Великий ужасный план

В Сталлионграде умирает товарищ Сталлион, и принцесса Селестия созывает совещание, где генерал Мак Арт, глава разведки Дал Ал и другие министры решают, как вернуть Советсвкую Сталлионградскую Республику в лоно Эквестрии.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Да, это снова попаданцы и снова про войну!

Да-да-да... Я знаю: вы ненавидите эти темы. Я знаю, что по ним не протоптался только самый ленивый. Но, тем не менее, я решил использовать именно ЭТИ две темы для написания этого фика. Я прекрасно знаю, что их постоянно используют во всевозможных фанфиках и не только в фанфиках, но, тем не менее, я решил устроить тестинг самому себе: смогу ли я написать хоть что-то годное на те темы, от которых все давно плюются.

ОС - пони Человеки

Ваш Рай разрушен

проповедь типа "ололо на поней клопать не хорошо" . Пересекается с Раем и Живым щитом.

Принцесса Селестия Дискорд

Галерея Грехов

Действия совершенные в прошлом, могут иметь непредвиденные последствия в настоящем.

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Рассвет над Невой

У каждого в мире есть своя история. История, которая меняет и заставляет переживать. И сколько их по всей планете? Возможно ли собрать их? Эта история о нескольких пони. О нескольких жизнях, о переменах и о том, как текла река их судьбы, как она извивалась и разбивалась о скалы. Сталлионград в начале 1007-ого года, светлое равенство и жизнь вокруг него. Что ждало впереди? Какого цвета был рассвет?

Другие пони ОС - пони

Гнозис

Жизнь в Кантерлотском замке не вертится вокруг одних лишь принцесс. Дни и ночи напролёт многие пони трудятся в его стенах, задавая рутине ритм, пускай даже их подвиги никем невоспеты. Сегодня принцессе Селестии слегка нездоровится. Взгляни на это их глазами, читатель, и вглядывайся внимательнее. Ты обретёшь понимание, но помни: некоторые двери ведут в одну сторону, и открыв раз — обратно уже не закроешь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Стража Дворца

В память о днях минувших

Дорогая Принцесса Селестия. Простите, я давно вам не писала. Последнее время всё из копыт валится. Спайк считает, что я должна обратиться к врачу, но...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

История рыцаря

О благородном рыцаре Нобл Харте и его Даме Сердца - звонкоголосой леди Найтингейл. Попытка в рыцарский роман на фоне уже-почти-что-Эквестрии

Другие пони ОС - пони

Донор

Иногда начавшийся как обычно день, может стать совершенно особенным, но какие бы изменения не произошли в жизни – рядом всегда будут друзья.

Флаттершай

Фантом стальной воли

Расти Скай был одним из самых выдающихся пегасов в академии, но все изменилось после смерти его отца. Он до сих пор так и не смог оправиться от этого горя, да и к тому же судя по всему заразился болезнью такой же какая была у его отца. Но спасение пришло. СтойлТек предложил ему лечение, а именно место в стойле, где каждый пони сможет найти своё спасение. Но Расти уже давно наплевать на свою жизнь. Всё чего он хочет это исполнить последнее желание своего отца. Однако на его путь не будут сопровождать радуги и фейерверки. Потому что он отправляется в Нордвест, далекую провинцию Эквестрии, населённую суровыми пони. И именно здесь произойдут события, о которых в глубине души мечтал Расти.

ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Путь Зверя. Глава 1 Путь Зверя. Глава 3

Путь Зверя. Глава 2

Под Нижним городом, во мраке существовал отдельный мир. Среди светящихся грибов, перекрученных металлических конструкций, сгнивших кабелей и затопленных токсичными отходами тоннелей была своя, ни на что не похожая жизнь. Городские коллекторы гигаполиса простирались на многие десятки километров под землей. Лабиринт, в котором каждый сам себе Минотавр. Здесь обитали отвергнутые человеческим обществом деклассированные, бродяги и преступники. Томас слышал, что где то в Лабиринте осели последние из выживших «марсианских террористов», которых правительство в порыве лицемерного великодушия, милостиво переправило обратно на Землю, без шансов устроится в новом мире. Густой токсичный воздух подземелий Лабиринта был постоянно наполнен опасностью. Местные могли убить за просроченную консервную банку с протеиновым концентратом, бродягу могли разорвать на части мутировавшие твари, в изобилии водившиеся во тьме подземелий. Можно было задохнуться от внезапного прорыва газа или тоннель могло затопить тоннами токсичной жижи, освободившейся из многолетнего заключения в ржавых отстойниках. За праздным глупцом, посмевшим на свой страх и риск сунуться в тоннели, рано или поздно приходила смерть. Но многие мятущиеся души продолжали спускаться сюда, в надежде выжить. Кто-то бежал от закона, кто-то наоборот искал последний шанс спастись от гнева Триад. Иные приходили сюда в погоне удачей, наслушавшись сталкерских баек о секретных правительственных складах, законсервированных на случай мировой заварухи. Подземный левиафан никогда не испытывал недостатка в жертвах, добровольно спускающихся в его чрево.

