Автор рисунка: MurDareik
Глава 2 Глава 4

Глава 3

Первое, что я почувствовала – запах. Сырой, резкий, тяжелый, он словно ввинчивался в ноздри, пытаясь пропитать собой все мое тело. Я чихнула и резко села.

Вокруг громадными черными искривленными столбами стояли деревья. Склонившиеся надо мной зеленые ветви полностью закрывали небо, оставляя лишь небольшие клочки, сквозь которые пробивался скудный солнечный свет.

Я вздохнула и закрыла глаза. Привычная галлюцинация, не раз посещавшая меня за месяц лечения в больнице. Я научилась справляться с ней сама, без помощи таблеток и докторов. Я просто закрывала глаза и медленно считала до десяти, представляя своих родных. Вот и сейчас я поправила гриву и зажмурилась.

 — Раз, два… — протяжно начала я, представляя образы родных пони. Тотчас же зашелестел ветер, взъерошив мне гриву. Но я не отвлекалась, а продолжила размеренно считать, смотря на столь знакомые мордочки, которые улыбались мне и говорили что-то ободряющее.

-… десять – наконец закончила я и открыла глаза.

Ничего не изменилось. Лес все так же остался лесом – темным, угрожающим, тихим. Я моргнула. Это что такое? Очередной кульбит моего больного разума? Или же… Я застонала.

Не галлюцинация, не сон – все взаправду. Вчера я сбежала из больницы вместе со Скрюболл и теперь нас разыскивают во всем Понивилле.

Я запрокинула голову – и разразилась самыми отборными проклятьями и ругательствами, которые только могла вспомнить. Пять минут спустя поток брани иссяк, и я, устроившись поудобнее и прочистив горло, начала обдумывать план действий.

Судя по всему, я сейчас в Вечнодиком Лесу. Нужно срочно выбираться отсюда – это место и на здоровых пони действует угнетающе, а уж такую, как я, лес сожрет и не заметит. И говоря «сожрет», я имею в виду в прямом смысле – здесь куча тварей, питающих к пони исключительно гастрономический интерес…

“Хватит бубнить, Диана, будь веселей! Разве ты забыла – смейся над ужасным, хохочи над страшным…”

 — А ну цыц! – злобно буркнула я. – Тебя тут только не хватало…

“Я всего лишь посоветовала!” – чуть обиженно протянула Она. – “Не нравится – не пой.”

 — Вместо того, чтобы скакать как припадочная, я лучше выберусь отсюда побыстрей, – прошипела я.

“Ди, ты в последнее время какая-то взвинченная.”

 — Потому что ты действуешь мне на нервы! Гораздо лучше было, когда ты сидела и молчала!

Я опять срываюсь на крик… Я прикрыла мордочку копытами и глубоко вздохнула. Тише, Диана, спокойней, вдох-выдох…

 — Я нашла тебя! – внезапно раздался радостный возглас.

После того, как я отругалась и отплевалась, призвав на голову своей напарницы по несчастью все беды и катастрофы, Скрюболл объяснила мне, что произошло после побега.

 — Я бежала и бежала. Потом поворачиваюсь – тебя нет. Я подумала, что ты потерялась и решила поискать тебя. Зашла сюда. Долго бродила, устала. Заснула. Проснулась, услышала тебя, пришла сюда, – просто обрисовала свои приключения кобылка, таращась на меня жутковатыми глазами. Я же только качала головой. Мало того, что она сумасшедшая, так еще и везучая – потому что бродить в Вечнодиком лесу ночью и выжить редко кому удавалось.

 — Хорошо, ты меня нашла, теперь пойдем отсюда, – быстро произнесла я, поднимаясь с земли и осматриваясь. Я, точней Она, часто была в Вечнодиком Лесу – либо ходила к Зекоре, либо бродила с подругами. Проблема в том, что к шаманке вела маленькая, полузаросшая, но все же тропинка, а у Твайлайт всегда наготове было путеводное заклинание, если мы начинали блуждать.

 — Ладно, по пути разберемся, – пробормотала я, делая первый шаг…

Постепенно мои глаза привыкли к темноте, и я могла идти, будучи уверенной, что не врежусь в какое-нибудь дерево или запнусь о корягу. Скрюболл шла рядом, рассеянно осматриваясь по сторонам. Взгляд у земнопони был все такой же безмятежно-невозмутимый. Я ей даже немного позавидовала – она находится в своем уютном мирке, в то время как я вновь вынуждена решать все за свою вторую половину.

Я не ненавидела Пинки – довольно сложно ненавидеть саму себя. Просто она меня раздражала – так же, как вредная привычка или застарелая рана. Большую часть времени, с тех самых пор, как она увидела ту радугу, она играла главную роль, в то время как я пряталась на задворках её разума. И когда я вновь появилась, я была… немножко на взводе. И решила – раз уж Её вечеринка не состоялась — устрою свою собственную. Со своими друзьями конечно – мне не нужны Её друзья. Было тяжело перетаскивать в комнату мешок с мукой и камни, но, в конце концов, я сумела организовать «вечеринку». Все испортила эта пацанка, Рэйнбоу Дэш, ввалившаяся прямо на середине празднования и утащившая меня на ферму этой деревенщины Эпплджек.

