S03E05

Первая

Твайлайт тревожно бродила по рынку Кантерлота, изредка заглядывая в магазинчики, прежде чем отправиться к следующему. Спайк покорно следовал за ней, изредка срываясь на бег, чтобы догнать её. И вот так они провели уже несколько часов, отчего ноги Спайка успели налиться свинцом.

— Оооу, — застонала Твайлайт. — Что же купить Принцессе в подарок?

— В этом магазине продают кровати, — устало отметил Спайк. — Думаю, ей нравятся кровати. Возможно, мне стоит проверить её перед покупкой.

— Соберись, Спайк. Сегодня у меня встреча с Принцессой Селестией, а я ещё не нашла подходящий подарок, который скажет ей... ну ты знаешь... — покраснев, закончила Твайлайт.

Спайк вздохнул:

— Ты уверена, что тебе это необходимо? Что нужно рассказывать Селестии о твоих чувствах к ней?

Твайлайт сердито взглянула на него.

— Да, уверена. Я слишком долго хранила эти чувства и сегодня... — она махнула копытом в сторону лавки флориста, украшенной сердечком с цветами, на вывеске которой было написано “Покажи, как ты любишь, с помощью цветов”, — ...сегодня я скажу ей.

Спайк лишь пожал плечами.

— Ладно, я просто спросил. Хотя, мы выбираем с самого утра. Я устал и проголодался.

В качестве подтверждения его живот заурчал.

— Поправка, — уточнил он, — я проголодался пару часов назад, а теперь я просто умираю с голода. Можно хотя бы один драгоценный камушек, Твай? Пожалуйста...

Твайлайт уже была готова сказать ему “нет”, но совесть взяла своё. Тревога от предстоящей встречи с Принцессой сделала её ворчливой, и теперь она заставила Спайка страдать со вчерашнего отъезда из Понивилля.

— Хорошо, — согласилась она. — Но сделай это быстро. Вон там есть магазинчик.

Ему не нужно было повторять дважды, Спайк взволнованно бросился к витрине с драгоценностями и начал шептать, выбирая, словно жеребёнок мороженое. Тем временем Твайлайт устало оглядела витрину: там были одни из лучших драгоценностей во всём Кантерлоте, и она сомневалась, что сможет найти что-то лучше во всех остальных лавках.

Конечно, она не увидела ничего достойного принцессы, поэтому перевела внимание на малютку дракона. Но уставшее воображение всё же посетило её и толкнуло в бок. Она оглянулась и увидела тяжёлое золотое ожерелье с четырьмя топазами. “Вот это хорошее, но всё же не идеальное”. Подарок, что расскажет о её любви, должен быть идеальным. И воображение снова вмешалось и толкнуло её, цвета на ожерелье сменились. Она взволнованно вздохнула и поманила продавца.

— Вы можете переделать изделие? — спросила она. Продавщица, взрослая серая кобыла, утвердительно кивнула.

— А можете ли вы взять это, — она указала на ожерелье, — и сменить камни на эти, — дотронувшись поочерёдно до розового рубина и небесно-голубого сапфира, поинтересовалась Твайлайт, — и на этот? — добавила она, схватив дымчато-зелёный гранат из лап Спайка. Он взглянул на неё щенячьими глазами, которые она, впрочем, даже не заметила.

— Конечно, мэм, — ответила ювелир. — Сделаю в течение часа, и цена будет четыреста пятьдесят бит.

— Четыреста пятьдесят!.. — начала было возмущаться Твайлайт, но притормозила. В любом случае, она бы не упустила эту возможность. — Четыреста, — вместо этого сказала она.

— Четыреста сорок. Дымчатые гранаты сложно достать.

— Я видела полную корзину в ювелирной лавке “Ленор” сегодня утром. Четыреста десять, и я оставлю вам вынутые камни.

— Четыреста тридцать пять. Драгоценные камни, что я выну, будет сложнее продать по отдельности.

— Четыреста тридцать, и вы закончите за полчаса.

— Идёт.

Твайлайт счастливо пританцовывала на месте:

— Да! Это то, что нужно, оно идеально подойдёт ей! Давай же, Спайк, пойдём, позволь леди работать в тишине.

Спайк застыл на месте, смотря в опустевшие лапы, где совсем недавно была вкусная драгоценность. Его губы всё ещё дрожали, когда Твайлайт ускакала из лавки.

Во дворце было тихо. Многие из персонала дворца воспользовались возможностью взять выходной, и лишь немногие сегодня остались с королевской семьёй. Принцесса Селестия удалилась в свои покои и листала потрёпанную копию “Швартовых испытаний” — безвкусного романа, что она по-тихому свистнула у одной из своих служанок. Такие низкопробные книги были особым удовольствием для неё, ведь редко выпадает возможность почитать их, пока рядом толпится табун прислуги. Сейчас она лежала на подушке с бокалом вина и с книгой, вложенной в более увесистый и куда более скучный том.

