Автор рисунка: aJVL
Глава 4 Заключительная глава

Глава 5

Мокро и грязно. Мои копытца скользят по жидкой грязи, в которую превратилась тропинка, а грива, отяжелевшая от воды, тянет голову к земле. Впрочем, мне не до этого – в голове копошатся мысли о побеге из Понивилля.

Я не зря оставила записку Флаттершай – тем самым я отрезала себе возможность вернуться сюда – по крайней мере, до тех пор, пока не разберусь со своими кошмарами самостоятельно. Гнить в палате и жрать таблетки – не для меня, мне хватает одной личности в голове.

“Вместе весело шагать…” – тут же затянул Её голосок какую-то незамысловатую песенку собственного сочинения.

Я тяжело вздохнула. Помяни Дискорда… Не буду обращать на неё внимания – пусть поет свои глупые песенки. Не обращая внимания на восторженное чириканье своей половины, я погрузилась в размышления, еще раз повторяя детали плана, придуманного несколько часов назад. Он был прост – купить два билета в один конец, неважно куда, и уже оттуда продолжать поиски. План был ужасен – но ничего лучше я придумать не могла. Главное – приехать в какое-нибудь абсолютно захолустное местечко, где меня точно никто не узнает.

В подсумке порой что-то позвякивало. Это было пара сотен битов, которые я… позаимствовала у Флаттершай, перед тем как уйти. Надеюсь, она не будет против – тем более я, как честная кобыла, верну ей эти деньги и даже с процентами, если она того пожелает…

“Красть у друзей — нехорошо” – укоризненно протянула Она, оборвав песенку.

-А ну цыц! – яростно зашептала я – Твоего мнения я еще не спрашивала! Либо пой, либо молчи!

“Ди, ты в последнее время какая-то злюка злющая… Мне обидно…”

-Ооо, простите мисс-госпожа-мадемуазель Пинкамина Пай, – мой голос буквально сочился ядом сарказма – я ранила ваши чувства, как я могла, такая неотесанная кобыла, вообще сметь вам что-либо говорить?!

Сорвалась. Опять сорвалась. От моего вопля Скрюболл подскочила и испуганно уставилась на меня.

-Диана, ты чего? – робко спросила пони, таращась на меня своими глазищами.

-Ничего – буркнула я – Плохая погода, психанула, бывает, идем дальше.

-Ага – послушно кивнула кобылка.

“Вот зачем ты её напугала, а?”

Стиснув зубы, я с трудом заставила себя не обращать на Неё внемания. Пусть бормочет, что хочет, до вокзала осталось всего несколько сот метров, а там… Я покину Понивилль.

Увы… легко сказать. За какие-то четверть часа, я больше походила на свинью нежели на пони, а размокшая от дождя грязь комьями липла на копыта, замедляя и без того небыстрое наше продвижение.

-Ди, я устала – захныкала Скрюболл – Почему мы не могли уйти от Флаттершай утром?

-Потому что – отрезала я – Не задавай глупых вопросов, и идем дальше.

-Ди, мне трудно идти – пожаловалась кобылка, с трудом выдирая копытца из жирной, размокшей земли. Грязь мерзко чавкнула, с неохотой отпуская Скрюболл – Почему мы идем не по дороге?

Я устало вздохнула и повернулась к спутнице.

-Скрю, неделю назад из больницы сбежали две неуравновешенные кобылки – вкрадчиво начала я – Как ты понимаешь, это мы. И нас, то есть, этих самых кобылок разыскивают. Все дороги патрулируют, и идти по ним – не самая лучшая идея. Едва мы наткнемся на первый патруль, нас скрутят и вновь запрут в больнице.

-Ааа… — разочарованно протянула земнопони, поправляя шапочку – Нееее, в больницу я не хочу. Там плохо, хоть и хорошо. Там ночью шумят.

-Раз так, тогда идем дальше – я с трудом откинула намокшую гриву, закрывавшую глаза и снова двинулась вперед. Скрю поспешила за мной.