Я никогда не питала к Её друзьям теплых чувств. И я не вижу в этом ничего странного – сестры и родители были моими друзьями, а тут внезапно пришли какие-то странные кобылы, пытающиеся получить от меня что-то. Впрочем, Пинки сдружилась с ними, а позднее и со всем Понивиллем. Лишь недавно, я начала привыкать к ним, но Рэйнбоу все еще бесила меня.

Не подумайте, я отношусь к ним вполне тепло, но… Они не мои друзья. Я бы не смогла ужиться с кобылами такого типа. Я искренне благодарна им за поддержку, но они поддерживали не меня, а Пинки.

А я и Пинки – абсолютно разные…

 — Ты слышала? – внезапно прервала мои размышления Скрюболл.

 — Что? – я остановилась, внимательно прислушиваясь. Ничего подозрительного. Лишь унылое завывание ветра и шорох листьев где-то вдали.

 — Ничего странного, – я коснулась плеча испуганной кобылки. – Пойдем, я не хочу проторчать здесь до ночи.

 — Хорошо, – покладисто согласилась земнопони.

А тем временем, я с удовольствием отметила, что уроки бабули Пай даром не пропали. Старушка, за свою насыщенную жизнь побывавшая чуть ли не во всей Эквестрии, научила меня ориентироваться на местности, и вот теперь эти навыки пригодились. Просветы в кроне деревьев становились все ярче и больше, а сухая грязь и пыль под копытами начала превращаться в какую-никакую, а все же в тропинку. Еще чуть-чуть – и мы выйдем из этого дискордового леса…

 — А сейчас слышишь? – вновь спросила Скрюболл. Я остановилась, бросив на нее раздраженный взгляд.

 — Уcпокойся, это просто ветер и листья, пойдем, – попыталась убедить я кобылку, но та покачала головой.

 — Нет, так листья не шуршат.

Я закатила глаза, едва сдерживаясь, чтобы не заорать на идиотку, как вдруг шорох прекратился. Не просто затих, а резко оборвался, будто выключили звук.

А затем раздался чуть ближе.

 — Что это такое, Тартар меня побери, – пробормотала я.

Шорох то затихал, то вновь возвращался, все приближаясь и приближаясь. С каждым метром он становился все чужеродней, все странней, все… опасней. Когда я осознала, что это за звук, я уже могла различить их мерцающие глаза, мелькающие среди темных деревьев.

 — Скрюболл, – прошептала я, стараясь не двигаться, – по моей команде беги что есть мочи, поняла?

Кобылка серьезно кивнула, хотя она, скорей всего, даже не понимала, что мы окружены стаей голодных хищников, которые, выжидая момент, подбирались к нам все ближе.

 — Раз, – прошептала я. Скрип деревянного тела раздался позади. Я сглотнула. Спокойно, Диана…

 — Два, – еле выдавила из себя я. Тело было словно пружина, Скрюболл тоже напряглась, готовая

броситься прочь в любой момент.

 — Три!!! – заверещала я, одновременно рванув вперед по тропинке. Перемахнув через парочку древесных волков, явно не ожидавших такого, мы бросились наутек. Спустя пару мгновений раздался злобный вой – хищники поняли, что добыча ускользнула, и ринулись в погоню.

Так быстро я еще никогда не бежала. Если честно, я и бегать-то особо не люблю. Если не учитывать то, что за мной неслась свора озверевших и голодных волков, кажется, я смогла побить прошлогодний рекорд Рэйнбоу на забеге Железного Пони…

Честно говоря, я не знаю, сколько продолжалась эта гонка со смертью, но мы наконец выбежали (а точней – вылетели) из чащи, и тут же грохнулись на траву, судорожно хватая воздух ртом и приготовившись к неминуемой смерти. Однако, минут через пять, мне в голову запоздало стукнулась мысль, что они нас вроде как потеряли.

 — Праматерь моя Селестия… – устало вымолвила я, попробовав сплюнуть, но пересохший рот не выдал ничего, кроме жалких брызг.

 — Не ругайся на госпожу Селестию, – отозвалась лежавшая рядом земнопони.

 — Даже и не думала, – отмахнулась я, закрывая глаза. Просто полежать немного, а потом снова…

 — Ух ты, какая красивая грива! – услышала я восхищенный возглас Скрюболл.

Тяжелый вздох сорвался с губ. Все-таки зря я тогда села на ту скамью…

 — Скрюболл… — начала я, открыв глаза, но тут же осеклась.

Желтая шерстка, шикарная розовая грива и огромные бирюзовые глаза, полные страха, радости и недоумения.

 — Эм… привет, Пинки, – пролепетала пони.

 — Здравствуй, Флаттершай, – изумленно ответила я.