Снаружи стояла Твайлайт с занесённым копытом, готовая постучать. Ожерелье на её спине, которое теперь было красиво завёрнуто в подарочную упаковку, казалось, с каждой секундой всё увеличивало и увеличивало свой вес. Она опустила копыто и отбежала в другой конец коридора, где ждал Спайк.

— ...Тридцать восемь, тридцать девять, иии... ты снова вернулась, — прокомментировал он. — Всё лучше и лучше, впрочем. В этот раз почти тридцать девять секунд, прежде чем ты всё же струсила.

Твайлайт выглядела очень несчастной.

— Я знаю! Знаю! Я слишком волнуюсь.

— Твайлайт... — начал было Спайк.

— Я просто не знаю, что сказать, как она отреагирует, я боюсь разрушить отношения между нами.

Спайк пытался вмешаться, но речь Твайлайт становилась всё быстрее, а страх и отчаянье в ней всё яснее.

— Возможно, я ещё не готова. Может, стоит оставить всё как есть. Мы можем быть и дальше просто друзьями, ведь так? Верно ведь? Это была глупая идея. И о чём я только думала.

Она взглянула на Спайка и состроила радостную мордочку.

— Давай, Спайк, мы уходим, ты, должно быть, очень голоден. И теперь у тебя есть это... ведь мне оно больше не нужно.

— Ладно, Твай, если ты уверена, пойдём.

Он взобрался к ней на спину, и парочка побежала к выходу. Когда они проходили рядом с дверью Селестии в последний раз, Твайлайт услышала слабый скрип. Она остановилась, прижав ухо к двери, на мгновение её волнение сдалось перед любопытством. Но не было никаких скрипов, ни тихих, ни громких. И тут она поняла, что звук доносился со стороны Спайка — он, орудуя синим маркером, что-то писал на коробке, полученной от Твайлайт.

— Что ты делаешь? — цыкнула она.

Спайк убрал маркер и развернул подарок так, чтобы Твайлайт могла увидеть написанное на нём. И там было написано: “С Любовью, Твайлайт”.

Прежде, чем она смогла понять, Спайк глубоко вдохнул и выдохнул зелёным пламенем на коробку, подняв при этом целый столб пепла, который улетел прямо под дверь Селестии.

Твайлайт с ужасом наблюдала, как последний клубок дыма улетучивается. Спайк тем временем слез и постучал костяшками пальцев по твёрдой поверхности двери, а затем унёсся по коридору, словно за ним гналась стая древесных волков.

— Входите, — послышался голос из-за двери.

Твайлайт быстро рассмотрела возможность бегства, но теперь, когда у Селестии был её подарок, ей придётся объясняться. Проглотив все свои страхи, она осторожно открыла дверь. Принцесса Селестия сидела на подушке с её подарком в копытах. Несколько подушек валялись в углу, словно скрывая что-то.

“Наверное, ещё один из её “секретных” романов”, — подумала Твайлайт. Пот прошиб её лоб, когда она увидела, как Селестия читает надпись на коробке.

— Здравствуй, Твайлайт, — поприветствовала Принцесса. — Это мне?

Отчаянно покраснев, Твайлайт судорожно кивнула и, сбиваясь, ответила:

— Да, Принцесса.

Принцесса осторожно развернула большой бант и открыла коробку. Её глаза расширились, и она осторожно вытащила ожерелье. Оно отражало свечение гривы Солнечной Богини, разливая по стенам мягкое сияние.

— Оно великолепно, — произнесла Селестия, повернувшись к Твайлайт, всё ещё не уверенной в своих намерениях. Фиолетовая пони с трудом сглотнула, встретилась взглядом с Принцессой и начала говорить:

— Мне... Мне нужно кое-что Вам сказать, я должна рассказать Вам, что всё, что Вы сделали для меня, всё время, что мы провели вместе... это значит очень многое для меня. Гораздо больше, чем я могу описать. Когда я проводила время с Вами, я чувствовала, что Вы для меня гораздо больше, чем просто учитель. И сейчас я хочу рассказать, что Вы для меня значите.

Опустив рог, Твайлайт телекинезом подхватила ожерелье из копыт Принцессы и расстегнула замочек. Потом снова застегнула украшение на шее Селестии, там, где ему и было самое место.

— С Днём Матери, — закончила она.

Принцесса Селестия обвила шею Твайлайт передними ногами и крепко прижала единорожку к себе. Слёзы радости бежали по их щекам.

— О Твайлайт, — сказала она. — О, моя дорогая Твайлайт.