Нынешнее убежище Тома находилось сравнительно недалеко от поверхности. Получасовое плутание по темным извилистым коридорам и необычная парочка добралась наконец до неприметной металлической двери. Стараясь не задеть практически незаметную в сумраке коллектора растяжку с «сюрпризом», Томас провернул тугое колесо дверного запора и вошел внутрь вместе с гостем. Наверное, это помещение когда-то вспомогательной комнатой, где хранилась всякая всячина, необходимая для планового обслуживания канализационных систем. Но сейчас эта захламленная коморка с паралоновым матрасом и грудой всевозможного тряпья была для снайпера чем-то вроде дома. Лязгнув металлическими запорами, дверь встала на место, отгораживая людей от завывающих во тьме коллектора мутантов. Мотылек обессилено опустился на матрас, поджимая под себя ноги. Тем временем, Томас поставил на землю свою сумку и уселся на покосившийся стул. На потолке, едва освещая комнату, тускло светил плафон допотопной лампы накаливания, подключенный толстыми кабелями к старому автомобильному аккумулятору.

Разложив на ближайшей бочке какую-то ветошь, Том начал заниматься разборкой и чисткой своей ненаглядной винтовке. Это помогало ему сосредоточится и успокоить мысли. А их сегодня было немало. В первую очередь его интересовало, что делать с неожиданным гостем. Врожденная подозрительность шептала, что даже самый безобидный на вид человек вполне может полоснуть ножом по горлу во сне или навести на его логово хвост из мародеров, тупо попавшись на глаза местным аборигенам. Второй вопрос заключался в том, ради чего собственно, он впервые за многие годы решился на подобный жест доброй воли. Старость ли это, а возможно признак слабости? Но внутри он понимал, что охота, когда-то, начинавшаяся как личный крестовый поход во имя справедливости, все более приближала его к тому моменту, когда он сам окончательно утратит человеческий облик, поддавшись жажде крови. Взгляд снайпера помимо его воли устремился в дальний уголок комнаты, где среди ящиков с синтетической тушенкой и боеприпасами стояла старая фотография. Пластик, на котором была отпечатана картинка уже пожелтел, краски выцвели и поблекли. Но на изображении до сих пор можно было рассмотреть молодую улыбающуюся женщину в одежде медика. Том знал, что на обратной стороне картинки химическим маркером было написано всего два слова – Лиза Баррет. Его мать.

Воспоминания нахлынули с новой силой. Когда-то давно мать Тома работала медсестрой в одном из редких для Нижнего города госпиталей для бедноты. Там она познакомилась с одним из пациентов – рабочим с фабрики по изготовлению сверхпроводящих шин для монорельсов или чего-то подобного. Молодые люди – для государства они были всего лишь гражданами категории Е, и вряд ли могли рассчитывать на счастливую и долгую жизнь. Непрекращающееся насилие в Нижнем – не лучшая почва для расцветающего цветка любви. Так и получилось. Ему было 12 лет когда его отец погиб на работе. Представители корпорации сказали, что разлив кислотной смеси, убивший десяток рабочих был случайностью, и не подпадал под страховые случаи. Ушлые юристы нанимателя тут же нашли нужный пункт в контрактах, оставив семью Томаса без компенсации по потере кормильца. Мать замкнулась в себе, отдавая всю свою жизнь, здоровье и силы на то, чтобы воспитать единственного сына. Живое напоминание о муже. Как хорошо, что она не видела в кого, во что ее любимый Томми превратился теперь! Со смертью мужа женщину будто подменили. На работе начались проблемы, здоровье пошатнулось. А однажды, вернувшись домой, Том застал ее в комнате с отсутствующим взглядом и несколькими пустыми ампулами от инжектора на полу. Смерть от передозировки – частое явление в Нижнем. К тому времени, молодому человеку, кое-как закончившему бесплатную школу было 18. Потом была работа грузчиком за копейки, участие в уличных бандах и, наконец, встреча с вербовщиком из правительственной армии, резко изменившая его жизнь. Чтобы потом развеять все в прах, вернув на круги своя.

