдерживаемый хохот под перезвон передаваемых битов.

— Как думаешь, через сколько времени они объявят о помолвке? — хитро спросила Твайлайт, стараясь обойти тему ссоры с Рэрити. Ей не хотелось сейчас говорить об этом, особенно потому, что чувствовала себя виноватой.

— Твайли, ты же не хочешь заговорить мне зубы? — невинно, даже без тени иронии, и любопытно спросила Пинки. И то, как она это делала, не могло не восхищать. Ни единый жест не показывал хоть какой-нибудь любой другой эмоции кроме как абсолютную заинтересованность в ответе. Для полноты и так небывалой картины, она наклонила голову набок, тем самым добавляя финальный штрих в свой успех. Нельзя было сказать точно, играла ли она, или действительно её характер позволял содержать в себе практически каждую сторону души, но результат был прямо на лицо, она спросила едва ли не по-детски наивно.

— Пинки-и-и... — простонала Твайлайт. Одно дело было вариться в кипящем котле совести самой, и другое, когда кто-то подкидывает при этом дров.

— Ладно. — Тут Пай очень хитро улыбнулась, показывая всем своим видом высочайшую степень хитрости. — А как быть с костюмами? Мы же не можем выступать за так, верно? Я конечно могу смастерить что-нибудь из шариков, таблеток аспирина и ржавого якоря, но без Рэрити мы все равно не сможем поставить сценку.

— И что ты предлагаешь? — спросила Твайлайт. Стыд начал возобладать над разумом, представляя совершенно одинокую подругу в темном зале её бутика, тогда как все её друзья веселятся в одной дружной компании.

— Помирись с Рэрити, — просто высказала Пай. Где-то наверху с диким воем летали два веселых пегаса, отдавшихся своей простой, но такой приятной забаве. Внизу же пони вовсю веселились, кто-то даже уже заработал себе на столь желанный джакузи, объединившись в одну сплоченную и до ужаса азартную семью. А где-то там сидела и грустно предавалась своим неприятным мыслям подруга Твайлайт, которую та глубоко задела своими словами. Она уже и позабыла, что для творца нет ничего обиднее, чем тот момент, когда его творение ругают незаслуженно. Да, она была в какой-то мере правой, но в такой праздник-то разве можно было вести себя по отношению к близким? Именно это старалась донести Пинки, именно этими словами она хотела оградить свою умную, но недостаточно мудрую, подругу от большой ошибки.

— Ты права, Пинки, ты как всегда феноменально права... — грустно признала Спаркл, задумчиво покачивая головой в знак согласия. — Но как же праздник? Я столь многого не сделала, что вряд ли у меня есть хотя бы минутка на это.

— Пхих, какая же ты у меня несмышлёная, Твайли-вайли, давай мне свою бумажку, и я все сделаю сама, — весело предложила кобылка. Единорожка едва не засмеялась от такого варианта резкого и неожиданного выхода из сложившейся из ситуации. Нет, она бы с удовольствием переложила свою ношу на чужие копыта, но только лишь тогда, когда результат ей был неважен. Да и... Пинки была не самым удачным вариантом в этой партии. Но Пай была права, она была тут как телеге пятое колесо, да и костюмы с исполнительницей главной роли имели куда большую значимость, чем многое другое.

— А ты уверена? Эта задача не для слабонервных, уж поверь. Флаттершай ещё не вернулась с хором птиц, Спайка с его бригадой рабочих нужно проведать, не говоря уже о стряпне Эплджек... Пинки, я не знаю, насколько задержусь, но многое нужно начать прямо сейчас, иначе нас ждет самое худшее празднование Дня теплого Очага в истории страны, — на полном серьезе предупредила Твайлайт, заранее ознакомляя лучшую подругу со всеми подводными камнями, которые лежали на её пути. Но Пинки это не удивило, и более того, даже не испугало.

— Ну что же ты такого плохого мнения обо мне? Твай, это мой не первый праздник Очага, я подобные провожу с самого детства. — На этих словах Пинки подошла ко своей подруги и приобняла её копытом, после чего провела копытом по полукругу готовящейся к приему гостей площади, будто показывая панораму. Странное дело, но Твайлайт действительно сумела представить всё то, что напридумывала её энергичная подружка. — Не беспокойся, по крайней мере уж я-то всяко сумею столы расставить.

— Конечно я тебе верю, Пинки, — с улыбкой проговорила Спаркл. Элемент Смеха умела избавить любого пони от его страхов, просто дав надежду и радость, которые лечили лучше всякого лекарства. От переизбытка чувств, единорожка крепко обняла розовую кобылку, отчего та едва не запищала от счастья.

— В тебе наконец-то есть Дух Очага, уи-и-и-и! — верещала, подобно беспокойной канарейке, Пинки. — Ну давай, беги, тебя ждет Рэрити!

И Твайлайт решилась. Она действительно заразилась приятным настроением. Это было ни с чем несравнимое удовольствие, которое она не ощущала сегодня с самого написания этого Вендиго проклятого списка. Только передав исчерченный по нескольку раз пергамент, она почувствовала себя на несколько порядков лучше и счастливее. Пай кивнула и произнесла лишь одно: «Беги, она тебя ждет». И единорожка побежала, ей вслед оглушительно прогремели пожелания и поддержка практически всех пони, что находились на площади. Она мельком зацепилась взглядом за Спайка, который одобрительно кивал ей вслед головой. Дракончик как никто другой понимал её. А Твайлайт бежала, и если бы могла, она бы даже полетела, будучи окрылённой самым сильными крыльями — счастьем. Кобылка была счастлива не от того, что вокруг была праздничная атмосфера, она была счастлива от простого осознания, что вот-вот помирится с подругой. Быть правым — приятно, и даже очень, но лишь до того момента, когда ты останешься совсем один. Подруги для Твайлайт были не просто лучшими, они были её второй семьей. Она знала это как никто другая, но сегодня... сегодня она дала слабину. Испугавшись собственного поражения, она стала требовать от окружающих слишком многого, дав некоторым неприятным эмоциям возобладать над магией дружбы. Спаркл бежала к подруге просто потому, что отчего-то боялась опоздать. Понивилль встретил кобылку снежной метелью, но это не остановило упертую и целеустремленную пони. Из-за усилившейся непогоды горожан на улице становилось все меньше и меньше, отчего улицы представали почти пустынными пейзажами буйства белых красок, которые вполне гармонично перекликались с разнообразием многоцветных гирлянд и украшений. Теперь зимняя сказка приобретала некоторую долю ледяной тайны, которая вот уже столетия мучила разумы многих мыслителей по всему миру, и лишь снег всё также неизменно покрывал столь приглянувшийся ему городок своим белоснежным и даже совсем не колючим одеялом. Многие понивилльские семьи уже сидели у очага или за столом, добавляя последние штрихи в блюда или в собственные пышные образы для выхода в свет. Многие, но не Рэрити. Это Твайлайт поняла лишь при одном взгляде на бутик. В отличие от других зданий, «Карусель» не сверкала и не искрила, как было положено в честь празднества, а лишь угрюмо стояла, встречая прохожих темными зашторенными окнами и невообразимой грустью. Дом был под стать модельерше, воплощая именно тот антураж, который отвечал бы чувствам хозяйки на данный момент. Твайлайт Спаркл растерянно посмотрела на все это. Как она могла довести до такого? Даже то разочарование, что она ощутила при виде работ, не могло быть оправданием её поступку. Их дружба уже ранее доказала, что можно было обойтись и простым тихим разговором с учётом мнения обеих сторон, о чем Твайлайт благополучно забыла. Она без толку стучала по узорчатым дверям бутика, желая получить если не прощение, то хотя бы осознание, что она попыталась его добыть. Но здание осталось безучастным, отчего Спаркл с сокровенной грустью прекратила свою долбежку в запертый вход. Она не обвиняла Рэрити, ибо понимала, что сама была повинна в произошедшем, и что не было виновника большего, чем она сама. Грустно кивнув головой, она развернулась и направилась обратно. Воодушевление осталось, ибо намечающийся праздник был неизменным, но то, что на нем не будет её лучшей подруги, делало его пустым. Пинки опять была права, нельзя было подготовить самый лучший праздник, использовав лишь один список. Для полноты всей гармонии нужна была семья и друзья, это главное. Она могла поставить самую большую и нарядную ёлку, но она бы не заменила задора Рэйнбоу. Она могла приготовить самые изысканные блюда, но ей бы не хватало святой простоты Эплджек. Твайлайт могла бы привести еще с десяток, а то и сотню-другую примеров, но все они гласили одно — семья и друзья, вот самый главный пункт в любом праздничном списке. Увы, она это поняла слишком поздно. Ей хотелось бы вернуть всё сказанное назад, но даже для простого «прости» была нужна Рэрити. Спаркл вполне могла прорваться в бутик с помощью своей магии, но она и так порядком принесла подруге слишком много не праздничных эмоций. Вдруг взгляд единорожки зацепился за окно её библиотеки. Недолго раздумывая, она направилась прямо домой. Праздник был испорчен, да даже если он был выполнен безукоризненно, точно как она и писала, он был бы и тогда испорченным. Она уже не смогла бы улыбаться и радоваться, ведь на душе был бы такой всепоглощающий стыд, что любая улыбка тут же гасла. Она тихо вошла в библиотеку, стараясь не тревожить понапрасну Эплджек.