Вечнодикий лес равнодушно наблюдал за нашим путешествием. Листья шептались о чем-то своём с ветром и тяжелый, влажный запах дождя, смешанный с запахом чащи, забивался в ноздри. Я старалась не вглядываться в тьму чащи – ночью Лес становился более… живым что ли, и вполне мог навести морок или даже убить случайного путника. Пусть мы брели по подлеску – я все равно не рисковала.

-Диии – позвала кобылка – а расскажи мне… о своих родителях.

Просьба Скрюболл застала меня врасплох. Я помнила своих родителей, но с годами, их яркие и живые образы тускнели, оставляя лишь грубый схематичный набросок. Отец – крепкий земнопони цвета охры, с вечным галстуком и широкополой шляпой — суровый и строгий, но надежный и заботливый. Мама – светло-серая земнопони, грива стянута в пучок на затылке, на шее висят очки на цепочке в золотой оправе — добрая, но порой нервозная леди заботилась обо всех нас. Инки и Блинки – почти одинаковые, не считая цвета меха и характеров – мои любимые сестры… Это все, что мне удалось вспомнить. Я уже не помню маминых сказок, ни наставлений отца, ни сестричкиных сплетен. А все из-за…

Нет. Не из-за Неё. Глупая, бестолковая, безответственная – я могу ругать Её сколько угодно, но знаю, что Она не забудет родителей. Виновата я – что позволила Ей увлечь себя сюда – в этот яркий, странный мир. Я приняла его, но привыкнуть к нему, я не смогу никогда.

-Дииии – не успокаивалась кобылка – так расскажешь про своих родителей?

-Я повернулась, чтобы заткнуть кобылку, но слова застряли у меня в глотке. Недалеко от нас, всего в десятке шагов стояли они. Тени. Исчезли все мысли – остался только панический, животный страх…

-Ди, ты чего? – недоумевающий голос земнопони кое-как пробился сквозь пелену паники.

-Скрю – прошептала я, совладав с собой– на счет три, ты быстро побежишь за мной, поняла?

Скрюболл застыла.

-Волки? – прошептала она, испуганно таращась на меня.

-Хуже – прошипела я – Тени.

-Тени? – страх в глазах кобылки тут же исчез, сменившись веселостью – Ди, ты разыграть меня решила? Не-а, это такой старый розыгрыш, на него даже жеребята не ведутся!

-Тшшш – шикнула я на неё, но кобылка не успокаивалась.

-В следующий раз придумай что-нибудь пооригинальней – посоветовала земнопони, поворачиваясь в сторону теней. Силуэты дрогнули и медленно потянулись к кобылке…

Со стыдом вспоминаю следующий свой поступок. Я могла бы все свалить на безумие, я знаю, но я уверяю тебя, читатель – тени настоящие. И они есть у всех. Они есть у всех, ждут за твоей спиной любой ошибки, любого твоего сомнения, чтобы наброситься на тебя и утопить тебя в унынии и тьме. Если ты когда-нибудь чувствовал дыру в своей душе, тоску, сжимающую ледяными когтями сердце и безразличие ко всему – знай, тени пришли к тебе.

Но в ту ночь, тени, сами того не зная и не желая, помогли мне.

И я бесконечно благодарна им за это.

_____________________________________________________________________________________

Я несусь, куда глаза глядят. Плевать на Скрю, на поиски – просто убежать от них как можно дальше. Из-под копыт летят куски грязи и сиротливо трещат случайные ветки, оказавшиеся на моем пути. Внезапно, полумрак подлеска сменяется всполохами света. Перед глазами вырастает чья-то фигура. Врезаюсь в неё, что-то бешено крича, и несусь дальше – я хочу убежать от теней так далеко, как только возможно. Я слышу какой-то писк, назойливо вьющийся рядом со мной. Нет времени вслушиваться. Бежать. Просто бежать.

Я очнулась, только когда ноги подкосились, и я рухнула там, где стояла. Сердце бешено колотилось, копыта дрожали, а хрипящие звуки, вырывавшиеся из моего рта, можно было назвать как угодно, но только не дыханием.

-Ну…уфф… ты и… бегунья… Ди – тяжело выдохнул кто-то рядом со мной.