Тем временем, нежданно-негаданно свалившийся на голову Тома «гость» пошевелился. Снайпер решил, что раз уж судьба решила сыграть с ним подобную шутку, подбросив проблем на голову необходимо заняться ранами пострадавшего. Он отложил винтовку и достал из одного из многочисленных коробков пневмоинжектор. Лекарства были дорогим удовольствием, в Нижнем городе, и их у Тома оставалось не так много. – «Снимай с себя это тряпье», приказным тоном заявил мотыльку снайпер. Тот покорно разделся до исподнего. Раны на теле парня выглядели паршиво. Многочисленные порезы и ожоги на теле покрывали добрую половину туловища, лицо и ноги. Переборов жадность, Том вкатил дозу регенератора тканей и бактерицидный анестетик. Это, конечно же, были не нано-составы, которые использовались в вооруженных силах, но при должном уходе в спокойной обстановке позволяли привести человека в норму за несколько часов. – «Теперь ты вряд ли понравишься своим клиентам», сплюнул на землю Томас, разглядывая исполосованное ножами лицо парня. – «Ты наверное думаешь, что я от этой работы получаю какое то удовольствие», неожиданно огрызнулся гость. – «Да мне вообще наплевать, кайфуешь ли ты со своими мужиками, педик, но пока ты здесь, ты будешь выполнять мои правила. Или можешь прямо сейчас идти н#$@й!». Возражений не последовало.

Как оказалось из дальнейшего разговора, Зигги или Зигфрид был куплен малолетними садистами в одном из дорогих борделей Нижнего. Сутенерам было заплачено достаточно, чтобы стало понятно- обратно мальчик для удовольствий вряд ли вернется. И их это вполне устроило. Родители – наркоманы за несколько доз продали Зигфрида Триадам когда ему было всего 6 лет. Смазливая внешность и пухлые губки стали и спасением и проклятием для ребенка. Ему повезло, что его не отдали в качестве секс игрушки амбалам-боевикам. Вместо этого, местный мафиозный босс решил пристроить Зигги в один из крупных борделей квартала, завсегдатаями которого были богатые клиенты. Работавшие в управе, наркодиллеры и даже слащавые извращенцы из Верхнего, спускавшиеся в сумрак города Нижнего в поисках запретных удовольствий. Ведь там, наверху, власти пытались создать иллюзию порядка и процветания. А, соответственно, явное рабство было запрещено. Его первым клиентом был пухлый чиновник из городской управы нижнего, страдавший лишним весом и импотенцией. Он пришел к Зигги со своей собакой, в голову которой был вмонтирован дорогостоящий нелегальный имплант, позволявший транслировать ощущения пса прямо в мозг старого пидара. О том, что произошло дальше думаю, говорить не надо. Старый негр Хьюго, державший бордель, быстро смекнул, что мальчик приносит хороший доход и пользуется популярностью у специфической категории обеспеченных клиентов. Поэтому парня неплохо кормили, редко наказывали и не посадили на синтетические наркотики как некоторых строптивых рабов. Так прошли детские годы, и у Зигги появилась определенная «профессиональная репутация». Не сказать, что он был доволен такой жизнью – другой парень просто не знал. До вчерашнего вечера, когда золотая молодежь решила приобрести его для своих особых развлечений.

Слушая откровения мотылька, Том думал о том, что ему делать дальше. Как оказалось, один из малолетних ублюдков был сыном какой-то крупной шишки из Верхнего города. Это сулило определенные проблемы. Богатый папаша наверняка не остановится, пока не найдет того, кто посмел воздать должное за «невинные развлечения» своего избалованного чада. А это означает, что охоту за хищным зверем будут вести все. И Триады, которые наверняка не побрезгуют щедрым предложением денежного мешка и полиция Нижнего, которая в кои-то веки покинет свою крысиную нору. Предупрежден – значит вооружен. Помня нехитрую армейскую истину, Томас решил отправится на поверхность. Да и пополнить запасы не помешало бы. К сожалению, с последней добычи взять ничего не удалось – если малолетки имели оружие или ценности, которые можно было сплавить торгашам, то они сгорели вместе с автобусом. А деньги в мире 23 века уже давно имели только цифровой эквивалент.

