S03E05
Путь Зверя. Глава 2 Путь Зверя. Эпилог

Путь Зверя. Глава 3

Уже несколько часов к ряду группа пробиралась по самым глубоким и заброшенным секторам канализаций гигаполиса. В иное время Томас вряд ли бы рискнул без подготовки и необходимого снаряжения погрузится во тьму нижних уровней настолько глубоко. Во мраке подземелий то и дело слышались вопли неведомых тварей, а время от времени слышался глухой стон древних бетонных плит, угрожая обвалом. Но, благодаря проводнику, которая, как оказалось, много раз пробиралась этим путем на поверхность, опасности пока удавалось избегать. Весь путь проходил в молчании. Последние шприцы с регенератором тканей были израсходованы снайпером для того, чтобы хоть как – то привести себя и Зигги в порядок после «гостеприимства», оказанного им триадовским палачом. Наконец странники достигли тяжелых гермоворот, которые вряд ли значились на каких-либо планах подземелий. Возле тяжелых металлических дверей дежурило, по меньшей мере, десяток вооруженных людей, отметины на лицах и коже у которых явно указывали, что перед ними те самые «марсианские повстанцы». Томас отметил, что охрана была расставлена грамотно: за укреплениями из бетонных плит и металлоконструкций виднелись стволы крупнокалиберных пулеметов, из которых можно было эффективно простреливать оба конца тоннеля. Яркий свет прожекторов не оставлял ни одного шанса врагам скрыться во тьме подземелий.

Увидев незнакомцев, охрана тут же взяла их на прицел многочисленных орудий. Но тут дело в свои руки взяла недавняя пленница. После нескольких минут разговоров с командиром блокпоста, людям наконец-то было разрешено войти. Завыли сервомоторы, и тяжелая дверь в последний оплот марсианских колонистов открылась. Старые сталкерские байки о том, что Лабиринт был построен на руинах какого-то древнего земного города оказался правдой. Открывшаяся взору Тома картина вряд ли была частью древних канализационных систем гигаполиса.

За гермоворотами, которые изнутри также охранялись вооруженными колонистами, находилась настоящая многоуровневая пещера, ярко залитая светом многочисленных люминесцентных панелей. Поселение мутантов состояло из остовов древних домов, среди которых деловито сновали многочисленные жители. Снайпер приметил даже пару местных магазинчиков. Повсюду слышался гомон голосов, где то завывала циркулярная пила. Воздух в помещении был значительно чище чем в коллекторах, и Томас наконец смог вздохнуть полной грудью. «Вероятно, поселенцы умудрились каким-то образом запустить то, что осталось от древних вентиляционных систем», подумалось снайперу. Пока что местные не обращали внимание на вновь прибывших. Вероятно попутчицу Тома здесь хорошо знали, а «вареный» вид лица самого снайпера пока что помогал Томасу сойти за местного жителя. Он знал, что, так или иначе, «марсиане» узнают кто он такой, и заранее готовился к худшему.

Тем временем Цикада привела людей к своей лачуге, когда то давно бывшая, видимо, квартирой в полуразрушенном доме. Зигги, несмотря на перенесенные пытки, последние несколько часов пытался держаться бодрячком – снайпер даже поначалу удивился выносливости тщедушного «мотылька» — но сейчас из парня как будто выпустили воздух. Пацан просто рухнул на кучу тюков с какими то тряпками и вырубился. Внутри дом спасенной «марсианки» напоминал помесь склада старьевщика, собирающего компьютерное железо и мастерской безумного механика. В одном углу располагался широкий стол, на котором, поблескивая огнями многочисленных светодиодов, стояла станция для трехмерной работы с Vиртом, и полуразобранный иглострел. Рядом находился кокон погружения одной из первых моделей, к которому шли многочисленные гофрированные кабеля и трубки с какими-то растворами от автоматических капельниц. Напротив компьютерного терминала стоял жесткий стул с решеткой, а чуть дальше, за ширмой из пластика находилась простая металлическая кровать со старым матрасом и видавшим виды шерстяным одеялом. Цикада тем временем ушла, предварительно посоветовав вновь прибывшим не покидать пределы своей коморки, дабы не привлекать излишнего внимания. Томас, усевшись на стул, открыл свою неизменную сумку и начал чистить предмет своего обожания. Энергетическая ячейка рельсотрона была разряжена более чем на половину, показывая оранжевую пиктограмму. Заряда в батарее оставалось чуть менее чем на сотню выстрелов. Снайпер думал, что будет когда заряд батареи дойдет до конца. Запасной батареи к оружию у него не имелось. Под снятым кожухом ствола, в свете ртутных ламп, ярко блестели две сверхпроводящие шины.