— Не переживай, сахарок, это нормально. Ты бы видела, как она носилась по Понивиллю со своим списком. Дай ей немного времени успокоитсья, а там вы уже и помиритесь, — донеслось до Твайлайт. Где-то внутри неё зажглась призрачная надежда.

— Я понимаю её возмущение, я и правда несколько перестаралась с блеском, но нельзя же так грубо, — ответила вторая собеседница. Помимо этого разговора по дому раздавался перезвон посуды и кухонной утвари, дополняемый чуть менее громкими возгласами детворы. Усталая единорожка узнала говоривших, всех до одного.

— Мне кажется, или там входная дверь хлопнула? — спросила Эплджек. Твайлайт не успела даже снять своей курточки, как в общий зал вошла донельзя хмурая Рэрити. Она не ожидала увидеть свою фиолетовую подругу, а потому для неё эта посетительница стала полной неожиданностью.

— Эм... Я ухожу, прошу прощения, — глухо пробормотала белая пони. Сейчас её взгляд, выражение лица и движения... они не являли собой гордость и пренебрежение. Кобылка была растерянной и как будто сломленной, какой и может быть пони после ссоры с лучшей подругой. За Рэрити появилась Эйджей с кулинарной лопаткой наперевес, чей взгляд бегал от одной подруги к другой.

— Постой, Рэр, я хотела бы с тобой поговорить, — предложила Твайлайт. Рэрити удивленно посмотрела на единорожку, и было заметно невооруженным глазам, что во взгляде каждой из них сверкала глубоким отблеском та самая надежда, что и вела их ранее.

 — Да? — затаив дыхание, позволила кобылка. Твайлайт собралась с духом, сейчас она должна была сказать самые важные слова в этот праздничный день.

— Прости меня, Рэрити, я не должна была так грубо высказываться о твоих нарядах. Это было не только глупо, но и обидно. Я позволила перечеркнуть себе всё то, что мы взращивали весь этот год. Наша дружба гораздо выше всего этого, но я... просто психанула как последняя дура! — на последних словах Твайлайт не выдержала, отчего ровный голос перешел в истеричный крик. От переполнявших её чувств она расплакалась. В подобные моменты она всегда завидовала жеребцам, которые могли держать чувства до победного, не поддаваясь желанию их высвободить. Ей не хватило всего чуть-чуть выдержки, и она так многого не досказала.

— Тва-а-айли! — На этом громогласном кличе её крепко обняли два прелестных копытца. Рэрити тоже заплакала, также дав волю чувствам. — И ты меня прости-и-и! Я была такой глупой, и зачем я только начала украшать эти костюмы?!

— Да уж — довольно хмыкнула Эйджей, облокотившись о дверной проём. Позади неё стоял главный копытоводящий, а впрочем, на этом и останавливающийся, состав клуба метконосцев, который с особым любопытством рассматривал до боли странную сцену.

— Свит, пообещай, что если мы с тобой поссоримся, то ты не будешь закатывать такие слезливые истерики, — проворчала Скуталу, которой все эти сопли были противны до глубины её невероятно крутой души.

— И не дождешься, я сначала тебе отомщу, а там уже и помиримся, — ехидно пошутила в ответ Бель. На личике молодой пегаски взыграла довольная ответом улыбка. Где-то на фоне этого несомненно важного разговора две недавно поссорившиеся подруги давали едва ли не клятвы в верности и вечной дружбы.

— А почему ты меня не спросила? — спросила Эплблум, вопросительно посматривая на бурую подругу. Но ответ пришел отнюдь не от Скуталу. На голову самой юной Эпл возлегло мускулистое, хоть это и не было замтено, рыжее копыто, которое по-хозяйски взъерошила гриву.

— Потому что ты не сестра Рэрити, — пошутила Эпллдек, убирая копыто с головы младшей сестрёнки. Послышался веселый смех.

— Детишки, вы где там? Пора уже нести выпечку на праздник, а вы все куда-то запропастились! — недовольно закричала с кухни Бабуля Эпл. Твайлайт, услышав это, чуть не подпрыгнула от счастья. Да, список был не при ней, но радость от того, что еще один его пункт был таки выполнен не могла не поднять ей настроение. Метконосцы, как только услышали призыв о помощи, тут же ринулись на кухню с криками «Метконосцы — организаторы праздников!».

— Готовь костюмы, Рэр, мы взойдем на сцену... — проговорила Спаркл.

— Но... — попыталась протестовать белая единорожка, но тут же умолкла, так как Твайлайт начала яростно вертеть головой из стороны в сторону.

— Главное, что это твои наряды и ты рядом, там, на празднике. Большего мне и не нужно... — Рэрити еще сильнее сжала в своих объятьях подругу. Они осознали свои ошибки, и, что было еще важнее, сумели их простить друг другу. Костюмы, списки, праздники... все это было чрезвычайно глупым по сравнению с их крепкой дружбой.

— Простите, я услышала шум... — тихо произнес кто-то сверху. Твайлайт подняла голову и увидела спускающуюся Флаттершай, на спине которой вальяжно рассиживал Совелий. В отличии робкой пегаски, филин выглядел мудро и величаво, рассматривая всех свысока. Но это было обманчивое утверждение, как когда-то поняла сама Спаркл, птица обладала неизмеримо чутким сердцем, которое было под стать даже самой переносящей его пони.

— Флатти, а как же хор птиц? — спокойно спросила фиолетовая кобылка. Твайлайт не хотела еще одной ссоры, к тому же, Флаттершай была гораздо более ранимой.

— Ухух-хух-уху! — проухал ночной помощник библиотекарши. Сама Спаркл понимала филина лишь отчасти, а потому смысл сказанного филином дошел до неё не совсем так как нужно.

— Он говорит, что все в порядке. Он слетал к своим друзьям — семейству очаровательных снегирей, а уже те помогут нам устроить запланированный хор, — мягко и достаточно мило, как могло бы показаться любому в данный момент, перевела Элемент Доброты. Она потянулась копытом и тихонько погладила Совелия за его большим ушком, отчего тот счастливо прикрыл свои глаза.

— Вот видишь, Твай, мы тоже, оказывается, не лыком шиты, — добродушно высказалась Эплджек. Все присутствующие засмеялись, даже Флаттершай и Совелий, хотя те скорее это сделали за компанию.