Покосившись, я увидела… Скрюболл. Но…

-Ты… побежала. Я… за тобой – тяжело дыша, ответила кобылка на мой немой вопрос – Ты… выбежала на дорогу… кричала… сбила какого-то пони с ног…

Я с ужасом слушала сбивчивый рассказ Скрюболл. Получается, вместо того, чтобы добраться до вокзала тихо я, как ужаленная в круп, пробежала через пол-Понивилля! Кстати… а где я?

Я быстро огляделась вокруг. Большой зал, в котором расположено множество деревянных скамеек. Все они пусты – лишь на некоторых дремлют пони, крепко обнимая свои подсумки. Потолок, затейливо украшенный завитушками и закорючками(никогда не разбиралась в искусстве) поддерживали небольшие колонны. Куча киосков жмутся к стенам – они все закрыты, и лишь приглядевшись, можно заметить обложки журналов, кучу безделушек и сэндвичи с овсом или ромашками. Взгляд мой натыкается на ряд окошек – в некоторых еще горит свет и мелькают неясные фигуры. Надпись над окошками гласит «Продажа билетов».

Смысл надписи дошел до меня лишь через несколько секунд. После чего я, взвизгнув от радости, крепко обняла Скрю и помчалась к окошку. Земнопони, бормоча что-то себе под нос, поплелась за мной. Не знаю, кто из богинь мне сегодня благоволит, но мой бег от теней привел меня прямо на вокзал! Осталось только купить билеты!

Я подбежала к свободной кассе. Худенькая, невзрачная единорожка индифферентно уставилась на меня.

-Чего изволите, мисс...?

-Пинкамина Диана Пай, два билета до Рокботтом – торопливо выпалила я. Пони поморщилась и потрясла головой.

-Не торопитесь милочка, поезд от вас не уедет – одарив меня порцией сочувственного сарказма, единорожка повернулась к выдвижному ящику, в котором начала рыться.

-Тааак, Рокботтом, Рокботтом… Туда в последнее время зачастили, возможно, что билетов уже и нет…

-Как нет? – оторопела я.

-А вот так вот – пожала плечами кассирша, перебирая пухлые пачки билетов – Чудно, правда? Какая-то деревенька – и вдруг всем понадобилась. А билеты между прочим старые, пришлось заново перепечатывать! – вдруг завелась она, вспомнив о чем-то своем – Кэнтерлотские Железные Дороги могли бы запросто прислать пачку новых, но их овсом не корми – дай сэкономить хоть на чем-нибудь! С самой постройки обходились без…

Без чего обходились железные дороги Кэнтерлота, мне узнать не довелось, поскольку Скрю дернула меня за хвост. Я резко развернулась, чтобы поблагодарить спутницу за спасение моих ушей, как краем глаза заметила множество фигур, маячащих около арки с часами. В тусклом свете магического света, исходившего от чьих-то рогов, блеснула золотая броня. Стражи!

-Стронгстомп, ты уверен, что это была она? – донеслось до меня.

-Она-она. Длинная, розовая грива, сумасшедшие глаза, неадекватное поведение… Бежала по направлению к вокзалу.

-Ну, Стронг, вот если окажется что все зря – три наряда вне очереди.

-Нам нужно уходить – прошептала земнопони. Я вздрогнула. Нет, только не сейчас!

-Погоди, Скрю – умоляюще прошептала я – Сейчас кассирша найдет билеты, и мы уйдем.

-Ладно, жеребцы, рассредоточиться и обыскать тут все. Чем быстрей найдем припадочных – тем быстрей ляжем.

Ответом был дружный гул одобрения. Группа сразу де разделилась на несколько отрядов, пара из которых, к нашему обоюдному ужасу, начали приближаться к нам. В моей голове, словно резиновые мячики, скакали мысли. Что делать, что делать?! Мы не можем спрятаться, драться тоже, а убегать – бесполезно, нас все равно поймают!

-Ди – прозвучал голос кобылки – я помогу.

-Не пори чушь – раздраженно отмахнулась я, следя за стражниками – Я уже придумала, сейчас нам…

-Нет, Ди, это я придумала – внезапно оборвала меня кобылка – Ты хорошая, хоть и вредная, но… мои родители не в Рокботтоме. Они далеко. Очень. Поэтому, я пойду искать их дальше.