Внезапно дверь распахнулась, и в помещение вбежала маленькая девочка лет восьми-девяти. Она была одета в достаточно чистое по местным меркам платьице и прижимала к груди старую видавшую лучшие времена куклу в виде фиолетовой лошадки. Увидев незнакомцев, девочка в удивлении открыла свои широкие зеленые глаза. Том отметил, что в отличии от местных жителей, на чьей коже отчетливо были видны следы марсианской радиации, лицо девочки было абсолютно чистым, не считая неестественной бледности из-за постоянного проживания под землей. «Наверное, она родилась уже здесь», подумалось снайперу. Тем временем, кроха заговорила! – «Привет! Вы друзья тети Джессики? Я вас здесь еще не видела! Вы, наверное, тоже сталкер как дядя Саймон? Меня зовут Элли! А это – Тай, моя лучшая подруга», прижимая куклу к груди, затараторила девочка. Томас разглядывал ребенка. Она абсолютно его не боялась. Было так странно видеть такое доверчивое невинное создание здесь, в глубинах катакомб. В постоянной борьбе за выживание, грызне за каждый кусок пищи, за каждый глоток воздуха, Том уже забыл, что можно вот так вот запросто подойти к незнакомому человеку не опасаясь худшего. То ли у «мутантов» вообще не было преступников, то ли отношение к детям было совсем иным, чем на поверхности. – «Меня зовут Томас», наконец ответил снайпер. – «Я не сталкер, я скорее охотник. Охочусь за плохими парнями, если можно так сказать». – «О, охотник! Дядя Сэм и его брат тоже охотники! Они часто уходят на много дней на нижние уровни, чтобы убивать страшных чудовищ, и даже иногда приносят разные интересные штуки. А однажды дядя Сэм принес настоящую книгу с поверхности. Она с картинками, и называется азбука. Мы с Тай очень любим ее читать перед сном. Там такие красивые картинки. Возле буквы «А» нарисовано яблоко. Ты когда-нибудь видел яблоко? Нет? Оно такое красное, размером чуть больше гранат, которые собирает в мастерской мистер Максвелл. Как он ругался, когда я хотела взять одну посмотреть! Он конечно странный, но вообще добрый. Меня ребята тоже считают странной. Потому, что мне иногда снятся сны. Про небо. Мальчишки часто дразнят меня, когда я им рассказываю, особенно хулиган Айвен. Он не верит в небо, и говорит, что его не существует. А я его точно видела! Оно такое синее со странными белыми штуками, похожими на вату. И еще там светит огромная желтая лампа, которая ярче чем любой прожектор. А еще в том мире из сна есть деревья, зеленые и большие. Джессика когда то мне показывала картинки на своем компьютере – наверное, это были они. Скажи, а ты веришь в небо?». Девочка умолкла и посмотрела в глаза Томасу. Он не знал, что ответить любопытному ребенку. Что в мире наверху небо заменяют бетонные плиты потолка и несущие конструкции Верхнего города? Или что если найти редкий пятачок можно сквозь токсичные испарения углядеть осколки вечно серого неба. Или быть может рассказать про темно-синюю бездну в ночи над космопортом, которую он наблюдал единственный раз в жизни, перед посадкой на злополучный транспорт к Марсу? Вместо этого он сказал что знает, что небо есть. Далеко отсюда, есть дивное чистое небо с ярким солнцем, кристально-чистый воздух, а может даже вода , которую не надо перед употреблением пропускать через многоступенчатый нанофильтр. Где то в глубине души, там, под слоем грязи и пепла, Том сам хотел верить, что подобный мир существует, без вечной войны, насилия и разврата, место, в котором его измученная душа наконец смогла бы найти свой покой.