— Видимо, сегодня мне есть что написать принцессе Селестии, ведь не каждый день ссоришься с лучшей подругой из-за каких-то глупых закорючек, — пошутила Твайлайт. Ответом ей послужил смех, столь радостный и чистый, что она окончательно отдалась тому самому мистическому и приятному Духу Очага.

— Срочная доставка! Разрешите воспользоваться пространством для исполнения нашего великого служебного долга, дамы! — Именно с этими странными словами одетые уже по-зимнему метконосцы протиснулись в холл библиотеки верхом на огромной тележке с пирогами. Движущей силой в данном случае были Скуталу и Эплблум, запряженные подобно тягловым пони, тогда как Свити Бель вовсю кричала в огромный рупор, восседая на горе запечатанной выпечки. Было видно, что двум молодым кобылкам было нелегко, но от всякой предложенной помощи они наотрез отказывались. И потому, не решившись лишать жеребят развлечения, кобылки просто смотрели на эту чрезвычайно уморительную сцену в исполнении неизменного трио самых шебутных детей в Понивилле, а возможно, и во всей Эквестрии в целом. Со смехом и сопутствующими шутками экипаж прошёл прямо наружу, где и продолжил свой путь к славе. Истошные призывы и громогласные кличи еще некоторое время раздавались по округе, пока не послышалась какая-то возня и механический скрежет. Почувствовав неладное, подруги ринулись посмотреть на произошедшую напасть. Доносящийся хохот добил их окончательно. Оказалось, что выполнявшим сверх меры свою работу Скуталу и Эплблум надоели крики своей ничего не делающей подруги. В результате чего та предстала перед обитателями библиотеками с надетым на голову рупором, из основания которого гордо торчал белый рог.

— Вот ведь чудилки малолетние, — отсмеявшись и наконец-то собравшись с духом, прокомментировала Эплджек. Что самое странное, метконосцы не восприняли это как начало кровопролитной ссоры, отнюдь, на жеребячьих мордашках не было и толики той ненависти, на которую были способны взрослые после любого мелкого разлада в отношениях. Правда, это не помешало Свити Бель исполнить своё обещание. Она сняла поломанный рупор и, поддерживая его с помощью телекинеза, зачерпнула им снега, после чего одела на голову Скуталу. Жеребята как всегда были в своём репертуаре, веселясь так, как это только могут дети. Слезы или злоба? Гармония упаси, это не про них. Твайлайт, также сумев справится со своим приступом смеха, с интересом наблюдала за ними. В какой-то мере она понимала, что именно юным меткоискателям она была в какой-то мере обязана своими интересными умозаключениями о дружбомагии. Светлая жеребячья дружба всегда была прекрасным показателем в делах подобного рода.

— Пускай таковыми и останутся, — тихо проговорила Спаркл, наблюдая за резвящимися детьми, до которых ей ещё было так далеко.

— Я тоже так думаю, — также тихо высказалась Рэрити, чьи мысли были относительно недалеко от размышлений Твайлайт.

В холл вошла крайне радостная Бабуля Эпл. Гренни Смит как будто помолодела лет на десять, а то и на двадцать. Разгорячённая от долгой готовки, она теперь готовилась провести ещё один замечательный День теплого Очага вместе со своей многочисленной родней. Что самое интересное, в эту семью также входили и подруги Эплджек, которых она нередко даже называла в шутку своими внучками.

— Ну что, пойдем, девочки вы мои ненаглядные? Надо же, чтобы хоть кто-то достойно представил нашу кобыличью красу на этом празднике? Глядишь, отбою от женихов не будет... — пошутила Гренни, подмигнув обернувшимся кобылкам. Застенчиво улыбнувшись, все как одна немного замялись, чего не избежала даже кокетливая Рэрити.

— Ага, щас, опять за тобой все будут бегать, Бабуль, кто же пропустит саму Гренни Эпл Смит? — в ответ подколола Эйджей. Бабушка протяжно засмеялась, отчего внучка невольно поймала себя на мысли о том, как была похожа её дорогая родственница на ту самую приятную глазу молодую кобылку в чепце, что так задорно смеялась на фото в семейных альбомах.

— А я не против, пусть нам наша дорогая Бабуля Эпл покажет высший класс, — весело поддержала Рэрити. Флаттершай что-то пролепетала, будучи пунцовой как свежая свекла, но настолько тихо, что разобрать её слова не представлялось возможным. Несмотря на некоторые трудности со здоровьем, раздобренная и счастливая старушка довольно резво подошла к подругам и обняла их всех своими мощными копытами.

— Эх, девочки, как же я всех вас люблю. И повезло же нам всем, что вы есть друг у друга. Самые лучшие и неразлучные подруги из всех, которых я видела за всю свою долгую жизнь, — пролепетала подобно своей юной ипостаси Смит. Совелий, то ли решив не попадать под категорию «девочек», то ли просто не любил обниматься с пожилыми кобылками, но отчего-то улетел наружу, проухав на прощание нечто нечленораздельное. Теперь Твайлайт сумела перевести сложный набор многочисленных ухов в речи помощника. Мудрый и столь же педантичный, как и его хозяйка, филин улетел лично крыловодить хором своих сородичей, так как вряд ли бы доверил столь сложный вопрос пони.

***

Когда по улицам Эквестрии идут более десяти смеющихся пони, не являющейся одной группой, то это обычно является признаком приближающегося праздника или вечеринки, которые были весьма частым явлением на столь благодатных землях. Магия дружбы была той самой независимой валютой, что была в невообразимом почёте в этой чудной стране. Радость объединяла их, смех очищал душу, а всеобщие любовь и братство сумели воссоздать тот рай на земле, о котором так долго и упорно мечтали их далёкие предки. Та цена, что сполна была оплачена многие века назад, прекрасно вылилась в самом семейном и душевном празднике трех народов, являясь ничем иным как закономерным итогом того судьбоносного союза между тремя враждующими народами. День теплого Очага, повторюсь ещё раз, не был лишь пустой возможностью заработка подарков и поедания неисчислимого количества пирогов, а серьезным событием в жизни не только страны, но и почти каждого отдельного пони. Семьи, чьи составные частички может быть даже никогда и не видели друг друга, собираются вместе и не просто весело празднуют ещё один красный день календаря, а по-настоящему выказывают свои светлые чувства своим самым близким и родным. Даже те, кто на подобное был не способен физиологически, сейчас становился несколько более открытым для новых веяний и изменений в своем характере. Не верите? Так взгляните же внимательно на этих пони! Вы когда-нибудь видели смеющегося во весь голос осла? Понимаю, это не пони, но вот только этот факт не мешал Кренки Дудлу радоваться наравне со всеми остальными. Идя рысцой вместе со своей женой и добродушными соседями, он не был похож на того буку, которого когда-то объединяла целая история с самим Элементом Смеха. Дух Очага пробрал всех, абсолютно всех, не взирая ни на что. Даже недавно морально подавленная ссорой и проблемами Твайлайт Спаркл, совершенно не стесняясь, во весь голос распевала с подругами гимны Очага, которые были духовно недоступны тому, кто не мог прочувствовать праздник. Где-то впереди, кое-как уговорив настойчивых жеребят, впряженные Лира и Бон-Бон вторили знаменитым кобылкам под аккомпанемент веселых метконосцев, которые, отважно стоя на двух ногах, вовсю декламировали чуть видоизмененные тексты. Если бы кто услышал их версию Дня теплого Очага раньше оригинала, то вряд ли бы в его голову пришла мысль о семейном празднике, так как большая часть текста была посвящена столь желанным кьютимаркам. Но на то и были пустобокие жеребята, искавшие от праздника не только семейного тепла, но и исполнение мечты, что нередко случалось в подобное время. Постепенно пони, как впрочем и тележек с подобными, как у Эплов, припасами, становилось всё больше и больше. Все как один радостно поздравляли друг друга и желали только самого наилучшего. Твайлайт Спаркл, инстинктивно желая помочь своим друзьям, довольно живо организовала разделение на линии для более аккуратного и спокойного движения. Раздавала она указания весьма тактично и вежливо. Она не командовала, а советовала, что было весьма тепло воспринято и так пострадавшими за сегодня лучшими подругами. Пускай твердое копыто и едва ли не диктаторские замашки приносили гораздо больше пользы, но она поняла, что это совершенно не её. Может быть, она не будет прекрасным копытоводителем, но зато она будет лучшей подругой, а это было важнее.