Небольшой микрочип в ладони большинству населения гигаполиса заменял документы, водительское удостоверение и кошелек. Он устанавливался совершенно бесплатно на деньги правительства всем лицам имевшим гражданство. Возможно потому, что с его помощью для пастухов облегчался процесс наблюдения за стадом. И именно поэтому, в какой-то пиратской клинике Нижнего, Том сразу после армии расстался с идентификатором. Превратившись в изгоя вне закона без гражданства и прав. К счастью, многие торговцы каменного подземелья не чурались бартера, скупая сомнительного происхождения импланты, оружие, одежду. И даже внутренние органы – если знать к кому обратится. У барыг Нижнего можно было достать практически все. Том достал из заначки несколько неплохих пистолетов, дешевых украшений и пару упаковок наркоты, которые снял с трупов мелких гангстеров, убитых им ранее и направился к выходу. Зигги, тем временем, уже пришел в относительную норму и натягивал на себя старый бесформенный свитер. Старая одежда Тома мешком висела на худощавом теле мотылька. Кинув на прощание Зигфриду банку синтетической тушенки, снайпер закрыл тяжелую металлическую дверь и растворился во тьме канализационных коллекторов.

Ночная жизнь в торговом квартале не прекращалась никогда. Быть может потому, что Нижний Город всегда был под властью вечных сумерек. Одетый в широкую серую куртку из плотной ткани, накинутую поверх бронежилета, Томас практически не выделялся из общей толпы. Работяги, спешащие после утомительной смены домой, уличные торговцы, ярко наряженные проститутки. Ребята с явно уголовными рожами, выискивавшие «клиента» одетого побогаче, чтобы затащить в ближайший переулок и обобрать до нитки. А вот проехал электромобиль с логотипом «Метрополис секьюрити» — частной охранной компании, являющейся по сути дела, официально зарегистрированным боевым отделением Триад. Том знал, что с этими типами лишний раз лучше не пересекаться. В сумраке яркими огнями горели рекламные баннеры, призывавшими купить, продать, оформить кредит «по рекордно низким процентным ставкам». Снайпер прошел мимо ревущего музыкой на пол-квартала клуба «Бафомет», над входом в который, ожидаемо, красовалась алая пятиконечная звезда с силуэтом злобно ухмыляющегося козла. Свернув с главной улицы в один из грязных проулков, Том наконец достиг своей цели. Маленький магазинчик под названием «Золотая пуля» был помесью оружейного магазина и ломбарда одновременно. Владел им эксцентричный человек по имени Цезарь, бывший когда-то мелким боссом в рядах Триад. Томас временами наведывался сюда, чтобы обменять барахло, снятое им с тел бандюков на достаточно редко встречающиеся боеприпасы для своей ненаглядной винтовки – он с любовью посмотрел на свою запылившуюся сумку. Внутри магазина было гораздо ярче чем снаружи, и Том рефлекторно зажмурился. Умом он понимал, что яркое освещение это еще один фактор, который даст преимущество хозяевам лавки в случае внезапного нападения. Внутри магазина царил строгий порядок. На полках лежала всякая всячина – начиная от бывших в употреблении костюмов химической защиты заканчивая крупнокалиберным пулеметом, который из-за его габаритов можно было установить только на транспорт. Вход в торговый зал охранялся двумя быкообразного вида мужиками, с ног до головы закованными в вороненый нанопластик штурмовой брони. В руках у них находились коротконосые автоматические дробовики, чтобы в случае чего хорошенько поприветствовать нежданных гостей.

– «Опять ты, мутант!», послышался из-за прилавка хриплый голос старого мафиози. На вид ему было далеко за тридцать – солидный срок для тех несчастных, которым судьба «подарила» незавидный шанс родится в Нижнем. Лицо и руки торговца были покрыты сложной вязью иероглифов – он никогда не скрывал, своих связей с Триадами. – «Опять пришел продавать свое барахло. Наверняка приволок какое-нибудь ржавое дерьмо, которое не стоит и кредита. Если так, то можешь сразу проваливать» — стальной взгляд торгаша указал снайперу на дверь. — «Я. НЕ. Мутант, Цезарь», ответил Томас в тон барыге. – «Да мне похрену кто ты такой, давай уже показывай с чем пришел и проваливай! Нечего мне тут распугивать клиентов своей уродливой рожей». Том открыл сумку и выложил на прилавок четыре пистолета Марк IX полицейской модели и две упаковки «синьки». – «Да за этот хлам ты не получишь у меня и трех сотен, хотя..» хищный взгляд торговца зацепился за силуэт винтовки лежащей на дне сумки снайпера, «… вон за ту игрушку я тебе дам тысячу кредов. Интересная модель. Старье конечно же, как и весь тот хлам, что ты принес». Снайпер начинал медленно звереть. Голоса в его голове уже нашептывали десяток способов, которыми он мог бы прикончить заносчивого говнюка. – «Не продается.» Охранники напряглись, направив жерла своих пушек в спину Томаса, ожидая условного сигнала открыть огонь. – «Ну не хочешь как хочешь. Дважды такое щедрое предложение я делать не буду», заявил торгаш разочарованно. Через десять минут напряженного торга за каждый кредит, снайпер покинул магазин с двумя упаковками пятимиллиметровых шариков, несколькими инжекторами с регенератором и жалкой горстью монет, имевших хождение только в Нижнем городе. На повестке дня оставалось только одно задание – разузнать последние новости. А для этого придется посетить в местную забегаловку под названием «Последний глоток».