Внезапно дверь широко распахнулась, и в комнату вошли двое вооруженных людей в тяжелой нанопластиковой броне. Девочка юркнула в спальную, скрывшись у изголовья кровати. – «Вставай, мясник! Пойдем с нами, и не вздумай творить глупостей! », прогудел один из них. Томас отложил винтовку на стол, и, взглянув в сторону так и не пришедшего в себя Зигги, вышел из помещения. На площади было многолюдно. Снайпера провели сквозь гомонящую толпу, и он оказался на помосте рядом с пожилым человеком, одетым в тяжелые штурмовые доспехи первого поколения. Томасу заломили руки за спину и бросили на колени перед местным главарем. В спину снайпера уперлись дула автоматических винтовок. Тем временем, пожилой мужчина, чье лицо пересекал глубокий шрам от осколка, подошел вплотную к снайперу. – «Итак, мясник, ты осмелился показаться здесь, среди нас!», голос предводителя «марсиан» гремел под сводами пещеры, усиленный аппаратурой. – «Очень, очень многие здесь присутствующие еще не забыли, что ты и тебе подобные творили на Марсе. Многие из нас не забыли, что вы сотворили с колонией Гернсбек. Очень многие из здесь присутствующих хотели бы увидеть твою голову на шесте» Толпа одобрительно загудела. Тем временем, лидер «марсиан» продолжил: -«Ваше правительство дважды предало нас, в первый раз, когда отправило инфантильных мечтателей покорять просторы фронтира. А второй – когда вместо продовольствия и медикаментов прислал к нам отряды карателей. И все из-за того проклятого минерала. Так мы стали в глазах всего мира «террористами», «мутантами», нелюдями. Последним из выживших ваше общество милостиво дозволило подыхать тут, на Земле, среди отбросов и нечистот вашего мира. Но мы, как видишь, выжили. Скажи мне, убийца, почему мы должны проявить снисхождение и оставить тебе жизнь?». – «Прикажите повесить его, полковник! Смерть ублюдку!», бесновалась толпа. Томас молчал. Ему нечего было возразить своему обвинителю, потому что он сознавал, что многое из того, что говорил полковник Гаррет Мак Нил было правдой. Старый вояка, правая рука Натаниеля Фишера, предводителя повстанцев, каким-то образом умудрился уцелеть в мясорубке марсианской бойни. Вряд ли он, поддавшись страху, решил спрятаться на переполненных баржах среди выживших колонистов. Скорее всего, размышлял Том, в том последнем бою он героической гибели предпочел выживание. Но не из трусости, а из-за чувства ответственности за судьбы доверившихся ему людей. Людей, за которых он был в ответе. Тот, кто выжил, всегда может отомстить.

Тем временем, полковник снова подошел к пленнику и, взяв его за небритый подбородок, посмотрел прямо в глаза. – «Можешь не рассказывать басни, что просто исполнял приказы и все такое. Многие, присутствующие здесь хотели бы тебя видеть мертвым, мясник. Однако, мы тебе дадим тот же шанс выжить. Мизерный, подобный тому, что ваше «гуманное» общество подарило нам, «мутантам». Забавно, но ты для этих гладкокожих с верхних уровней такой же «мутант» как и мы. Каково тебе это, убийца? Так вот, тебя без оружия бросят в очистной блок B. Там уже давно пропадают люди. Если ты выживешь, то сможешь уйти отсюда живым. Или ты можешь предпочесть легкую смерть прямо сейчас», полковник Гаррет кивком указал на конвоиров, державших снайпера под дулами автоматов. – «Выбирай, мясник, выбирай.» Голос полковника гремел в усилителях где то под потолком пещеры. Толпа бесновалась. Многие требовали казнить Тома прямо сейчас – воспоминания о бойне, произошедшей в колонии Гернсбек все еще горели в сердцах колонистов. – «Я вернусь за своей винтовкой. И если на ней будет хотя бы царапина, я тебя достану даже из ада.» Предводитель «марсиан» громко рассмеялся. – «Слова настоящего солдата. Ты сделал свой выбор. Теперь моли всех богов или в кого ты там веришь, что он был правильным». Томаса поставили на ноги, и под улюлюканье толпы сопроводили в дальний конец пещеры. Лязгнула металлическая решетка, и снайпер остался один во тьме, которую с трудом рассеивал свет многочисленных колоний гриба-«светляка».