— Какой прекрасный праздник! Все так красиво наряжаются, дарят подарки и улыбки... И почему такие дни бывают только раз в году? — сокрушенно спросила Рэрити, рассматривая наряды чуть ли не на каждом встречном пони. Многие были одеты ею же самой, отчего она старалась подмечать любую мелочь в своем творчестве. Метконосцы вместе с Лирой и Бон-Бон уже давно укатили на праздник, распевая прямо на ходу про День получения Кьютимарок, и следить за шаловливыми жеребятами уже не было никакой необходимости.

— Тогда бы он живо обесценился, — коротко и достаточно ясно пояснила Эплджек, которую любое напоминание о философии «Вечного праздника» выворачиво чуть ли не наизнанку.

— Глупости, дорогуша, такие светлые события нужны пони, — не согласилась белоснежная подобно снегу под её же копытами единорожка. Рыжая ковбойша скривилась, на миг представив себе подобную сцену в реальной жизни.

— Рэр, ты уже успела позабыть день рождения Гамми? — с серьезной хитринкой пошутила Флаттершай. Пегаска буквально расцвела и даже несколько раскрепостилась, позволив себе едва ли не самую крайность — влезать в разговор подруг.

— О, прошу, не напоминайте мне об этом невыносимом дне! Я просто не могу представить себе более душераздирающую картину, чем эта ужасная завивка столь шикарной длинной гривы Пинки. Эх, а она так ей шла... — трагически закончила Рэрити. Но вместо ожидаемой грусти и ностальгии подруги снова выразили свои чувства смехом. Не получив должной поддержки, модельерша резко фыркнула и задрала носик вверх. Правда ненадолго, так как снег тут же воспользовался открывшейся десантной точкой и сделал своё белое дело. Фырк, который издала Рэрити на этот раз, был несколько иным, менее недовольным и более естественным. Смех настиг теперь и её. Ей стало труднее держать себя в узде и вести себя как пристало леди высшего сословия, Дух Очага как будто не позволял это делать. Если Рэрити хотелось смеяться, то она действительно смеялась, и неважно какие пони были рядом и позволительно ли это было в подобной ситуации. Манеры теряли свою власть, они уснули под напором той магии, что витала вокруг.

— Кто о чем, а наша Рэр о прическах, — весело сказала Твайлайт.

— Ну так за это мы её и любим. Не каждый пони сумеет создать шедевр из обыденной вещи, — поддакнула Эплджек, с особой теплотой вспоминая те шикарные косички, которые они с Рэр заплетали друг другу в гривы.

— Сахарок, ты это говоришь так, будто это её единственное достоинство, — проговорилась Бабуля Эпл.

— Нет конечно же, бабуль, о чем ты говоришь! — Эйджей мысленно чертыхнулась и принялась отстаивать свою позицию. — Рэрити у нас не только мастерица, но также она очень щедрая, очень чуткая, знает о красоте много... — Сама упомянутая единорожка от полученной похвалы покраснела не хуже Флаттершай, которая явно знала в этом толк. Одно дело, когда тебе пытаются польстить обольщенные жеребцы во вполне обычные дни, и другое, когда это говорит честная и лучшая подруга в День теплого Очага.

— Да не оправдывайся, Джеки, я же пошутила, — прервала этот поток слов Гренни Смит.

— Ну она же сказала правду, так ведь, уважаемая мадам Эпл? Мы все здесь очень любим нашу Рэрити, — скромно спросила желтая пегаска.

— Ну конечно, золотце, — ласково ответила пожилая хранительница рода Эплов. Пусть она любила всех подруг Эплджек одинаково, но невероятно милая и скромная пони вызывала в ней только приятные эмоции.

— Смотрите! — резко воскликнула Твайлайт, указывая вдаль. Вся процессия уже миновала границы Понивилля, приближаясь к самой главной сцене города. Снег больше не летел глаза, так и оставшись создавать белую сказку на просторах небольшого, но такого уютного поселения добрых пони.

— Ва-а-ау, — только это и могли произнести те, кто добирался до той точки, откуда открывался шикарный вид на огромную площадь с возвышающейся сценой и наряженной елью. Буквально всё, что запланировала Спаркл, было воздвигнуто почти так, как она себе и представляла, и даже лучше. От ёлки, что стояла чуть поодаль от сцены, вереницы гирлянд подобно лианам опутывали близстоящие деревья и столбы, образовывая сверкающую паутинку прямо над всей площадью. Было такое ощущение, что сами звезды в своём многообразии спустились с небес для того, чтобы насладиться праздником вместе со смертными. Гирлянды, как отметила Твайлайт, были подобраны весьма удачно. Мягкий свет и тон были той самой золотой серединой, что не должна была оттенять сцену, к которой впоследствии будут притянуты взгляды гостей. Сами же гости вовсю рассаживались за тяжелые и крайне крепкие столики, которые были расположены прямо на земле перед сценой, но, внимание, покрытых добротной и столь долгожданной травой... Зеленый покров выглядел противоестественно и вызывал чрезвычайно резкий контраст со снегом за площадкой, но почему-то наоборот казался весьма уютным. И даже, тут Твайлайт просто не могла поверить, внезапно запахло летом. Воздух был теплым и терпким как это и бывает в жаркие июльские дни. О том как, и главное зачем, Пинки всё это провернула, фиолетовая чаровница даже и не догадывалась. Её сил было недостаточно на подобный трюк, куда там адекватному размышлению о делах столь фундаментальных?! Теперь она понимала всю серьезность заверений Пай, что в делах организационных оказалась несравненно лучше, чем «пони со списком». Но не только этим могла похвастаться площадка для проведения теперь уж действительно лучшего Дня теплого Очага в истории Эквестрии. Твайлайт по достоинству оценила степень подготовки и в дополнительных задачах. Перед ёлочкой на некотором возвышении, а точнее и возле неё тоже, была установлена добротная танцплощадка, устланная светлым паркетом. Это сейчас она никому пока не была нужна, но кобылка прекрасно помнила, на что способны пони после кружечки добротного эпловского сидра, который по случаю праздника принесла Эплджек из своих особых закромов. А если танцорам стало бы худо, то в таком случае мог помочь ещё один выполненный пункт. Прямо на выходе, куда как раз почти и добрались пони, расположился «командный центр». Медпункт, полицейский пост и «кухня», которая, по сути, просто перенаправляла продукты и блюда на огромный общий стол, на котором уже и места-то не было. Фиолетовая кобылка упоминала о шатре в списке вскользь, разумно рассчитывая время на подготовку. Тактика «Все в последний момент» заставила её расставить приоритеты, о чем она нередко жалела. Но оказалось, что Пинкамину Диану Пай это абсолютно не волновало. Она, исходя из своей шебутной и феноменальной природы, просто взяла и сделала. Спаркл почувствовала некоторый укол зависти и совести, который она ощущала, когда гости хвалили её, а не Пинки. Но в своих размышлениях она снова решила вариться самой, давя все порывы изнутри.

— Как же красиво, Твайлайт, я и не сомневалась в том, что ты сделаешь просто незабываемый праздник! — воодушевленно воскликнула Рэрити, не успевая рассмотреть всё, отчего вертела головой подобно мельнице.