Здание паба в отличии от дорогих заведений, в которых спускали денежки обеспеченные клиенты, стояло почти на окраине торгового района. Сюда захаживали простые работяги выпить кружку-другую наркопива, мелкая уголовная шушера, обсуждали свои дела наемники. И, хотя, бар неофициально, считался нейтральной территорией, в его стенах с регулярностью случалась поножовщина, а неудачников выносили вперед ногами прямо к ближайшему мусорному развалу на поживу крысам. Помещение забегаловки тонуло в дыму от полулегальных курительных смесей, шуме голосов и воплях телеведущего, раздававшихся из колонок древнего плазменного телевизора под потолком. Том, бросив на прилавок несколько монет, сел за свободный столик в дальнем углу помещения. Через несколько минут толстая официантка поставила перед ним железную тарелку с мясной похлебкой и грязную кружку с пивом. – «Сегодня мясо у нас вкусное. Боб настрелял особенно жирных крыс», проговорила она. Похлебка из крысятины показалась снайперу необычно вкусной после недели в коллекторах, когда приходилось жрать только старую синтетику из просроченных армейских рационов. А вот пиво было сущей мочой – после пары глотков пойла Том отодвинул кружку на край стола, откуда ее шустро подхватил какой то местный выпивоха.

Тем временем, с покрытого копотью телеэкрана послышалось: «…Вчера ночью было обнаружено тело старшего сына заместителя директора компании «Диджител Иллюженс», который был похищен и зверски убит неизвестными на нижних уровнях нашего города. Вместе с ним погибли еще несколько подростков. Требования о выкупе похитителями не выдвигались. Полиция Верхенго города полагает, что этот беспрецедентно жестокий, варварский акт был совершен одной из банд Нижнего города. Безутешный отец несчастного ребенка, мистер Иезекиль Андерсон заявил, что сделает все возможное, чтобы помочь полиции в расследовании жестокого преступления. А теперь к новостям спорта: в этом сезоне на большой арене Колизея пройдут очередные схватки известного на весь Vирт шоу «Смертельный турнир». Наиболее опасные и жестокие преступники получат возможность обрести свободу ценой собственной крови, сразившись с новейшими боевыми машинами наших спонсоров. В этом сезоне корпорация «Санрайз Кибернетикс» представит на обозрение публики своего новейшего дроида – гладиатора. Пока что о нем мало что известно, но в интервью с нашими корреспондентами представитель компании мистер Вонг обмолвился, что название новой боевой машины — «Кобальт». Не пропустите начало трансляции игр на нашем канале. Стоимость базового подключения – всего лишь 2500 кредитов!...»

-«Гребаные корпораты!», подумал Томас. Теперь денежный мешок использует все свои связи, чтобы полицейские крысы в кои то веки вылезли за пределы своей норы. Да и Триады наверняка не будут сидеть без дела в погоне за жирным кушем. Придется надолго залечь на дно. Выходя из бара, Томас был окружен стайкой подростков, которые шумя обступили его. Один из них тут же попытался залезь к снайперу в карман куртки, за что тут же поплатился сломанными пальцами. Том выхватил широкий нож, и малолетние хулиганы моментально испарились в сумраке. Нужно было срочно возвращаться в коллекторы – оставаться на поверхности было небезопасно. Снайпер понимал, что копы, несмотря на свою профессиональную тупость, рано или поздно сложат два и два. Оружие, из которого он пристрелил малолетних маньяков было далеко не самым распространенным, а старая собака Цезарь наверняка уже сообщил Триадам о «Мутанте», который регулярно покупает пятимиллиметровые боеприпасы к импульсной винтовке. А это означает, что рано или поздно на снайпера начнут облаву как на дикого зверя. Том подумал, что всего будет отсидится некоторое время на нижних уровнях Лабиринта, пока шумиха уляжется а потом…потом видно будет. Времени для раздумий оставалось очень мало. В этот момент он еще не понимал, что уже опоздал.