Тоннель, в который попал Томас был не слишком широким. Под сапогами хлюпала вода, а во тьме слышался пронзительный писк мутировавших крыс. Зубастые твари не спешили нападать на человека, чего то выжидая. Под ногами захрустели кости. Срочно необходимо было раздобыть какое-то оружие, иначе злобные грызуны скоро будут пировать свежей человеческой плотью. Снайпер активировал баллистический имплант – и вокруг стало чуточку светлее. Вытащив из кучи мусора на полу толстую арматурину, он почувствовал себя немного увереннее. Красные глаза крыс неотрывно следили за человеком из темноты, по-прежнему чего-то выжидая. Том знал, что такое поведение для тупых канализационных падальщиков было не свойственно – крысы предпочитали атаковать жертву едва заметив. Тем временем тоннель расширился и Томас вышел в просторную комнату, когда то давно, видимо бывшую отстойником для всякого химического дерьма. В голове почему-то зашумело. Наконец, крысы решились атаковать. Причем делали это довольно грамотно. Две из них с мерзким писком прыгнули в лицо, а одна попыталась вцепится в шею, прыгнув сверху. Не глядя том поддел ногой одну из крыс, отправив ее в стремительный полет на дно чана, но вторая, таки умудрилась мертвой хваткой вцепится снайперу в ногу. Стремительно развернувшись на месте, Том проткнул летящую сверху тварь импровизированным шампуром, от чего помещение огласилось воплями твари. Даже находясь на вертеле, крыса изо всех сил пыталась вцепится Томасу в лицо. Стряхнув ее вниз, снайпер обрушил увесистый металлический штырь на голову ее товарке, размозжив череп. И тут в его руку вцепилась еще одна бестия, размером с небольшую собаку. Том заорал от боли, и отбросив орудие принялся молотить кулаком свободной руки по ощетинившейся харе. А из труб прибывали все новые и новые полчища крысиного воинства. Шум в голове усилился, а зрение поплыло. И вот на сцене появилось новое, доселе невиданное чудовище. Видимо именно оно и контролировало весь этот клыкасто-когтистый театр. Светящаяся кислотным цветом тварь, видимо, когда то давным-давно была жабой. Однако разве бывают жабы размером с хороший мусорный бак? Как оказалось – вполне бывают. Тварь вылупила на человека свои огромные глаза и зашипела. Шум в голове снайпера усилился. Крысы перегруппировались и черной волной покатились в сторону человека. Том понял, что единственный шанс уцелеть – это убить эту мерзкую светящуюся тварь, которая, похоже, контролировала крысиный рой. Отправив еще одну вонючую тушу на дно сточного коллектора, он подобрал штырь и с ревом бросился в сторону зеленого монстра. Тварь, не ожидав такого от человека, отпрыгнула в сторону и плюнула в него струей кислотной дряни. Том едва уклонился от «подарка», а вот преследовавшей его по пятам крысиной армии не так повезло. Сразу несколько хищных грызунов забились на полу в агонии, оглашая окрестности предсмертным визгом. Зверь внутри Томаса заревел. Подбежав к жирной туше он с силой обрушил орудие убийства на то место, где как ему казалось, находилось чудовище. Промах! Проклятое земноводное, неведомыми способами получившее псионические способности мастерски отводило глаза. Даже имея в руках огнестрельное оружие было бы проблематично прикончить странное порождение радиоактивных вод. Оставался лишь один выход – Томас закрыл глаза и активировал баллистический имплант. Не доверяя больше человеческим чувствам, он направил следующий удар туда, где по показаниям устройства находился монстр. И не промахнулся. Увесистая ржавая арматура с глухим чавканьем вонзилась в тело канализационного проглота. Сознание чуть прояснилось. Видимо, у псионической связи, при помощи которой гиганская жаба контролировала крыс была и обратная сторона – забыв о человеке, крысы заметались по комнате, оглашая помещение визгом, в котором слышалась боль. Снова и снова Том наносил удары по жуткой твари, орошая себя каплями светящейся слизи и кислоты. Руки неимоверно жгло, пара капель успела просочиться даже под броню. Но снайпер, вошедший в раж, казалось этого не замечал. Первобытный инстинкт – убивать или быть убитым мобилизовал все возможные резервы в организме человека. Через некоторое время, обессиленный снайпер отошел от туши мертвого монстра. Крыс по близости не оказалось. Едва передвигая ногами, он наконец добрался до проржавевшей металлической лестницы, выходящей на верхний уровень во владения «марсиан». Здесь были гидропонные фермы, на которых выходцы с красной планеты выращивали грибы и съедобную плесень. Обессиленный, Том не успел сделать несколько шагов, как его ноги подкосились, а сознание поглотила тьма.