— Угу, — буркнула Спаркл. Если бы у неё сейчас был список, то возможно, она бы принимала похвалу как заслуженную, но теперь... Пинки всё это сделала, не она. Вдруг сверху послышался хруст и грохот. На дорогу перед подругами ловко, на все четыре копыта упала Пинки.

— Что невесела, Твайли-Вайли? — спросила Пай. Озорная пони выглядела уставшей и запыхавшейся, но видимо, оттого и радостной донельзя.

— Не беспокойся, Пинки, я просто не о том думаю, — быстро оправдалась фиолетовая кобылка. Она и думать забыла о феноменальном чутье розовой подруги. Только она могла с легкостью найти одинокого и грустного пони в огромной толпе, просто потому что её вело «особое чувство».

— Не-не-не, ты же не думаешь, что я забрала у тебя всю славу и ты так и не показала себя? — Элемент Смеха как будто нарочно включила дурочку, явив нечто среднее между наивностью и прямым сарказмом, а может, и не включала, лишь одевая личину оной роли... Твайлайт невольно поймала себя на мысли, что Пинки является куда большим, чем кажется на первый взгляд. До ужаса проницательная и по параметрам невозможная, она была той особой пони, которую Вы бы хотели познать, но не сможете и при всём желании.

— Теперь уже нет, это не тот праздник на котором я стала бы предаваться грустным мыслям, — ответила единорожка, улыбнувшись краем губ.

— Пхих, ну ты у меня глупышка, Твай, я же делала всё по твоему списку! Так что ты всё сделала сама, и крайне правильно! — заверила Пай, для полноты картины встав на дыбы так, будто её подруга только что победила в долгом и изнурительном забеге или написала блестящую диссертацию.

— Может быть, Пинки, все может быть, — легко согласилась одаренная ученица Селестии. Она оглянулась назад. Народ уже шел одной большой колонной, отчего вставших посередине дороги кобылок приходилось огибать подобно речному утесу. Пони, что обходили группу по округе, не выказывали хоть какого-то негодования по поводу задержки. Им не хотелось тратить праздничное настроение на подобные пустяки. Но она посмотрела назад не для этого. Ей просто не хотелось показывать своего стыдливого, но такого благодарного взгляда. Пинки так для неё старалась, желала помочь со списком, а она думала лишь о том, что это должна была сделать она одна. Но только как? Из зависти и желания быть лучшей.

— Пойдемте, нас ждет праздник... — многообещающе предложила Пинки Пай, подгоняя друзей копытом. Спаркл обернулась обратно и заметила лишь добрую, но не смешливую, улыбку розовой подруги. Та словно бы говорила «Я с тобой».

— И действительно, должна же я потанцевать в кои-то веки, — сквозь свои преткновения в душе пошутила Твайлайт.

— Верно, так стоп... Ну-ка, ну-ка. — Пинки Пай грозна нависла подругой и снова обнюхала её от копыт до самого кончика рога. — Я чувствую в тебе Дух Очага! Твайка, ты смогла!! Молодец!!! — с этими радостными восклицаниями Пинки крепко, аж до хруста костей, сжала в объятьях свою фиолетовую подругу. Единорожка не сопротивлялась, хотя вряд ли ей было приятны столь удушающие обхваты розовыми копытами. Вдруг к розовым копытам присоединились белые, оранжевые и даже желтые. Подруги, как будто почувствовав важный и переломный момент в жизни столь любимой Твайлайт, ринулись поддержать её. Может быть просто все проблемы, а что самое главное — решения, стали той отправной точкой для познания себя и других. Спаркл пока ещё не осознала всю глубину той перемены, что начала с ней происходить, но одно ей было известно точно — подруги рядом.

— Эй, а как же я?! — воскликнули откуда-то сверху. Буквально секунда-другая, и в группу лучших подруг влетела ещё одна, повалив всех остальных оземь.

— Рэйнбоу! — недовольно закричала Эплджек, пихнув от досады бойкую спортсменку.

— Ага, значит обниматься без меня — это норма, а то, что я тоже хочу показывать свою дружбу — плохо? Ну зашибись теперь, — нарочито добродушно проворчала Дэш. Она чуть поднялась в воздух, чтобы дать остальным возможность встать на все четыре копыта. Где-то недалеко от всего этого тихо посмеивалась в копыто Гренни Смит, сопоставляя подобную картину с воспоминаниями своей юности и давними подругами. Тогда тоже были шутки и смех, но увы, они так и не перекочевали в её более серьезный возраст.

— А я думала, тебе не нравится подобное, — проговорила Флаттершай, не показывая и толики недовольства.

— В такие дни можно немного соплей, не суть дела страшно, — вальяжно ответила пегаска, отмахиваясь копытами так, будто ставила две огромные кавычки до и после своего ответа.

— Ах так... — Тут Эйджей быстро достала своё лассо и вскинула его вверх. Глаза Рэйнбоу непроизвольно расширились от страха. Пегаска тут же попыталась ринулась в небо, но крепкое фермерское копыто и сноровка были быстрее. Веревка ловко опутали ноги энергичной пегаски и тут же потянули всё остальное тело вниз. С диким «Яяяяй!», Дэш полетела прямо к земле. Вот только познакомиться с оной ей не позволили два мощных копыта, которые поймали радужногривый снаряд прямо перед его жестким падением. Дэш ещё не сумела оправиться от пережитого ужаса, как все те же два копыта стали довольно ощутимо сдавливать её подобно фрукту в соковыжималке.

— Эйджей, хватит! Ты меня задушишь! — закричала опомнившаяся от шока, спортсменка.

— Ну так сегодня особый день, знаешь ли. Да и обнимаю я тебя по-эпловски, как у нас и принято, — пошутила Эплджек, чуть ослабляя хватку, но не опуская копыт. Рэйнбоу всячески хотела освободиться, но у неё ничего не получалось. Все приёмы оказались бессильны простив рыжей ковбойши.

— Поверь, дорогуша, тебе ярко-синий цвет даже к лицу, — со смехом поддакнула Рэрити, наблюдая за чрезвычайно уморительной сценой.

— Я вам дам ярко-синий! Так дам! — погрозила пегаска, между своими попытками вырваться.

— Эх, лети уже, балда, — проговорила Эйджей, выпуская заобнимавшуюся пони наружу. Дэш недовольно фыркнула, но всё-таки осталась на земле. Позади столпотворения, которое было организовано знаменитыми Элементами Гармонии, послышалось довольно громкое икание, которое могло принадлежать только одной пони во всем Понивилле. Берри Пунш пространно смотрела на кобылок, попеременно открывая то один глаз, то другой. Еще раз смачно икнув, она встряхнула головой и более-менее сконцентрировалась.

— А... мы тут празднуем? Ну ничего так, только поси... ик, еть будет негде, — коряво спросила подвыпившая кобылка. Берри Пунш... была весьма неоднозначной пони в этом городе. Её пьянство было практически непрекращающимся, отчего бедняжку сторонились даже те, кто хоть как-то мог назвать себя её другом. Но насмехаться над алкоголичкой никто не спешил, и дело было даже не во всеобщем панибратстве, а в том, что крылось за пагубной привычкой несчастной пони. Ещё бы, потеря первого и единственного жеребенка — это одно из самых величайших несчастий, которое может испытать кобылка.

— Нет-нет, вон туда, дальше! — воскликнула Пинки, указывая на сцену и творившуюся перед ней потеху. Но Берри не особо поняла, точнее поняла, но не так, из-за чего упрямо, что для её состояния было весьма достойно, пошла прямо в подлесок, что окружал дорогу к площади.

— Постой, банка с вольт-джемом упади мне на голову! Я отведу эту непутёвую, да и вы поспевайте, — проговорила Гренни Смит, после чего повела кобылку прямо праздник.

— Жалко её... — тихо прошептала Флаттершай.