-Хватит пороть чушь! – разозлилась я – Ты поедешь со мной и точка!

-Нет, Диана – покачала головой Скрюболл, смотря на меня. Я вздрогнула – её глаза снова светились каким-то неземным светом – Ты почти нашла своих родителей. А мне своих еще искать и искать. Мы еще встретимся. И я познакомлю тебя со своими мамой и папой, а ты меня – со своими. Договорились?

С этими словами, Скрю ободряюще улыбнулась мне и рванула прямо на отряд стражников.

Они оторопели, когда из сумрака на них выпрыгнула фиолетовая кобылка. Просто застыли, а Скрю, в последний момент резко повернула направо и начала лавировать меж скамейками.

-Это она! – наконец опомнился один из стражников – Хватай её!

-Отряд тут же рванул за Скрю, которая выскочила из скамеечного ряда и теперь галопом неслась к выходу. Внезапно. Перед ней выросла громадная фигура пони, но Скрю извернувшись невероятным образом, сумела уйти и была проглочена тьмой, которая начиналась за дверным проемом. За ней вскоре последовали все стражи, что пришли на вокзал.

Все это время я стояла столбом. Просто безучастно наблюдала за своей спутницей. Я не очнулась, даже когда земнопони и преследующие её стражники убежали. Я просто простояла на том месте несколько вечностей, пока голос кассирши не вернул меня в реальность:

-Два билета до Рокботтома. С вас сто восемьдесят битов.

-Ага – с трудом выдавила я – Только… второй не надо.

Кассирша не удивилась. Казалось, она вообще не заметила Скрюболл.

-Один так один. Девяносто бит – равнодушно обронила она.

Хотя, возможно она не видела и меня. Я была для неё надоедливым призраком, маячащим с той стороны окна и требующим какие-то бумажки. Как и множество других пони, покупавших здесь билеты до меня. Я расплатилась и взяв билет, побрела на платформу. За моей спиной раздался скрежещущий голос, эхом отразившийся от стен и потолка пустого вокзала:

-Тягловой поезд Понивилль-Рокботтом отправляется через десять минут.

_____________________________________________________________________________________

Я плачу. Плачу уже несколько часов, сидя на самом дальнем сидении. Все вырвалось наружу – побег из больницы, нападение древесных волков, предательство Флаттершай, тени...

И Скрюболл. Почему, почему она сбежала, это же бессмысленно! Мы бы пожили в Рокботтоме, пару-другую недель, а потом я бы сдержала обещание и помогла ей найти родителей. Я честная кобыла, я не нарушаю своих обещаний, Она подтвердит! Почему она сбежала? Почему? Почему, почему…

Я не помню, когда я перестала плакать. Помню, что когда я подняла голову, рядом со мной сидела Скрюболл, в своей неизменной шапочке. Взвизгнув от счастья, я попыталась обнять её, но мои копыта прошли сквозь неё.

-Была ли кобылка, может кобылки и не было вовсе – промовила Скрюболл озорно взглянув на меня. После чего, кобылка исчезла, оставив после себя сырой запах земли.

Я помотала головой. Опять всякая чушь мерещится. Хотя… может Скрюболл действительно не было? Может, это был моя галлюцинация? Или отчаянное желание увидеть родителей, обретшее форму?

-Это была она – внезапно раздался голос, рядом со мной – Она вообще очень добрая и отзывчивая кобыла. Непонятно, что она нашла в тебе.

Я подняла голову и увидела пегаску, очень похожу на неё, с желтой гривой и белой шкурой. На бедре у нее была та же кьютимарка, что и у меня. Она осуждающе смотрела на меня.

-Кто ты? – шмыгая носом, спросила я – Очередная галлюцинация?

-Может быть – развела копытами пегаска – Сюрпрайз.

-Я бы не сказала – буркнула я.

Кобылка тяжело вздохнула и протянула мне копыто.

-Меня зовут Сюрпрайз. Так понятнее?

-Отлично, мои глюки здороваются со мной – съязвила я, но копыто в ответ протянула. Странно, оно было теплым и твердым… как настоящее.