В этот раз на верхних уровнях коллекторов было тихо. Слишком тихо. Томас достал из сумки свою ненаглядную винтовку, и стараясь не шуметь, двинулся в сторону своего логова. В свете инфракрасного прицела, среди испарений он заметил обломки металлической двери в свое убежище. На полу перед дверью блестела свежая лужа крови, а бетонные стены были изрешечены осколками. Видимо кто-то таки наступил на его сюрприз. Вот вдалеке показался нечеткие силуэты двух человек. Эти боевики Триады были молоды и глупы, если так по-дилетантски организовали засаду. – «Скорее всего новобранцы из уличных банд, недавно примкнувшие к серьезным дядям», подумал Снайпер и прицелился. Один из бандитов курил косяк с дурью, а другой громким голосом обсуждал свои планы на награду, которую босс непременно выдаст таким чотким пацанам, если они принесут ему «…голову этого сраного ублюдка». Тихо вздохнули конденсаторы рельсотрона, и в животе у курильщика появилось новое отверстие. Второй в недоумении закрутил головой и попытался достать пушку, но тут огненная вспышка опалила его горло, практически отстрелив голову вместе с честолюбивыми планами и мечтами. Лицо Тома озарила улыбка. Он почувствовал волну наслаждения наблюдая, как неуклюже размахивая руками, тело последней жертвы падет в грязные воды канализационных стоков.

Убедившись, что больше в округе никого нет, охотник подошел к двери. Внутри помещения было все перевернуто вверх дном. Зигги нигде не было видно. Также исчезла и фотография матери, стоявшая на ящиках у стены. Тома обуяла дикая злость. Хотелось срочно убить кого-нибудь чтобы хотя бы немного успокоится. И тут из-за двери раздался стон. Первый бандит, каким-то чудом все еще цеплялся за жизнь. Под его телом уже успела собраться лужа крови, казавшаяся в тусклом свете грибов черной. Снайпер подошел вплотную и присел рядом с телом умирающего. Ему необходимо было узнать куда боевики триады утащили мотылька. Не то, чтобы его сильно беспокоила судьба бывшего мальчика по вызову, из-за которого, возможно его так быстро вычислили. Необходимо было удостовериться, что информация о собственном прошлом охотника не всплывет наружу. – «Где он?» спросил Томас, проворачивая широкий армейский нож в ноге бандита. На стекленеющих глазах триадовца выступили слезы от внезапно нахлынувшей волны боли. Жить ему оставалось считанные мгновения. – «Твоя маленькая сучка? Давно не трахал его худосочную попку?», попытался рассмеяться тот, но поперхнулся кровью и закашлялся. – «Где парень, с#$а! Отвечай!», прорычал проснувшийся в глубине души зверь. – «Твою шлюшку отвезли к Эльвире. Он любит новые игрушки. Наверняка твоему п^%ру понравится у него в гостях! А та баба на фотографии ничего! Твоя сестра или жена? Ничего, мы и ее тоже найдем, можешь не сомневаться». Одним коротким взмахом ножа Томас прекратил предсмертные откровения бандита, и столкнул обмякшее тело в зловонную жижу.

Эльвира. Это имя снайпер раньше слышал. Помешанный на кибернетике и извращениях палач местного отделения Триады. Маньяк обитал в одном из заброшенных складов блока A04, который Триада приспособила под хранилище компонентов для синтетической наркоты. Охраны там было не так уж много – в Нижнем городе не было безумцев, которые бы решились связаться с крупным преступным синдикатом. До сегодняшнего дня. Поэтому, последний раз посетив разгромленное убежище, Томас закинул в сумку пару банок синтетической тушенки и отправился в долгий путь по канализации. А04 находился на окраине жилых районов и считался относительно безопасным местом. Здесь можно было жить не опасаясь налета каннибалов или техно-поторшителей. Если ты конечно же, регулярно платишь за покой представителям Триады. Нужный склад находился на самой дальней окраине района, гранича со свалкой. Томас, залег среди ржавой арматуры и рассматривал в прицел место будущей работы. У входа маячили четыре охранника в средней броне, на которой виднелись красные иероглифы. Дверь в ангар была закрыта на кодовый замок. За последние несколько часов, которые Том провел в наблюдениях, от склада отъехало несколько груженных тентованных электрокаров. Караульные сменились всего один раз. Больше ждать не следовало. Активировав баллистический калькулятор, Том подсветил цели и как в тире уложил всех четверых бандитов на пыльный бетон. Все это заняло у него не больше 10ти секунд. Время пошло. Снайпер понимал, что от винтовки в закрытом помещении будет мало толку, поэтому с сожалением погладив приятный на ощупь пластик приклада, спрятал сумку среди метеллического мусора, закидав для верности грязью.