— Не то слово. Я бы не представила, что со мной случилось бы, если б... — ответила Твайлайт, но, под конец не выдержав, закусила нижнюю губу. Жеребята не были главным пунктом в жизни одаренной чародейки, но при этом они были одной из ключевой её составляющей. Дух Очага ненадолго отпустил кобылок, но лишь для того, чтобы они поняли всю бренность своих переживаний. Это было нужно, чтобы как можно больше ценить то, что они имели на данный момент. Хочешь показать всю пагубность пути — покажи его итог, так ведь? Спаркл ещё никогда не думала о празднике как важном уроке, а потому выводы были еще где-то в подсознании, готовые вырваться вперед, когда появлялась самая настоящая нужда.

— А я как-то видела Бира Лайта, этот мулов выродок даже и не помнит о ней и о той боли, что он ей причинил, — прорычала Эплджек, агрессивно вспахивая землю.

— «Любовь, особенно безответная, калечит и калечит порой даже то, что она сама и породила», — грустно процитировала желтая пегаска.

— Ну тогда не надо меня ругать за то, что я его отлягала как следует. Сама сказала про «калечит», — подтвердила Эйджей.

— А где была я?! — недовольно спросила Дэш. — Почему только тебе везет на лягание негодяев?

— Вы там скоро уже, уважаемые леди? Просто пройти невозможно, а так хотелось бы посмотреть на вашу знаменитую постановку и занять лучшие места, — громко спросила Черили, позади которой мялись потерявшие своих родителей Снипс и Снейлс.

— Оу, ну да, конечно. Пойдемте, девочки... — несколько сконфуженно предложила Твайлайт. Только сейчас до неё дошло, что они не только столь долгое время мешали пони, но также так и не успели внести финальные штрихи в свою постановку.

Многие хоть раз, но видели театральное представление. Красивые декорации, блистающие актеры, прекрасные и размеренные речи... Вот только всё это было следствием нереально тяжёлого труда. Даже столь скептически относящаяся к подобной стезе трудовой деятельности Эплджек не могла не признать весь масштаб мероприятий, через который нужно пройти для достижения цели. Текст, который от зубов отскакивал еще каких-то полчаса назад, теперь был только одной трухой из обрывков воспоминаний. Почти каждый раз незадолго до премьеры начинается особый мандраж, который буквально переворачивал буквально всё, что только можно было перевернуть. Но шесть кобылок были уже много повидавшей и дружной труппой. Они прекрасно осознавали, что действовать нужно слаженно и сообща. Пока декораторы и работники бегали подобно перепуганным зверям в клетке, шестёрка тихонько выпивала чай и готовилась выступить перед многочисленными зрителями. Нередко к ним подходили за помощью в том или ином вопросе, и, в отличие от многих напыщенных актрис и деятелей искусства, они всегда были рады помочь. Неудивительно, что в Кантерлотском театре, который приехал с гастролями в Понивилль, национальные героини имели весьма весомый авторитет и уважение.

— Флатти, попробуй сказать эту реплику чуть более громко. Она должна звучать вот так: «Именем командира Харрикейна и всего пятого корпуса «Гвардейцев Небес», я приказываю вам остановиться!» — мягко подсказала Твайлайт, когда желтая пегаска попыталась отрепетировать свою роль. Коротко кивнув, Флаттершай подобно рыбе широко раскрыла рот.

— Именем командира Харрикейна и всего пятого корпуса «Небесных Перцев», я приказываю вам остановиться! — воскликнула что есть мочи Элемент Доброты. Вот только по громкости голос вряд ли превышал даже скрип половицы. Рэйнбоу что есть мочи заржала во весь голос.

— Немного не так. Во-первых, попробуй тогда говорить несколько грубей. Я бы с радостью наложила на тебя эхолокационное заклинание, но увы, я забыла книгу с чарами где-то на ферме. — Твайлайт поймала испуганный взгляд владелицы той самой фермы. — Не бойся, она совершенно безопасна, по большей части... А во-вторых, тот корпус назывался «Гвардейцы Небес”, а не «Небесные Перцы», это важно, — пояснила Твайлайт, но важный педагогический момент был пропущен, точнее изгнан уже совершенно не сдерживаемым смехом радужногривой хулиганки.

— Перцы! Перцы, принцессы меня помилуйте, я командую летающими перчиками! Хах-ах-ха! — надрывалась Рэйнбоу, едва не падая с кресла на пол, от приступа своего свободного веселья.

— Простите... я постараюсь запомнить, — едва не плача, прошептала Флаттершай. Заметив последствие своего смеха и четыре укоряющих взгляда, Дэш тут же ринулась на кресло подруги.

— Да не переживай ты, подумаешь, хих, внесешь свою перчинку, хих, в историю, — примирительно пошутила Рэйнбоу, ободряюще приобнимая подругу. Желтая пегаска только кивнула.

— А что, я люблю перец! А особенно перцовое мороженое с чимичангой под сахарным сиропом! — радостно воскликнула Пинки, представляя столь желанное лакомство. Будь бы она волшебницей, подобно Твайлайт, она бы обязательно наколдовала себе столь приятный аперитивчик перед выступлением. К сожалению, её довольно странные пристрастия не возымели того ошеломляющего воздействия на подруг, которые она ощущала, о чем и говорили скривившиеся моськи.

— Ладно, а, кстати... Пинки, я понимаю, что я была безответственной, но ты отправила пони-будь встречать моих родителей и Кейнденс с Шайнингом? — спросила Твайлайт, которую реплика розового гурмана неожиданно заставила вспомнить о списке и тех, кто был неотрывно с ним связан.

— Зачем? Когда ты ушла, то они тут же пришли вместе с принцессами. — Тут на мордашке Пинки разыгралась самая настоящая хитринка. — А как ты думаешь я смогла так быстро всё сделать?

— Принцессы здесь?! — в один голос воскликнули остальные. В Твайлайт кипела целая буря эмоций. Она не только показала себя безответственной, но и подставила родителей перед самой Селестией. Что теперь о ней подумает любимая учительница?! — И что она сказала...

 — Не беспокойся, наша великая принцесса Селестия только поддержала твоё решение насчет Рэрити. После чего угостила меня конфет... не важно, хих. Она тобой крайне довольна, а чтобы ты не переживала насчет списка, кстати... — на этих словах Пай передала исчерченный пергамент подруге. Теперь он совершенно не был похож на изначальный. Многочисленные стикеры с пушистыми зверюшками были только половиной тех изменений, который претерпел план. Чего только стоили режущие глаза расписанные розовым цветом пометки и явно выделяющийся запах жженого сахара. — Вот, держи, я бы без него не справилась.

— Спасибо, но зачем он мне? — спросила Твайлайт, и все же список тут же укрылся в её мантии премудрой Кловер. Вообще все были уже одеты для выхода на сцену, но отмечать это как-то не хотелось. Рэрити только сейчас осознала свою ошибку, отчего ей было несколько неуютно, ну а её подругам просто не хотелось лишний раз отмечать это.

— Как зачем? Ты же сама его составила! — резко и достаточно импульсивно пояснила Пай.

— Твай, тебе реально нравятся мохнатые стикеры?! — изумленно вопрошала Рэйнбоу, что уже вовсю воротила нос от этого розового безумия на бумаге.

— Она правда так сказала? То есть, она не разочаровалась во мне, — оставила вопрос без ответа Спаркл, снова возвращаясь на тему учителя. Селестия была идеалом, той пони, что никогда не ошибалась, и Твайлайт считала, что должна быть такой же. Пинки, фыркнув, не сдержалась и захихикала.