-Приятно познакомится – продолжила пегаска – Не буду ходить вокруг да около — тебе нужно научиться проигрывать.

-Это довольно трудно сделать, существуя как плохое воспоминание о минувших днях – фыркнула я.

-Ну, если ты считаешь себя воспоминанием – протянула пегаска – В тот раз, ты не показала Ей, что тебе тоже хочется внимания, но поступила как идиотка – натаскала кучу вещей и начала с ними разговаривать. Потом, начала отчаянно исправлять то, в чем и смысла не имеешь. Судьба дала тебе третий шанс, и ты в нескольких шагах от того, чтобы бездарно профукать и его.

-А ты много чего знаешь, как я посмотрю – сощурилась я.

-Я же твоя галлюцинация – отбила мяч кобыла – Собственно, я могла бы и не приходить, но видит Селестия, Скрю не оставила мне другого выбора.

-Не поняла? – озадаченно нахмурилась я – Причем тут Скрюболл?

-При всем – отрезала пегаска, тряхнув гривой – Как ты думаешь, почему она так поступила?

-Идиотка потому что – невнятно пробурчала я, чувствуя, что глаза снова жгут злые слезы. Тупая кобыла, какого сена ей нужно было так делать?!

-Скорей наоборот, ты идиотка – покачала головой Сюрпрайз – видишь ли, Скрю знала, что ты ей не поможешь. Ты заботилась только о себе, заранее решив, что не будешь помогать ей. Она надеялась до последнего, но там на вокзале, ты развеяла её последние надежды. Просто она слишком воспитана, чтобы назвать тебя эгоисткой и предательницей. Потому и поступила так. А ты теперь пытаешься забыть о своем обещании. Очень по дружески.

-Я бы исполнила обещание, клянусь! – вскрикнула я – Я честная кобыла!

-Ну да, ну да – усмехнула Сюрпрайз – еще скажи, что и Флаттершай деньги вернешь.

-И верну! – вскрикнула я, едва сдерживаясь, чтобы не ударить наглую кобылу в морду. Она неимоверно бесила меня, но… почему-то чувствовалось, что она говорит правду.

-Не вернешь – жестко произнесла пегаска – А знаешь почему?

-Почему?

-Очень просто. Ты забудешь – ответила Сюрпрайз – Видишь ли, едва вернется Она, ты вновь уйдешь в спячку, даже не попытавшись напомнить Ей об обещаниях, которые ты дала себе или другим пони. Просто проигнорируешь, удовлетворив свой ненасытный эгоизм. А Она за тебя не ответчик – по крайней мере за твои обещания.

-Это неправда! – рыкнула я. В душе клокотала ненависть вперемешку с обидой.

-Ты сама знаешь, что правда, просто не хочешь признавать этого.

-Нет! Это неправда!

Взмах копытом… и оно проходит сквозь мордочку Сюрпрайз, как если бы та была призраком.

-Мда, вижу, ты не способна на конструктивный диалог – покачала головой пегаска, едва я испуганно отшатнулась от неё – Поэтому оставлю тебя наедине, чтобы ты хорошенько подумала. Но перед этим – дам бесплатный совет. Заведи дневник. Удачи.

Пегаска спрыгнула с сиденья и пройдя по всему вагону, вышла в тамбур.

Я схватилась за голову и застонала. Нет, нет, нет! Хватит с меня этого, всё неправда, все лгут, надоело! Я сама буду решать, как и что мне делать!

Я поудобней устроилась на сидении. Нужно поспать. Я слишком устала, вот и мерещится всякое…

Положив подсумок под голову, я легла на сиденье. Мерные толчки и грохот колес о рельсы действовал расслабляющее, навевая приятные мысли и воспоминания, когда я была еще жеребенком…

-Ди – неожиданно прозвучал её голос.

Я закрыла глаза. Нет, нет, это просто очередная галлюцинация…

-Мы еще встретимся, так? И я познакомлю тебя со своими мамой и папой, а ты меня – со своими. Договорились? – услышала я.

Я закусила губу и отвернулась к спинке сиденья. Я ничего не могла ответить ей.

За окном светила полная луна.