Только в дешевых шоу в Vирте, секретный агент проникает в стан врага, пробираясь через вентиляцию, расстреливает от бедра охрану из спаренных пулемётов или хитроумным прибором взламывает многоуровневую систему охраны комплекса. В реальности все получилось гораздо проще. Том, оттащив трупы триадовцев в ближайшую подворотню, снял с одного из них обыкновенную магнитную карточку. Также он подобрал хороший многозарядный дробовик и парочку осколочных гранат. С таким нехитрым снаряжением он подошел к двери ангара. Карточка сработала. Еще бы, это ведь была не секретная лаборатория по производству боевых мехов или правительственный бункер – Триады умели ценить деньги и тратились на безопасность ровно столько, сколько считали необходимым. Внутри ярко горели ртутные лампы, практически все помещение склада занимали стеллажи с пластиковыми и металлическими емкостями, которых, по всей видимости, находились химреактивы. Неподалеку находилась дверь во внутренние помещения, из-за которой доносилась ругань и смех. Томас, стараясь не шуметь, подкрался к двери и заглянул вовнутрь. За низким столом сидели пятеро бандитов и азартно рубились в какую то карточную игру. В воздухе явно ощущался запах «дури». – «Совсем расслабились на дармовых харчах», подумалось снайперу. В дальнем конце комнаты виднелись ступеньки, которые упирались в невзрачную металлическую дверь. Других помещений в складе не наблюдалось, а значит путь снайпера лежал прямо в подвалы. – «У меня два туза и джокер!» наконец заорал один из бандитов, громко хлопнув картами по столу. И именно в этот момент в помещение влетела граната. Завороженно глядя на металлическое яйцо, бандиты не успели шелохнуться, как прогремел взрыв. Осколки застучали по стенам комнаты, а окружающее пространство огласили стоны и крики. Не дожидаясь, пока дым рассеется, Том вломился в помещение, и несколькими выстрелами дробовика упокоил раненых бандитов. Один из них, зажимая рваную рану на животе, попытался схватится за оружие, но прямой выстрел в лицо разметал мозги боевика по стенам. На пол плавно планируя, падали пластиковые картинки. – «У меня фуллхаус с$#и!», прорычал снайпер, сплевывая на пол. Имплант баллистического калькулятора покорно записывал кадры бойни.

Дверь на нижний уровень была не заблокирована. За ней открывался широкий хорошо освещенный тоннель с рядами камер, в которых томились какие-то бедолаги. В самом конце коридора была еще одна дверь, оббитая звукоизолирующим материалом. Наверное, именно там был рабочий кабинет местного босса. Томас сменил барабан в дробовике и открыл ее. «Кабинет» Эльвиры был жуткой помесью операционной безумного хирурга, секс-шопа и спальной. Здесь находился большой железный стол с кучей приспособлений для фиксации жертвы. Рядом стояли подносы со скальпелями, сверлами, висело несколько капельниц с непонятным содержимым. В дальнем углу стояла большая двуспальная кровать в форме сердечка, покрытая бурыми потеками. На ней лежали наручники и меховые перчатки. – «Да он на всю голову е$#тый!», подумал Томас. А вот в другом конце комнаты на вертикально поставленной дыбе висел Зигги.

Одна из его рук была вывернута под неестественным углом, на коже кровили широкие следы плети . Рядом с ним с дисковой пилой в руке стоял гигант. Белокожий человек ростом почти под два метра, он массивной тушей возвышался над обвисшим в креплениях мотыльком. На груди Эльвиры – а это, несомненно, мог быть только он, была надета черная майка-сеточка из синтетической ткани, под которой бугрились мышцы и были видны несколько цифровых портов. В сосках блестели пара золотых украшений. Одна из рук психопата была полностью заменена на кибернетический имплант, заканчивавшийся искрившими от напряжения нейрохлыстами. Другая была полностью покрыта татуировками в стиле якудзы. Шея монстра была полностью закрыта каким-то воротником, из материала, напоминающего текстурой автопокрышку. Поверх него были надеты сверкающие хромом металлические кольца. Венчала картину гротескного существа легкомысленная дамская шляпка с широкими полями, к которой сверху была приколота черная пластиковая роза.