— Хи-хи-хи, ой не могу, какая же ты у меня запуганная! Твайли, наша принцесса тебя очень-очень любит, прямо как я тор... всё сладкое! Ты же её лучшая ученица и одна из самых-самых близких пони! Ну не может она в тебе разочароваться так легко и по пустякам! — справившись с накатившим приступом хихиканья, заверила Пай. Так как она сидела справа, то даже позволила себе потормошить копытом практически неизменную причёску запутавшейся в своих мыслях и страхах подруги. Ей было несколько легче в подобных вопросах, ведь она не боялась заявить о проблемах. А ещё потому что у неё была нехорошая привычка заедания любого мало-мальски стресса.

 — Спасибо, Пинки, ты как всегда права, в чём я уже не раз убеждаюсь, — поблагодарила Спаркл. Ей уже порядком осточертело ошибаться в делах межличностных, по крайней мере за сегодня. Она была способна выдать пять основополагающих теорем расширенной магии практически залпом, но при этом одинокое прошлое слишком сильно давило на неё, отыгрываясь на тех чертах жизни, которые она сумела раскрыть только сейчас. Это было как с учащимся читать жеребенком — первая половина книги сплошная мука, а вторая лишь закрепление и практика.

— Ну а зачем тогда нужна дружба, если не помочь в трудную минуту? — риторически спросила Пинкамина.

— А как же разговоры, теплая атмосфера, радость? — спросила Твайлайт. Лицо Пинки вдруг приняло несколько скорбное и грустное выражение.

 — Это не признаки дружбы, Твай, подобное бывает даже у тех, кто тебя просто терпеть не может. — И тогда фиолетовая единорожка поняла смысл слов Пинки, что уже было невероятным достижением. Она намекала на лицемерие, с котором одаренная ученица ещё не сталкивалась, но о котором уже успела наслышаться.

 — Если сейчас хоть одна мордашка повернется в мою сторону, то я за себя не копыточаюсь, — обыденным голосом пошутила Рэрити, отпивая чай. Смех сумел разрядить обстановку. Твайлайт была переполнена эмоциями и мыслями, но скоро намечалось серьезное представление, на котором были те, для кого можно и нужно было показать высшую ступень искусства. Подруги несколько успокоились и снова принялись репетировать роли, стараясь добиться не только полного контроля за своей речью и жестами, но и хоть какого-то вхождения в образ. Это было необходимо, чтобы прочувствовать всю глубину тех событий, происходивших на заре зарождения их любимой родины. Подступало время выхода. Декорации блестели под светом заходящего солнца, прожекторы были готовы подарить свой собственный свет, массовка и второстепенные актеры собрались подобно солдатам перед боем и даже гости приготовились встретить самый лучший День теплого Очага в истории Эквестрии.

— Твайлайт Спаркл! Где режиссер?! Где... Да чтоб вас! — орала на все лады кобылка пепельно-серого цвета, бегая так, будто за ней гналась стая древесных волков.

— Что случилось?! — подкинулась упомянутая единорожка. Пережитые за сегодня события заставили её несколько нервозно встречать любое упоминание её имени, особенно в таком истошном и призывном тоне.

— Вот вы где! — Театральный директор Шоу Драм, задыхаясь от волнения, кое-как справилась с напряжением. Всклоченная донельзя, эта земнопони отличалась таким же несколько истеричным характером как и та кобылка, к которой она и обращалась. Вполне возможно, что это было следствием такого же стресса, по полной пережитого сегодня фиолетовой единорожкой. — Ваш конферансье не может выступать! Это катастрофа! Крах!

 — Что?! Что со Спайком?! — испуганно воскликнула Спаркл. Рэрити от услышанного также несколько дернулась, будто её ударило током. Помимо всей бури мыслеобразов, что неприятно зашумели в их головах, обе на миг цинично и одновременно подумали об одном, — “как же я без своего самого лучшего помощника?».

— Он наелся мороженного и охрип! — недовольно заорала Шоу, от досады едва не проламывая пол копытом.

— Говорила же я ему... — Тут Твайлайт опять таки устало потерла переносицу. — Неисправимо?

— Я дала ему бодрящее зелье, но большего сделать просто не смогу... Он восстановится, но не раньше своего выхода, — сокрушенно призналась Драм. Все пять подруг Твайлайт подхватили панику и стали быстро-быстро переговариваться подобно напуганным пичужкам на одном дереве. Единорожке это очень быстро надоело, отчего она приняла таки решение.

— Я знаю его текст, я сама выйду, — пробурчала Спаркл. Решительно встав, она направилась в выходу на сцену. Смысла медлить просто не было, да и хотелось решить всё это как можно скорее.

— Постойте, леди Твайлайт, давайте хотя бы подберем костюм! — восклицала перепуганная такой решимостью Шоу. Обычно все решения, какими бы они не были, принимала лично она. На неё все ссылались и скидывали организационную работу прямо на её несчастные копыта, а потому она не привыкла, что хоть кто-то берет на себя ответственность помимо неё.

— Потерпят и Кловер премудрую... — проворчала фиолетовая единорожка. Она шла решительно, так, как это могут сделать только лидеры. Не организаторы, не распорядители, а лидеры. Пони, подобные Селестии, что ведут за собой народы. Оставалось всего несколько метров до столь пугающей, но невероятно важной сцены, когда она услышала глухое рыдание. Посмотрев вправо, в тень выступающей и пока скрытой авансцены, она увидела знакомый ярко-зеленый гребешок, который выступал из небольшого пажа-дракона.

— Спайк, это ты там? — участливо спросила она. Малыш обернулся и показал свою зареванную мордочку.

— Твайлайт? — просипел дракончик. Ему было невообразимо стыдно за свой прокол, отчего он уже было инстинктивно весь сжался.

— Иди сюда, дурашка, — проворковала единорожка, обняв своего самого верного и лучшего друга. — Как ты так умудрился-то хоть? — Кобылке не хотелось ругать бедного дракончика, что просто поддался своему желанию побыть ребенком. И это Твайлайт всегда заставляла себя отмечать при общении с Спайком. По собственному незнанию она сделала себе помощника из практически еще жеребёнка. Это по меркам пони дракон был вполне взрослым, но физиологически бедный малыш не ушёл далеко даже от метконосцев.

— Миссис Спаркл привезла мороженный торт и угостила меня, — пояснил Спайк. Теперь все части мозаики встали на своё место в голове единорожке. Кто больше всех любит баловать маленького дракончика, которому нельзя то или иное блюдо? Конечно мама.

— Ну а зачем ты его попробовал до выступления? — ласково пожурила его кобылка.

— Ты же знаешь как я его люблю и как трудно устоять перед твоей мамой. Я вас всех так сильно подставил... — просипел малыш. Единорожка чуть-чуть улыбнулась, подсознание дало ответ.

— Все ошибаются, Спайк, это закономерно. Главное только простить и помочь решить проблему. Сейчас ты понял свою ошибку, а значит, в следующий раз будешь умней, — проговорила Твайлайт, ободряюще и так привычно покачав своего воспитанника. Так она делала когда-то давным-давно, и сейчас ей это показалось уместным.

— Спасибо, Твайлайт, ты самая лучшая, — благодарно прошептал, и вряд ли он был способен на большее, дракончик. Они расцепили объятья.

— Ну а теперь готовь свой голос, я открою представление, ну а возможность его закрыть представиться именно тебе, — предложила кобылка. Дракончик окончательно успокоился и снова вернул себе привычную скептическую, пусть и благодарную, моську.

— Зажги толпу, — пожелал Спайк, на чьей мордашке уже не было слез.

— Постараюсь, по крайней мере хотя бы для тебя, — ответила Спаркл, выходя из-за кулис.