Снайпер медленно приходил в себя, лежа на кушетке в комнате, казавшейся ему смутно знакомой. В полумраке раздавались человеческие голоса. «…ты уверена? », проговорил в сумраке голос. – «До того как меня поймали, мне удалось вскрыть внутренную сеть Триад, сомнений быть не может. Это началось», проговорил женский голос. – «Значит проклятые поверхностники решили окончательно решить «марсианский вопрос», как всегда – чужими руками. А заодно можно повесить на «террористов» всех собак. Это война, Цикада, это война. Не хочу врать тебе, девочка, но рано или поздно нас сомнут. Здесь конечно не Марс, и воевать лицемерным ублюдкам будет куда труднее. Партизанская война в Нижнем может длится годы». – «Есть еще кое-что, Полковник. Недавно, по шифрованному каналу, доступ к которому имеем только мы, я получила письмо. Отправитель не определяется. Вы можете не поверить, но оно появилось внезапно, обойдя все наши протоколы шифрования. В нем – подробный план Лабиринта с координатами автоматического завода, законсервированного ВПЗ на случай мировой войны. К нему прилагалась карта с точным расположение фабрики, коды активации, протоколы доступа к охранных системам. Звучит невероятно, и очень похоже на ловушку. Но больше всего меня смутила подпись отправителя. «Энигма. ». – «Это бред!», прорычал Гаррет. – «Какое дело всемогущему ИИ, контролирующему почти весь Vирт до судьбы жалких «мутантов»? Тем более, что его наверняка полностью контролирует этот, как его, Совет Пяти» — «Я не знаю», ответила Цикада. «Есть только один способ проверить правдива ли информация. В любом случае, по вашим словам, нам нечего терять, так или иначе – мы будем мертвы.» — «Ты просишь меня отправить ударную группу на самые окраины Лабиринта в погоне за сказками? Чтобы добраться до этого сектора потребуется как минимум неделя. И все из–за какого то странного письма неизвестно от кого? ». – «Полученные карты слишком подробны чтобы быть чьей то шуткой. Многое совпадает с тем, что известно только нашим сталкерам, а они скорее отрежут себе язык чем, выдадут информацию Триаде или корпоратам.» — «И все равно посылать на смерть своих людей я не собираюсь. Даже, предположим, что это все правда и завод и впрямь существует. На подступах к нему наших парней разорвут автоматические системы безопасности», не сдавался упрямый старик. — «И именно поэтому я отправлюсь вместе с ними.», закончила Цикада. – «НИКОГДА!», прорычал Гаррет и хлопнул дверью. К тому моменту, снайпер уже минут пять как пребывал в блаженном небытии и не слышал большую половину разговора.

Второе пробуждение далось Томасу куда легче. В помещении на потолке горела яркая ртутная лампа, заставляя снайпера жмуриться. Он застонал и попытался сесть, но это ему не удалось. Женщина увидела, что охотник начинает приходить в себя, и подошла к изголовью кровати. – «ГДЕ…ОНА!», полушепотом проговорил Томас. Цикада, не поняв вопроса, подошла еще ближе. – «ГДЕ…МОЯ..ВИНТОВКА!» прохрипел снайпер, пытаясь непослушной рукой схватить девушку, но она ловко увернулась, и через несколько мгновений вернулась к постели, сжимая Eclipse в руках. Снайпер, с трудом взяв рельсотрон из рук слайсерши, нежно прижал его к груди. Тому казалось, что даже боль от кислотных ожогов стала куда легче. Кожа на обожженном лице разгладилась, и на нем появилось подобие улыбки. Тем временем Цикада ввела в вену снайпера несколько кубиков регенератора. Томасу было все равно. Главное, что его ненаглядная теперь снова с ним. – «У меня для тебя есть плохая новость и очень плохая», пошутила Цикада. «С какой начать?» Снайпер никогда не был оптимистом, и потребовал назвать самую плохую. – «Как хочешь. Самая плохая новость в том, охотник, что ты теперь знаменитость. Возглавить десятку самых разыскиваемых преступников Нижнего – для это надо постараться», сказала она. – «Плохая новость в том, что оставить тебя у себя мы не можем. Многие до сих пор спорят с решением полковника, приказавшим оставить тебя в живых, и рано или поздно постараются прикончить . Мы не можем рисковать целостностью нашей общины, и поэтому как только ты придешь в норму тебе придется уйти». – «Почему…ты ухаживаешь за мной?», полушепотом спросил снайпер. – «Я же мясник, чудовище. Почему именно ты?», прошептал Томас. – «Ты мне спас жизнь, Том» — снайпера передернуло от звука собственного имени – «…поэтому полковник решил, что лучше всего ты на время останешься у меня, а потом уйдешь наверх. Твой приятель, Зигги, может остаться у нас, если пожелает.»