Киборг-извращенец обернулся на шум, и заметив Томаса, широко улыбнулся ярко накрашенными губами! — «Добро пожаловать, дорогой, в мое милое и уютное ЦАРСТВО БОЛИ!», грудным голосом проворковал гигант. – «Я обещаю, что умирать ты будешь очень, очень долго, и сполна сможешь насладиться моими талантами!». Томас ничего не ответил психопату и вскинул дробовик. Тем временем громила двинулся в его сторону. Глухо ухнуло орудие, но дробины со звоном отскочили от оказавшейся бронированной груди чудовища. – «Позволь я покажу тебе что такое настоящая агония!». С этими словами киборг замахнулся своей механической рукой и обрушил на Тома жгут искрящихся от перегрузки нейрохлыстов. Снайпер едва успел закрыться от них винтовкой, но часть из энергетической плети таки сумела добраться до него. В воздухе запахло паленым, а Томаса скрутили судороги. – «Я тебе объясню, что есть страдание! Вся наша жизнь – одно сплошное страдание. Рождение происходит в страданиях матери, страданиях ребенка. Агония и смерть также несет страдание. Страдание это все. Начало и конец. Смысл любой жизни – в страдании!», продолжал завывать Эльвира приближаясь к корчившемуся на полу Томасу. Нейрохлысты на его киберпротезе подобно щупальцам перекручивались и щелкали, между ними пробегали дуги электрических разрядов. – «Боль! Она очищает!», массивный удар кованных армейских сапог подбросил Тома почти на пол-метра. – «Боль! Она обновляет!», заорал на всю комнату садист, нанося новый удар сапогом. Маньяк явно не спешил убивать своего противника, наслаждаясь превосходством. Очередной удар нейрохлыста отбросил Томаса в медицинской стойке, на которой стояли какие то склянки. Перед глазами снайпера пошли круги. Еще немного и он окончательно отключится, оставшись в полном распоряжении разошедшегося психопата. Эльвира не спеша приближался, стуча металлическими подбивками тяжелых сапог по кафельному полу. К горлу снайпера потянулась натуральная рука извращенца. И тут Томас схватил какой-то пузырек со стойки и метнул его Эльвире прямо в лицо. Киборг инстинктивно закрылся от предмета железной рукой от удара о которую банка разбилась. В ноздри ударила вонь кислоты и комната огласилась бабьим визгом. Концентрированная жидкость за несколько мгновений обожгла лицо киборга, ослепив его.

Разбушевавшийся психопат принялся хлестать вокруг себя нейрожгутами, кроша свое логово в щепки. Томас, с трудом увернувшийся от последнего замаха схватил со стола первый попавшийся предмет. Им оказался странный агрегат, помесь огромного фаллоимитатора и промышленной дрели. Понимая, что другого оружия у него не осталось, он включил устройство, и комнату огласило громкое жужжание. Покачиваясь на с трудом слушающихся ногах, Том увернулся от очередного взмаха нейрохлыста и с наслаждением вонзил сверло грудь Эльвире. Толстая подкожная броня не смогла остановить вращающийся бур, и он и с хрустом вонзился в грудную клетку маньяка. Психопат завизжал как свинья. Томас не отпускал прибор до тех пор, пока рана в груди киборга не стала размером с кулак. После чего достал из кармана последнюю гранату, и вырвав чеку закинул ее внутрь тела чудовища. Через мгновение ухнул взрыв, и Эльвира осел на пол. Стекленеющие глаза чудовища были прикованы к злополучному плакату на стене. Быть может, Тому показалось, но на губах психа, перед смертью промелькнула улыбка.

Снайпер пошарил глазами по комнате, но фотографии матери так и не нашел. Зигги все так же безвольно висел, прикованный к стальной дыбе. Томас уже подумывал бросить его, когда глаза Зигфрида неожиданно открылись. – «Спасибо, тебе, что пришел за мной, друг», мотылек заплакал. -«Я никогда не думал что ты решишься на такое». Томас, вздохнув, решил наконец освободить пленника. – «Как же я за$#ся тебя спасать! На$#р ты мне вообще упал. Из-за тебя у меня одни неприятности». Но мотылек, казалось, не замечал его слов. Пора убираться отсюда, сказал Том. Скоро тут будут штурмовики Триады, и они будут куда опаснее тех раздолбаев что я положил по пути сюда. Израненный снайпер и Зигги вышли в коридор. В одной из камер послышалась возня, и перед дверью возникла женская фигура. Вместо левого глаза у нее стоял какой-то кустарный имплант, на бритом затылке отсвечивала хромом металлическая пластина, с нейроразьемами. Кожа на лице женщины выглядела так, как будто ее облили кипятком. Точно так же, как у него самого. Ответ был один – Марс.

Идея Зигфрида спасти Цикаду – а именно так представилась женщина, была противна Тому. Он ведь не рыцарь в белых доспехах – скорее совсем наоборот. Тем более его не прельщала идея направиться прямиком в логово бывших «повстанцев». Когда они узнают кем при каких обстоятельствах он был на красной планете, скорее всего, его порешат как бешеную собаку. Но иного выбора у него не было. Лучше попытаться завоевать расположение «мутантов», чем гарантированно рано или поздно сдохнуть от пули полицейского патруля. С такими мыслями Томас, в который уже раз за день, полез в глубины Лабиринта.