Когда на тебя обращены сотни взглядов, то становится немного... не по себе. Нутро болезненно сжимается и делает кульбит за кульбитом, стараясь тем самым показать, как на самом деле чувствует себя организм и как он вообще оценивает подобную обстановку. Твайлайт всегда выступала с кем-то, но сейчас ей необходимо было обратиться к публике напрямую. Это было не похоже на зачитывание всех заслуг Эплджек или распределение работ по зимней уборке. Она должна была донести мысль, и мысль эта была не на бумаге, за которую можно было зацепиться взглядом, одновременно бубня под нос текст. Но не только это было страшно. Гораздо хуже, что в первом ряду сидели те, кого Твайлайт безгранично любила всем своим сердцем, но вряд ли захотела здесь видеть. Принцесса Селестия была сегодня вовсе не похожа на себя. Одетая в огромную синюю с узорами шубу, она представляла собой легендарную Пони из Метели, которая, по некоторым поверьям северных народов, появилась из перевоплощенных Вендиго. Селестия ободряюще улыбалась своей ученице, позволив себе даже взмахнуть копытом в знак приветствия. Принцесса Луна, в свою очередь, выглядела унылой по сравнению со своей сестрой. Когда она обратила внимание на Спаркл, то та по губам сумела прочесть только «Никогда не садись играть с нашей дражайшей сестрой в карты». И оно было понятно, ведь на голове ночной властительницы был нацеплены два самых натуральных оленьих рога, которые шли в комплекте с ярко-алым круглым носом. И словно этого было мало, она, как видимо обязывало пари, сидела в обнимку с Дискордом, отчего раз или два при самой Твайлайт попыталась воспользоваться рогами подобно колющему-режущему оружию для отгона хамовитого и доставучего Духа Хаоса. Но не только они могли взволновать представительницу знатного рода. Ровно за соседним столиком расположилась её любимая семья. Все как один никак не стеснялись показывать свою привязанность к маленькому, по их мнению, фиолетовому чуду. Шайнинг Армор, несмотря на свой титул, вдруг взял и засвистел прямо в копыто. Это было бы вульгарной выходкой, если бы к нему не присоединился отец... Лишь Кейнденс и Твайлайт Велвет остались в доступных рамках приличия, ограничившись лишь аплодисментами. Вообще, все пони встретили знаменитую хранительницу Элемента Магии очень радостно и громоподобно, судя по оглушительному стуканью копыт по чему угодно. Где-то даже поддержали двух членов семьи Спаркл, засвистев в унисон с той или иной стороны. Самое весёлое началось, когда свист пошел и сзади, где зрителей априори не было вообще. Твайлайт стало значительно легче, отчего неприятный ком ушел куда-то вглубь.

— Здравствуйте, дорогие леди и джентелькольты. Наш Королевский Театр Драмы и Сатиры представляет вашему вниманию одну из самых важных историй Дня тёплого Очага, а именно — историю его происхождения. Эта история о том, как важна дружба и любовь. О том, что все мы одна большая семья со своими проблемами и разногласиями, но в первую очередь — это семья. Я... — тут Твайлайт перепугалась так, как наверное никогда прежде. Она забыла текст... Это казалось невероятным и абсурдным для её глубокого разума, но действительность была жестока. Всё, что у нее осталось — это обрывки тех фраз, которые маячили в подсознании. И тут её озарила идея. Она посмотрела на свою наставницу, и та, вероятно осознав причину паузы, просто кивнула. Отчёт о магии дружбы не должен быть обязательно на бумаге, так ведь? — И поэтому я хочу вам кое-что рассказать. Это произошло со мной сегодня, ровно до начала того, что вы видите прямо сейчас. Я не буду вдаваться в подробности, и просто скажу, что шло всё наперекосяк. Так как организатором и копытоводителем была я, то это и накладывало особую ответственность на все ошибки, которые произошли в результате подготовки к празднику. Всё это было слишком тяжёлым испытанием, и я сорвалась. Сорвалась на тех, кого я очень люблю, на своих лучших друзей. Я сделала это неосознанно, по глупости и нежеланию принимать ошибки. Мне казалось, что во всём виноваты они, так как я давала им только хорошие и выверенные указания. Я была неправа по многим пунктам. Нельзя критиковать чужую работу, не попробовав сделать что-то самой, и нельзя делать больно дорогим пони, даже если ты считаешь, что прав. Я забылась, забылась в проблемах, отчего наплевала на всё, чему меня научили подруги и наша дорогая принцесса Селестия. Я оценила вот это, — тут Твайлайт наглядно достала исписанный вдоль и поперек пергамент, — выше мнения друзей. Я вдруг решила, что мои умозаключения будут лучше любого предложения извне. Я не только ошибалась, не только совершила глупость, но также и впала в гордыню. Гордыню от разума, от той мудрости, которой меня одарила моя дорогая учительница и наставница. Это не правильно, это не тот путь, которым нужно идти. И сейчас я понимаю это также чётко, как и то, что объединило наши народы. Когда-то земнопони, пегасы и единороги отбросили все свои разногласия и самомнение ради одной большой цели. Их цель — создать великое и гармоничной общество, которое было бы построено на всеобщем равенстве, любви и чести. И сейчас, смотря на всё это, я понимаю как сейчас счастливо смотрят на нас наши предки из мира духов. А потому, чтобы не калечить память о них и тех временах, о которых мы вам поведаем, я разорву этот дискордов список! — На этих словах Спаркл действительно подхватила магией список и стала рвать его во все стороны, оттягивая бумагу по краям. Сначала наступила тишина, но потом послышалось глухое стучание двух тяжелых копыт. Принцесса Селестия неторопливо и с особым достоинством аплодировала своей красноречивой ученице, что так ярко описала свои злоключения и выводы, которые она из них сделала. Вслед за ней аплодисменты подхватили и остальные. Каждый захотел показать свою искреннюю солидарность речам знаменитой кобылки, пусть при этом им и нужно было одобрение царственных особ. Твайлайт не польстилась всеобщему одобрению, она просто высказала то, что думала, и это было главное. Лишь один... пони не поддержал Твайлайт Спаркл.

— А без оскорблений можно было?! Это так обидно, когда бумагу для создания порядка называют моим именем! — нарочито обидчиво-плаксивым голосом воскликнул Дискорд. Он всячески жестикулировал и утирал глаза мгновенно появившимся платочком. Именно поэтому он не успел среагировать на колкий удар оленьим рогом в живот, о котором так давно мечтала одна темно-синяя принцесса. — Ай! Смотри куда пихаешь свои вешалки, любовь моя.

— Что?! — ошалев от такой беспринципной наглости, закричала Луна.

— Тия, а ты мне её разве не продала? — ехидно спросил хаотичный дух, уворачиваясь от ударов брыкающейся во все стороны кобылицы. В ответ Дух получил лишь отрицательное мотание головы из стороны в сторону. Твайлайт еще долго могла смотреть на столь уморительные приключения между тремя бессмертными созданиями, но театр был театром...

— Когда-то, давным-давно...

Комментарии (5)

0

Хорошая и актуальная зарисовка. Приятно видеть, что автор продолжает практиковаться в писательской стезе, тем самым повышая свой уровень буквально с каждой работой. Определённо плюс. Продолжайте и дальше радовать нас своим творчеством)

Fantom #1
0

Хорошая и актуальная зарисовка. Приятно видеть, что автор продолжает практиковаться в писательской стезе, тем самым повышая свой уровень буквально с каждой работой. Определённо плюс. Продолжайте и дальше радовать нас своим творчеством)

Fantom #2
0

Рассказ очень понравился, поставил плюсик и даже занес в избранное... но все таки не большой осадок остался, во время чтение не покидало чувство будто со мной рядом стоит Пинки и быстро, быстро тараторит этот рассказ, а еще сплошная стена текста добила мои глаза но я все равно дочитал и остался доволен, за что спасибо автору!

LovePonyLyra #3
0

Да, верно подмечено. В рассказе много Пинки. Она явно стояла у автора за спиной.

Darkwing Pon #4
0

Озвучка части вашего фанфика! http://tabun.everypony.ru/blog/herp_derp/123266.html

FluffyJackanapes #5
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...